М.В.Стрелец

— доктор исторических наук, профессор Брестского государственного технического университета

ГЕЛЬМУТ КОЛЬ: ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТРЕТ

АННОТАЦИЯ. В статье определяются главные этапы политической биографии Г.Коля, раскрывается роль, которую он сыграл в судьбах Германии и Европы в целом в последней трети XXв.

The article presents the main stages of Helmut Kohl’s political biography and reveals his contribution to the development of Germany and Europe in general in the last third of 20 century.

Портрет такой личности, как Гельмут Коль, имеет множество срезов. К сожалению, в рамках одной статьи невозможно в равных пропорциях показать каждый из этих срезов. Автор настоящей статьи делает акцент на рассмотрении этой личности в германском, европейском, глобальном политическом интерьере, предполагая, что именно данная сторона биографии экс-канцлера ФРГ прежде всего заинтересует читателей.

Гельмут Коль принадлежит к тем немцам, которые пережили четыре эпохи. Он родился в Веймарской Германии, был живым свидетелем политики нацистского режима, окончательно сформировался как личность в Боннской республике, убедительно профилировал себя как один из творцов её истории на региональном и федеральном уровнях, выступил архитектором процесса становления объединённой Германии, добился превращения её в центрально-европейский центр силы.

Будущий канцлер появляется на свет в Людвигсхафене 3 апреля 1930 г., в разгар мирового экономического кризиса 1929—1933 гг., который в наибольшей степени затронул его отечество. Тогдашние германские реалии свидетельствовали о неспособности демократически избранных властных структур вывести страну из состояния экономического коллапса, что позволяло набирать очки национал-социалистам во главе с Гитлером. Родители юного Гельмута — Ганс Коль и Цецилия Коль — представляли ту Германию, которой был глубоко чужд национал-социализм, которая рассматривала своё регулярное посещение римско-католической церкви сквозь призму глубокой приверженности христианским ценностям, которая традиционно отдавала на парламентских выборах свои голоса за католическую партию Центра, занимавшую лидирующие позиции в консервативном лагере Веймарской республики.

«Семья жила очень экономно. Мать старалась на рынке покупать продукты подешевле. По воскресеньям отец, правда, позволял себе кружечку пива, но пил его дома, в пабах оно стоило дороже. С малых лет Гельмут помогал родителям по дому, а позже подрабатывал для того, чтобы учиться: выращивал кроликов, разводил тутового шелкопряда, ловил по утрам раков на продажу, таскал на стройке мешки с цементом, водил грузовик при магазине и на заправочной станции, занимался шлифовкой плит» [16].

Семью Коль чёрным крылом затронула развязанная Гитлером Вторая мировая война, которая унесла жизнь старшего сына Ганса и Цецилии, служившего в вермахте. Вторым непосредственным участником военных действий в данной семье был её глава, который, к радости родных и близких, вернулся с фронта живым в чине капитана. Когда война близилась к своему завершению, Цецилии пришлось переживать за ещё одного сына — Гельмута, который, несмотря на юный возраст, стал служить в системе ПВО, начал осваивать премудрости зенитного орудия. Правда, новобранцу германских ПВО не пришлось воевать. Его военная карьера оказалась весьма скоротечной.

«Уже с ранних лет мальчик был честолюбив. Любимая игра — нахлобучить на голову стеганый чехол от чайника, накинуть на плечи простыню и торжественно шествовать по саду, изображая епископа. Стремление к лидерству проявилось и в школе. Он устраивал

диспуты, отстаивал интересы товарищей перед учителями и играл за местную футбольную команду» [16].

В свете вышеизложенного представляется вполне естественным тот факт, что будучи школьником, Гельмут Коль сделал первые реальные шаги в качестве субъекта политического процесса. Юноша чётко продемонстрировал однозначную ориентацию в широком партийном спектре, оформив членство в Христианско-демократическом союзе (далее — ХДС). Начальный этап принадлежности Гельмута Коля к ХДС в основном совпал со становлением этой партии, которая явилась принципиально новой в истории христианских партий в Германии. ХДС и одновременно формировавшийся в Баварии Христианско-социальный союз (ХСС) профилировали себя как межконфессиональные христианские политические партии, чего ранее никогда не было в германской истории. Отцы-основатели этих партий, столкнувшись с упорным сопротивлением противников межконфессиональ-ной идеи со стороны ряда влиятельных деятелей христианской демократии, рассчитывали прежде всего на поддержку молодёжи. Быстрое увеличение числа местных организаций рабочего сообщества внутри ХДС под названием «Молодой союз» свидетельствовало о том, что этот расчёт был вполне оправдан. К этому процессу был непосредственно причастен и шестнадцатилетний Гельмут Коль, который, проявив недюжинные организаторские способности, выступил в качестве одного из соучредителей организации «Молодой со-юз»в Людвигсхафене.

Важное место в формировании мировоззрения Гельмута Коля занял период обучения в вузе. 1950—1951 гг. отмечены в его биографии изучением правовых наук в университете во Франкфурте-на-Майне, в 1951—1956 гг. будущий канцлер упорно, настойчиво, целеустремлённо осваивал в Гейдельбергском университете цикл гуманитарных дисциплин, который включал историю и общественно-политические науки. Логическим продолжением такого отношения Гельмута Коля к учебе явилась плодотворная научно-исследовательская деятельность в постуниверситетский период. В 1956—1958 гг. он будет связан с гейдельбергской альма-матер, входя в штат сотрудников такого важного подразделения университета, как Институт имени Альфреда Вебера. Гейдельбергский период биографии Гельмута Коля завершается успешной защитой диссертации на соискание учёной степени доктора наук. Весьма показательно, что этот человек, много лет связанный с федеральной землёй Рейнланд-Пфальц, с партийной системой ФРГ, подготовил диссертацию на тему «Политическое развитие Пфальца и возрождение партий после 1945 года». Ещё до написания диссертации будущий канцлер отметился успешной карьерой в ХДС в Рейнланд-Пфальце. «В 1953 году он стал членом правления ХДС в Рейнланд-Пфальце, в 1954 году был избран заместителем председателя отделения „Молодого союза“ в Рейнланд-Пфальце, а в 1955 году вошёл в состав правления ХДС в Рейнланд-Пфальце» [13].

С 1958 г. Гельмут Коль сменил академические университеты на производственные, кото -рые проходил в Людвигсхафене. Он одинаково успешно справлялся с обязанностями ассистента директората на литейном заводе, референта в Союзе химической промышленности. Производственные университеты органически сочетались с политическими, а с 1960 г. — и с семейными. В 1960 г. будущий канцлер женится на Ханнелоре Реннер и проживёт с ней до того момента, когда она в 2001 г. покончит жизнь самоубийством по причине тяжёлой неизлечимой болезни. Ханнелоре, подарившая Гельмуту двоих сыновей, ценила в нём отличного семьянина, явилась прочным тылом для человека, одержимого возрастающими политическими амбициями.

Ещё за год до женитьбы будущий канцлер стал самым молодым депутатом земельного парламента (ландтага) в Рейнланд-Пфальце, «занял пост председателя районного отделения ХДС в Людвигсхафене, в 1960—1969 годах руководил фракцией ХДС в городском совете Людвигсхафена. В 1963 году Коль назначается председателем фракции в ландтаге Рейнланд-Пфальца, а с марта 1966 по сентябрь 1974 года находится на посту председателя

отделения ХДС в Рейнланд-Пфальце. С 1966 года Гельмут Коль — член федерального правления ХДС, в 1968 году получил пост заместителя председателя партии ХДС. В политической карьере Гельмута Коля важную роль сыграл разбогатевший во времена национал-социализма и Второй мировой войны промышленник Фриц Рис» [13].

Венцом этапа биографии будущего канцлера, связанного с Рейнланд-Пфальцем, явилось нахождение на посту премьер-министра этой федеральной земли. Коль возглавлял высший орган исполнительной власти Рейнланд-Пфальца в 1969—1976 гг., то есть в то время, когда ХДС находился в оппозиции к федеральному правительству, образованному коалицией в составе Социал-демократической партии Германии (далее — СДП1 ) и Свободной демократической партии (далее — СвДП).

Премьер Г.Коль вошёл в историю данной федеральной земли как инициатор и активный проводник имевшей весьма позитивные долгосрочные последствия административной реформы. Глава исполнительной власти Рейнланд-Пфальца был также непосредственно причастен к увеличению числа высших учебных заведений в указанной земле. Именно Гельмуту Колю был обязан своим рождением Университет Трир-Кайзерслаутерн. С настоящим заведением генетически связаны два престижных современных вуза: Трирский университет и Технический университет Кайзерслаутерна. Премьерство будущего федерального канцлера было отмечено и обнародованием «системы Коля» — грандиозного механизма реализации интересов партии за счет интересов государства. Он выступил в 1973 г. в бундесрате — органе, объединяющем всех региональных руководителей по территориальному признаку, — с речью от имени «моих товарищей по партии». Тогда эту речь сочли незаконной и предложили вычеркнуть из протокола [4]. Однако такая реакция коллег никак не поколебала уверенность премьер-министра Рейнланд-Пфальца в его правоте. Гель -мут Коль верил, что отстаиваемая им система станет нормой в Боннской республике.

«Среди глав земельных правительств ФРГ моложе его не было. Этому человеку все было по плечу. Для него, как и для большинства его сверстников, не существовало авторитетов. Это поколение свысока смотрело и на отцов, скомпрометированных нацизмом, и на дедов, стремившихся к реваншу. Колю и его единомышленникам нужна была новая Гер -мания, построенная на основах парламентской демократии и выведенная из состояния международной изоляции. Их занимали права человека, социальные проблемы» [16]. Стремясь активно профилировать себя в федеральном интерьере, премьер-министр стал бороться за пост председателя ХДС ФРГ. Политическое чутьё подсказывало Гельмуту Колю, что время работает на внутрипартийных оппонентов лидера данной партии Райнера Барцеля. Выдвинув свою кандидатуру на съезде ХДС в 1971 г., он набирает значительное число голосов, но всё же не достигает своей цели. Райнер Барцель рассчитывал укрепить свои позиции в партии в случае, если ему удастся сменить Брандта на посту канцлера в

1972 г. Был готов следующий план: социал-либеральной коалиции объявляется вотум недоверия и блок ХДС/ХСС возвращается к власти. Однако этот план провалился, и Коль стал набирать дополнительные очки. В 1973 г. делегаты очередного партийного съезда избрали премьер-министра Рейнланд-Пфальца председателем федерального ХДС. Этот амбициозный политик будет бессменно возглавлять настоящую партию до 7 ноября 1998 г., то есть четверть века.

До избрания на пост председателя ХДС Гельмут Коль постоянно критиковал Барцеля за то, что тот мыслит категориями аденауэровской эпохи по вопросам партийного строительства [10]. Преемник Барцеля сразу же стал демонстрировать принципиально новые подходы к этому вопросу «и вскоре превратил ХДС из замкнутого кастового образования в массовую партию. Он считал, что ХДС должен стать такой партией, чтобы каждый в стране мог голосовать за нее. Вскоре за Христианско-демократический союз помимо состоятельных кругов, католических, националистических сил и крестьян стали голосовать и рабочие, прежде всего квалифицированные. Коль сумел приобрести сторонников и среди

избирателей других конфессий. Он женился на протестантке и таким образом заручился голосами многих ее единоверцев.

Плодотворность руководства Коля начала сказываться уже в первые годы. В 1976 г. на выборах в бундестаг партия добилась небывалого успеха, а в 1982 г. ее лидер стал самым молодым канцлером за всю историю ФРГ. Ему было 52 года. Основной упор Коль сделал на экономическую и социальную политику» [16].

Председателю ХДС было хорошо известно, что социал-либеральная коалиция распалась из-за нежелания социал-демократов проводить монетаристскую политику, которой в тогдашней ситуации не было альтернативы. Новое правительство прежде всего прошлось красным карандашом по ряду статей государственного бюджета. Имелись в виду статьи, связанные с исполнением государством социальных функций. Был резко сокращён государственный аппарат. Перестала существовать в прежнем виде стипендиальная система для студентов в высшей школе ФРГ. Студенческий корпус поддерживался путём предоставления индивидуальных кредитов, что, естественно, требовало значительно меньше расходов со стороны государства. Государство отошло от жёсткого контроля в вопросах, связанных с функционированием объектов купли-продажи в жилищном секторе. Поменяли форму собственности почта, железная дорога, утратив статус объектов государственной собственности. Государство отказалось от монополии в сфере телевидения и тем самым дало зелёный свет для появления конкурентов в борьбе за овладение симпатиями телеаудитории. Сначала федеральный министр финансов ГШтольтенберг, а затем его преемник Т.Вайгель при поддержке и содействии со стороны Г.Коля осуществили реформу налоговой системы. От этой реформы прежде всего выиграли предприниматели, которые владели субъектами хозяйствования с числом работающих менее 500 человек [10].

Три первые легислатуры Коля были отмечены поступательным экономическим ростом. Резко укрепились позиции Боннской Республики в международных торгово-экономических отношениях. В глобальном масштабе только из Соединённых Штатов Америки вывозилась товарная масса большая, чем из ФРГ. Конечно, не все серьёзные проблемы социально-экономического характера были решены. Прежде всего это касалось безработицы [11].

Эти же легислатуры характеризовались существенным усилением позиций ФРГ в НАТО, «укреплением европейской составляющей внешней политики ФРГ», постепенным переходом «от конфронтации к партнёрству и сотрудничеству» в области «восточной политики» [3. С. 262—288]. Были внесены коррективы и в такое направление внешней политики, как «помощь развитию». «При канцлере Коле политика „помощи развитию“ стала подчиняться задачам обеспечения безопасности страны, учитывая её большую зависимость от снабжения сырьём и энергоресурсами, большинство из которых импортируется из развивающихся стран» [3. С. 289].

Именно руководимое Гельмутом Колем федеральное правительство сыграло ключевую роль в решении германского вопроса. Предпосылки данного решения складывались как в результате германской политики официального Бонна, так и в результате существенных подвижек в подходах государств, ответственных за германское регулирование. Наиболее динамичными были изменения в американском, советском подходах, менее динамичными — во французском и британском подходах. На Коля работало ещё одно обстоятельство. «Объединение двух немецких государств произошло столь стремительно прежде всего потому, что никто из членов мирового сообщества, включая руководителей четырех держав, ответственных за послевоенное урегулирование в Европе и решение германского вопроса, не был готов к нему» [ 1. С. 160].

Несомненно, ключевое значение имела эволюция курса официальной Москвы. Весной 1985 г. началась горбачевская перестройка, означавшая наступление нового этапа в советской политике в германском вопросе. СССР впервые фактически признал суверенитет ГДР. Он прекратил вмешательство во внутренние дела ГДР, перестроил свою военную доктрину

в интересах безопасности Восточной Германии, полностью вывел с ее территории ОТР, уничтожил ракеты СС-20, занял действительно конструктивную позицию на переговорах о взаимном сокращении вооруженных сил и вооружений в Европе от Атлантики до Урала.

С периодом горбачевской перестройки совпало резкое повышение результативности политики «малых шагов», проводимой правительством христианско-либеральной коалиции. Российская исследовательница Е.В.Цедилина справедливо отмечает: «Взяв курс на последовательное расширение гуманитарных контактов в обмен на оказание экономической поддержки правительству Хонеккера, оно заметно преуспело в деле усиления чувства взаимного тяготения к общей национальной принадлежности немцев по обе стороны внутригерманской границы, способствовало все большей ориентации восточных сограждан на западную систему ценностей.

В этот период в ГДР вызревало оппозиционное движение, состоящее преимущественно из правозащитников и критиков существующего режима, „крышу“ которым предоставила евангелическая церковь. Круг интересов оппозиции охватывал проблемы защиты прав человека, обеспечения мира, разоружения и охраны окружающей среды. При этом планировалось проведение соответствующих реформ, однако вопрос о существовании ГДР не поднимался. К середине 1989 года оппозиционные группы насчитывали в своих рядах всего 500 человек, но их настроения разделяли сотни тысяч» [ 8. С. 235].

К 1989 г. возник невиданный разрыв между уровнями социально-экономического развития обоих германских государств. Экономика тогдашней ГДР представляла собой предел возможностей системы государственно-монополистического социализма, а народнохозяйственный комплекс ФРГ основывался на модели, которая становилась всё более привлекательной в глобальном интерьере.

К чести тогдашнего советского руководства, оно восприняло октябрьскую революцию 1989 г. в ГДР как внутренний выбор народа данной страны, который надо уважать. Никто в Кремле не помышлял о том, чтобы выводить танки на улицы Восточного Берлина [7]. Эта революция явилась точкой отсчета решающего этапа в истории германского вопроса. Логическим продолжением трезвого и реалистического подхода Кремля к октябрьской революции 1989 г. явилось его отношение к дальнейшей судьбе Берлинской стены.

В ответ на просьбу руководства ГДР проконсультироваться, как лучше модифицировать пограничный режим, из МИД СССР последовало указание послу в Берлине В.И.Коче -масову: «... довести до сведения друзей, что режим на границе с Западным Берлином и ФРГ есть „внутреннее дело ГДР“». 9 ноября 1989 г. член руководства ГДР Г.Шабовский заявил: «Границы больше не существует» [7].

После падения Берлинской стены правительство христианско-либеральной коалиции стало переходить от политики «малых шагов» к политике «больших шагов».

28 ноября 1989 г. были обнародованы знаменитые 10 пунктов федерального канцлера. «План Коля, поддержанный как правящими партиями, так и оппозицией, был нацелен на формирование как экономического, так и в перспективе и политического союза германских государств, временные рамки которого сознательно не оговаривались» [8. С. 243].

После обнародования плана из десяти пунктов госсекретарь Д.Бейкер разъяснил американскую позицию относительно объединения Германии. Она основывалась на четырех принципах.

Во-первых, поддерживалось продвижение к цели самоопределения немцев. При этом оговаривалось, чтобы последствия данного процесса не принесли никакого ущерба.

Во-вторых, Германия должна не только остаться членом НАТО, но и быть составной частью «все более интегрированного Европейского сообщества».

В-третьих, шаги к достижению единства должны осуществляться мирно и постепенно.

В-четвертых, необходимо неукоснительно соблюдать Заключительный акт СБСЕ, особенно в отношении нерушимости границ.

Эти принципы разделял и президент США Буш [6].

План Коля был выдвинут в то время, когда ГДР возглавлял трезвый и прагматичный руководитель Х.Модров. Если федеральный канцлер реанимировал идею германской конфедерации, то его восточногерманский коллега сформулировал идею создания договорного сообщества, что свидетельствовало о близости подходов. Бонн был удовлетворен и тем, что правительство Х.Модрова решило провести первые свободные выборы в высший орган власти, намеченные на 18 марта 1990 г. К началу 1990 г. активность обоих германских государств в самом главном для них внешнеполитическом вопросе резко возросла, идеи воссоединения доминировали в ГДР на уровне массового общественного сознания. Отсюда вытекала неизбежность серьезных изменений в позиции четырех держав, ответственных за послевоенное урегулирование в Европе.

Революционный прорыв в советской политике по германскому вопросу произошел во время визита федерального канцлера ФРГ Г.Коля в СССР 10 февраля 1990 г. Приведем оценку его итогов, данную Г. Колем: «Генеральный секретарь Горбачев и я единого мнения, что только немецкому народу предоставлено право решать, хочет ли он жить в едином го -сударстве. Генеральный секретарь Горбачев недвусмысленно пообещал мне, что Советский Союз будет уважать решение немцев жить в одном государстве, самим определить время и путь к единению. Генеральный секретарь и я также согласились, что германский вопрос может быть решен только на основании реалий. Это означает, что он должен быть включен в общеевропейскую архитектуру и общий процесс отношений между Западом и Востоком» [12]. Анализ этого пресс-заявления позволяет сделать следующие выводы.

Впервые после 25 марта 1960 г. советский лидер признал существование германского вопроса. Никогда ранее Советский Союз не проводил четкого различия между внутренними и внешними аспектами строительства немецкого единства. СССР впервые признал право ФРГ и ГДР быть центральными участниками процесса решения германского вопроса.

Именно исходя из итогов данных переговоров в феврале 1990 г. министры иностранных дел ФРГ, ГДР, СССР, США, Франции, Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии встретились в Оттаве и впервые прочертили внешнеполитический маршрут движения к немецкому единству. «Они согласились, что министры иностранных дел Федеративной Республики Германия и Германской Демократической Республики встретятся с министрами иностранных дел Франции, Соединенного Королевства, Советского Союза и Соединенных Штатов для обсуждения внешних аспектов немецкого единства, включая вопросы безопасности соседних государств» [15].

Это заявление 6 глав внешнеполитических ведомств — первое после провалившихся в 1956—1960 гг. конференций документированное соглашение, касающееся «Германии как целого». Речь шла о строительстве немецкого «единства», а роль четырех держав ограничивалась, кроме того, «внешними аспектами». Это означало, что оба германских государства самостоятельно могли заниматься внутриполитической организацией своего объединения. Из текста анализируемого документа видно, что был создан переговорный механизм не по формуле «четыре плюс два», а «два плюс четыре». Своеобразие этих переговоров для ГДР состояло в том, что она в первый и последний раз в своей истории участвовала в качестве подлинно суверенного государства в международных переговорах, затрагивающих коренные интересы Восточной Германии, исторические судьбы ее народа.

Основы для успеха переговоров по формуле «два плюс четыре» были заложены на встрече М.С.Горбачева и Г.Коля в Архызе в июле 1990 г. В Архызе Г.Коль добился согласия Горбачева на то, чтобы объединенная Германия входила как в военную, так и политическую организацию НАТО. Кремль пообещал в течение 4 лет полностью вывести советские войска с восточногерманской территории. Федеральное правительство выделяло для этих целей 12 млрд. дойчмарок. Разумеется, Архыз золотыми буквами вписан в историю

внешней политики тогдашней ФРГ. Это — выдающаяся дипломатическая победа христи-анско-либеральной коалиции.

Ставропольские договоренности предполагали, что сразу после объединения Германии между СССР и ФРГ будет заключен «всеобъемлющий и основополагающий двусторонний договор, который на долгий срок и на основе добрососедства будет регулировать отношения» между двумя странами. Цель договора состояла в том, чтобы поставить советско-германские отношения на основу стабильности, предсказуемости и доверия, а также взаимодействия в будущем [2].

После Архыза начался решающий этап в истории переговоров по формуле «два плюс четыре». Заметим, что на этих переговорах позиция США была более жесткой, чем подход ФРГ. «В ходе переговоров с СССР правительство Г. Коля готово было вообще не размещать в восточных землях подразделения бундесвера и НАТО. Но под влиянием США оно согласилось (и это согласие вошло в заключительный документ) с тем, что после 1994 года восточные земли в части, касающейся размещения немецких вооруженных сил, не будут отличаться от других земель ФРГ» [14. С. 75]. Главный итог переговоров — подписание в Москве 12 сентября 1990 г. Договора об окончательном урегулировании в отношении Гер -мании.

В историю ХХ в. Гельмут Коль вошел как «канцлер немецкого единства». В сознании немцев он является главным политиком, благодаря которому стало возможным воссоединение германской нации. Именно ХДС в конце 80-х гг. однозначно выступил в поддержку объединения и добился, чтобы оно не откладывалось в долгий ящик. А ведь в те времена это событие казалось чем-то фантастическим и опасным. Недаром уже после 9 ноября, в момент открытия властями ГДР доступа в Западный Берлин, когда туда хлынули толпы ликующих восточных немцев, Коль говорил: «Шансы, что все закончится мирно и не прольются реки крови, были пятьдесят на пятьдесят» [16].

Спустя 20 лет после падения Берлинской стены Гельмут Коль назвал честное партнерское сотрудничество с Джорджем Бушем и М.С.Горбачевым «большой удачей». «Не так уж много в немецкой истории событий, которыми немцы могли бы гордиться, — сказал Г.Коль. — В моей жизни нет ничего лучшего, чем возможность гордиться германским единством» [17].

«На первых всегерманских выборах в 1990 г. правящая партийная коалиция получила подавляющее большинство в бундестаге, и Коль стал первым канцлером объединенной Германии, его называли „Бисмарком XX столетия“» [16].

«Правительство Г.Коля поставило перед собой три важнейшие задачи: во-первых, провести полную смену социально-экономического и политического строя в бывшей ГДР и путём экономического подъёма новых германских земель завершить процесс внутреннего срастания двух частей Германии; во-вторых, добиться решающих результатов в деле объединения Европы в рамках Европейского союза и, в-третьих, определить своё место и вклад в новом постбиполярном мироустройстве.

Наибольших успехов правящая коалиция ХДС/ХСС — СвДП добилась на западноевропейском направлении своей политики. Благодаря усилиям ФРГ — главного мотора западноевропейской интеграции — в начале 1993 года был создан единый внутренний рынок ЕС, в который входили тогда 12 государств. По настоянию ФРГ западноевропейская валюта получила название „евро“, а Центральный европейский банк разместился во Франкфурте-на-Майне» [3. С. 321]. «В целом Коль был горячим сторонником интеграции Европы. Он даже получил прозвище „канцлера двух Е — единства и евро“. Однако национальные интересы для него всегда оставались на первом месте» [16].

Была в целом решена и третья задача. Стала реальностью германская геополитика. Берлинская Республика вытеснила Москву из Центральной и Восточной Европы. Было достигнуто чёткое законодательное закрепление использования бундесвера за пределами

ФРГ. Федеративная Республика стала больше проявлять самостоятельности в своих отношениях с ключевыми игроками на международной политической сцене.

За восемь лет канцлерства в объединённой Германии юбиляр имел больше всего проблем с решением первой из названных задач. Правительство Г.Коля допустило ряд серьёзных ошибок, связанных с интеграцией экс-ГДР в социально-экономическую систему ФРГ.

Христианско-либеральная коалиция не смогла также противостоять беспрецедентному росту безработицы, явному ослаблению механизмов социального государства. Она не имела и рецептуры в отношении проблем иммигрантов, которые пополняли ряды бундес-бюргеров в невиданных ранее масштабах.

Подводя итоги шестнадцатилетнему правлению Г.Коля, надо обязательно иметь в виду как позитивные, так и негативные моменты. Его наследие, которое ощущается на немецкой земле до сих пор, по-разному воспринимается на уровне массового общественного сознания.

С канцлерством Г. Коля связаны и серьёзные изменения в партийной системе ФРГ. Стала наполняться реальным содержанием «система Коля», обнародованная её автором в

1973 г. Если тогда Гельмут Коль выглядел как политик-одиночка, то в период правления христианско-либеральной коалиции речь уже идёт об общем знаменателе позиций этабли-рованных партий. Отныне эти «партии превратили Бундесрат в орудие партийной политики. А техника назначения на государственные посты в соответствии не с „компетентностью“, как того требует конституция, а с партийной принадлежностью (к середине 1990-х гг. — М.С.) проникла даже в партию „зеленых“, бывших ранее сторонниками жесткого разделения „государственной должности“ и партийной принадлежности. Такой же прием передела государственной власти в пользу партии Коль осуществил, став канцлером ФРГ. Политику определял не кабинет министров, деградировавший в эпоху Коля до простого исполнителя партийных решений, а так называемый „коалиционный круг“, состоявший из ведущих представителей трех партий, входивших в правительственную коалицию (ХДС, ХСС, СвДП). Стратегические решения, касающиеся долгосрочных политических реформ, отодвигались на задний план в пользу „оперативных гешефтов“, направленных на упрочение власти и мобилизацию верного электората. Потому-то весь период правления Коля отмечен полным отсутствием дискуссий о политических принципах. А если спор возникал, то прилагались все усилия к его погашению, в том числе и путем персональных выводов, как это было в 1989 году с восставшим против Коля генеральным секретарем Хайне-ром Гайслером» [4].

Только беря в расчёт «систему Коля», можно серьёзно разобраться в финале его политической карьеры. Известно, что «в 1999 году немецкие журналисты вытащили на свет финансовые махинации с тайными счетами ХДС. Лоббисты-промышленники жертвовали в фонд партии миллионные суммы. При этом консерваторы скрывали их от контролирующих органов и избирателей. Как выяснилось, управлял тайными финансовыми схемами Коль.

На фоне выплывшего наружу скандала с чёрной партийной кассой Ангела Меркель, которая тогда была генеральным секретарём ХДС, приняла волевое решение и призвала своих сторонников отречься от замешанного в этой афере Гельмута Коля. Её разгромная статья была опубликована в газете «Франкфуртер альгемайне». Публикация и развернувшаяся затем дискуссия поставили точку в политической карьере одного из самых заметных руководителей ФРГ [5].

3 апреля 2010 г. великий немец Гельмут Коль отметил свой 80-летний юбилей. С учётом масштаба этой личности данное событие стало значимым для Германии и всей Европы.

1. Давыдов Ю.П. США — Западная Европа в меняющемся мире. М., 1991.

2. Ильин Н. Встреча Горбачев—Коль: важные итоги // Правда. 1990. 18 июля.

3. Павлов Н.В. Внешняя политика ФРГ от Аденауэра до Шредера. М., 2005.

4. Плотников Н. Теневое партийное государство Гельмута Коля. URL: http://old.polit.ru/documents/178654.html

5. Собина А. Развод с дядей Колем // Известия. 2009. 25 декабря.

6. У «железной леди» тяжелая тень. Как и почему Маргарет Тэтчер боролась против объединения Германии // Комсомольская правда. 1993. 9—10 ноября.

7. Фалин В.М. Есть стены покрепче Берлинской // Комсомольская правда. 1994. 25—27 января.

8. Цедилина Е.В. Объединение Германии: история и итоги одной революции // Перемены в Восточной Европе: международно-политические аспекты: Сб. статей. М., 1991.

9. Archiv fur Christlich-Soziale Politik (далее — ACSP), Druckschrift (далее — DS ) 17/28.

10. ACSP, DS 43/49.

11. ACSP, DS 76/83.

12. Genscher H.-D. Die Voraussetzungen des Beschlusses der deutschen Frage // Suddeutsche Zeitung. 1990. 19 February.

13. http://ru.wikipedia.org

14. Kaiser K. Deutschlands Vereinigung. Die internationalen Aspekte. Mit den wichtigen Dokumenten. Bear-beitet von Klaus Becher. Bergisch Gladbach, 1991.

15. Moskauer Erfolg von Kohl // Frankfurter Rundschau. 1991. 20 February.

16. www.qoos.ru/people/politicians/helmutkohl

17. www. gorby. ru/ru/presscenter/news/show_27004