ПОЛИТИКА И ПРАВО

УДК 329.05; 94(4/9)

А. Ю. Саломатин

ФОРМИРОВАНИЕ ДВУХПАРТИЙНОЙ СИСТЕМЫ США В XIX в. (СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ПАРТИЙНЫХ ПЕРЕГРУППИРОВОК)

Аннотация. Статья рассказывает о формировании политических партий в США. Автор прослеживает три трансформации двухпартийной системы в XIX в. и описывает их особенности.

Ключевые слов: двухпартийная система США, сравнительный анализ в политической науке, образование политических партий в США.

Abstract. This article deals with the formation of political parties in the USA. The author traces three two-party transformations in the 19-th century and depicts their pecularitits.

Keywords: two-party system in the USA, comparative anlysis in political science, formation of the USA political parties.

Нигде в Конституции США нет упоминания о политических партиях. Сами они возникли уже после конституционного конвента 1787 г. Но их процесс становления чрезвычайно стремителен, а сами они в условиях молодого федеративного государства и классической схемы разделения властей были призваны сыграть ключевую роль в политической жизни.

Нам уже приходилось писать о том, что в США партии изначально выполняли важные государственно-вспомогательные функции [1]. Но возникает вопрос: почему в этой стране сложилась именно система двух партий? Самый простой и убедительный ответ - это то, что в бывших североамериканских колониях после завоевания независимости политическая жизнь как бы начиналась «с нуля». Элита молодого федеративного государства стремилась изначально достичь прагматичного компромисса и не допустить распада страны на несколько государственных образований, что сделало бы их объектом экспансии европейских держав. Когда же в 1790-е гг. в среде элиты в ходе первых государственных мероприятий выделился слой денежно-спекулятивной суперэлиты, пытавшейся проводить суперэгоистичную политику (прежде всего, в вопросе о выплате долгов штатов, организации Первого Национального банка, увеличении налогового бремени), возникла оппозиция. Обе политические группировки - правящая федералистская во главе с А. Гамильтоном и оппозиционная республиканская под руководством Т. Джефферсона, стремительно продвигались по пути партийного строительства. Если в 17891792 гг. сложились основные внутриполитические принципы федералистов, то в 1793-1796 гг. под влиянием внешнеполитических и идеологических конфликтов в Европе в результате Великой французской революции в американском обществе произошла острая социально-политическая поляризация,

которая ускорила организационное размежевание в среде политиков. «Полемика по вопросам внешнеполитической ориентации, нейтралитета в войне европейских держав, англо-американских переговоров, а также борьба против демократических обществ имели большое значение для становления партии федералистов. Потребности борьбы с оппозицией вынудили фракцию федералистов выйти за рамки полемики в конгрессе... Связи лидеров столичной фракции с федералистами на местах, контакты через редакции газет и правительственные учреждения составили основу организационной структуры партии» [2, с. 104]. Несколько сложнее происходило конституционирование оппозиции. Но и здесь, начиная с путешествия ее лидеров - Т. Джефферсона и Дж. Мэдисона по штату Нью-Йорк в 1791 г., выстраивается объединение противников министра финансов А. Гамильтона в крупнейших штатах -Вирджинии, Нью-Йорке, Пенсильвании, в результате чего они уже в 1792 г. добиваются победы в четырех штатах. Их деятельности во многом помогает опора на демократические клубы (к концу 1794 г. их насчитывается 35). В апреле 1796 г., в преддверии президентских выборов, в которых теперь уже не должен был принимать участие генерал Дж. Вашингтон, имевший статус национального героя (фракция республиканцев), конгрессе впервые собирается на свой кокус (совещание). И хотя выборы эти республиканцы проиграли, положение не было разгромным (разница составила три голоса выборщика), и в следующей президентской кампании 1800 г. республиканцы продемонстрировали лучшую организованность и внутреннее единство.

«В Вирджинии был создан постоянный штатный партийный комитет. В его задачу входило, в первую очередь, снабжение избирателей информацией о ходе кампании в стране... Ему подчинялись корреспондентские комитеты графств. Республиканцы Нью-Джерси стали инициаторами созыва первого в истории США штатного партийного конвента для выдвижения кандидатов на выборные должности» [3, с. 16, 17]. В конце концов республиканские кандидаты Т. Джефферсон и А. Бэр получили по 73 голоса, а федералист Дж. Адамс - 65 голосов выборщиков.

Итоги выборов 1800 г. восстановили историческую справедливость и обеспечили широкую поддержку американского государственного строя со стороны населения, поскольку способствовали приходу к власти представителей аграрной демократии. Джефферсоновские республиканцы выражали чаяния подавляющей части американцев - плантаторов, фермеров, ремесленников, поэтому они прочно утвердились в органах госуправления на четверть столетия, а их конкуренты - федералисты все больше и больше превращались в слабую регионалистскую группировку. После 1816 г. они вообще исчезли с общенациональной политической арены, и на президентских выборах 1820 г. официальный кандидат республиканцев Дж. Монро получил голоса практически всех выборщиков (231 из 232).

Однако однопартийная эра «доброго согласия» (1816-1824) не могла продолжаться долго. Уже экономический кризис 1819 г. обозначил острые противоречия между Западом, Югом и Северо-Востоком по поводу земельной политики, похоронив «идею единства интересов промышленников, торговцев и фермеров» [4, с. 126]. Миссурийский компромисс 1819-1821 гг., формально ограничивший распространение рабства 38° 30' северной широты, дал «мощный толчок тем процессам, которые привели к оформлению второй двухпартийной системы» [5, с. 89].

Начало этому положили президентские выборы 1824 г., когда, наряду с официальным партийным кандидатом - южанином, министром финансов Кроуфордом, амбиции на выдвижение обнаружили еще пять кандидатов (позже один из них снял свою кандидатуру), представлявших различные регионы. Итоги голосования не выявили победителя (табл. 1), и выборы были перенесены в конгресс. Как это нередко бывает, они закончились избранием далеко не самого сильного, а удобного для политиков кандидата, которого его оппоненты обвинили в закулисной сделке. В итоге новый президент Дж. Адамс оказался весьма слабым и непопулярным лидером, чьи амбициозные внутри- и внешнеполитические планы конгресс попросту игнорировал [6, с. 135-136].

Таблица 1

Итоги президентских выборов в США в 1824 г.

Кандидаты Число выборщиков Число голосов избирателей, тыс.

Дж. К. Адамс 84 109

Э. Джексон 99 154

У. Кроуфорд 41 47

Г. Клей 37 47

К этому времени в стране вполне утвердился дух партийности. Партии уже больше не воспринимались как «зло», хотя и неизбежное. Один из первых профессиональных политиков, выходец из низов и создатель партийной машины в штате Нью-Йорк М. Ван-Бюрен утверждал: «Все разумные люди знают, что политические партии должны обязательно присутствовать во всяком свободном государстве, во многих материальных отношениях они крайне полезны для страны. Трудно найти лучшее, чем партии, средство сдерживания предрасположенности к злоупотреблению властью, так глубоко укоренившейся в человеческих сердцах» [7, с. 105].

На президентских выборах 1828 г. начинается первая перестройка двухпартийной системы, когда в ходе предвыборной борьбы рождается демократическая партия под руководством Э. Джексона. Этот герой англоамериканской войны 1812-1815 гг., будучи выходцем из пограничного западного региона, «совмещал в одном лице несколько социальных типов: фермера и рабовладельца, занимавшегося торговлей, работорговлей и земельной спекуляцией; юриста-законника, судью и военного, получившего генеральский чин, а также политика-профессионала». Он со своей идеологией «равенства возможностей», «правления большинства» и «невмешательства государства в экономику» олицетворял новую конфигурацию союза американских регионов - Запада, Юга и Востока, в котором колыбели американской демократии и оплоту элитарности - Новой Англии, уделялось весьма скромное место. «В избирательных кампаниях 1828 и 1832 гг. Юг представил демократам подавляющую часть голосов своих избирателей. Пограничные штаты дали партии политического лидера - Э. Джексона и идеологию мелкобуржуазного равноправия и народного самоуправления. Восток внес свою лепту в виде партийной организации во главе с дальновидным руководителем - Ван-Бюреном и, что, может быть, особенно важно, осуществил связь между представителями мелкой буржуазии аграрного Запада с рабочими движениями Северо-Востока...» [8, с. 142, 143].

Выборы 1828, 1832 гг. принесли партии демократов убедительную победу в 55-56 % голосов избирателей (табл. 2). В дальнейшем по мере консолидации на базе старой республиканской партии новой партии вигов электоральные результаты демократической партии ухудшались, и в 1840 г. она потерпела ощутимое поражение. Однако и вторая по счету двухпартийная система оказалась непрочной. Если тандем федералисты - джефферсоновские республиканцы просто выродился в однопартийную фракционность, которая не отвечала задачам расширявшегося на запад государства, то тандем демократы - виги подорвала проблема рабства и ускоренная военнотерриториальная экспансия. После успешной для США войны с Мексикой перед американским государством с особой остротой встала задача территориально-административного оформления новых приобретений, и проблему рабства уже нельзя было больше отодвинуть в сторону или замолчать. В партии демократов в 1840-е гг. усилилась не только фракция северных консерваторов, но и южан-рабовладельцев. Им удалось навязать своего кандидата на победных для демократов президентских выборах 1844 г., но выборы 1848 г. они проиграли. Вместе с тем «южный «дрейф» демократов во второй половине 40-х годов повлек за собой отход многих ее прежних сторонников» как в северо-восточных, так и в западных штатах и организацию третьей партии -партии фрисойлеров (сторонников нераспространения рабства и решения земельного вопроса в пользу фермеров) [9, с. 152, 164-165]. Попытки создания третьих партий наблюдались и раньше - на рубеже 1820-1830-х гг., но оппонентам двухпартийной системы еще не удавалось набирать 10 % голосов и завоевать 17 мест в конгрессе.

Таблица 2

Итоги президентских выборов США во второй четверти XIX в.

Президентская кампания Число выборщиков Голоса избирателей (%)

Национальные республиканцы, а затем виги ы ат & о м е ы ет иа ка Национальные республиканцы, а затем виги Демократы ы ет иа ка

1828 г. 83 178 44 56

1832 г. 49 219 42,4 55

1836 г. 73/26/14/11 170 49,1 50,9

1840 г. 234 8 53,1 46,9

1844 г. 105 170 - 48 49,6

1848 г. 163 127 - 47,4 42,5

1852 г. 42 254 - 44,1 50,9

Еще более слабым в организационно-идеологическом отношении был каркас вигской партии, которая изначально в 1830-е гг. формировалась из различных по своей ориентации оппонентов демократа Э. Джексона. Теперь же, в середине 1840-х гг., у вигов были особенно остры противоречия между северянами и южанами, причем в среде последних существовали еще и разногласия по вопросам экономической политики [10, с. 39, 40].

В 1850-е гг. именно виги стали первой и главной жертвой проблемы рабства. Президентские выборы 1852 г. оказались последними, в которых они участвовали как общенациональная партия, когда южное крыло категорически не поддержало официального кандидата с Севера. Виги смогли повести за собой четыре штата (Массачусетс, Вермонт, Кентукки и Теннеси). «Особенно чувствительными потери вигов оказались в штатах Юго-Востока и Юго-Запада. Демократы получили довольно ощутимый перевес над своими политическими соперниками на штатном уровне: в 1853 г. они были губернаторами в 28 штатах (виги только в 3) и осуществляли контроль над законодательными собраниями в 25 штатах (виги - лишь в 6)» [11, с. 22].

Принятие билля Канзас-Небраска в мае 1854 г., ассоциировавшегося с угрозой распространения рабства к северу от линии 38°30', окончательно добило вигскую партию. Виги смогли сохранить свои организации только в Новой Англии, в отдельных центрах восточного побережья и в пограничных штатах. В то же время в стране формируются новые партии. «Партия ничего не знающих» (пытавшаяся покрыть свою деятельность завесой секретности) возникла на волне сильных антииммигрантских настроений и на базе нескольких, преимущественно нью-йоркских организаций, но это была «партия одного вопроса», не сумевшая выработать четкой позиции по главной проблеме - проблеме рабства. В то же время более идеологически взвешенной оказалась другая молодая партия - республиканская, процесс формирования которой начался в 1854 г. и интенсивнее всего протекал в штатах Среднего Запада. Она объединила бывших вигов, демократов, аболиционистов (т.е. сторонников отмены рабства) на базе неприятия наступления рабовладельцев на западные территории и широкой программы в интересах промышленной буржуазии. На президентских выборах 1856 г. она получила блестящий для новичков результат, будучи второй. На президентских выборах 1860 г. республиканцы были уже первыми (табл. 3). Правда, на этих выборах их успеху в определенной степени содействовали раскол среди демократов и популярность очередной третьей партии. Более того, сама победа дала повод к сецессии - выходу южных штатов из федерального союза1.

Как видим, вторая перестройка двухпартийной системы проходила достаточно драматично и болезненно, хотя и имела своим результатом лишь частичное обновление двухпартийного тандема. В то же время в годы Гражданской войны (1861-1865) эта система двух партий оказалась частично деформированной ввиду территориального раскола страны и резкого падения престижа демократов в северных штатах, которых небезосновательно ассоциировали с южанами-сецессионистами.

В десятилетия, последовавшие за окончанием Гражданской войны, двухпартийная система республиканцы - демократы окончательно утверждается как политический институт. После продолжительного периода политического остракизма южных демократов во время радикальной Рекон-

1 Только чуть более 1 % полученных республиканцами голосов пришлись на южные штаты, а 99 % - на 18 свободных штатов, где им достались голоса выборщиков всего Севера, за исключением Нью-Джерси. В 15 северных штатах у Линкольна было абсолютное большинство голосов избирателей и только в двух - Орегоне, Калифорнии -относительное большинство. - Potter D. M. Division and the Stresses of Reunion 18451876. - Ylenvien, 1973. - P. 93.

струкции к президентским выборам 1868 г. демократическая партия была воссоздана в общенациональном масштабе. В ходе промежуточных выборов 1874 г. демократы впервые после 1856 г. добиваются большинства в нижней палате Конгресса, а во время президентской кампании 1876 г. получают абсолютное большинство голосов избирателей (51 %).

Таблица 3

Итоги президентских выборов в США во второй половине XIX в.

Президентская кампания Число выборщиков Голоса избирателей (%)

Республиканцы ы ат & о м е ы ет иа ка ы нц ка и £ пу с е Р Демократы Другие кандидаты

1856 г. 114 174 8 33,1 45,3 21,6

1860 г. 180 12/72 39 39,8 29,5/18,1 12,6

1864 г. 212 21 - 55 45 -

1868 г. 214 80 - 52,7 47,3 -

1872 г. 286 - - 55,6 43,9 -

1876 г. 185 184 - 48 51 -

1880 г. 214 155 - 48,5 48,1 3,4

1884 г. 182 219 - 48,2 48,5 1,8

1888 г. 233 168 47,9 48,6

1892 г. 145 277 22 43 46,1 8,5

1896 г. 271 176 - 51,1 47,7 -

Итогам кампании 1876 г. пропагандисты от демократов навесили ярлык «великого обмана» ввиду определенных подтасовок электоральных данных. Однако это был обоюдный обман, поскольку демократы в обмен на определенные политические уступки со стороны республиканцев согласились с проведенным подсчетом голосов.

После 1876 г. наступило время избирательных кампаний с практически идентичными результатами, когда победителя и побежденных разделяли десятые доли процента полученных голосов (см. табл. 3). Именно такими, критическими в плане близкого соперничества, были избирательные кампании 1880, 1884, 1888 гг. «Республиканцы удерживали десятипроцентный перевес в 6 штатах: в Новой Англии - Род-Айленде, Мэне, Вермонте, а на Западе -в Канзасе, Миннесоте, Небраске. Демократы, со своей стороны, имели десятипроцентное преимущество в 14 южных и пограничных штатах» [12, с. 375]. Для обеих ведущих партий наступил «золотой век». «Их организационные структуры были прочнее, симпатии к ним устойчивее, а стабильность их куда больше, чем в любой другой период американской истории» [13, с. 31].

«В Америке главными двигательными силами являются политические партии; там правительство играет менее важную роль, чем в Европе, а партии -более важную...» [14, с. 269]. Это высказывание видного английского политолога и парламентария Дж. Брайса, сделанное в 1880-е гг., в принципе, относится к любому периоду американской истории, но все же особенно точно

характеризует последнюю треть XIX в. Именно тогда буквально расцветает партийный боссизм, чему способствовал иммигрантский фактор, который не играл еще заметной роли в 1820-1850-е гг. «Неимущие иммигранты, не знавшие подчас и имевшие самое смутное представление об образе жизни Соединенных Штатов, прибыв в Нью-Йорк, Бостон или Балтимор, нуждались, как правило, в четырех вещах: виде на жительство, жилище, работе и возможности хотя бы немного привыкнуть (по меткому замечанию Ф. Хау) к «странным законам этой странной страны» [15, с. 76-77]. Дж. Планкитт приводит выдержки из расписания рабочего дня босса: «2 часа ночи: разбужен звонком в дверь, пошел открыть и обнаружил за дверью буфетчика, который попросил меня пойти в полицию и освободить под залог кабатчика, арестованного за нарушение акцизного закона. Внес залог и в 3 часа снова лег спать. 6 часов утра: разбужен сиреной пожарных машин, проезжающих мимо дома. По обычаю всех руководителей окружных партийных комитетов поспешил на место пожара помочь, если потребуется, пострадавшим от огня. Встретил несколько партийных боссов своего избирательного округа, которым поручено не пропускать ни одного пожара: считается, что пожары - отличная возможность для сбора голосов. Наши - несколько погорельцев, отвез их в гостиницу, раздобыл для них одежду, накормил и нашел жилье, где они смогут временно поселиться, пока не будут в состоянии снять и обставить новые квартиры» [16, с. 327-328].

Классической по своей одиозности фигурой был нью-йоркский босс У. М. Твид [17]. Он достаточно откровенно брал взятки от бизнеса. Однако главную долю его астрономических доходов составляли хищения из городской казны. Обычно из раздутого по смете какого-либо контракта с городом подрядчик получал лишь 35 % стоимости, Твид - 25 %, а его приспешники -все остальное. Скандал вокруг «шайки Твида», укравшей около 200 млн долл., был только началом широкомасштабного боссизма и коррупции. «В начале 70-х гг. боссизм носил эксперимтальный характер, но в течение следующих двух десятилетий можно было наблюдать превращение его в отточенную технику» [19, р. 18-20].

Широкое распространение боссизма свидетельствовало о гипертрофи-рованности организационной функции партий в ущерб функции политического целеполагания. После 1876 г. наблюдалось неоправданное укрепление принципа консенсуса между ведущими партиями на основе неумереннонеадекватной поддержки интересов крупного капитала. На президентских выборах 1884 г. демократы были впервые после Гражданской войны допущены в Белый Дом. В 1892 г. состоялось их второе пришествие вместе со все тем же кандидатом консервативных промонополистических сил Г. Кливлендом, но благополучия партии это не дало. Экономический кризис 1893-1897 гг. усугубил ситуацию, активизировав движение социального протеста, связанного с хозяйничанием крупного капитала. До 1892 г. третьи партии не представляли большой угрозы для двухпартийной системы: в 1880 г. гринбекер-ско-рабочая партия получила 3,4 % голосов избирателей. Однако уже в 1892 г. фермерская популистская партия не только получила 8,5 % голосов избирателей, но и добилась 22 голосов в коллегии выборщиков. Понимая пагубность близорукого политического курса Г. Кливленда, аграрное крыло демократов из штатов Среднего и Дальнего Запада, а также Юга в канун прези-

дентских выборов 1896 г. захватило контроль над партией, а затем сумело интегрировать популистов и частично их радикальные лозунги, устранив конкурентов. В этой ситуации все консервативные, промонополистические силы поддержали республиканцев [20]. Поражение демократов в 1896 г. не было разгромным ни в коллегии выборщиков, ни по результатам общенародного голосования, но оно сопровождалось восстановлением здоровой альтернативности в механизме двухпартийной системы.

Третья перестройка двухпартийной системы, в отличие от предшествующих перестроечных акций, прошла более оперативно (за 2-3 года) и не была связана с изменениями в составе участников тандема. Ей сопутствовал секционный характер голосования - аграрные Запад и Юг против промышленного и банковского Северо-Востока, который, в отличие от кануна Гражданской войны, не имел катастрофических последствий.

Список литературы

1. Саломатин, А. Ю. Американские политические партии как компенсационновспомогательный инструмент укрепления государственного механизма (конец

XVIII - XIX в.) / А. Ю. Саломатин // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. - 2004. - № 1. - (Общественные науки).

2. Власова, М. А. От фракции к партии (1793-1796) / М. А. Власова // Политические партии США в новое время. - М., 1981.

3. Маныкин, А. С. История двухпартийной системы США (1789-1980) : спецкурс / А. С. Маныкин. - М., 1981.

4. Терехов, В. И. Борьба течений внутри республиканской партии в эру доброго согласия (1815-1824) / В. И. Терехов // Политические партии США в новое время. - М., 1981.

5. Исаев, С. А. Миссурийский компромисс, 1819-1821 / С. А. Исаев // Американский ежегодник. 2005. - М., 2007.

6. Ketcham, K. Presidents above Party. The First American Presidency. 1789-1829 / K. Ketcham. - Chapel Hill.

7. Власова, М. А. Партии в XIX веке как элемент политической культуры США / М. А. Власова // Американская цивилизация как исторический феномен. Восприятие США в американской, западноевропейской и русской общественной мысли. - М., 2001.

8. Романова, Н. Х. Реформы Э. Джексона. 1829-1837 / Н. Х. Романова. - М.,

1988.

9. Дубовицкий, Г. А. Усиление позиций рабовладельцев в демократической партии в 40-е годы XIX века / Г. А. Дубовицкий // Политические партии США в новое время. - М., 1981.

10. Миньяр-Белоручев, К. В. Реформы и экспансия в политике США (конец 1830-х - середина 1840-х годов) / К. В. Миньяр-Белоручев. - М., 2005.

11. Кормилец, А. А. Кризис двухпартийной системы США накануне и в годы Гражданской войны (конец 1840-х - 1865 г.) / А. А. Кормилец, С. А. Поршаков. -М., 1987.

12. Шлезингер, А. М. Циклы американской истории / А. М. Шлезингер. - М., 1992.

13. Байбакова, Л. В. Двухпартийная система США в период «позолоченного века» / Л. В. Байбакова. - М., 1996.

14. Брайс, Дж. Американская республика. Ч. 2 / Дж. Брайс. - М., 1890.

15. Галкин, И . В . Городские партийные машины в политической жизни США / И. В. Галкин, В. А. Никонов // Проблемы американистики. - М., 1986. - Вып. 4.

16. Бурстин, Д. Американцы: демократический опыт / Д. Бурстин. - М., 1993.

17. Саломатин, А. Ю. Борьба с коррупцией в США в XIX веке и государственная модернизация / А. Ю. Саломатин // Правоведение. - 2001. - № 3.

1S. Connable, A. Tigers of Tammany / A. Connable, E. Silverparb. - N. Y., 19б7.

19. Patton, С. The Battle for municipal Reform / С. Patton. - Park, 19б9.

20. Саломатин, А. Ю. Монетаристская проблема в США в последней четверти

XIX в. / А. Ю. Саломатин // Вопросы истории. - 2001. - № 11-12.

Саломатин Алексей Юрьевич доктор юридических наук, доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой политологии и основ права, руководитель Центра сравнительного правоведения и социально-правового мониторинга Пензенского государственного университета, действительный член Академии политической науки

Salomatin Aleksey Yuryevich Doctor of juridical sciences, doctor of historical sciences, professor, head of sub-department of political science and the institutes, director of the Center of comparative jurisprudence and social juridical monitoring of Penza Sate University, fellow of the Academy of Political Science

E-mail: valeriya-zinovev@mail.ru

УДК 329.05; 94(4/9)

Саломатин, А. Ю.

Формирование двухпартийной системы США в XIX в. (сравнительный анализ партийных перегруппировок) / А. Ю. Саломатин // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Общественные науки. -2010. - № 1 (13). - С. 3-11.