— Философия----

УДК 1/14

Н.Н. Кожевников, B.C. Данилова

философия ЯЗЫКА и ПРЕДПОСЫЛКи НАУЧНОЙ лингвистической картины мира

Исследованы предпосылки формирования лингвистической картины мира: фундаментальные понятия языкознания, углубление представлений об искусственных и естественных языках; расширение контактов между языкознанием и другими науками, развитие сфер, находящихся на стыке с языкознанием (семиосфера, теория коммуникаций, ноосферогенез).

Ключевые слова: язык, семиотика, лингвистическая картина мира, естественный язык, искусственный язык, языкознание, семиосфера, теория коммуникаций, текст, аналитическая философия.

Научная картина мира представляет собой совокупность взаимосвязанных фундаментальных понятий, законов строения и развития объективной реальности (эмпирической и теоретической) в определенную историческую эпоху. Предпосылки для существования лингвистической картины мира вполне реальны: это естественные и искусственные языки, их системы, механизмы взаимодействия, развитие принципов семиотики, общепланетарная языковая реальность. Языковая картина мира формирует представления о репрезентациях и способах кодировки окружающей реальности, конструирует эту реальность. «Границы моего языка означают границы моего мира» [1, с. 56] - то есть язык создает внутри себя новую реальность, определяемую своими уникальными особенностями и конкретной культурой. «Безусловно нельзя говорить о том, что язык формирует физическую реальность, он только проецирует эту реальность в социум, инсталлируя образ мироздания, однако, как писал Э. Сепир, «мы видим, слышим и воспринимаем так или иначе те или другие явления главным образом потому, что языковые нормы нашего общества предполагают данную форму выражения» [2, с. 6].

Термин «язык» имеет, по крайней мере, два взаимосвязанных значения: 1) язык вообще, язык как определенный класс знаковых систем; 2) конкретный, так называемый этнический или «идиоэтнический», язык - некая реально существующая знаковая система, используемая в некотором социуме, в некоторое время и в некотором

КОЖЕВНИКОВ Николай Николаевич - д.филос.н., профессор кафедры философии СВФУ E-mail: nnkozhev@mail.ru

ДАНИЛОВА Вера Софроновна - д.филос.н., профессор кафедры философии СВФУ E-mail: nnkozhev@mail.ru

пространстве. Язык в первом значении - это абстрактное представление о едином человеческом языке, средоточии универсальных свойств всех конкретных языков. Конкретные языки - это многочисленные реализации свойств языка вообще [3].

Строение и функционирование различных знаковых систем изучается семиотикой, выделяющей в этих системах аспекты, связанные с хранением и передачей информации в человеческом обществе, в мире животных, в пределах самого человека (индивида). Наиболее глубоко семиотика разработана применительно к литературе, искусству, логико-математическим проблемам. Семиотика традиционно делится на три составные части, изучающие различные отношения в языковом мире: синтакти-ку - между знаками, семантику - между обозначаемым и понятием о предмете, прагматику - между знаками и их пользователем. «В рамках современного более широкого когнитивного подхода складывается новое соотношение трех частей семантики. Семантика начинает пониматься как область истинности высказываний, прагматика - как область мнений, оценок, презумпций и установок говорящих, синтактика - как область формального вывода. Благодаря этому, в частности, стало возможным определить художественную литературу семиотически (не эстетически и не конкретно исторически) через её язык, как сферу действия интенсионального языка; последний определяется как язык, описывающий возможный, инте-сиональный мир» [Ibid, с. 441].

Осмысление лингвистической картины мира началось в 1920-х годах с неогумбольдтианства (Германия), концепций Э. Сепира, Э.Б. Уорфа (США), И.И. Мещанинова (Россия). Этому осмыслению предшествовало развитие искусственных неспециализированных языков, в наибольшей степени сходных с естественными. В настоящее время можно говорить о нескольких направле-

ниях развития наук, связанных с языком, которые имеют значение для формирования научной картины мира. Выделим среди таких направлений следующие: углубление представлений об искусственных и естественных языках, расширение контактов между языкознанием и другими науками, развитие сфер, находящихся на стыке с языкознанием. Кроме того, необходимо рассмотреть философские аспекты этой проблемы, связанные с особенностями мышления, сознания, семиосферой, теорией коммуникаций, ноосферогенезом. Итогом всех подобных объединений будет возникновение некой языковокоммуникативной реальности, соответствующей некой цивилизационно-планетарной оболочке. В то же время есть много направлений, которые, несмотря на свою важность для теории и философии языка, достаточно далеки от формирования лингвистической картины мира

- например, концепции имени, которые имели огромное значение в архаической культуре, античности, в средние века. Всплеск интереса к этой проблеме отмечался и в ХХ столетии, особенно ярко в русской философии.

Искусственные языки - это «знаковые системы, создаваемые для использования в тех областях, где применение естественного языка менее эффективно или невозможно» [Ibid, с. 201]. Здесь особое значение имело создание международных языков, среди которых обычно выделяют волапюк, эсперанто, идо (реформированный эсперанто), латино-сине-флексионе, окциденталь, интерлингва, новиаль (синтез идо и окциденталя). Всего существовало около тысячи проектов в этом направлении, однако, несмотря на отдельные успехи некоторых из них, в целом международные языки широкого развития и распространения не получили.

Гораздо большее значение для лингвистической картины мира имеют специализированные искусственные языки - символические языки науки (математики, физики, химии, логики и многих других), языки информатики, программирования и т.п. Эти языки конструируются формально на основе аксиоматического словаря, правил образования и преобразования выражений и способов содержательной интерпретации выражений (семантики). Лингвистика для этих языков было разработана в 1940-е гг.

Свой вклад в формирование лингвистической картины мира вносит продолжающееся развитие естественных языков, которых в настоящее время насчитывается до 5000, однако их число сокращается. Языки мира принято делить на языковые семьи (по родственным связям), бывшие в далеком прошлом диалектами одного языка. Все существующие языки и естественный человеческий язык вообще изучает языкознание, которое представляется естественным основанием для объединения различных наук и научных направлений в пределах нескольких сфер взаимодействий. Прежде всего, языкознание активно взаимодействует с этнографией, социолингвистикой,

социологией, философскими проблемами языкознания, культурной антропологией, историей, психологией, герменевтикой, а также с математикой и естественными науками. Современное языкознание тесно связано с физикой, физиологией, нейролингвистикой, математической и вычислительной лингвистикой, открывая тем самым широкие возможности для формирования системы универсальных языков, неограниченных возможностей перевода и т.п. Ряд направлений, развивающихся на стыке современного языкознания с другими науками, сами стали основанием для широких сфер научных исследований. Среди них, прежде всего, можно выделить социолингвистику и теорию коммуникаций в целом. Сфера первой из них включает в себя языкознание, социологию, социальную психологию и ряд других наук, исследующих взаимное влияние на язык социальных факторов и видов общественной деятельности. При этом особое значение приобретает проблема национального языка в контексте соответствующей культуры, а также «языковые ситуации», распадающиеся на экзоглоссные - несколько языков взаимодействуют в пределах одной социальной общности или территории и эндоглоссные - взаимодействие подсистем одного языка. Определенное значение здесь имеет также языковая политика.

Широкое распространение получил также «метаязык» язык «второго порядка», по отношению к которому естественный человеческий язык выступает как «язык-объект», т.е. как предмет языковедческого исследования. Термин «метаязык» первоначально возник в математике и логике в значении «формализованный язык, средствами которого исследуются свойства соответствующих предметных (или объектных) теорий, разграничиваются уровень самих описываемых объектов и n-ый уровень их описания» [Ibid, с. 297].

Следующий этап развития представлений о языковой картине мира связан с философскими обобщениями основных рассмотренных выше идей. Исходным моментом здесь может считаться взаимодействие языка и мышления. Есть много концепций, исходящих из того, что язык является материальной основой мысли и обеспечивает обмен информацией между членами общества. Более того доказана непосредственная корреляция между возникновениями языка и общества. Исследование языка выявляет структуры мысли, обеспечивающие «прозрачное» соответствие между языком и реальностью, четко разграничиваются предложения, имеющие и не имеющие смысла. Эти исследования затрагивают логику, эпистемологию, языкознание, этику, эстетику, право.

ХХ век ознаменовался «лингвистическим поворотом», согласно которому анализ языка понимается как ключ к философскому исследованию мышления и знания. Этот «поворот» в той или иной степени характерен для аналитической философии, феноменологии, герменевтики, структурализма. Современная философия

ориентируется на логико-лингвистический аспект философских проблем и соответствующее использование языка сначала формального, а затем естественного, а также ясную репрезентацию аналитико-языковых методов. Это предполагает адекватное соотнесение вербального и реального, последовательное преодоление трудностей аналитико-языкового понимания природы, задач философии вообще. В аналитической философии язык становится самостоятельным объектом исследования, неотъемлемым компонентом любого рационального дискурса, здесь объектом исследования стали лингвистические сущности (предложения, термины), что обусловило потребность в языке [4]. В аналитической философии было осознано, что язык умнее человека.

Логический позитивизм стремится избавиться от вольного обращения с языком посредством построения жесткого однозначного логического языка, ориентированного на языки естественных наук и свести традиционные проблемы метафизики к проблеме анализа языка философии и науки. Для того чтобы преодолеть неправильное объяснение мира вследствие «плохой грамматики», традиционной метафизике необходим строгий аналитический язык. Для того чтобы можно было выражать знание и истину, утверждения должны быть грамматически правильно сформулированными и быть верифицируемыми (подтверждаемыми наблюдениями и гипотетико-дедуктивным методом). Идеи аналитической философии эволюционировали очень быстро, что особенно наглядно видно на примере Л. Витгенштейна, выделяющем два этапа с совершенно разными исходными идеями. В «Логико-философском трактате» [1] изложены идеи первого этапа, согласно которым мышление отождествляется с языком. «Цель философии - логическое прояснение мыслей. Философия - не учение, а деятельность. Философская работа, по существу, состоит из разъяснений. Результат философии - не "философские предложения", а достигнутая ясность предложений. Мысли, обычно как бы туманные и расплывчатые, философия призвана делать ясными и отчетливыми» [1, с. 24]. Язык рассматривается как идеальный, содержащий только высказывания о фактах и исключающий возможность языковой путаницы. Анализ идеального языка направлен на выделение логических и онтологических «атомов», «атомарных фактов», которые, согласно Б. Расселу, неделимы [4]. На основании проведенных им исследований Л. Витгенштейн утверждает: «Большинство предложений и вопросов, трактуемых как философские, не ложны, а бессмысленны. Вот почему на вопросы такого рода вообще невозможно давать ответы, можно лишь устанавливать их бессмысленность. Большинство предложений и вопросов философа коренится в нашем непонимании логики языка. (Это вопросы такого типа, как: тождественно ли добро в большей или меньшей степени, чем прекрасное?). И неудивительно, что самые глубокие проблемы - это, по сути, не проблемы» [3, с. 18].

Основные идеи второго этапа изложены в «Философских исследованиях» [5], где вместо идеального используется обыденный разговорный язык, в котором содержится ключ к решению всех философских загадок. Это итог деятельности множества поколений людей, выразивших в нем весь свой жизненный опыт, а анализ обыденного языка сводится к многообразным способам употребления слов и выражений в различных «языковых играх». «Вместо того, чтобы выявлять то общее, что свойственно всему, называемому языком, я говорю: во всех этих явлениях нет какой-то одной общей черты, из-за которой мы применяли к ним всем одинаковое слово.

- Но они родственны друг другу многообразными способами. Именно в силу этого родства или же этих родственных связей мы и называем их “языками”» [Ibid, стр. 110]. Философские проблемы возникают тогда, когда нарушаются правила игры, возникает путаница в языке, распутать которую можно, возвратившись к обычному нефилософскому употреблению слов.

Л. Витгенштейн отказался от концепции «логического атомизма», признал отсутствие «простого», необходимость рассмотрения его через определенные отношения, контекст. Еще Б. Расселом была выдвинута основная идея о неспособности предложения ничего сказать о самом себе и своей истинности [7]. Этот тезис был расширен Л. Витгенштейном на весь язык в виде утверждения, что язык ничего не может говорить о себе, несмотря на то, что в метаязыке предложения второго порядка могут высказывать нечто о предложениях первого порядка. Одна из целей анализа обоих этих языков состоит в избавлении человека от мучительных философско-экзистенциальных вопросов, на которые не может быть ответов.

Для выявления смысла и истинности предложения представители аналитической философии используют специальный прием - процедуру верификации, согласно которой предложение сравнивается с фактами, то есть выявляется конкретная эмпирическая ситуация, в которой оно оказывается истинным или ложным, а также устанавливается его смысл [Ibid]. Таким образом любое предложение должно быть сведено к высказыванию о наиболее элементарном чувственном восприятии. Для метафизических утверждений отсутствуют эмпирические условия, при которых они являются истинными, что делает их надуманными, не связанными с реальностью.

К. Поппер перенес исследования с высказываний на целостную науку, рассматриваемую как динамическая, развивающаяся система [6]. Свою теорию он назвал «критическим рационализмом», ориентировав его на выработку «чистой» модели рациональности, верной для всех и во все времена. В постнеклассической науке научные концепции тесно переплетены с современными философскими концепциями, что характеризует целостность знания и привело к переформулировке эпистемиче-ской осмысленности утверждений. Принципу верифици-

руемости логических позитивистов он противопоставил принцип фальсифицируемости, согласно которому «установка на решительное критическое испытание своих утверждений является действительным признаком подлинной науки, а не стремлением к поиску подтверждающих примеров (это как раз свойственно псевдонауке). В процессе сопоставления с результатами опыта научное утверждение либо должно быть бескомпромиссно отвергнуто, либо, если оно выдерживает это испытание, можно говорить о «рискованном» ее подтверждении» [Ibid, с. 25]. Другими словами, чтобы утверждение было научным (эпистемически осмысленным), оно должно быть принципиально фальсифицируемым.

Еще один фундаментальный вклад в развитие представлений о языковой картине мира был сделан в структурализме, постструктурализме, постмодернизме и примыкающим к ним наукам, расширившим представления о «тексте», сложившимся еще в Новое время. «Текст понимается как закрепленное в знаках мировоззрение, или структурированные формы дискурса, зафиксированные материально и передаваемые посредством операции прочтения. Текстами теперь называют любые знаковосимволические системы, выраженные средствами естественного или искусственного языка и предназначенные для кодирования, сохранения и передачи информации (смысла текстов)» [7, с. 662]. Отождествление текста и мировоззрения открывает широкие возможности для исследования культуры в целом. Следует также обратить внимание на известный тезис Сепира-Уорфа, согласно которому специфика языка обуславливает специфику культуры в конкретном обществе. «Язык и культура взаимосвязаны: 1) в коммуникативных процессах; 2) в онтогенезе (формирование языковых способностей человека); 3) в филогенезе (формирование родового, общественного человека)» [8, с. 60].

«В Новое время формируется идея сетки, помещенной между человеком и миром. Язык отождествляется с этой общей сеткой, становясь то универсальным исчислением мира (как у Лейбница), то лишь представлением отдельных предметов в речи (как у Томаса Гоббса). Знание же языка - знание законов «устройства» сетки, помещенной между человеком и миром» [7, с. 665]. В современной философии текст «предстает уже не сеткой смыслов, которые надо расшифровать путем обращения к внетекстовым реалиям, а моментом, фазой свершения понимания. В строгом смысле слова «текст не есть, а текст думает» (Х.Г. Гадамер)» [Ibid, с. 671].

В постструктурализме культура превращается в единый текст, где все связано со всем и любое произвольно выбранное высказывание является интерпретацией «другого» [9]. «В структурной лингвистике различаются три уровня символизации: лексический, текстовой и контекстуальный» [10, с. 41]. Для целей настоящего исследования необходимо исследовать третий из этих уровней, связанный с направленностью обращения.

Его составляют высказанное и высказывание, ирония, интертекстуальность, экстра- и интратекстуальность, парадигматический и синтагматический контексты. В основе интертекстуальности лежат ассоциации с другими текстами. Экстратекстуальность выводит литературу на уровень универсальных проблем. Интратекстуаль-ность означает, что узел интриги заключен в характере персонажей [Ibid]. Эти обобщения формируют внутреннюю и внешнюю структуры оболочки «язык-культура» в её взаимодействиях с окружающим с миром.

Широкие обобщения языка и текста содержатся в работах многих современных авторов постструктурализма и постмодернизма. Ж. Деррида включает в понятие язык естественные языки, языки науки и культуры, язык как способ человеческой связи. «Ничего не существует вне текста» [11]. «Весь мир в конечном счете воспринимается Дерридой как бесконечный, безграничный текст, как «космическая библиотека», по определению Винсента Лейча или как «словарь» и «энциклопедия», по характеристике Умберто Эко» [12, с. 353].

Развитие представлений, начатых Ж. Дерридой, привели к текстуализации и нарративизации сознания, а Ж. Лакан распространил этот подход на сферу бессознательного. Таким образом, «каждый текст (при общей текстуализации мира текстом может быть и новая жизненная ситуация, прочитывая которую, индивид может счесть для себя необходимым сменить форму ролевого поведения, чтобы вписаться в другие условия - нормы существования) предлагает воспринимающему сознанию определенную речевую позицию, тем или иным образом конституирующую его воображаемую связность и целостность» [Ibid, с. 355]. Ю.М. Лотман ввел понятие «семиотическое пространство», «по своему объему в сущности равное культуре» [13, с. 264]. Это понятие выделяется по аналогии с биосферой и при соответствующем развитии его можно будет рассматривать как подсистему ноосферы. «Вне семиосферы нет ни коммуникации, ни языка» [14, с. 250]. Ж. Бодрийяр наполнил систему знаков новым содержанием: политической экономией, симуляцией. Мышление Ж. Бодрийяра в области лингвистики остается экономическим. В его работах экономика охватывает практически все сферы жизни, а судьбу современного человека он в значительной степени связывает с симуляцией [15].

Подводя итоги проведенному исследованию, можно сказать, что языки формируют одну из наиболее удобных сфер для различного рода объединения их во всевозможные структуры, оболочки, сети и т.п. Языки связаны с самыми глубинными процессами, определяющими сущность человека, его сознание, мышление, коммуникации, но в то же время выходят далеко за пределы и индивида, и общества. Языки в настоящее время становятся одним из оснований, обеспечивающих развитие цивилизации, трудности переводов с языка на язык становятся все менее значимыми и можно отметить несколько синте-

зирующих процессов, связанных с языком и определяющих дальнейшее развитие человечества: взаимодействие языков между собой, возникновение естественноискусственных языков, вобравших в себя все лучшие качества тех и других, возникновение общей системы коммуникации, включающей в себя языки, культурные коды, различные знаки и тексты. Если сравнивать языковую картину мира с предыдущими рассмотренными нами основаниями для формирования исторической [16] и литературоведческой [17] картин мира, то именно лингвистическая картина мира может обеспечить прорыв среди научных гуманитарных онтологий вследствие своей универсальности, строгости используемой методологии и практической значимости для перехода человечества к устойчивому этапу своего дальнейшего развития.

Л и т е р а т у ра

1. Витгенштейн Л. Логико-философский трактат / Пер. с англ. - Философские работы в 2 ч. - Ч. I. - М.: Гнозис, 1994.

- С. 1-73.

2. Языки как образ мира. - М.: Изд-во АСТ; СПб.: Тегга Fantastica, 2003. - 568 с.

3. Языкознание: Большой энциклопедический словарь. -М.: Большая Российская энциклопедия, 1998. - 685 с.

4. Грязнов А.Ф. Аналитическая философия. - М.: Высшая школа, 2006. - 375 с.

5. Витгенштейн Л. Философские исследования / Пер. с англ. - Философские работы. в 2 ч. - Ч. II. - М.: Гнозис, 1994.

- С. 75-320.

6. Поппер К.Р Объективное знание. Эволюционный подход / Пер. с англ. - М.: Эдиториал УРСС, 2002. - 384 с.

7. Историко-философское и методологическое введение в теорию языка // Философия социальных и гуманитарных наук.

- М.: Академический проект, 2000. - С. 653-686.

8. Маслова В.А. Лингвокультурология - М.: Академия, 2001. - 208 с.

9. Барт Р Избранные работы. Семиотика. Поэтика / Пер. с фр. - М.: Прогресс, Универс, 1989, 616 с.

10. Маньковская Н.Б. Эстетика постмодернизма. - СПб.: Алетейя, 2000. - 347 с.

11. Деррида Ж. О грамматологии / Пер. с фр. - М.: Ad Ма^іпшт, 2000. - 512 с.

12. Ильин И.П. Постмодернизм. Словарь терминов. - М.: ИНИОН РАН, INTRADA, 2001. - 384 С.

13. Руднев В.П. Словарь культуры ХХ века. - М.: АГРАФ, 1997. - 384 с.

14. Лотман Ю.М. Семиосфера. - СПб.: Искусство-СПб, 2000. - 704 с.

15. Бодрийяр Ж. К критике политической экономии знака / Пер. с фр. - М.: Академический проект, 2007. - 335 с.

16. Кожевников Н.Н., Данилова В.С. Философия истории на пути к формированию исторической картины мира // Вестник ЯГУ - Т.7. - 2010. - № 2. - С. 150-155.

17. Кожевников Н.Н., Данилова В.С. Литературоведческая картина мира. Возможности и перспективы // Вестник ЯГУ. -Т.7. - 2010. - № 3. - С. 130-135.

N.N. Kozhevnikov, V.S. Danilova

Philosophy of a language and premises the scientific linguistic picture of the world

Premises of the forming linguistic picture of the world are investigated. Among them there are fundamental notions of the linguistic, deepening the ideas about natural and artificial languages, widening contacts between linguistics and other scientists, depending spheres boarding with linguistics (semioshere, the theory of communications, noosheregenes).

Key words: language, semiotics, linguistic picture of the world, natural language, artificial language, linguistic, semioshere, the theory of communications text, analytical philosophy.