УДК 329

О. А. Кажанов

ФЕНОМЕН ИДЕЙНОЙ ДОКТРИНЫ В СТРУКТУРЕ ПАРТИЙНОЙ ИДЕОЛОГИИ

Аннотация. Анализируется роль идейной доктрины как метода трансляции идейно-ценностного компонента партийной идеологии на разные уровни ее проявления (теоретико-концептуальный, программно-практический, актуализированный). Рассматривается функциональный потенциал доктринальных принципов, их влияние на различные стороны деятельности участников партийной жизни.

Ключевые слова: политическая партия, идеология, доктрина, ценности, доктринальные принципы.

Abstract. It the article the role of ideological doctrine is analysed as a method of ideological and value components of the party ideology transmission on different levels of its manifestation (theoretical, conceptual, party programme, practical, actualized levels). The functional potential of doctrine principles is considered, their influence upon different sides of party life participants’ activity.

Keywords: political party, ideology, doctrine, values, doctrine principles.

Политическую жизнь прошедшего ХХ столетия трудно представить без деятельности такого рода общественных объединений, как политические партии. Реформирование существующих социальных систем, революционные перевороты, тоталитарные эксперименты, активное участие в национальноосвободительных движениях - вот лишь неполный перечень процессов и явлений, облик и направления которых формировались во многом под воздействием этого социального института. При этом результаты деятельности многообразных партийных организаций и их союзов неоднозначно отражались в динамике социума, способствуя как ускорению, так и торможению происходящих в нем процессов, приобретая то инновационный, то консервативный (или даже реакционный) характер, воздействуя на социальные отношения не только в конструктивном, но и в деструктивном плане. Историческая практика во многом подтверждает вывод, сделанный во второй половине ХХ в. американским исследователем С. Элдерсвельдом, о том, что партии представляют собой «главные структуры политики в современных обществах» [1, p. 21].

Партию как властно ориентированную публичную организацию отличает идейно-политическая направленность в пространстве властных отношений, которая в той или иной степени определяет характер ее общественного функционирования. Специфика этой направленности влияет на выработку основных направлений стратегии и тактики политической деятельности, идентификацию партии в сознании избирателей или граждан страны, степень сплоченности членов и сторонников организации, взаимоотношения с другими политическими субъектами как внутри страны, так и за рубежом и т. д.

В процессе внутрипартийной идейно-политической работы могут формироваться как сложные, концептуально-обоснованные мировоззренческие системы, так и наборы предельно абстрактных, слабо логически обоснованных (но достаточно привлекательных для массового сознания) постулатов и

требований. Традиционно в языке политической практики и научной литературе при исследовании роли и места идейного фактора в деятельности партийной организации для обозначения результатов вышеназванной работы применяют такие понятия, как «идеология» и «доктрина». При этом соотношение данных понятий трактуется неоднозначно, в том числе и в связи с неопределенностью интерпретации термина «доктрина».

Понимание доктрины (с лат. doctrina - учение) как теоретической системы позволяет выделить в современном обществознании следующие подходы к осмыслению терминологического ряда «доктрина - идеология». Во-первых, отмечается синонимичный характер их использования [2, с. 3;

3, с. 13]. В большинстве случаев под доктриной понимается какая-либо совокупность взглядов, мнений, оценок, прогнозов будущего развития и т.д., что, несомненно, сближает оба понятия1. Соответственно, соотношение политической (в том числе и партийной) идеологии и доктрины рассматривается в том же плане. «Политическая идеология, - указывает, например, Л. Летова, - это доктрина, обосновывающая притязания какой-либо группы на власть и ее использование и предусматривающая ту или иную стратегию политических действий» [3, с. 14]. Такая трактовка, подчеркивая значимость доктрины в системе идеологических построений, в то же время вуалирует сложный дифференцированный характер структуры этой системы. Во-вторых, термин «доктрина» используется для обозначения одного из компонентов системы политической идеологии наряду с такими понятиями, как «идея», «принцип», «ценность», «концепция» и др. Примером может служить следующее определение политической идеологии. «Идеология - система взглядов, идей и ценностей, выражающих отношение социальных групп, движений и партий к действительности; существует обычно в форме концепций, доктрин, учений, служащих основой политических действий» [6, с. 335]. Такой подход подчеркивает многоэлементный характер идеологической системы, оставляя открытым вопрос о специфике взаимосвязей между этими элементами.

В целом игнорирование как сущностной специфики, так и структурной взаимозависимости рассматриваемых явлений сужает познавательные возможности используемой терминологии, затрудняя исследование процесса формирования и развития теоретических основ партийной деятельности, а также влияния идейно-политической ориентации на практическую работу организации.

В современных справочных изданиях термин «доктрина» трактуется и как основная часть учения в какой-либо отрасли знания или системе вероучения, и как принципы, позиции или их истолкование [7, с. 244; 8, с. 142;

9, с. 142; 10; 11]. В свою очередь, термин «принцип» (от лат. principium - первоначало, основа) рассматривается и как исходное, не требующее доказательств положение теории, и как внутреннее убеждение, неизменная позиция или начало поведения [12, с. 346].

Такой подход, на наш взгляд, более продуктивен при изучении феномена партийной доктрины. Он позволяет рассматривать ее как важный механизм формирования, развития и практической реализации партийной

1 В современной справочной литературе идеология трактуется как система взглядов и идей, выражающих отношение людей к действительности и характеризующих конкретное общество, социальную группу, организацию и т.д. [4, с. 658; 5, с. 113-114].

идеологии1. Властнозначимые отношения между социальными группами, представляемыми политическими партиями, «должны опредмечиваться, - как считает М. Каган, - в соответствующих программах, теоретических концепциях, идеологических и идеалогических системах, за которыми стоят соответствующие системы ценностей» [13, с. 100]. Инструментом такого «опредмечивания», на наш взгляд, является доктрина. Она транслирует идейноценностный компонент партийной идеологии на разные уровни ее проявления (теоретико-концептуальный, программно-практический, актуализированный) и представляет собой совокупность основополагающих политических убеждений, стереотипов, установок или, другими словами, принципиальных подходов, интегрирующих (или дифференцирующих) мышление и поведение членов и сторонников партийной организации.

Рассматривая процесс формирования партийной доктрины, нужно помнить о том, что человеческое сознание содержит целый пласт конституирующих оснований, на базе которых происходит социальная рефлексия. Испанский философ Х. Ортега-и-Гассет определяет их как фундаментальные «идеи» или верования. Они предшествуют возникновению разнообразных ситуативных идей (обыденных, религиозных, научных, идеологических и т.д.), которые человек творит, поддерживает, оспаривает, распространяет, отстаивает, даже иногда ценой собственной жизни. «С собственно верованиями, -указывает мыслитель, - мы ничего не делаем; мы просто пребываем в них. Если быть точным, это и есть именно то, что не происходит вместе с событиями жизни» [14, с. 405-406]. Такая система верований предшествует и созданию людьми политических идей. Некоторые из них конституируют в сознании человека роль медиаторов-посредников (например, политических партий) в отношениях «общество-власть», ориентируют на идентификацию с одним из них, стимулируют интерес к пропагандируемым идеологическим системам. Например, вера в то, что личный интерес может быть реализован через общественный интерес, что несовершенный социальный порядок может быть исправлен или заменен и т.д. Эти аксиомы, пронизывающие массовое сознание, становятся основой для работы партийных идеологов, создающих оригинальную идейную продукцию, призванную интегрировать определенную часть населения как в статусе членов политической организации, так и в статусе ее сторонников.

Разрабатываемый идейно-ценностный комплекс имеет двухуровневую структуру.

На первом уровне располагаются идеи, понятия, ценности универсального плана. Они носят достаточно абстрактный характер и позволяют стимулировать у индивидов, находящихся в процессе политической самоидентификации, объединяющее их стремление жить в обществе, предоставляющем наилучшие условия для самосохранения и саморазвития. Это - универсаль-

1 Партийная идеология представляет собой совокупность теорий, концепций, воззрений, раскрывающих точку зрения политической организации по разного рода актуальным для общества вопросам (например, выявление важнейших социально-политических проблем и обоснование способов их решения, устройство социума и видение его идеального состояния, определение методов борьбы за власть и ее осуществления) и являющихся мировоззренческой базой для ее практической деятельности. -Прим. авт.

ное идейное «клише», которое широко используется партийными доктринерами для утверждения социальной значимости организации, констатации ее права бороться за государственную власть и осуществлять последнюю в целях реализации обещанного, в аспекте претензии на массовую поддержку. «Все люди, вопреки партийной принадлежности, разделяющей их, - справедливо отмечает Людвиг фон Мизес, - хотят одного и того же в этом мире. Они желают защитить свою жизнь и жизнь своих близких от любого вреда и хотят упрочить свое материальное благополучие... Все политические партии, действующие на исторической арене, обещают своим последователям лучшую жизнь на земле» [15].

Смысловое наполнение таких абстрактных ценностных структур, привлекающих внимание представителей самых разных социальных групп, предполагает их конкретизацию через установление взаимосвязей с ценностями групповой ориентации, располагающимися на втором уровне и придающими специфику партийной доктрине. Так, конфигурация корреляционного континуума, включающего, с одной стороны, такие понятия, как «справедливость», «благо», «счастье», а с другой - «свобода», «равенство», «прогресс», «традиция», «личность», «социальная группа», «нация», «раса» и т.д., будет неоднозначна в идеологических конструктах либеральных, социалистических, консервативных или фашистских партий. Формирование идей, понятий, ценностей этого уровня предполагает, с одной стороны, учет ориентаций, стереотипов, настроений, доминирующих в массовом сознании, а также разделяемых представителями определенных социальных групп, а с другой - творчески-индивидуальный подход разработчиков. Используемые смысловые единицы во многом напоминают детали конструктора, выбор и соединение которых позволяет создать оригинальный ценностный спектр. Тождественные политические понятия могут служить в качестве строительных блоков для целых серий отличных друг от друга идеологий, так как один и тот же блок (понятие) может играть различную роль (иметь неодинаковое значение) в двух отдельных идеологиях. Например, в одной из них понятие «прав человека» будет использоваться в плане защиты человеческого достоинства от посягательств, в другой - для защиты частной собственности и богатства от обобществления1.

Сформированная система ценностей предполагает выработку идейной доктрины как способа конструирования разноуровневой партийной идеологии. Значимость доктринальных принципов в этом плане раскрывает их функциональный потенциал. На наш взгляд, можно выделить следующие функции исследуемого феномена.

Во-первых, это мировоззренческая функция. В идейно-политической работе наличие разработанной доктрины дает возможность формулировать системную картину мира политики. Основные положения доктрин как своеобразная матрица накладываются на восприятие исторического процесса, объяснение происходящих социально-политических событий, фьючерное прогнозирование. Так, если лидеры КПРФ, исходя из доктрины коммунисти-

1 Об этом пишет западный исследователь Майкл Фриден, сравнивая идеологию с набором мебельных модульных блоков, расположение которых в разных сочетаниях или использование с разными целями позволяет варьировать интерьеры комнат [16, р. 52].

ческого переустройства общества, трактуют политическую реальность как арену классовой борьбы, то принцип суверенной демократии, разделяемый «единороссами», делает акцент на поликультурное развитие современного мирового сообщества, в котором каждая страна отстаивает свое право на самостоятельное участие в демократических процессах.

Во-вторых, это функция программного обеспечения политической деятельности. Разрабатываемые политические доктрины становятся основой идейно-политической работы по созданию пакета теоретико-практических документов, которые презентуются обществу. Идейные принципы трансформируются в положения программ, уставов, манифестов, социальных проектов, публикаций, отстаиваются в дискуссиях с оппонентами и т.д. Различие доктринальных подходов, например, таких политических партий, как КПРФ и «Правое Дело», во многом будет определять разнонаправленность предлагаемого комплекса конкретных мер и действий, в первую очередь, в социально-экономической сфере. Даже внешне схожие социально ориентированные программы КПРФ и «Справедливой России» будут направлены, исходя из особенностей разделяемых доктрин, на достижение разных целей (эволюционную «социализацию» рыночной экономики или подготовку современного российского общества к качественному социальному «скачку»).

В-третьих, это ценностно-ориентационная функция. Доктрина презентует представителям политической группы систему ценностей и ценностных ориентаций, которая становится основой для последующего мировосприятия. Отметим, процесс усвоения ценностных положений политических доктрин достаточно сложен и подвержен воздействию социокультурной среды (обычаев, традиций, верований и т.д.). Так, например, либеральный девиз «Права человека!», пропущенный через религиозные убеждения адепта, может привести к отказу от одобрения принципа отношений равенства между мужчиной и женщиной [16, р. 33]. Специфика общенационального менталитета может тормозить «классическое» восприятие доктринальных положений, искажая их содержание в аспекте исторически сложившихся устойчивых стерео-типов1.

В-четвертых, это мотивационная функция. Ценности и принципы политических доктрин трансформируются в непосредственные мотивы политической деятельности акторов, активно влияя на характер, направленность, содержание политического поведения людей.

Вызывает определенные сомнения попытка рассматривать партийную доктрину как принципиальную целостность теоретических, программных и практических позиций, реализуемых политической организацией в своей деятельности [18, с. 214-215]. Следование доктринальным ценностям нередко наталкивается на специфику политических реалий, в которых приходится работать тем или иным партийным структурам. Провозглашаемые долгосрочные цели и практические задачи, которые политические партии должны решать «здесь и сейчас» (например, стремясь прийти к власти или пытаясь удержать ее в своих руках), нередко ставят перед организациями дилемму: неукоснительно следовать заявленным доктринальным принципам или осу-

1 Ярким примером является фрагментарный характер ценностных ориентаций российских избирателей, голосовавших за те или иные партии на парламентских выборах 1999 г. [17].

ществлять прагматические, хотя и не всегда соответствующие духовнополитическим постулатам, действия? Исследователи истории конкретных партийных движений не раз указывали на это противоречие [19, с. 41;

20, с. 125-126].

Хотя в условиях политической жизни современного общества роль партий снижается, а соответственно, ослабевает значимость идейного фактора в их деятельности [21, с. 52-53], преждевременно сбрасывать со счетов доктринальную составляющую работы этих субъектов властных отношений. Изучая современную конфигурацию партийных сил в рамках традиционного континуума левые — правые, К. Холодковский приходит к выводу, что познавательные возможности применяемой модели полностью не исчерпаны в развитых странах мира и на рубеже ХХ-ХХ1 вв. Хотя ряд сравнительных показателей (например, отношение к свободному предпринимательству, экономическому планированию, национализации, протекционизму, свободам и правам человека, национальному образу жизни) утратили свое значение, отчетливые различия по отношению к милитаризму, ценностям «закона и порядка», традиционной морали сохраняются в идеологических системах политических партий. «Таким образом, - указывает автор, - ценностные расхождения между правыми и левыми, особенно отчетливо проявляющиеся в предвыборной полемике, но вполне различимые в практической политике на гуманитарном поле, препятствуют окончательному стиранию граней между двумя лагерями, не позволяют их соперничеству превратиться в сугубо прагматическое. Ценностный конфликт присутствует не только в массовых слоях, но и бизнес-элите» [22, с. 92]. Соответственно, степень актуализации доктринальной составляющей в идейно-политической работе партий, действующих за пределами региона развитых государств (например, в странах «второго», «третьего» мира), где сохраняется переплетение разнообразных социальных противоречий, будет возрастать.

Подводя итог сказанному, отметим, что партийная доктрина может рассматриваться как ценностно формируемый идейно-методологический инструмент, призванный влиять на познавательные, программно-целевые, практические и поведенческие стороны деятельности участников партийной жизни. Специфика этого влияния может иметь различные результаты, приводя к сплочению партийных рядов или к их расколу, догматизируя политическую деятельность организации или способствуя ее инновационной трансформации, усиливая поддержку электората или вызывая индифферентность избирателей. В любом случае, идейная доктрина - важный элемент внутрипартийной жизни и межпартийной конкуренции, способствующий идентификации организации в глазах участников политической жизни.

Список литературы

1. Eldersweld, S. Political Parties in American Society / S. Eldersweld. - N. Y., 1982.

2. Василенко, И. А. Современные политические доктрины / И. А. Василенко. -М., 1992.

3. Летова, Л. П. Доктринальная панорама ХХ века / Л. П. Летова. - Саратов : Сарат. гос. техн. ун-т, 1999.

4. Первый толковый БЭС (большой энциклопедический словарь). - СПб. : Норинт ; М. : ИД «РИПОЛ классик», 2006.

5. Политология : энциклопедический словарь. - М. : Изд-во Моск. коммерческ. унта, 1993.

6. Политология. - М. : НОРМА (Издательская группа НОРМА-ИНФРА-М), 2001.

7. Даниленко, В. И. Современный энциклопедический словарь / В. И. Данилен-ко. - М., 2000.

8. Краткая философская энциклопедия. - М., 1994.

9. Словарь иностранных слов и выражений. - М., 1998.

10. The Encyclopedia Americana. V. 9. - N. Y., 1973.

11. The Free Dictionary by Farlex [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://encyclopedia. thefreedictionary.com/ doctrine.

12. Новая философская энциклопедия : в 4 т. - М. : Мысль, 2001. - Т. 3.

13. Каган, М. С. Философская теория ценности / М. С. Каган. - СПб., 1997.

14. Ортега-и - Гассет, Х. Избранные труды / Х. Ортега-и-Гассет. - М. : Весь Мир, 2000.

15. Ludwig von Mises. The Role of Doctrines in Human History [Электронный ресурс] // Ludwig von Mises. - Режим доступа: http://www.mises.org/story/2203#1 (дата обращения: 25.03.2009).

16. Freeden, M. Ideology: A very Short Introduction / M. Freeden. - Oxford, 2003.

17. Холодковский, К. Г. Социально-психологическая дифференциация российского населения и процесс формирования партий / К. Г. Холодковский // Полис. -2001. - № 5.

18. Тимошенко, В. И. Доктрины российских политических партий / В. И. Тимошенко // Социально-политический журнал. - 1995. - № 3.

19. Поттхофф, Х. Краткая история СДПГ, 1848-2002 / Х. Поттхофф, С. Миллер. -М. : Памятники исторической мысли, 2003.

20. Волохов, А. Е. Новейшая история Коммунистической партии: 1990-2002 / А. Е. Волохов. - М. : Импэто, 2003.

21. Головченко, В. И. Идеологический фактор в политической жизни современной России / В. И. Головченко. - Саратов : Изд-во Сарат. ун-та, 2007.

22. Холодковский, К. Г. Противостояние левые-правые: анахронизм или смена координат? / К. Г. Холодковский // Полис. - 2006. - № 6.

Кажанов Олег Александрович

кандидат философских наук, доцент, заведующий кафедрой социологии, Смоленский государственный университет

Kazhanov Oleg Alexandrovich Candidate of philosophical sciences, associate professor, head of sub-department of sociology, Smolensk State University

E-mail: kazhanov @ bk.ru

УДК 329 Кажанов, О. А.

Феномен идейной доктрины в структуре партийной идеологии /

О. А. Кажанов // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Общественные науки. - 2010. - № 1 (13). - С. 12-18.