Ежов B.C. ЭстетиЧеская культура Человека. — Новосибирск: Сиб. гос. унт телекоммуникаций и информации, 2003. — 175 с.

Содержание проблем эстетики как учебной дисциплины — традиционно одной из самых разработанных в отечественной науке философских дисциплин — сегодня требует переосмысления и конкретизации в контексте трансформаций, происходящих как в культуре и мировоззрении, так и в концептуальных моделях эстетического и художественного освоения мира. Традиционный подход к феномену эстетического, основанный на идеях мыслителей эпохи Просвещения, трактовавших его как незаинтересованное отношение к действительности, сформулирован на основе представления о приоритете целесообразности и разумности. Может ли он сегодня считаться исчерпывающим и достаточно убедительным?

Кроме того, художественная практика XX — начала XXI века, представленная множеством художественных направлений и стилей, выявила небывало широкий спектр определений реальности — от классических до модернистских, постмодернистских, эклектических. Это, бесспорно, трансформировало всю систему эстетических представлений о прекрасном и безобразном, в том числе и в человеке, сделав их видение не только более многомерным и включившим в себя разного рода противоречия, парадоксы, но и моменты самоотрицания. В этом контексте актуализируется проблема концептуального обоснования эстетической культуры человека, предполагающего синтез различных философских учений и художественных практик.

Однако именно на этом фоне особенно отчетливо проясняется и то, насколько деликатным и бережным должно быть отношение к научным традициям, требующее сохранения работающих общих принципов и способов объяснений. Без них сегодня действительно невозможно научное исследование бытия эстетической и художественной культуры, позволяющее не «размывать» их границ, удерживать смысл их самодостаточности, специфики саморазвития. Это особенно важно в учебных и методических материалах, в той или иной мере предполага-

критика и библиографияі

ющих нормативность. По-видимому, трудности, возникшие на этом пути, стали одной из причин того, что после снятия запретов работы лишь на основе догматически понятого марксистского подхода, в нашей научной и учебной литературе возникла весьма затянувшаяся пауза в создании новых обобщающих работ по эстетике. И она кажется особенно заметной в сравнении с растущим потоком учебников и учебных пособий по философии, политологии или социологии.

Рецензируемое учебное пособие «Эстетическая культура человека», подготовленное доцентом Сибирского государственного университета информации и телекоммуникаций (Новосибирск) В.С. Ежовым, в определенной мере компенсирует отсутствие новых методических и учебных материалов по эстетике. Показательно, что автор, сознательно пользуясь традиционным понятийным аппаратом, акцентирует внимание на необходимости эстетического воспитания и образования студента вуза, который должен стать «специалистом, соединяющим в себе высокий интеллектуальный уровень, богатство культуры чувств и внутренний мир интеллигента» (с. 4).

В основу методологии учебного пособия В.С. Ежова положен современно понятый деятельностно-материалистический подход к освоению эстетической культуры, что предопределило структуру и общее содержание работы. С этой точки зрения системно и последовательно изложен автором предмет этого учебного курса, его основные проблемы, общее видение категорий эстетики.

Вся работа строится на основе принципа дедукции — восхождения от абстрактно-общего анализа к рассмотрению конкретных и некоторых частных вопросов, характеризующих современную эстетическую культуру молодежи.

В качестве общего в тексте выступает содержание природы эстетического, его специфическая структура. При этом автор понимает «в концептуальном плане под эстетическим совершенную целостность формообразующей жизнедеятельности людей, выражающей познание, творческую свободу и наслаждение» (с. 7). Это исходное определение последовательно конкретизируется в первых двух главах, где рассматри-

вестник волГУ. Серия 7. вып. 3. 2003—2004

227

ваются ключевые формы, в которых человек эстетически осваивает действительность, а также анализируются закономерности бытия и развития искусства как проявления специфической формы эстетического отношения.

Полагая, что разумность и целесообразность являются организующим принципом эстетической деятельности, который закрепляется в общественном сознании и в индивидуальной психике, автор, однако, не ставит вопрос об онтологии эстетического, то есть не рассматривает собственно разумность и целесообразность как основания бытия современного социума. Между тем возникает вопрос: а какие именно свойства разумности и целесообразности сегодня делают их самодостаточными и автономными основаниями эстетической культуры? Такой вопрос, естественно, не возникал в рамках проекта Просвещения, предполагающего, что разумность — субстанция самой жизни человека и общества, а потому неразумное и разрушительное мыслилось как нечто внешнее и случайное по отношению к бытию людей. Сегодня же, когда разумность в социальных системах становится скорее исключением, чем правилом, требуется специальное обоснование тех условий, в которых в обществе может быть сохранен сам принцип разумности и целесообразности как источник эстетических позиций.

Правда, если не акцентировать внимания на этом обстоятельстве, то рассматриваемая природа эстетического интерпретируется автором убедительно и последовательно: в ней выявлен генезис эстетической деятельности, эстетического сознания и его структур — основных категорий эстетики в органической связи с трудовой концепцией социо-антропо-культурогене-за. При этом генезис эстетического сознания и его форм исследуется в учебном пособии как отражение и опыт осмысления этого изначального детерминирующего материального процесса. «Посредником» между эстетическим сознанием и трудовой деятельностью автор считает эстетическую потребность, в природе которой, как он показывает, переплетаются эстетическое, утилитарное, нравственное и интеллектуальное (с. 28). На ее основе постепенно формируется эстетическое чувство; являясь результатом оценочного отношения людей к объективному миру, оно

объективируется в многообразных процессах освоения мира, и представлено в духовном наследии культур всех народов. В специальных параграфах исходя из этого характеризуются основные эстетические категории: прекрасное и безобразное, возвышенное и низменное, трагическое и комическое.

Во второй главе учебного пособия В.С. Ежов рассматривает основные сферы человеческой деятельности, участвующие в формировании эстетической культуры человека. В этой связи автор показывает значение для воспитания личности красоты природы, эстетики общения, эстетики быта, спорта, научного творчества. Показательно и симптоматично для нашего времени и то обстоятельство, что в ряду этих сторон находит свое место эстетика техносферы как специфическая область социального бытия, активно формирующая эстетическую культуру. Логическим продолжением этого является третья глава работы В.С. Ежова «Искусство как вид эстетической деятельности», детально раскрывающая воспитательный потенциал искусства, его роль в формировании эстетической культуры.

При этом, правда, не совсем понятно, чем обусловлена сама логика выделения и рассмотрения именно этих — и только этих — сторон реальности: элемент произвольности их выбора существует. В порядке пожелания отмечу, что если бы автор в своей работе шел от анализа субъективного к объективному или от общественного к личностному (или избрал какой-либо иной тип движения мысли), то он должен был бы показать сам смысл этой логики, что именно в этом порядке раскрывается. Для преподавания, как мне кажется, это имело бы определенный смысл. Можно было бы, по-видимому, включить формирование эстетической культуры в общий процесс социализации и через его логику раскрыть ее «эстетическую составляющую».

Тем не менее нельзя не отметить, что рассматриваемые В.С. Ежовым основные стороны эстетического освоения мира раскрыты интересно, что само по себе ценно для материалов такого типа. Автор приводит массу примеров, работающих на его общие суждения: они, несомненно, могут служить хорошим материалом в реальном эстетическом воспитании и образовании студентов. Наконец, вся работа написана

228

Э.В. Баркова. Ежов В.С. Эстетическая культура человека

доступным языком. Должным уровнем обеспечена и методическая часть учебного пособия: каждая глава предваряется перечнем вопросов, на которые студентам следует обратить внимание, и завершается контрольными вопросами и большим списком

литературы, к которому могут обратиться студенты.

Полагаю, что выход учебного пособия В.С. Ежова можно считать заметным явлением в отечественной научно-эстетической жизни и педагогической практике.

Э.В. Баркова

Вестник ВолГУ. Серия 7. Вып. 3. 2003—2004

229