СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Нестеров В.В., Белкин А.С. Педагогическая компетентность / Отв. за вып. В.Ю. Банных. - Екатеринбург: Учеб. кн., 2003. -186 с.

2. Short Ed.C. Competence: inquiries into its meaning and acquisition in educational settings / Ed. by Ed.C. Short. - Lanham: University Press of America, 1984. - V. VI. - 185 p.

3. Исаева ТЕ. Классификация профессионально-личностных компетенций вузовского преподавателя // Педагогика. -

2006. - № 9. - С. 55-60.

4. Зимняя И.А. Ключевые компетентности как результативноцелевая основа компетентностного подхода в образовании. 2009. URL: http://metod.dvpion.ru/asp/article/download.asp? id=3 (дата обращения: 12.05.2010).

5. Мазуренко А.В. Педагогические условия становления и развития социальных качеств студенческой молодежи в культурнообразовательной среде вуза: дис.... канд. пед. наук: 13.00.08. -Ростов н/Д., 2006. - 183 с.

6. Роботова А.С., Родионова В.А., Шапошникова И.Г. Профессия - учитель / под ред. А.С. Роботовой. - М.: Академия,

2007. - 224 с.

7. Пилипишин Д.В. Высшее образование: кого лучше формировать в вузах - профессионала или эффективного человека? // Alma Mater (Вестник высшей школы). - 2009. - № 5. - С. 53-63.

8. Пилипишин Д.В. Мистер Эго. Как жить в обществе и быть свободным от общества. - Ростов н/Д: Феникс, 2004. - 256 с.

Поступила 19.05.2010 г.

УДК 17.032

ЭТОС ПОСТНЕКЛАССИЧЕСКОЙ НАУКИ

П.В. Андреева

Томский политехнический университет E-mail: apv82@mail.ru

Рассмотрена тема трансформации традиционного и становление нового типа научного знания через призму этоса науки. Показано, что этос постнеклассической науки является этосом становления, открытости и коммуникативного диалога, позволяющим по-новому взглянуть на реалии науки современности.

Ключевые слова:

Этос, современное научное познание, научное сообщество, этика науки, междисциплинарность.

Key words:

Ethos, modern scientific cognition, scientific community, ethics of science, interdisciplinarity.

Актуализация понятия этос как исследовательской проблемы вызвана современными трансформациями, происходящими как собственно в сфере науки, так и в обществе в целом. Уже в ХХ в. ученые все чаще стали задаваться вопросом о том, что наука, лишенная нравственных ориентиров, может поставить человечество на грань катастрофы. Так, изобретение устрашающих видов оружия, разрушение природной среды, создание технологизирован-ного мира порождают существенную переоценку не только общественной роли науки, но и места нравственных императивов ученого, действующего в рамках того или иного научного сообщества.

Поэтому сегодня как никогда становится актуальной проблема поиска новых этических, гуманистических оснований научного исследования, их осмысления и рациональной экспликации в по-стоянно-изменяющихся информационно-коммуникативных условиях бытия общества.

В данной статье автор обращается к вопросу это-са науки, полагая, что именно в нем естественным образом сочетаются традиционно разъединяемые внутренние (эпистемологические вопросы) и внешние (социокультурные факторы), связанные с харак-

тером социальности новейшего времени. На основе подобного синтеза, по мнению автора, возникают новые способы и методы исследования механизмов функционирования и эволюции жизненного мира человека-ученого в связи с развитием науки.

«Сложность, многомерность постнеклассиче-ского исследования в целом и, в частности, этоса постнеклассической науки обусловлена соответствующей методологией, ориентированной на проблемоцентризм и изменчивость в нем норм и ценностей» [1. С. 210]. Подобный ракурс рассмотрения современного научного знания демонстрирует противоречивость науки в целом, которая выражается в тенденциях двоякого характера. С одной стороны, растет роль специализации отдельных научных дисциплин (дисциплинарный подход) и в связи с этим знание становится доступным только узким специалистам, экспертам. С другой стороны, происходит интеграция различных наук с целью познания сложного объекта действительности (человек, экологические и медико-биологические объекты и пр.) и как результат формируется «метазнание» науки, основанное на меж-плюро-мультидисциплинарности1. Такого рода исследова-

1В зависимости от того, в каком количестве и в каком сочетании ученые будут использовать другие дисциплины в своем исследовании, междисциплинарность (interdisciplinarity) будет называться - плюродисциплинарностью (pluridisciplinarity), мультидисциплинарностью (multidisciplinarity).

ния осуществляются при «вторжении» одних научных дисциплин в другие, взаимообмене понятий и терминов, «циркуляции» внутринаучного контента. Сегодня начинают находить применение новые методы формализации науки, в частности, в форме этоса, основанного в том числе на иных методах и способах коммуникации современного научного сообщества (on-line конференции, мультимедийное обучение, компьютерное моделирование исследуемого объекта с помощью SD-технологий (позволяющих передавать изображение с той же глубиной восприятия, что и в реальной жизни) и многое другое).

Многие ученые-философы современности (К.-О. Апель, Ю. Хабермас, Г. Йонас, В. Кульман, М. Ридель, В. Хёсле) говорят о кардинальных изменениях в науке как о «коммуникативном повороте», связанном с переоценкой форм и методов коммуникации внутри научных сообществ. Эти изменения характеризуются не только ориентацией на межкультурный диалог, интерсубъективностью измерения человеческого бытия, но и ярко выраженным интересом к этическому компоненту (нравственным измерениям) современной науки в связи с чем на «повестку дня» выдвигаются проблемы - свободы, толерантности, субъективности, ответственности и т. д.

Кардинальные трансформации условий функционирования науки, а также изменение ее социального статуса стали поводом повышенного интереса ученых к науке как специальному объекту исследований. Одним из первых (40-е гг. XX в.) в рамках нового научного направления социология науки был Р. Мертон, предложивший актуальную по сей день концепцию этоса науки. Его идеи заключались в том, что наука - деятельность профессионалов, конечный продукт которой - научное знание. Согласно идеям Р. Мертона, для того, чтобы научное знание обладало целостностью ученым необходимо придерживаться определенных правил, норм, заповедей. А уже такая деятельность, которая будет осуществляться по единым нормам и правилам сформирует определенное научное сообщество. В соответствии с чем, этос (по Р. Мертону) - совокупность норм-правил, приобретаемых начинающими учеными в процессе их деятельности в рамках определенного научного сообщества. Если быть точнее «этос науки - эмоционально насыщенный комплекс ценностей и норм, разделяемых учеными. Эти нормы выражаются в форме предписаний, запретов, предпочтений, разрешений. Они легитимизируются в терминах институциональных ценностей» [2. P. 268-269].

Таким образом, Р. Мертон сформулировал четыре императива, составляющих этос науки: коммунизм (результат исследования является общественной собственностью и должен быть доступен для всех); универсализм (оценка научного результата должна основываться всецело на внеперсональ-ном уровне, без каких-либо предрассудков по отношению к этнической или расовой принадлежно-

сти исследователя, его полу, научной репутации, отнесенности к научной школе и т. д.); незаинтересованность (на результаты исследований не должны влиять вненаучные интересы (религиозного, политического, экономического характера)); организованный скептицизм (исследователи обязаны быть критичными как по отношению к работе других, так и к собственной работе). Так появилась система норм Р. Мертона CUDOS - аббревиатура по первым буквам каждой из них (Communism, Uni-versalism, Disinterestedness, Organized Skepticism).

Мертоновская концепция этоса науки является широко обсуждаемой и по сей день. Согласно мнению многих ученых современности (Г. С. Батыгина,

А.Л. Блинова, Н.В. Деминой, Е.З. Мирской и др.) данная модель имеет как свои преимущества, так и недостатки. Так, например, к достоинствам можно отнести перспективу и широту анализа норм, сформулированный кодекс научного сообщества. Однако есть и существенные недостатки, демонстрирующие абстрактность представленной модели. К их числу относятся: игнорирование многообразия различных научных сообществ, отсутствие понимания исторической изменчивости, то есть явная внеисторичность представленной идеи. Но, даже включая во внимание постоянно изменяющиеся требования к профессии ученого, концепция Р. Мертона о глубинных принципах функционирования науки и об этическом базисе деятельности ученых остается до сих пор «точкой отсчета» как для ученых для которых наука - объект исследования, так и для всего научного сообщества в целом.

Поскольку фокусом данной статьи является этос постнеклассической науки, считаем необходимым проанализировать феномен этоса, этимологию данного явления, а также уже существующие аспекты его функционирования, в том числе в истории этики, философии и культуры. Все это, на наш взгляд, поможет сформулировать более точно новое постнеклассическое содержание научного этоса.

Свое начало термин «этос» берет в истории Древней Греции, где широко применялся для обозначения совместного местопребывания, общего жилища, дома, звериного логова; несколько позже стал означать - обычай, характер, удачу, нрав человека с учетом непосредственной связи с его кругом общения [3. С. 42].

В контексте данной статьи наиболее актуальным будет рассмотрение термина «этос» с точки зрения нравственной практики, нравственного характера поступков, предполагающего ответственность за деятельность и достигнутый результат [4. С. 122], но не исключая такого важного для современного ученого фактора как свобода в нравственном самоопределении, в обход подчиненности, а также извне навязанным правилам. Итак, этос -нравственное отношение, поведение, формирующееся в условиях определенной среды. Следуя логике рассуждений, этос ученого - возможность

нравственного самоопределения человека науки в соответствующих обстоятельствах его научной жизнедеятельности.

Какова же роль этоса в контексте связи непосредственно этических, нравственных проблем науки в условиях становления различных форм научной рациональности? Придерживаясь теории выделения трех основных типов научной рациональности, проследим трансформацию феномена этос в «дисциплинарной матрице» [5. С. 120]: классика, неклассика, постнеклассика.

В науке классического периода XVII - конца XIX вв. предполагалось, что «субъект дистанцирован от объекта, как бы со стороны познает мир, а условием объективно-истинного знания считалась элиминация из объяснения и описания всего того, что относится к субъекту и средствам деятельности» [5. С. 134]. Нравственная сторона становления науки этого периода отразилась главным образом в разработке понятия «природа» как объекта, в котором действуют естественные связи. Такие обстоятельства были обусловлены социальными причинами того времени: возросшие масштабы строительства, возникновение промышленного производства, поиск и создание новых технологических структур и др. Знание рассматривалось как средство практического воздействия на мир в интересах человека.

В это время происходит не только формирование новой рациональности, но и зарождение нового типа субъекта, который характеризуется как нравственно-самостоятельный тип личности, носитель индивидуального морального сознания с высокоразвитой рефлексивностью. Новый субъект научной деятельности - личность, не зависящая ни от чего, кроме собственного содержания сознания; человек, который начинает искать основания рационализации в самом себе. Все эти обстоятельства способствовали формированию опытного естествознания.

В основе этоса классической науки лежат требования деперсонализации и деморализации. Действительно, ученые того времени находились в глубокой внутренней убежденности, что успехи науки приведут к счастью большинства - это критерий, с которым сверяется практически каждый из них, уверенный в пользе науки для достижения данной цели.

Этос классической науки - сциентиское мировоззрение, «очищенное» от нравственного аспекта, ориентированное на утверждение науки, прежде всего математики и математического естествознания, в качестве цели и идеала познания. Условия освобождения человека и достижение им свободы однозначно связывались с прогрессом науки, позволяющим преобразовывать природу, создавая «разумное» общество.

Наука неклассического периода конца Х1Х-ХХ вв. характеризовалась идеей соотнесенности объекта и средств наблюдения, экспликация роли которых, открывала дорогу истинному знанию. В этот период предпринимались попытки ос-

мысления с естественнонаучных позиций проблем культуры, этики, нравственности - проблем, которые, как традиционно считалось, не могут изучаться методами естественных наук. Зарождающаяся междисциплинарность - отличительный признак неклассической науки. «При этом наблюдалось сохранение дисциплинарных областей знания как необходимое условие ведения диалога между дисциплинами» [6. С. 96].

Смена физической парадигмы на рубеже XIX-XX вв., появление теории относительности, затем квантовой механики других теорий и открытий дали толчок новой волне философского осмысления проблем времени, пространства, материи, а вслед за этим и понятия эволюции, на ее основе - проблем развития культуры, вопросов морали и нравственности. Так, например, поиски научного обоснования человеческой культуры были продолжены в рамках нового направления - социобиологии, которое в своих выводах приходит к тому, что наиболее характерные черты человеческого поведения развивались под действием естественного отбора и обусловлены генетически.

Таким образом, как справедливо отметил

В.С. Степин: «Научные революции возможны не только как результат внутридисциплинарного развития, когда в сферу исследования включаются новые типы объектов, освоение которых требует изменения оснований научной дисциплины. Они возможны также благодаря междисциплинарным взаимодействиям, основанным на «парадигмаль-ных прививках» - переносе представлений специальной научной картины мира, а также идеалов и норм из одной научной дисциплины в другую» [5. С. 214]. В соответствии с данной точкой зрения, этос неклассической науки основан, прежде всего, на взаимном соглашении вступающих во взаимодействие ученых, которые с необходимостью действуют на базе различных научных методов, стилей мышления, парадигм. В рамках неклассической науки «трансляция знания происходит не только через обучение в академии и институте, с помощью так называемой «науки учебника», но дополнительно с помощью «журнальной науки», которая представляет собою разнообразие точек зрения, временность (не полную определенность) и индивидуальность методов работы» [1. С. 224].

Главным фактором, определяющим современный образ науки, выступает объективное изменение самой науки. Значительные изменения в основаниях науки были охарактеризованы большинством исследователей как очередная глобальная научная революция, а переход от неклассической к постнеклассической - как освобождение от наивных представлений, не соответствующих усложненной и изменившейся вместе с прогрессом науки картине мира. Современная наука трансформирует идеал ценностно-нейтрального исследования так как «объективно-истинное объяснение и описание применительно к «человекоразмерным» объектам не только допускает, но и предполагает включение

аксиологических факторов в состав объясняющих положений» [7. С. 13]. В связи с этим при исследовании «человекоразмерных» систем (медико-биологические объекты, объекты экологии, объекты биотехнологий, системы «человек-машина», системы искусственного интеллекта и т. д.) ученому необходимо решать ряд проблем нравственного содержания, тем самым определяя границы возможного вмешательства в исследуемый объект.

В этос постнеклассической науки включаются те нравственные компоненты, которые, традиционно считались внешними по отношению к науке. В современной ситуации бурного развития научного знания только внутреннего этоса науки недостаточно для адекватного контроля исследовательской работы, теперь его нужно соотносить с этическими составляющими общества в целом. Поэтому на ученых современности возлагается двойная ответственность: во-первых, это этос самого научного познания (самоценность истины, ценность новизны и т. д.), во-вто-рьа, этос, присущий той организации, того научного сообщества, которое возникает в целях решения конкретной научной задачи. «Для этоса современной науки характерно динамическое напряжение между идеями господства над природой и диалога с природой, между представлениями о риске, недостаточности знания и несовершенстве технологий - и риском чрезмерной власти знаний и технологий» [1. С. 227].

Современные реалии человеческой жизни ведут к крайней форме прагматического восприятия мира. Изменения, происходящие в бытии человека,

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Киященко Л.П. Этос постнеклассической науки // Этос науки / РАН. Ин-т философии; Ин-т истории естествознания и техники. Отв. ред. Л.П. Киященко иЕ.З. Мирская. - М.: Academia, 2008. - 544 с.

2. Merton R. The Sociology of Science / Ed. by N.W. Storer. - Chicago, Univ. of Chicago Press, 1973. - P 268-269.

3. Гусейнов А.А., Апресян РГ Этика. - М.: Гардарики, 2000. -472 с.

4. Этос религиозного опыта / РАН Ин-т философии. Отв. ред. И.Н. Михеева. - М.: ИФ РАН, 1998. - 130 с.

5. Степин В.С. Теоретическое знание. - М.: Мысль, 2001. - 610 с.

оказывают влияние и на науку. Далеко не последнюю роль в разрешении проблемных ситуаций в науке играет этический базис научного сообщества, нравственные основы философского мышления ученого, в том числе следование нормам научного этоса. Ведь этос ученого - это не только нравственное содержание его концептуальных подходов, но также отношение ученого к своей свободе, готовность принять ответственность за сделанный выбор, принятое решение. Поэтому социальная ответственность ученых не является чем-то внешним по отношению к научной деятельности, а напротив, есть органическая составляющая научной работы, активно преобразующая и влияющая на современные проблемы и тематику актуальных исследований.

«Субъект, облеченный ответственностью перед Другим, есть нравственный субъект - такова главная мысль и русской (С.Л. Рубинштейн, Н.А. Бердяев, С.Л. Франк) и французской (Ж.-Л. Нанси, Ж.-П. Сартр, Э. Левинас) экзистенциальной философии. А поскольку нравственным субъект не может стать до своих деяний, то только в них, только в отношении к другому человеку, он не просто проявляется и манифестируется, но в них возникает и порождается, становится существом, смеющим ручаться за себя как «за будущность» (Ф. Ницше) и «бесконечную цель» (И. Кант), выйти за пределы себя к иному, что и является по словам Ж.-Л. Нанси, «смыслом и одновременно ответственностью человека» [8].

6. Порус В.Н. Является ли наука самоорганизующейся системой? // Вопросы философии. - 2006. - № 1. - С. 95-115.

7. Степин В.С. Ценностные основы и исторические перспективы техногенной цивилизации // Науковедение. - 1999. - № 1. -С. 13-28.

8. Осанов А.А. Интерсубъективность в контексте человеческого бытия // Смысл человеческого бытия. 2003. URL: http://www.topcatalog.com.ua/news398939.html (дата обращения: 10.04.2010).

Поступила 13.04.2010 г.