Половнёв А.В.

ЭТНОКОНФЕССИОНАЛЬНЫЕ УГРОЗЫ ОБЩЕСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Россия - многонациональное государство, и характер складывающихся отношений между различными этническими и конфессиональными группами во многом определяет общественно-политическую стабильность в государстве. Среди факторов и угроз, оказывающих негативное влияние на обеспечение национальных интересов России, в «Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г.» не случайно выделяется развитие «националистических настроений, ксенофобии, сепаратизм и насильственный экстремизм, в том числе под лозунгом религиозного радикализма» [13]. По данным мониторинга, проводимого Министерством регионального развития России, а также по сведениям Генеральной прокуратуры РФ и МВД России, начиная с 2004 г., в стране наблюдается неуклонный рост числа конфликтных ситуаций в сфере межнациональных и межконфессиональных отношений. С учетом полиэтничной и многоконфессиональной структуры российского общества данная проблема становится одной из ключевых с точки зрения сохранения стабильного, поступательного развития страны.

Под этноконфессиональными угрозами понимается совокупность причин в сфере межэтнических и межконфессиональных отношений, способных нанести ущерб устойчивому развитию Российской Федерации и общественной безопасности государства. К числу наиболее существенных этноконфессиональных детерминант общественной безопасности относятся: особенности национального самосознания и межэтнические установки населения; характер складывающихся отношений между представителями различных национальных и религиозных групп, проживающих на территории страны; структура и динамика этнического состав населения государства. Результаты социологических исследований и официальные статистические данные последнего десятилетия позволяют выде-

лить несколько этноконфессиональных факторов, способных дестабилизировать внутриполитическую и социальную ситуацию в современной России.

1. Изменение этнической структуры, сложившегося этнического баланса, этнокультурные и конфессиональные различия соседствующих этнических групп обусловливают рост этноконфессиональной напряженности в крупных полиэтничных мегаполисах.

На фоне относительно низкого уровня этноконфессиональной напряженности в целом по стране повышенным уровнем этноконфессиональной напряженности выделяется столичный мегаполис. По данным ВЦИОМ, 51% столичных жителей негативно оценивает межнациональные отношения: 36% считает их напряженными, 15% - конфликтными [7]. О том, что этноконфессиональная ситуация в столичном мегаполисе по сравнению с другими регионами России выделяется в худшую сторону, свидетельствует сравнительный анализ оценок межнациональных отношений по регионам РФ (см. табл.1).

Федеральные округа

В среднем по РФ г. Москва г. Санкт-Петербург Северо-Западный Центральный й ы н * 2 й 8 И с * л о в 8 Уральский Сибирский Дальневосточный

Доброжелательные 6,4 2,2 5,4 5,0 4,2 7,6 10,2 3,4 6,6 8,4

Нормальные 57,1 40,4 48,6 60,2 56,6 49,4 62,9 60,4 61,5 59,4

Напряженные 23,8 34,9 28,4 21,8 25,6 27,3 17,3 26,0 22,8 20,5

Взрывоопасные 5,9 12,5 7,2 5,6 6,0 8,7 3,5 4,4 4,4 5,4

Разность позитивных и негативных оценок 33,8 -4,8 18,4 37,8 29,2 21,0 52,3 33,4 40,9 41,9

Затруднились ответить 6,8 10,0 10,4 7,4 7,6 7,0 6,1 5,8 4,7 6,3

Табл. 1. Оценка населением регионов России межнациональных отношений (в %)1.

2. К некоторым народам у подавляющей части россиян сформировалось устойчивое негативное отношение, что выступает одним из источников на-ционал-экстремистских настроений в обществе.

1 Опрос проведен в июле 2007 г. по всероссийской выборке: в 81-м субъекте Российской Федерации опрошено 7119 чел. Данные по Центральному и Северо-Западному ФО приведены без учета показателей по г. Москве и г. Санкт-Петербургу. - А.П.

Данные опросов Социологического центра Российской академии государственной службы при Президенте РФ, проведенных в 2007 г. в 12 субъектах РФ, говорят о том, что большинство россиян отрицательно относятся к представителям народов Вьетнама и Китая (67%); представителям кавказских народов России (66%); выходцам из Азербайджана, Армении, Грузии (66%); представителям народов Средней Азии (58%) [4, с. 78].

Данные исследовательской организации Левада-Центр также подтверждают наличие у россиян ксенофобии с ярко выраженной антикавказской и антики-тайской направленностью. За ограничение проживания на территории России выходцев из Кавказа в 2009 г. выступало 38% россиян, а за ограничение проживания китайцев 34% [10, с. 145].

Особенно высоким уровнем нетерпимости по отношению к выходцам из южных республик отличаются жители столичного мегаполиса. В декабре 2010 г. раздражение и неприязнь по отношению к жителям южных республик испытывали соответственно 31% и 27% опрошенных москвичей, в то время как в целом по стране неприязнь и раздражение демонстрировали соответственно 14% и 15% россиян [6].

Негативные этноконфессиональные установки столичных жителей формируются в условиях высокого уровня иммиграционного потока. По подсчетам экспертов, в Москве и Московской области находится более половины всех им-мигратов (на Центральный федеральный округ примерно 68%) [2, с. 212]. Рост численности этнических иммигрантов, низкая степень управляемости иммиграционным потоком, а также недостаточная социокультурная интеграция иммигрантов в российское общество являются одной из причин роста межнациональной напряженности и укрепления неприязни к перечисленным выше этническим группам.

3. В массовом сознании россиян устойчиво сохраняются и проявляются националистические идеи. Особенно остро экстремистские тенденции проявляются в молодежной среде.

Идею о том, что Россия должна быть государством русских людей, в той или иной степени поддерживает в начале XXI в. более половины опрошенных россиян. Идея «Россия - для русских», по данным исследователей, встречает

сейчас поддержку среди 58% жителей страны, тогда как в 2010 г. ее разделяли 54% россиян, в 2005 г. - 53%, в 2000 г. - 49%, а в 1998 г. - 43% (см. табл.2).

1998 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011

Поддерживаю, ее давно пора осуществить 13 15 16 16 21 16 16 15 14 15 18 19 15

Ее было бы неплохо осуществить, но в разумных пределах 30 34 42 38 32 37 37 35 41 42 36 35 43

Отрицательно, это настоящий фашизм 30 27 20 26 18 25 23 26 27 25 32 21 24

Меня это не интересует 14 12 11 9 7 12 12 12 11 12 9 16 13

Затруднились ответить 7 6 5 3 8 4 5 4 7 7 5 9 5

Суммарная доля поддерживающих 43 49 58 54 53 53 53 50 55 57 54 54 58

Табл. 2. Отношение россиян к идее «Россия для русских» (в %) [9; 10. с. 144].

Особую тревогу вызывают сегодня распространение молодежного экстремизма и активизация молодежных экстремистских организаций. По данным Генеральной прокуратуры, на территории России действует около 200 объединений экстремистской направленности численностью до 10 тыс. чел. Количество выявленных активных членов экстремистских молодежных организаций, состоящих на учете в органах внутренних дел, составляет около 7 тыс. чел. Только в Москве на учете в органах внутренних дел находится более 20 наиболее крупных и проявивших себя организаций экстремистской направленности [14, с. 216].

Число преступлений экстремистского характера ежегодно возрастает. По данным Главного информационно-аналитического центра МВД России, в 2002 г. зафиксировано 256 преступлений, связанных с проявлением экстремизма, в 2005г. - 288, а в 2007 г. - 356 [17, с. 30]. В 2008 г., по словам Генерального прокурора Ю.Чайки, в России было зарегистрировано уже 460 преступлений экстремистской направленности. По сравнению с 2007 г. их общее количество увеличилось, таким образом, на 29% [15]. В 2009 г. рост преступлений экстремистской направленности не прекратился. По данным Генеральной прокуратуры, в позапрошлом году их зафиксировано почти на 20% больше (548), около четверти из них (122) совершены в составе организованных групп или преступных сообществ.

Молодежь демонстрирует сегодня наибольшую предрасположенность к протестным действиям для защиты интересов своей нации. Именно подрастающее поколение оказывается наиболее благоприятной средой для восприятия шовинистских и националистических лозунгов самого радикального толка. Данные

социологических исследований, проведенных в 2006-2007гг. Отделом социологии молодежи ИСПИ РАН в рамках проекта «Экстремизм в российской молодежной среде», говоря о следующем:

- радикализм в отношении к мигрантам проявляет 41% молодежи (согласие с утверждением «Приезжие мешают нам жить, пусть уезжают восвояси»);

- в отношении к представителям других религий экстремальные проявления наблюдаются у 38% молодежи (согласие с утверждением «Иноверцы опасны для окружающих, им нет места в нашем городе»);

- в отношении к представителям других национальностей экстремальность фиксируется у 40% молодежи (убеждение в том, что отрицательные черты, пороки человека связаны с его национальной принадлежностью) [16, с. 65-68].

4. Медленно, но неуклонно трансформируется этническая структура населения с тенденцией к сокращению доли славянского населения в стране.

Особенно стремительно этот процесс протекает в национальных республиках. По официальным данным, численность русского населения, покинувшего Северный Кавказ в период с 1989 по 2002 г., составила 279 тыс. чел. [12, с. 130]. В общем миграционном потоке из северокавказских республик доля русских составляет сегодня примерно 73%.

Миграция русских из северокавказских республик не столько проблема сегодняшнего дня, сколько продолжение достаточно долгосрочной тенденции. В 1959 г. доля русских в численности населения республик и автономных областей региона составляла почти 40%, в 1979 г. сократилась до 29%, а в 1989 г. - до 26%. В конце ХХ века миграционный отток славян приобрел ярко выраженную доминанту в этнической структуре миграционных потоков. В результате доля русских в составе титульных республик этого региона, по данным переписи населения России 2002 г., составила только 15% (см. табл. 3).

Схожие тенденции наметились и в национальных республиках Сибири -Якутии-Саха, Туве и Бурятии. Численность русских неуклонно сокращается и в республиках Поволжья, где еще недавно, согласно переписи 1989 г., они составляли меньшинство лишь в Чувашии. Ключевыми причинами оттока русского населения из национальных республик выступают: неурегулированность межэтнических отношений и обострившаяся русофобия.

1989 г. 2002 г.

Все республики 100% 100%

Т итульное население 66% 80%

Русские 26% 15%

Другие национальности 8% 5%

Адыгея 100% 100%

Т итульное население 22% 24%

Русские 68% 65%

Другие национальности 10% 11%

Дагестан 100% 100%

Т итульное население 80% 86%

Русские 9% 5%

Другие национальности 11% 9%

Ингушетия 100% 100%

Т итульное население 75% 78%

Русские 13% 1%

Чеченцы 10% 20%

Другие национальности 2% 1%

Кабардино-Балкария 100% 100%

Т итульное население 58% 67%

Русские 32% 25%

Другие национальности 10% 8%

Карачаево-Черкесия 100% 100%

Т итульное население 41% 50%

Русские 42% 34%

Другие национальности 17% 16%

Северная Осетия 100% 100%

Т итульное население 53% 63%

Русские 30% 23%

Другие национальности 17% 14%

Чечня 100% 100%

Т итульное население 66% 93%

Русские 25% 4%

Другие национальности 9% 3%

Табл. 3. Динамика этнического состава населения республик Северного Кавказа на основании переписей населения в 1989 г. и 2002 г.

Если тенденция уменьшения доли русских в национальных республиках не приостановится, то русские могут оказаться меньшинством на значительной части Российской Федерации, что, в свою очередь, будет способствовать дальнейшему развитию процессов этноцентризма и этноизоляции республик, а впоследствии нарастанию серьезных этнополитических проблем в национальных образованиях [5, с. 79].

5. Сохранение высокого потенциала протестных действий и рост готовности населения отстаивать интересы своей национальности и конфессии.

Крайне опасным симптомом, способным дестабилизировать общественнополитическую обстановку в стране, являются рост протестной активности населения, случаи выступления против власти и вовлеченность этнических и конфес-

сиональных компонентов в протестную активность. По данным Фонда общественного мнения, доля граждан РФ, которые допускают для себя участие в массовых акциях протеста, предполагающих в том числе радикальные действия, стабильно держится на отметке 29-39% [1, с. 166].

Последние данные опросов Левада-Центра свидетельствуют о резком повышении за последний год вероятности массовых кровопролитных столкновений на национальной почве.

июль 2002 г. июль 2007 г. окт. 2008 г. нояб. 2009 г. янв. 2011 г.

определенно да 12 13 10 3 15

скорее да 37 37 29 20 41

скорее нет 30 32 32 39 28

определенно нет 12 8 18 25 6

затрудняюсь ответить 10 10 11 12 11

Табл. 4. Мнение россиян о возможности в настоящее время в России массовых кровопролитных столкновений на национальной почве (в%) [9]

Если в 2009 г. 23% россиян считали возможным для себя подобные столкновения, то в январе 2011 г. возможность межнациональных кровопролитных столкновений отметили более половины граждан России (56%).

6. Неразвитость гражданской (общероссийской) идентичности и высокий уровень значимости этнического самосознания.

Советское интернациональное сознание с развалом СССР стало замещаться этническим сознанием, а общероссийская идентичность находится только в стадии формирования. По данным исследований, проведенных Институтом социологии РАН, этническая и конфессиональная идентичность у россиян актуализирована в большей степени, чем гражданская. Так, 42% опрошенных жителей России ощущает близость и единство с людьми своей национальности, 30% - с людьми своей веры, а со всеми гражданами России - только 21% [11, с. 73]. Характерно, что преобладание значимости российской идентичности над этнической проявляется в основном у русского населения, в то время как для многих автохтонных российских народов этническая идентичность преобладает над российской [12, с. 128].

Более высокая значимость этноконфессиональной константы и низкая востребованность общенациональной идентичности не могут способствовать сплочению народов России, формированию единого, относительно целостного и бес-

7

конфликтного социального пространства. Культивирование множества этнических и религиозных идентичностей в ущерб единой общероссийской приводит к серьезным политическим проблемам, связанным с поддержанием целостности многонационального Российского государства.

7. Рост популярности фундаменталистских исламских идей в регионах Северного Кавказа.

Рост уровня религиозности населения, наблюдаемый в последние десятилетия, создает предпосылки для усиления влияния на массовое сознание института религии, причем влияния не только конструктивного, но и деструктивного характера. Особую опасность для общественно-политической сферы российского общества вызывает развитие и функционирование в регионах, подавляющее население которых традиционно исповедует ислам, радикальных религиозных течений. По данным социологического опроса, проведенного в 2008 г. в 12 субъектах Южного федерального округа, более 25% респондентов заявили, что в местах их проживания имеются приверженцы радикальных направлений ислама [8, с. 13].

К основным предпосылкам распространения религиозного экстремизма на Северном Кавказе, помимо высокого уровня религиозности, относятся: низкий уровень благосостояния населения, высокий уровень безработицы, а также финансовая и идеологическая поддержка радикальных религиозных течений извне.

Актуальность перечисленных выше этноконфессиональных факторов и наметившаяся тенденция к их обострению в последние годы требуют принятия неотложных мер по снижению их деструктивного влияния на государственную и общественную безопасность. Развал СССР и история развития постсоветской России многократно доказывали - этноконфессиональные факторы выступают важной составляющей внутриполитической и социальной стабильности государства. В связи с этим требуется дальнейшее повышение эффективности государственной национальной политики, активизация деятельности власти и правоохранительных органов по минимизации возможных негативных последствий перечисленных этноконфессиональных факторов. Вместе с тем этноконфессиональные отношения в современной России должны быть объектом внимания не только власти, но и институтов гражданского общества, представителей науки и культуры, конфессиональных лидеров, так как эффективное решение обозначен-

ных проблем и снижение угроз в сфере межнациональных и межконфессиональ-ных отношений в значительной степени определяют стабильность всего российского общества.

* * *

1. Акопов С.В., Розанова М.С. Идентичность в эпоху глобальных миграций: научное издание. СПб.: Издательство ДЕАН, 2010. 272 с.

2. Деэскалация конфликтов как путь стабилизации региональных социумов // Социальные факторы консолидации Российского общества: социологическое измерение. М.: Новый хронограф, 2010. 256 с.

3. Дзадзиев А.Б. Русское население республик Северного Кавказа: современные миграционные установки // Северный Кавказ в национальной стратегии России. М., 2008. С. 129-146.

4. Димаев А.Р. Миграция населения как фактор этноконфессиональной напряженности в российском обществе // Вестник РУДН. Серия «Социология». 2009. № 1. С. 76-81.

5. Курбанцев В.Л. Южный федеральный округ: новая волна миграции // Социологические исследования. 2010. № 8. С. 77-80.

6. Межнациональная напряженность особенно обострена в столице [Электронный ресурс] //

Левада-центр: [сайт]. ЦКЬ: http://www.levada.ru/press/2010122703.html (дата обращения:

05.04.2011).

7. Межнациональные отношения в столице глазами ее жителей [Электронный ресурс]: пресс-выпуск №1353 // ВЦИОМ: [сайт]. ЦКЬ: http://wciom.ru/index.php?id=268&uid=12693 (дата обращения: 05.04.2011).

8. Меркулов А.В. Межнациональные и межконфессиональные противоречия и конфликты как фактор, способствующий формированию и развитию экстремистских и террористических проявлений в Российской Федерации // Этнокультурные технологии профилактики экстремизма и ксенофобии: сб. материалов межрегионального семинара. Вологда: Правительство Вологодской области, 2009. 110 с.

9. Национализм в современной России [Электронный ресурс]: пресс-выпуск - 04.02.2011 // Левада-центр: [сайт]. ЦКЬ: http://www.levada.ru/press/2011020407.html (дата обращения:

05.04.2011).

10. Общественное мнение - 2009. М.: Левада-Центр, 2009. 208 с.

11. Российская идентичность в Москве и регионах / отв. ред. Л.М. Дробижева. М.: Институт социологии РАН; МАКС Пресс, 2009. 268 с.

12. Российская идентичность и межэтническая толерантность // Социальные факторы консолидации Российского общества: социологическое измерение. М.: Новый хронограф, 2010. 256 с.

13. Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года // Российская газета. 2009. 19 мая.

14. Тимошев Р.М. Противодействие процессам межэтнической и межконфессиональной конфликтности // Безопасность России - 2010: экспертно-аналитическое обозрение. М.: «Триумфальная арка», 2009. 304 с.

15. Тимошев Р.М. Противодействие процессам межэтнической и межконфессиональной конфликтности // Вестник Военного университета. 2009. № 4. С. 5-14.

16. Чупров В.И., Зубок Ю.А. Молодежный экстремизм: сущность, формы проявления, тенденции. М.: Academia, 2009. 320 с.

17. Экстремизм и его причины / под ред. Ю.М. Антоняна. М.: Логос, 2010. 288 с.