А.В. Джоган,

Управление социальной защиты населения Воронежской области

ЭТИКОЦЕНТРИЗМ И СОВРЕМЕННЫЙ ФИЛОСОФСКИЙ

ПРОЦЕСС В РОССИИ

«ETIKOTSENTRIZM» AND MODERN PIDLOSOPEH PROCESS

IN RUSSIA

В статье обосновывается идея о том, что нравственные традиции русской философии не являются ее прошлым. Это живая традиция, находящая сегодня достойное преемство и развитие. Современный философский процесс в России характеризуется разнообразием подходов, мнений, позиций. При этом отмечается совершенно определенная этикоцентричная направленность в современном философском дискурсе в России, что свидетельствует об органичности и глубокой ускоренности нравственной философии в духовноинтеллектуальных традициях отечественной культуры.

The article explains the idea that the moral tradition of Russian philosophy is not its past. It is a living tradition today are worthy of the succession and development. Modern philosophical process in Russia is marked diversity of approaches, opinions, positions. This marked a definite «etikotsentrichnaya» orientation in contemporary philosophical discourse in Russia, indicating that organic and deeply rooted in the moral philosophy of spiritual and intellectual traditions of our culture.

Последние два десятилетия отмечены интен -сивным вхэждением русской философии в наше интеллектуальное и культурное пространство. Возвращается классическое наследие русской религиозной философии: практически переизда -ны все труды представителей религиозно -философского ренессанса, выпускаются иссле-дования по истории русской философии (монографии, сборники, энциклопедии, словари, учебники), создаются интересные спецкурсы по русской философии, созданы центры по изучению истории отечественной философии, проводятся конференции, защищаются диссертации.

Одним словом, налицо оживление философского процесса в России. Однако это движение отмечено некоторыми существенными недостатками. Во-первых, у исследователей отсутствует общее понимание феномена русской философии, во-вторых, философия в большинстве случаев по-прежнему интерпретируется, исходя из нефилософских начал (из науки и религии) и, в -третьих, современность не использует огромный потенциал русской философии. Б. Н. Тарасов пишет по этому поводу: «Один из самых печаль -ных и поучительных уроков истории заключается в том, что она ничему не научает, а глубинный и потому всегда актуальный, насущный, прогно -стический художественный и философский опыт русских писателей и мыслителей неуклонно оттесняется на периферию нашего сознания, становящегося нечувствительным и невосприимчивым к их пророческой логике» [1; 10].

В 1999 г. С. С. Хоружий писал, что философское развитие современной России имеет преимущественно исследовательский, а не творческий характер, «никакого заметного творчества нового не происходит» [2; 140]. Однако за десять лет произошли существенные изменения в философском развитии современной России; исследовательский процесс все более приобретает творческий характер. Возможно, не оправдались чаяния многих русских мыслителей относительно посткоммунисти-ческого возрождения христианских основ русской культуры, но русская философия развивается достаточно интенсивно, в том числе и в тех направлениях, которые являются органичными для нее.

Развитие русской философии на современном этапе обусловлено возвращением ее забытых имен. Среди первых, кто был извлечен из несправедливого забвения, был Н. Ф. Федоров. Во многом это произошло благодаря стараниям исследователя творчества мыслителя — С. Г. Семеновой, она выступила инициатором издания трудов Федорова и организатором Международных Федоровских чтений. Первые Федо -ровские чтения состоялись в 1988 году, и с тех пор накоплен огромный исследовательский материал, привлечено большое количество (в том числе и зарубежных) исследователей творческого наследия Федорова, издано большое количе -ство научных изданий, посвященных различным аспектам федоровского учения.

В своем фундаментальном исследовании, посвященном осмыслению философского наследия

Н. Ф. Федорова, С. Г. Семенова дает такую оцен-

ку его вкладу в отечественную (в том числе и нравственную) культуру: «...Сферу действия и влияния идей Федорова нельзя ограничивать религиозной или ноосферной мыслью. Его наследие

— прежде всего знаменательный факт русской культуры, в котором сошлись вековечные духэв-ные, нравственные традиции, живые и для современности, чрезвычайно нужные ей. Никто другой из блистательного созвездия русских мыслителей конца прошлого и нашего века не объял в своем влиянии такие широкие ряды культуры, как Федоров: от Ф. Достоевского и Л. Толстого до М. Горького и В. Брюсова, В. Хлебникова и В. Маяковского, Н. Клюева и Н. Заболоцкого, от художников В. Чекрыгина, П. Филонова до такого выдающегося прозаика философского склада, как М. Пришвин, или такого гения, как А. Платонов. Их творчество затронула глубина этических требований Федорова, своеобразие его эстетики, идеи регуляции природы, преодоления смерти, долга перед прошедшими поколениями» [3; 8].

В контексте исследования учения Федорова необходимо сказать о АГ. Гачевой, которая также способствовала становлению систематического изучения Федорова и вообще русской философии. В ее монографии «Нам не дано предугадать, как слово наше отзовется.» (Достоевский и Тютчев) представлено не только исследование истории русской философии в таком ее важном аспекте, как взаимоотношение с литературой, но и дано современное творческое развитие принципиальных идей русской мысли. В самом начале работы автор говорит о своей принципиальной позиции: «Русская литература — колыбель отечественной философии. Она всегда была делом серьезным, трудом миропонимания» [4; 6]. Эта идея выявляет и подтверждает глубочайшую закономерность отечественной культуры: философичность литературы и ли-тературоцентризм философии.

Главная мысль о том, что русская литература

— серьезный труд миропонимания, позволяет, по словам автора, осветить с новых точек зрения важный вопрос о генезисе русской философской мысли, о взаимосвязи основных тем религиознофилософского ренессанса конца XIX — начала XX в. с проблематикой русской классической литературы. Тем самым устанавливается ценностносмысловое единство русской философии.

Важным аспектом философского развития является распространение философских идей на другие сферы гуманитарной культуры. Сфера образования является наиболее близкой к фило -софии, получающей от нее непосредственный импульс своего развития. Примером плодотворного взаимодействия русской философии и современного образования является фундаментальный труд Е.П. Белозерцева «Образование: историко-культурной феномен» (2004).

Особенность труда Е. П. Белозерцева в том, что автор рассматривает образование не как ис -

ключительно педагогическую сферу, но как сферу историко-культурную, а значит имеющую онтологическую связь со всей целостностью на -ционального бытия России, и прежде все с ду -ховной традицией, проявившейся в религии, ли -тературе и философии [5].

Для автора важнейшим понятием, опреде-ляющим национальное содержание и характер образования, является понятие «философия народа». Для раскрытия его глубинной сути Е. П. Белозерцев входит в безмерное пространство русской философии и литературы, в которых в течение ряда веков была выработана духовная квинтэссенция национального самосознания, которая и есть философия народа. В центре вни -мания автора Ф. М. Достоевский, Н. В. Гоголь, В. В. Розанов, Л. Н. Толстой, В. С. Соловьев, Святитель Тихон Задонский, Н. А. Бердяев, Г. П. Федотов, Н. О. Лосский, О. С. Булгаков, В. В. Зеньковский, И. А. Ильин, И. А. Бунин, М. М. Пришвин, А. Платонов и др.

Можно привести еще некоторые философские мероприятия, на которых происходит осмысление отечественной философской традиции. Так, например, в сборнике «Судьба наследия русской философской мысли на рубеже XXI ве -ка» (под. ред. И. А. Бирич) русская философия предстает в многомерном исследовательском пространстве. Выделяется четыре направления: религиозное, почвенное, социально-творческое, эволюционно-космическое.

В заключительной статье сборника «Пророческий дар русской философии» И. А. Бирич говорит о том, что сегодня, в эпоху постмодернизма, глубокого кризиса всей науки и кардинальной смены научной парадигмы, позитивизм как философская методология сдает свои передовые позиции. Это значит, что для русской философии приходит благоприятное время, поскольку русская философия и позитивизм — глубинные антиподы.

Солидаризуясь с антипозитивистскими взглядами на природу русской философии, И. А. Бирич говорит, что в русской философии истина есть не отвлеченная интеллектуальная цель, а переживание целостности мира как части своей собственной судьбы. Согласно русской философии, любое познание и переживание истины — судьбоносно: как в плане социальном, так и личном. Это творческое развитие на современной почве идей, которые были высказаны еще А. С. Хомяковым.

Характеризуя нравственные интенции русских философов, исследователь говорит об их личном нравственном уровне, что является условием доверия к их размышлениям: «Когда они говорят о целостности и нравственности человеческого сознания как о его обязательной норме, мы, прежде всего, видим перед собой целостность их собственной природы и потому верим их СЛОВУ, доносящему нам отзвук ОТКРОВЕНИЯ» [6; 231].

В Екатеринбурге под руководством профессора Б. В. Емельянова ведется систематическая работа по исследованию отечественного фило -софского наследия. Интерес представляют сборники : «Русская философия XX века: националь -ные особенности, течения и школы, политиче-ские судьбы» (2000); «Русская философия между Западом и Востоком», «Апология русской фило -софии» (2005). Здесь рассматривается широкий круг вопросов, затрагиваются различные аспекты отечественной философии, обозначаются ее перспективы и связь с современностью.

Среди интересных постановок тем и вопросов можно отметить следующие: «Мартин Хайдеггер и русская философия всеединства» (Н. А. Подзол-кова), «Благо мудрости Толстого» (С. А. Борчи-ков), «Иррациональные грани русского эроса» (В. Е. Фомин), «О глобалистских и антиглобалистских интенциях в русской мысли» (В. В. Серби-ненко), «Органический синтез либерализма и консерватизма: русская философия эпохи постмодерна», «Любовь и честь в творчестве и судьбе М. Ю. Лермонтова» (О. С. Пугачев) и др.

Современная философская общественность отмечает юбилеи русских классических философов, что становится большим научным и культурным событиям. Хотелось бы привести в пример сборник статей, посвященных 200-летию со дня рождения Ивана Киреевского. Среди авторов сборника известные философы, историки, лите -ратуроведы: Б.Н. Тарасов, М.Н. Громов, С.Г. Се -менова, М. А. Маслин, В. А. Никитин, А.Г. Г аче-ва, В. В. Сербиненко, О. Д. Куракина и др.

Киреевский рассматривается как выдающий -ся отечественный мыслитель, один из основоположников идей преображения национальной книжной культуры. Хотелось бы привести неко -торые мнения и оценки наследия Киреевского, в которых делается акцент на нравственных измерениях Б. Н. Тарасов обращает внимание на господство любви в постижении истины: «В мысли И. В. Киреевского, подобно другим русским писателям и философам, любовь как познаватель -ная категория тесно связана с любовью как кате -горией социологии этики, как высшим состоянием человеческого сознания, без обретения которого самые благие социальные преобразования всегда оставались, остаются и будут оставаться малодейственными и утопичными» [1; 58].

М. А. Маслин так характеризует суть философского мировоззрения Киреевского: «Конечную цель философии И. В. Киреевский видел в обосновании идеи «верующего мышления», на -целенного на поиск «внутреннего сосредоточия человеческого бытия» объединяющего разум, волю, чувства и совесть» [1; 111].

Таковы взгляды историков русской философии, раскрывающих ее нравственные пласты. Теперь можно обратиться к этикам, которые обращаются к русской философии. Показательны-

ми являются слова А. А. Гусейнова по поводу русской философии, которые он произнес на конференции «Актуальные проблемы русской философии» (2006 г.). Он, в частности отметил, что потенциал русской философии в области этики не полностью востребован и что сейчас необходимо обратиться к русской философии для развития социальных размышлений.

В этом контексте хотелось бы отметить межвузовские конференции по этике, проводимые ежегодно в ВГЛТА (Воронеж) с 1995 по 2007 г. под руководством проф. В. П. Фетисова. Основ -ная цель этих мероприятий заключалась в том, чтобы раскрыть нравственный потенциал отечественной философии, показать его действенность применительно к современным социокультурным реальностям. История и современность здесь пересекаются в узловой точке, которой является русская философия с ее багажом нравственных идей.

Сам перечень названий этих конференций является весьма показательным, свидетельствующим о творческом развитии этикоцентрич-ных тенденций русской философии: «Нравственные основы предпринимательской деятельности» (1995); «Россия и США: пути равноправного сотрудничества» (1997); «Экология и нравствен -ность» (1998); « Россия накануне XXI века: новые вехи» (1999); «Россия на перепутье: социализм или капитализм?» (2000); «Философия о смерти и бессмертии человека» (2001); «Философия и религия» (2002); «Особенности преподавания

философии в вузе» (2003); «Трагическая фило -софия Андрея Платонова» (2004); «Нравственная философия в России: состояние и перспективы» (2005); «Современная Россия: забвение Абсолютов» (2006), «Русская философия о преображении мира и человека» (2007).

Особенно важной была конференция «Нравственная философия в России: состояние и перспективы» (2005). Здесь речь шла о реальном состоянии нравственности в нашем обществе и состоянии этики как философской дисциплины. Была высказана общая озабоченность этими состояниями: нравственное состояние находится на очень низком уровне, а этика занимается частными, прикладными вопросами, оставляя фундаментальные проблемы человеческого бытия нерешенными.

Таким образом, можно подвести некоторые итоги. Мы, естественно, охватили далеко не все проявления русской философии сегодня. Речь шла лишь о небольшом, но показательном фрагменте современного философского процесса, который показал, что традиции этикоцентризма русской философии не являются ее прошлым.

Современный философский процесс в России характеризуется разнообразием подходов, мнений, позиций. При этом отмечается совершенно определенная этикоцентричная направ-ленность в современном философском дискурсе

в России, что свидетельствует об органичности и глубокой укорененности нравственной философии в духовно-интеллектуальных традициях отечественной культуры.

ЛИТЕРАТУРА

1. Иван Киреевский: Духовный путь в русской мысли XIX—XXI вв. (к 200-летию со дня рождения): сб. научн. статей / под ред. М.М. Панфилова. — М.: РГБ, 2007. — 436 с.

2. Хоружий С.С. Пу тем зерна: русская религиозная философия сегодня // Вопр. философии.

— 1999. — № 9. — С. 130—145.

3. Семенова С.Г. Философ будущего века: Николай Федоров. — М.: Пашков дом, 2004. — 584 с.

4. Г ачева А.Г. «Нам не дано предугадать, как слово наше отзовется.» (Достоевский и Тютчев).

— М.: ИМЛИ РАН, 2004. — 369 с.

5. Белозерцев Е.П. Образование: историкокультурный феномен. — СПб. : Юридический центр Пресс, 2004. — 685 с.

6. Бирич И.А. Пророческий дар русской философии // Судьба наследия русской философской мысли на рубеже XXI века: сборник научных статей. — М.: МГПУ, 2001. — С. 230—245.