ЕСТЕСТВЕННО-ПРАВОВОЕ МИРОВОЗЗРЕНИЕ: ВЧЕРА, СЕГОДНЯ, ЗАВТРА

О.А. Зарубина, кандидат философских наук, доцент кафедры теории и

истории государства и права ЮУрГУ

В наши дни, когда с такой очевидностью проявилась несостоятельность правового позитивизма, абсолютизирующего условный характер права, сводящего право к произволу и манипулированию со стороны власти, возрастает интерес к теории естественного права, благодаря которой были обоснованы идеи неотъемлемых прав человека и правового государства, в которой связь между правом и нравственностью неразрывна. Это делает актуальным стремление разобраться с мировоззренческо-методологическими основаниями естественно-правового подхода.

В основе учения об естественном праве лежит идея о том, что все существующие правовые нормы должны основываться на каких-то объективных началах, основаниях, не зависящих от воли человека (общества). Поскольку образцом таких объективных начал считалась природа, то право, не зависящее от человеческой воли и желаний, было названо природным или «естественным».

Теория естественного права направлена на поиски особой реальности права, несводимой к реальности государственно-властных установлений. Она тесно связана с идеалистическим мировоззрением. Поскольку под естественным правом в его обобщенном значении понимается сверхпозитивная инстанция или «совокупность всех сверхпозитивных обязательностей человеческой практики»1, то и особенность естественно-правового мышления заключается, говоря более привычным языком, в разграничении и сопоставлении права и закона с позиций принципов справедливости.

Это означает, что естественно-правовое мышление ставит перед собой задачу нахождения основания позитивного права и критерия его оценки, а, значит, проявляет себя в двух аспектах: сущностном (онтологическом) и аксиологическом.

Сущностный (онтологический) аспект естественно-правового мышления представляет собой ответ на вопрос «что есть право?» в его подлинности, т.е. ответ на основной вопрос философии права. В этом аспекте сущ-

ность собственно правовых явлений («феномена права») раскрывается через понятие «справедливость», а естественно-правовое мышление выполняет функцию объяснения сущности и понимания смысла права. Здесь решается задача выявления принципов справедливости (идеи права) и осуществления их философско-мировоззренческого обоснования.

В аксиологическом аспекте осуществляется оценка позитивного права («закона»), исходя из представления о сущности (смысле) права. Здесь естественно-правовое мышление по отношению к «закону» (правопорядку в целом) выполняет критическую функцию. Эти два аспекта, две функции естественноправового мышления тесно между собой переплетаются, ибо имеют в виду одно и то же -поиск справедливости как сущности права и критерия оценки закона.

Поэтому можно сказать, что сущность естественно-правового мышления состоит в философской и прежде всего нравственной критике права и государства. В процессе этой критики происходит измерение правовых и государственных отношений на соответствие их сущности и смыслу. Таким образом, эта критика направлена на легитимацию и ограничение права и государства.

В силу заложенной в нем критической установки естественно-правовой способ мышления приобретает особую социальную значимость в переходные периоды развития общества, которые характеризуются обострением противоречий между идеалом и действительностью, новыми прогрессивными стремлениями и старым положительным правом, или, другими словами, опытом переживания несправедливости. Поэтому наиболее активно и плодотворно естественно-правовые концепции развиваются в периоды реформ и изменений.

Вместе с тем естественно-правовое мышление содержит элемент утопии, поскольку исходит не из того, что есть, а из того, что должно быть, отрицая тем самым существующий порядок вещей. Как известно, в Новое время была популярна утопическая мо-

Серия «Право», выпуск 10

дель, построенная на «дихотомии» естественного и гражданского состояний, а средством перехода от одного состояния к другому выступал выражающий принцип согласия общественный договор. Однако эти гипотетические состояния не являются лишь иллюзией, они обладали и обладают реальным стимулирующим воздействием на сознание и поведение людей. Ведь хотя утопические проекты в действительности не сбываются, человек, находясь под впечатлением новой действительности и воодушевленный этой картиной, своими поступками меняет социальный мир, пользуясь при этом символами и категориями утопического проекта.

Смена одного правопорядка другим, как правило, мыслится и ожидается людьми как установление некоего «рая», идеального гармонического состояния человечества (высшей справедливости). И хотя в действительности такого «рая» на земле установить невозможно, человек не может о нем не мечтать. Однако это не просто мечты, а выражение сути собственно правовой реальности, носящей деонтологический (моральный) характер. Реальность естественного права представляет собой реальность человеческого императива достижения «рая человечности», иными словами, «идеального гармонического состояния, основанного на началах высшей справедливости, как такого жизненного требования, которое предъявляется самому себе в процессе человеческого сосуществования каждым, кто стал человеком хоть в какой-то мере»2.

Таким образом, то общее, что присуще многообразным формам естественного права, может быть выражено формулой «критика государства и права» и «борьба за гуманизацию правопорядка». Императив гуманизации правопорядка является «вечным» человеческим чаянием, однако реализация этого императива осуществлялась в различных формах, иногда даже таких, в которых эта направленность получала совершенно противоположное воплощение.

Могут быть выделены несколько подходов к типологизации концепций естественного права.

1. Первым из них является подход, в основании которого лежат ключевые категории естественно-правового мышления: «природа», «разум», «природа человека». В зависимости от того, на каком из этих ключевых понятий делается акцент, выделяются и различные типы естественно-правовых концепций: космо-

логические (натуралистические и теологические), апеллирующие к такой инстанции, как мировой порядок, рационалистические, апеллирующие к разуму, и антропологические, апеллирующие к природе человека. Достоинством первых было стремление подчеркнуть высший, трансцендентный характер права, однако недостатком было стремление вывести естественное право из бытия, должное из сущего. Вторые акцентировали внимание на идее права, отмечали мощь человеческого разума, однако ставили перед ним недостижимые задачи, полагая, что усилием одного только разума, без обращения к реальным обстоятельствам, возможно сконструировать идеальную систему права, которая служила бы образцом для любых конкретных правовых систем. Третьи верно указывали на связь права с сущностью человека, однако при различной трактовке этой сущности (природы человека) иногда утрачивался гуманистический смысл права.

2. В зависимости от понимания смысла права следует различать «старое» и «новое» естественное право. Первое характерно для традиционных обществ и прежде всего для Средневековья, где предполагалось природное неравенство людей, и поэтому справедливость трактовалась с акцентом на групповые привилегии - дворянству, духовенству и т.п. по принципу «каждому по его силе и чину». Сюда же следует отнести и те концепции, которые обосновывали просвещенный абсолютизм XVII в. (Ж. Боден, Т. Гоббс, Б. Спиноза). Требование равенства здесь ограничивалось лишь равенством граждан между собой перед лицом установленного государством закона, государством, которому делегировались гражданами их права во имя мира и собственной безопасности. «Новое естественное право», в наше дни получившее название прав человека, зародилось в эпоху Реформации на основе обоснования права на свободу совести как основополагающего «прирожденного» права и стало основой юридической доктрины Просвещения. В XVIII в. «прирожденные» права получили статус «неотчуждаемых прав», которые ограничивали произвол государства и устанавливали отношения свободы и равенства не только между гражданами, но и между гражданами и государством.

3. По способу обоснования идей права концепции «нового естественного права» могут быть подразделены на натуралистические, деонтологические и логоцентрические, разли-

Зарубина О.А.

Естественно-правовое мировоззрение: _______________вчера, сегодня, завтра

чающиеся трактовкой онтологического статуса естественного права. Последнее понималось соответственно в качестве существующего до позитивного права (как закон природы), над позитивным правом (как моральный идеал) и в самом позитивном праве (как его разумное ядро). Эти три типа классических учений естественного права представлены ключевыми фигурами философии права Нового времени - Дж. Локком, И. Кантом и Г. Гегелем.

Центральной идеей либеральной философии Дж. Локка является идея неотчуждаемых прав человека. По мнению Дж. Локка, разум вынуждает нас признать существование прав независимо от какой-либо договоренности или соглашения, которые могли бы послужить основанием для их возникновения. Индивиды в «естественном состоянии» обладают тремя «неотчуждаемыми правами» - на жизнь, на свободу, на собственность. «Поскольку все люди равны и независимы, постольку ни один из них не должен наносить ущерб жизни, здоровью, свободе или собственности другого; ибо все люди созданы одним всемогущим и бесконечно мудрым творцом»3.

«Неотчуждаемость» права на жизнь обосновывается у Дж. Локка тем, что человек является творением и слугой Бога, права на собственность - тем, что она воплощает в себе труд, права на свободу - тем, что человек является господином над самим собой. Однако понятие естественного права имеет у него не дескриптивный, а императивный характер. Это значит, что человек «разумный» скорее должен обладать правами, нежели обладает ими в реальности. Таким образом, происходит подмена сущего должным, ибо утверждается, что человек в «естественном состоянии» обладает этими правами в буквальном смысле. Натурализм Дж. Локка утопичен в силу вывода «гражданского состояния» человека из «естественного» и обоснования миссии государства защищать независимость частной собственности граждан от чьей-то субъективной воли.

Преодолеть порок натуралистических теорий естественного права удалось И. Канту, который положил в основу познания и поведения принцип субъективности. По И. Канту, истоки идеи должного (как нравственной, так и правовой) следует искать не во внешнем мире, как у Дж. Локка, а во внутреннем мире субъекта. Право есть «должное право», не за-

кон, а правовой идеал. Таким образом, право, по И. Канту, не имеет ничего общего с животной природой человека, а обращено к разуму. В, этой связи И. Кант формулирует всеобщий правовой закон, который гласит: «Поступай внешне так, чтобы свободное проявление такого произвола было совместимо со свободой каждого, сообразно со всеобщим законом»4. Этот закон выступает моральным законом, а этика, в отличие от знания законов позитивного права, налагает на человека обязанность выполнения права как максиму поведения. Тем самым у И. Канта принципы права и морали одни и те же, а, значит, критерием для оценки позитивного права выступает мораль, идущая априори от разума.

Г. Гегель, вслед за И. Кантом, ищет критерий права в человеческом сознании. Однако истоки права, по Г. Гегелю, находятся в сфере духа, который отличается разделением на противоположности и борьбой между ними. Именно данное противоречие обуславливает необходимость философского осмысления права, которое заключается в рассмотрении разумности права. В поисках легитимации идеи права Г. Гегель отвергает попытки обращения к природе, характерные для эпохи Просвещения (Дж. Локк), подход И. Канта к конструированию идеала через внутреннее нравственное чувство и видит основания легитимации права внутри самого права, в его имманентной разумности. Его естественное право и разумно, и действительно. Разумно оно потому, что относится к сфере подлинной реальности, к тому, что есть, а то, что есть, с его точки зрения, является Разумом. Действительно же потому, что как сущность (Понятие, Разум, Логос), осуществляясь в динамичных национальных правопорядках, приобщается к существованию (позитивному праву как иррациональной форме исторического бытия) и становится действительным (единичным, социально-историческим явлением Разума). Оно есть Разум в состоянии мирового осуществления. И именно в этом диалектическом смысле следует понимать выражение Г. Гегеля о том, что «философская наука о праве имеет своим предметом идею права -понятие права и его осуществление»3.

Естественное право - это мысль, подлежащая осуществлению в каждой душе (в сознании каждого субъекта права) и в каждом человеческом обществе (в виде институтов семьи, гражданского общества и государства), поэтому оно есть нечто «должное», но не в

Серия «Право», выпуск 10

13

смысле противоположности сущему, а осуществленное. Поэтому все рассуждения Г. Гегеля о праве имеют в виду не «явления», а «эй-досы», т.е. «явления», соответствующие сущности.

Естественное право у Г. Гегеля - это безусловная сущность положительного права, его внутренняя смысловая сущность, всеобщая логическая основа, категориальный остов всякого права как такового. Соотношение между правом естественным и положительным есть соотношение рода и вида. Естественное право - это живая сущность права (реальный Логос права), осуществляющая себя в положительных правопорядках. Следовательно, если для позиции Дж. Локка источником принципов естественного права выступала природа как доправовая инстанция, а открывались они при помощи разума и воплощались в позитивном законодательстве, для И. Канта они представляли принципы, открываемые разумом в самом разуме, которые выступали лишь критической инстанцией для оценки существующего права, то для Г. Г егеля они представляли собой имманентную сущность любой системы позитивного права, разумную составляющую общественного бытия человека.

Таким образом, достоинством естествен-но-правового мировоззрения является то, что благодаря обращению к идее права оно не испытывает трудностей в решений вопросов об основании и критерии права, нормативности правопорядка. В то же время недостаточное внимание к существующим условиям делает проблематичным применение такого подхода к формированию текущего законодательства. Но явное преимущество данного способа осмысления правовой реальности - давать критическую оценку правовым институтам и одновременно находить момент их согласования с изменившимися ценностями, а также приближать отечественное законодательство к международным стандартам.

1 Хёффе О. Политика, право, справедливость. Основоположения критической философии права и государства.-М.. 1994.-С. 51.

2 Luijpen W.A. Phenomenomogy of Natural Law. -Pittsburg 1968. - C. 52-53.

3 Локк Дж. Опыты о человеческом разумении: соч.: в Зт. -М., 1985.-Т. 1,-С. 103.

4 Кант И. Метафизика нравов: соч.: в 6 т. - М., 1,966. -Т. 4.-Ч. 2.-С. 140.

5 Гегель Г. Философия права. - М., 1990. - С. 46-47.