Отечественная история

А.И. Юрьев

Эсеры: от июльских событий к Корниловскому мятежу (на примере Центрального промышленного района России)

В статье рассказывается о деятельности Партии социалистов-революцио-неров и ее организаций в Центральном промышленном районе России после июльских событий 1917 г. и в ходе Корниловского мятежа.

Ключевые слова: Временное правительство, Партия социалистов-революцио-неров, эсеры, большевики, кадеты, Советы депутатов, мятеж, митинг, резолюция.

После июльских событий Временное правительство перешло в наступление. Началось разоружение полков, принимавших участие в событиях 3-5 июля, 12 июля была введена смертная казнь на фронте, 18 июля был назначен новый главнокомандующий армией - генерал Л.Г. Корнилов.

Ленин и ряд руководителей РСДРП(б) были обвинены в шпионаже в пользу Германии и получении от нее денег. При этом следует отметить, что еще весной 1917 г. в печати поднимался вопрос о необходимости внесения ясности в обстоятельства проезда Ленина и других большевиков через территорию Германии. Об этом писали не только либеральные, но и газеты социалистических партий, в том числе и эсеровские. События 3-5 июля в Петрограде и начавшееся 6 июля наступление немецких войск на позиции XI армии Юго-Западного фронта, приведшее к краху наступления русской армии, также дали повод для подобных обвинений. Прошли аресты некоторых большевиков и захват отдельных объектов, принадлежавших большевистской партии.

Однако, на наш взгляд, было преувеличением со стороны советской историографии заострять внимание на преследовании большевиков со

стороны Временного правительства, эсеров и меньшевиков. В Центральном промышленном районе, например, свободно действовало подавляющее количество большевистских партийных организаций, которые проводили собрания, митинги, издавали газеты, вели другую организаторскую и пропагандистскую работу, заседали в Советах. В Петрограде совершенно легально, с 26 июля по 3 августа, проходили заседания VI съезда РСДРП(б), действовали ЦК и районные комитеты большевистской партии. Хотя, безусловно, в некоторых случаях имели место факты арестов, избиения населением большевиков, изгнания их с митингов, собраний. Однако в целом травля, о которой все время говорили большевики, носила словесный характер - на митингах, собраниях и особенно в печати. Репрессии были в основном направлены против армии.

В нашей исторической науке практически ничего не говорится о том, что подобной травле подвергались и другие социалистические партии, в т.ч. эсеры, правда, в меньшей степени. При этом прочно укрепилось мнение, что эсеры и меньшевики после июльских событий встали на позиции полной поддержки действий правых.

Однако это было не так. В.М. Чернов, например, был вынужден выйти из состава первого коалиционного Временного правительства в связи с начатой в либеральных кругах кампанией, которую эсеры характеризовали как «клеветническую». Они рассматривали ее как попытку нанести удар всей Партии социалистов-революционеров и начало систематической травли против социалистических партий с целью дискредитировать их, чтобы тем самым «подготовить торжество реакции» [2. Ф. 274. Оп. 1. Д. 13. Л. 142].

Известие о выходе Чернова из правительства было встречено в большинстве Советов с сочувствием и пониманием. Исполком Костромского губернского Совета крестьянских депутатов, например, обсудив вопрос

об отставке Чернова, решил направить ему телеграмму, в которой выражал лидеру эсеров сердечное сочувствие, а также негодование врагами, «пытающимися низкими средствами ослабить наши силы». Исполком настаивал, чтобы выход Чернова из правительства был кратковременным, а интересы трудящихся не остались без «защитника». Было подчеркнуто, что уход Чернова не улучшит, а ухудшит положение врагов революции [4. Ф. 383. П. 2. Д. 28. Л. 29].

При этом эсеры активно выступали против расформирования полков, отмечая, что в событиях 3-5 июля участвовали отдельные группы солдат, а не отдельные воинские части. Фракция социалистов-революционеров при Петроградском Совете рабочих и солдатских депутатов, рассмотрев этот вопрос 19 июля на своем заседании, отметила, что это «может быть использовано как способ борьбы с революционными организациями

ВЕСТНИК

МГГУ им. М.А. Шолохова

Отечественная история

и представительными учреждениями в частях». Своим постановлением фракция признала нецелесообразным и даже опасным расформирование отдельных воинских частей, осудила требования штаба Петроградского военного округа о выдаче «зачинщиков» и настаивала, чтобы без тщательного судебного расследования ни одна часть, ни одна группа, ни один солдат не были подвергнуты наказанию. При этом особо отмечалось, что отправка маршевых рот на фронт «ни в коем случае не может рассматриваться как наказание» [2. Ф. 274. Оп. 1. Д. 13. Л. 144].

С решительным протестом выступили эсеры и против незаконных арестов и преследований представителей социалистических партий. Они настаивали на немедленном освобождении всех арестованных, которым не предъявлено никакого обвинения, назначении скорейшего суда с участием присяжных заседателей над всеми обвиняемыми и привлечении к ответственности всех лиц, виновных в незаконном лишении свободы [Там же. Л. 136]. Резко осудили эсеры и введение смертной казни на фронте как меры, «могущей быть истолкованной для контрреволюционной цели». На заседании своей фракции в Петросовете они потребовали от Временного правительства ее отмены. При этом отмечалось, что дезорганизации армии надо противодействовать «не зверскими мерами репрессий, а исключительно последовательно проводимой демократизацией и воодушевлением армии сознанием, что она защищает родину и революцию» [Там же].

В резолюции, принятой исполкомами Московских Советов рабочих и солдатских депутатов, также говорилось, что исключительные меры следует применять не к целым политическим течениям, а только к лицам, обвиняемым в определенных преступных действиях. При этом им должны быть обеспечены установленные судебные гарантии [6. Ф. 66. Оп. 12. Д. 153. Л. 15].

Президиум Московского Совета принял специальное постановление по вопросу о травле большевиков, где, в частности, предусматривалось организовать в «Известиях Совета рабочих депутатов» кампанию против этой травли и предложить социалистическим партиям поддержать ее в своих органах, а также разработать ряд практических мер против контрреволюционной агитации. Для реализации этого постановления была избрана специальная комиссия. Эсеры заявили на заседании президиума, что они, отмежевываясь от линии поведения большевиков, тем не менее готовы принять меры против их травли [Там же. Л. 16-18].

Таким образом, с одной стороны, эсеры поддерживали большевиков, выступая с ними заодно по ряду принципиальных вопросов, но в то же время продолжали находиться в составе Временного правительства

с представителями правых, в т.ч. кадетами. Сложилась весьма интересная ситуация, когда политика эсеровской и меньшевистской партий, позиция Советов, где они занимали большинство мест, не устраивала как правых - кадетов, так и левых - большевиков.

На своем IX съезде, который проходил почти одновременно со съездом большевистской партии, кадеты выступили за укрепление государственной власти, жесткие меры по борьбе с революционной стихией и устранение политического влияния Советов.

Эсеры уже в середине июля увидели опасность действий правых сил. На прошедшем объединенном пленарном заседании ВЦИК Совета рабочих и солдатских депутатов и ЦИК Всероссийского Совета крестьянских депутатов отмечалось, что, безусловно, «исключительное положение требует исключительных мероприятий, требует твердой революционной власти». Но при этом указывалось «на грозящую опасность контрреволюции, нагло врывающейся в двери, открытые анархией». На заседании прямо говорилось: «Контрреволюция присосалась к самим репрессиям, обращаемым против анархии, и пытается эти репрессии из необходимого орудия спасения революции превратить в орудие ее гибели» [4. 18 июля].

Если пик революционной стихии летом 1917 г. достиг своей верхней точки в событиях 3-5 июля, то пик правого противодействия наиболее проявился в событиях, которые вошли в историю под названием Корниловского мятежа, когда генерал Корнилов 25-31 августа двинул войска на Петроград с целью установления там «твердого порядка».

В нашей исторической науке совершенно справедливо говорится о том, что самое активное участие в организации борьбы с Корниловским мятежом принадлежит большевистской партии. В то же время роль эсеровской партии в августовских событиях до последнего времени трактовалась как чуть ли не пособническая этому мятежу или, в лучшем случае, умалчивалась. Справедливости ради надо сказать, что и Партия социалистов-революционеров в эти дни не была сторонним наблюдателем.

ВЦИК Советов создал специальный комитет народной борьбы с контрреволюцией, куда вошли представители всех советских партий, в т. ч. эсеры. В Петрограде эсеры вместе с большевиками занимались созданием боевых дружин, которыми руководили Советы рабочих и солдатских депутатов, организацией охраны заводов, мобилизацией рабочих на строительство укреплений. Из представителей социалистических партий на заводах и фабриках создавались совместные комиссии, комитеты по борьбе с контрреволюцией. В то же время, если эсеры высказывали доверие Временному правительству, большевики выступали против него.

ВЕСТНИК

МГГУ им. М.А. Шолохова

Отечественная история

В Центральном промышленном районе известие о Корниловском мятеже также вызвало усиление активности всех партий, в т.ч. и эсеров. Московские эсеры охарактеризовали мятеж Корнилова как авантюру, которая всецело поддерживается буржуазией и «знаменует собой полный разрыв с организованной демократией, защищающей все завоевания революции» [6. Ф. 66. Оп. 13. Д. 12. Л. 10].

В ряде мест прошли митинги, собрания, на которых принимались резолюции в связи с мятежом.

Интересно, например, что на заводе Курлово Касимовского уезда Рязанской губернии состоялось совместное собрание организаций эсеров и большевиков. В принятой резолюции говорилось, что Корниловский мятеж является попыткой буржуазии захватить власть и развязать гражданскую войну. Выдвигались требования ареста и предания суду Корнилова и других лиц, причастных к заговору, реорганизации на демократических началах командного состава, устранения «буржуазных элементов» из всех общественных организаций и учреждений. Собрание выразило полное доверие Советам, а также Временному правительству «в составе министров-социалистов» и потребовало полной власти «действительным демократическим Органам и Временному правительству, работающему в полном согласии с Советами» [2. Ф. 60. Оп. 1. Д. 55. Л. 116].

Созданный в Рязани губернский комитет спасения революции, Совет солдатских, рабочих и крестьянских депутатов в обращении к гражданам Рязани и Рязанской губернии писали: «Сомкнем ряды вокруг Временного Правительства и органов революционной демократии против контрреволюции ...» [3. 31 августа].

За поддержку Временного правительства в дни корниловского мятежа высказалось и объединенное собрание Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, фабрично-заводских комитетов, совета профсоюзов, проходившее в Твери. В нем приняли участие и представители всех социалистических партий. При этом большевики, как и эсеры, голосовали за резолюцию «Поддержка Временному правительству в борьбе с контрреволюционным выступлением правого крыла». Собравшиеся отмечали, что поддерживают Временное правительство «в виду исключительно острого положения». А поскольку победить окончательно контрреволюцию, укрепить и углубить революцию власть, организованная на коалиционных началах, не сможет, необходима организация власти на новых началах, в интересах российской и международной революции. Таким органом они видели Временный парламент из всех групп, входящих в Совет и поддерживающих его [2. Ф. 60. Оп. 1. Д. 58. Л. 39-40].

Большой митинг, в котором приняли участие 1250 человек, состоялся на фабрике товарищества Соколовской мануфактуры Баранова во Владимирской губернии. Его организатором явился социалистический блок, в который входили эсеры и РСДРП. Здесь рабочие были настроены более решительно, чем их товарищи на заводе Курлово. Резолюция настаивала, чтобы Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов взял в свои руки всю власть и неуклонно шел к углублению и расширению революции. Выдвигались требования немедленного обнародования декрета о переходе всей земли народу, закрытия всех буржуазных контрреволюционных учреждений и общественных организаций, органов печати, выдачи оружия Красной гвардии и другие. В резолюции содержался также призыв: «Долой соглашение с буржуазией!» [2. Ф. 60. Оп. 1. Д. 46. Л. 107].

В чисто большевистских документах, как, например, в резолюции Иваново-Вознесенского Совета рабочих и солдатских депутатов, резко осуждались действия Временного правительства, ВЦИК Советов, указывалось на вред политики соглашения демократии с буржуазией «в лице коалиционного министерства», которое «руками министров-социалистов с благословения советского большинства» поддерживает реакционные силы страны и «душит левую часть демократии». Коалиционное правительство обвинялось в том, что оно смотрело на заговор буржуазии и командных верхов армии во главе с генералом Корниловым «сквозь пальцы», и высказывалось требование перехода всей власти в руки действительных революционных Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов [Там же. Д. 48. Л. 20].

В некоторых местах эсеры вместе с большевиками организовывали работу по отражению мятежа. Так, в Егорьевске Рязанской губернии, где Корниловский мятеж совпал с тяжелым продовольственным кризисом, на экстренном заседании исполкома Совета рабочих и солдатских депутатов и полкового комитета была избрана революционная директория из

7 человек, в т. ч. двух эсеров и трех большевиков. Было налажено дежурство на телеграфе, телефонной и железнодорожной станциях, усилено дежурство по городу, прекращено издание «буржуазных» газет. В тесном контакте с революционной директорией и комитетами всех социалистических партий работал полковой комитет. Среди солдат были сформированы боевые дружины [Там же. Д. 55. Л. 8-9].

В Москве на объединенном заседании исполкомов Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов фракция эсеров при Совете рабочих депутатов выступила с заявлением, в котором предложила в целях успешного подавления мятежа срочно обсудить вопросы о буржуазной печати,

ВЕСТНИК

МГГУ им. М.А. Шолохова

Отечественная история

созыве Всероссийских съездов Советов рабочих и солдатских депутатов, принятии экстренных мер по борьбе со спекуляцией и о контрразведке. Было решено в связи с заговором Корнилова организовать комиссию по обыскам и обратиться с воззванием к населению, армии и крестьянам [6. Ф. 66. Оп. 12. Д. 169. Л. 1]. В присутствии представителей заводских комитетов от Городского, Пресненского, Замоскворецкого, Хамовничес-кого, Рогожского, Железнодорожного, Лефортовского, Сокольнического, Симоновского, Басманного и Мытищенского районов был рассмотрен вопрос о вооружении рабочих. В принятом решении говорилось о создании рабочих дружин, способе их вооружения, а также о реорганизации милиции. Для осуществления этого решения была выбрана специальная комиссия, в которую вошли по два представителя от каждой фракции в Советах рабочих и солдатских депутатов и по одному от районных исполнительных комитетов Советов рабочих депутатов [Там же. Л. 4, 8].

Однако в ряде случаев эсеры проявили растерянность, неготовность к энергичным, активным действиям. Во многом это объяснялось тем, что Корнилов был назначен главнокомандующим армией Временным правительством, куда входили представители партий эсеров и меньшевиков. Это обстоятельство ставило умеренных социалистов в весьма невыгодное положение, поскольку они несли определенную ответственность за мятеж назначенного правительством генерала. Большевики, наоборот, повели себя в этой ситуации очень напористо, активно и решительно, обвиняя эсеров и меньшевиков в потворстве заговору.

Наиболее характерно это проявилось, например, в городе Рославле Смоленской губернии, где известие о Корниловском мятеже, пришедшее 28 августа, застало эсеров и меньшевиков врасплох и нанесло их авторитету большой урон. Причиной явилось то, что накануне проходило заседание Совета рабочих и солдатских депутатов, посвященное полугодию Февральской революции и существования Советов. После ряда запланированных речей неожиданно выступил член большевистской фракции Совета и, сделав обзор сил, действующих в революции, подверг резкой критике тактику эсеров и меньшевиков, обвиняя их в контрреволюционности. Его речь вызвала поддержку со стороны части участников заседания, главным образом солдат, находившихся там в большом количестве. Эсеровско-меньшевистский президиум Совета выступил, в свою очередь, с многочисленными протестами и возражениями в связи с этим обвинением.

Поэтому полученное на следующий день известие о Корниловском мятеже повергло эсеров и меньшевиков в полную растерянность. На экстренном заседании Совета они признали правильность тех обвине-

ний, против которых накануне так бурно и горячо протестовали. После этого на заседании было достигнуто «полное междупартийное перемирие» и общее мнение «действовать единодушно». Совет ввел цензуру на телеграфе, были усилены патрули, штаб военной бригады был извещен, что без решения Совета он не имеет права куда-либо направлять солдат или оружие. В воинских полках прошли митинги, на которых солдаты поддержали решения Совета. Митинги состоялись и в железнодорожных мастерских. 29 августа был создан комитет общественной безопасности, куда также вошли представители всех социалистических партий.

Однако большевики, в отличие от эсеров и меньшевиков, действовали активнее, решительнее, собраннее. Они подготовили единственную за эти дни листовку. И хотя некоторые выражения в ней были несколько сглажены президиумом Совета, который печатал листовку в своей типографии, в целом она носила большевистский характер и распространялась в основном среди солдат. 29 и 30 августа большевики провели партийные собрания, где обсуждали вопросы работы в связи с текущим моментом. Они явились инициаторами митингов среди населения города для разъяснения происходящих событий. При этом большевики усиленно вели и на митингах, и в Совете линию, отличавшуюся от эсеровской и меньшевистской, критикуя политику Временного правительства. Эсеры и меньшевики, находящиеся в Совете, за эти дни только издали ряд постановлений и сделали попытку собрать состав старой думы, т.к. новая должна была начать работу лишь в сентябре, для принятия декларации к населению по текущему моменту. Но, кроме представителей социалистических партий, пришел только один «стародумец» и собрание не состоялось [2. Ф. 60. Оп. 1. Д. 56. Л. 20-22].

В Гусь-Хрустальном Совет, состоящий исключительно из эсеров, после получения известия о мятеже Корнилова вместо того, чтобы предпринять какие-либо шаги, снял с себя полномочия. В созданный революционный комитет вошли уже только большевики, которые и занимались всей работой: созданием Красной гвардии, изъятием оружия у населения и т.д. [Там же. Л. 158].

Аналогичная ситуация складывалась и в большинстве других городов Центрального промышленного района. Так эсеры со своей слабой активностью проигрывали большевикам в эти решающие для дальнейшего развития революционных событий дни, сдавая свои позиции.

Таким образом, дни корниловского мятежа явились переломным моментом в развитии революции в России. У эсеров, имевших и в августе 1917 г. значительный авторитет и влияние среди различных слоев населения, была реальная возможность, возглавив борьбу с мятежом, укрепить

ВЕСТНИК

МГГУ им. М.А. Шолохова

Отечественная история

свои позиции, но они этот шанс упустили. Московское областное бюро РСДРП(б) отмечало в своем докладе 4 октября 1917 г., что после корниловского мятежа «сочувствие масс ясно выражается» в сторону их партии, отмечая «сдвиг масс» в сторону большевиков в Советах рабочих и солдатских депутатов [5. Ф. 1. Оп. 27. Д. 1. Л. 2]. Такой же вывод делали и все губернские большевистские организации Центрального промышленного района.

Уже с дней т.н. Корниловского мятежа социалисты-революционеры начинают терять влияние, в первую очередь среди солдат, особенно тыловых гарнизонов, и части рабочих. Это падение происходило также на фоне общей усталости всего населения, начавшегося падения авторитета Временного правительства. Большевики из Смоленской губернии, например, писали в Московское областное бюро РСДРП(б), характеризуя обстановку: «Обыватель к Временному правительству довольно холоден - изголодался, разуверился в скором окончании войны, измучен очередями» [2. Ф. 60. Оп. 1. Д. 56. Л. 21]. Начинается большевизация Советов рабочих и солдатских депутатов, где эсеры и меньшевики до этого в большинстве случаев имели значительное преимущество.

Библиографический список

¡.Известия Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов. 1917 г.

2.Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ).

3.Рязанская жизнь. 1917 г.

4.Центр документации новейшей истории Костромской области (ЦДНИКО).

5.Центр документации новейшей истории Ярославской области (ЦДНИЯО).

6.Центральный государственный архив Московской области (ЦГАМО).