© Н.В. Гришин, 2008

УДК 324(470.4/6) ББК 66.3(2Рос).131

ЭЛЕКТОРАЛЬНАЯ ПОДДЕРЖКА КПРФ НА ЮГЕ РОССИИ: УСТОЙЧИВОСТЬ И ДИНАМИКА ТЕРРИТОРИАЛЬНЫХ РАЗЛИЧИЙ

Н.В. Гришин

Научное сообщение представляет собой политологический анализ территориальной дифференциации электоральных предпочтений населения, в частности исследование поддержки КПРФ в Южном федеральном округе. Опираясь на эмпирические данные (в том числе электоральную статистику и социологические исследования), автор осуществляет количественное измерение электоральных предпочтений на Юге России, определяет их специфические черты, а также устойчивые, повторяющиеся особенности.

Ключевые слова: политические партии, электорат, КПРФ, коммунисты, Юг России, электоральные предпочтения, политические исследования.

Феномен территориальной дифференциации электоральных предпочтений населения привлекает все большее внимание в отечественной политологии. Устойчивость территориальных различий политической поддержки политических партий можно рассмотреть на примере одной из ведущих партий - КПРФ.

Юг России - это макрорегион с очевидными левыми симпатиями. Они проявляются при голосовании на федеральных выборах - и в «русских» субъектах Федерации, и в национальных республиках КПРФ, как правило, получает более высокую поддержку, чем в среднем по России. Левые симпатии выявлены и на региональных, и местных уровнях.

На уровне регионов Юга России территориальные различия поддержки КПРФ не очень значительны, если не считать нескольких национальных республик. Такое исключение составляют, прежде всего, Ингушетия и Чечня, где коммунисты всегда имели исключительно низкий уровень поддержки на выборах. Недалеко от них находится и Кабардино-Балкария. Как известно, республики Северного Кавказа отличаются со-

вершенно специфическим электоральным поведением. Поэтому и другие республики по отношению к КПРФ дают значительные отклонения.

Амплитуда вариации поддержки КПРФ на выборах 1995 г. по Югу России составляла 38,1 % (43,6 % в Дагестане минус 5,1 % в Ингушетии), в 1999 г. - 39 %, в 2003 г. - 17,5 %. Показатель амплитуды вариации в нашем случае не имеет особой эвристической пользы; он касается только крайних случаев, в то время как большинство регионов Юга имеют умеренные показатели.

Для определения неравенства распределения поддержки среди всего множества данных используется статистический коэффициент вариации.

На парламентских выборах 1995 г. коэффициент вариации по 13 регионам Юга составил 45 %, в 1999 г. - 34 %, в 2003 г. - 46 %, в 2004 г. - 60 %. Как можно убедиться, это очень большие показатели, они подчеркивают территориальную неоднородность политического поля Юга страны. Тем не менее в отношении к КПРФ коэффициент вариации намного меньше (примерно в два раза), чем по отношению к ЛДПР или либералам. Как это ни странно будет звучать (с точки зрения теории статистики), но по сравнению с другими партиями отношение населения регионов Юга России к КПРФ следует признать

относительно однородным. Но дифференциация отношения регионов к этой партии нарастает, так же как и по отношению к другим идеологическим партиям.

Среди пяти «русских» регионов Юга поддержка КПРФ однородна без всяких оговорок. По итогам парламентских выборов 1995 г. коэффициент вариации составил 7 %, в 1999 г. - 11 %, в 2003 г. - 12 %, в 2007 г. -19 %. Тем не менее и среди этих пяти регионов территориальные различия в отношении населения к КПРФ устойчивы. Почти на всех федеральных и региональных выборах наименьшую поддержку компартия получает в Ростовской области, после которой следует назвать Астраханскую область. Вспомним, что именно в этих двух «русских» субъектах Федерации, в отличие от трех других, в 1996 г. Г.А. Зюганов получил менее 50 % голосов, а коммунисты не победили на губернаторских выборах. На парламентских выборах 2007 г. опять-таки именно в Ростовской и Астраханской областях среди пяти «русских» регионов у КПРФ был худший результат.

Таким образом, Волгоградская область, Краснодарский и Ставропольский края опережают их по уровню поддержки коммунистов. При этом наиболее расположенной к компартии среди регионов «русского» Юга следует признать все-таки Волгоградскую область.

Среди национальных республик Северного Кавказа поддержка КПРФ более вариативна. По итогам выборов 1995 г. коэффициент вариации здесь составил 54 %, в 1999 г. -44 %, в 2003 г. - 59 %, в 2007 г. - 78 %. Северный Кавказ дает примеры полярного отношения избирателей к компартии. Если в Ингушетии и Чечне у КПРФ самая плохая поддержка в масштабе всей страны, то Дагестан на нескольких выборах давал КПРФ лучший результат в пределах Южного федерального округа. Помимо Дагестана, высокий уровень поддержки коммунистов в Адыгее и Северной Осетии.

Устойчивость территориальных различий рейтинга КПРФ высока.

Рассмотрим корреляцию между результатами голосования за КПРФ по регионам Южного федерального округа. Непосредственным объектом корреляции выступит степень поддержки (в процентах).

Линейная корреляция между результатами поддержки КПРФ по регионам Юга на парламентских выборах 1995 и 1999 гг. - 0,889; между двумя турами президентских выборов 1996 г. - 0,73, между выборами 1999 и

2003 гг. - 0,767, между выборами 2003 и

2004 гг. - 0,7, между выборами 2003 и 2007 гг. - 0,85.

Устойчивость территориальных различий электоральной поддержки КПРФ можно увидеть в ранжировании территорий по степени поддержки компартии. У большинства регионов ранги отношения к КПРФ сильно менялись. Наибольшая устойчивость рангов прослеживается у регионов с отрицательным отношением к коммунистам. Чечня и Ингушетия почти всегда занимают два последних места на Юге страны по уровню поддержки коммунистов. Например, Ингушетия почти на всех выборах занимает последнее место по степени поддержки коммунистов (кроме первого тура президентских выборов 1996 г.). К названным республикам примыкает Кабардино-Балкария. Она так же, как и Чечня, имеет ранг в интервале между 10 и 12 по степени поддержки коммунистов на Юге России.

Устойчивость рангов измеряется при помощи коэффициента корреляции рангов.

Сравнивая ранги регионов по уровню поддержки КПРФ, мы обнаружим сильную взаимосвязь. Между рангами результатов голосования в 1995 и 1999 гг. коэффициент корреляции рангов очень велик - 0,923, между парламентскими выборами 1995 г. и первым туром президентских выборов 1996 г. - 0,931, между двумя турами президентских выборов 1996 г. -0,622. По дальнейшим выборам корреляция рангов падает. Между парламентскими выборами 1999 и 2003 гг. она составила 0,443, между парламентскими выборами 2003 г. и президентскими выборами 2004 г. - 0,559.

Рассмотрим взаимосвязь между результатами поддержки КПРФ на более низком уровне - на уровне окружных избирательных комиссий. По 22 избирательным округам корреляция между результатами голосования 1995 и 1999 гг. очень высокая - 0,905, между результатами 1999 и 2003 гг. - 0,661. Таким образом, степень взаимосвязи выше, чем на уровне регионов.

В рамках отдельно взятого субъекта Федерации устойчивость районных различий поддержки КПРФ также очень высокая.

В Астраханской области корреляция между результатами голосования за КПРФ в

1995 и 1999 гг. по 16 районам - 0,905. Корреляция между результатами 1999 и 2003 гг. -0,876, между двумя турами президентских выборов 1996 г. - 0,944. Таким образом, и в случае с КПРФ взаимосвязь значительно возрастает при более низком уровне анализа.

В Волгоградской области корреляция результатов голосования за КПРФ по районам области также высокая. Между результатами голосования за ПРФ в 1995 г. и за Г.А. Зюганова в первом туре президентских выборов в 1996 г. корреляция составила 0,82, между результатами голосования 1995 и 1999 гг. - 0,72, 1999 и 2003 гг. - 0,78. Наибольшей была корреляция голосования за КПРФ в 1999 г. и за Г.А. Зюганова в президентской кампании 2000 г. - 0,95. Избирательный цикл 2007-2008 гг. привел к перелому. Корреляция результатов голосования за КПРФ по районам Волгоградской области между выборами 2003 и 2007 г. всего 0,33, а между 2007 и 1999 гг. вообще 0,16.

В Ростовской области корреляция результатов голосования за КПРФ по районам в 2003 и 2007 гг. составила 0,65. Наиболее высокой была корреляция голосования за КПРФ в 1995 г. и за Г.А. Зюганова в первом туре выборов 1996 г. - 0,75. Между результатами выборов 1995 и 1999 гг. корреляция по районам области была 0,57, выборов 1999 и 2003 гг. - 0,61.

На уровне районов высока также корреляция рангов.

Среди районов Астраханской области корреляция рангов по поддержке коммунистов очень велика. Корреляция рангов между результатами выборов 1995 и 1999 гг. составляет 0,797. Корреляция рангов 16 районов области между результатами парламентских выборов 1995 г. и президентскими выборами

1996 г. (в первом туре) 0,888. Корреляция рангов между двумя турами - 0,944. Очень велика и корреляция рангов при сравнении результатов парламентских выборов 1999 и

2003 гг. - 0,9. Низкая корреляция рангов между голосованиями за КПРФ на парламентс-

ких выборах 2003 г. и за Н.М. Харитонова в

2004 г. - 0,694. Корреляция между результатами голосований 2003 и 2007 гг. оказалась еще меньшей - 0,46. Но в целом взаимосвязь не должна вызывать сомнений.

В Астраханской области есть четыре района, которые очень долго не меняли свой ранг поддержки КПРФ вообще. Например, город Знаменск во всех семи федеральных избирательных кампаниях 1995-2004 гг. (включая два тура в 1996 г.) занимал только последнее, 16-е, место. Кировский район в 1995-2004 гг. занимал 15-е место, Советский - 14-е, Ленинский - 13-е. Еще один район, Трусовский, в шести кампаниях занимал 12-е место и однажды был 11-м. Таким образом, в Астраханской области самую большую устойчивость рангов по поддержке коммунистов сохраняют именно «антикоммунистические» районы.

Абсолютная устойчивость рангов перечисленных районов имеет еще одну особенность. Дело в том, что на отдельно взятых выборах разница в поддержке коммунистов здесь очень невелика - зачастую в пределах одного-двух процентов. Поэтому на первый взгляд такое различие может показаться пренебрежимо малым и неустойчивым. Однако оно совершенно устойчиво. На иерархию рангов не повиляли даже огромные изменения в электоральной базе КПРФ, произошедшие с конца 1990-х годов.

В Волгоградской области корреляция рангов районов по уровню поддержки КПРФ до 2007 г. также была очень высокой. Корреляция рангов районов по результатам выборов 1995 и 1996 гг. (первый тур) была 0,845, 1995 и 1999 гг. - 0,74, 1999 и 2000 гг. - 0,924, 1999 и 2003 гг. - 0,718.

В Ростовской области корреляция рангов районов по степени поддержки коммунистов была невелика. По результатам выборов 1995 и 1999 гг. она составляла 0,54, выборов 1999 и 2003 гг.- 0,56.

Нарушение устойчивых различий наблюдается только на парламентских выборах 2007 года. Прежде всего, это связано с разрушением электората идеологических партий в сельских районах, которые до этого были основой поддержки коммунистов. Таким образом, коммунистический электорат в этих районах в 2007 г. резко сократился, городские

же избиратели оказались намного устойчивее. В итоге это привело к радикальным изменениям в ранговой шкале.

Среди всех идеологических партий только компартия обладала серьезной организацией и партийным активом, таким образом, сама деятельность партийных организаций была важным фактором, оказывающим влияние на электоральные результаты.

Во всех регионах Юга отделения коммунистической партии были нейтрализованы и после 1990-х гг. не представляли реальной угрозы для захвата власти. При этом в разных регионах методы нейтрализации КПРФ были различны - от ожесточенной борьбы до «удушения в объятьях».

В Ростовской области применена наиболее жесткая тактика подавления политической угрозы со стороны левой оппозиции.

В Астраханской области противостояние КПРФ и местной «партии власти» не отличалось ожесточенностью ни с той, ни с другой стороны. Оппортунистическая тактика астраханских коммунистов очевидна для избирателей благодаря наличию у них сильнейшего критика слева - самого популярного публичного политика области О.В. Шеи-на. Таким образом, пассивная политика астраханских коммунистов привела к переори-

ентации левого электората области на иные оппозиционные силы.

Единственный из трех избранных в 1996 г. «красных» губернаторов на Юге России - глава Волгоградской области - не обеспечил на своей территории передачу власти «Единой России». И хотя деятельность волгоградского губернатора в составе компартии развития и продолжения не имела, левый электорат в этом регионе оказался наиболее устойчив в ЮФО в период выборов 2003-2007 годов.

Степень различия отношения к КПРФ в регионах Юга настолько велика, что не позволяет рассматривать Южный федеральный округ как пространство с однородной политической культурой. Основной раскол политических предпочтений проходит между пятью «русскими» регионами Юга (Астраханская, Волгоградская, Ростовская области, Краснодарский и Ставропольский края) и национальными республиками Северного Кавказа. Второй по значению раскол можно наблюдать среди национальных республик.

Применение статистических методов подтверждает не только высокую устойчивость территориальной дифференциации электоральных предпочтений населения, но также объективность и устойчивость общественного политического мнения.

ELECTORATE SUPPORT OF COMMUNIST PARTY (CPRF)

IN THE SOUTH OF RUSSIA: STABILITY AND EVOLUTION OF THE TERRITORIAL DIFFERENCES

N. V. Grishin

Scientific report corresponds to political analysis of the territorial differentiation of Electorate Population preferences in particular the research of Communist Party’s Support in the Southern Federal District. Based on the empirical data (including the Electorate Statistic and Sociological Researches) the author realizes quantitative measurement of Electorate Preferences in the South of Russia, indentifies theirs specific features and also stable and periodic characteristics.

Key words: political parties, electorate, Communist Party (CPRF), communists, the South of Russia, electorate preferences, political analysis.