УДК 113:574

АСТРАХАНСКИЙ ВЕСТНИК ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ

№ 4 (22) 2012. с. 73-78.

ЭКОЛОГИЯ В СИСТЕМЕ ЕСТЕСТВЕННО-НАУЧНОГО ЗНАНИЯ

(Методологический анализ)

Марина Вячеславовна Доронина

Тюменская государственная сельскохозяйственная академия, кафедра философии г.Тюмень

естествознание, экология почв, биогеоценология, экология ландшафтов, экобиология, экология биосферы, экология человека, глобальная экология

В статье исследуется экология в системе естественнонаучного знания. В этих целях изучаются истоки и начала возникновения предмета экологии, выясняются его исторические этапы и их ограниченность; проводится методологический анализ современной экологии, осмысливаются интегративные процессы и закономерности организации, функционирования и развития экологического и естественнонаучного знания и на этой основе определяется особое место экологии в системе естествознания.

ECOLOGY IN THE SYSTEM OF NATURAL - SCIENTIFIC KNOWLEDGE

(Methodological analysis)

Marina Vyacheslavovna Doronina

Tyumen State Agricultural Academy, philosophy chair, Tyumen

bio-farm24@yandex.ru

natural sciences, ecology of soils, biogeocenology, ecology of landscapes, ecobiology, biosphere ecology, human ecology, global ecology.

In the article the ecology in the system of natural-science knowledge is researched. In these purposes the beginning of a subject of ecology are studied. Its historical periods and their limitation find out; the methodological analysis of modern ecology is carried out, integrative processes and regularities of the organization, functioning and development of ecological and natural-science knowledge are described. And on this basis the special place of ecology in natural sciences system is defined.

В современную эпоху развития научного познания особенно важной и трудной является проблема изучения соотношения экологии с другими разделами научного знания. В задачу данного исследования и входит выяснение места экологии в системе естественнонаучного знания.

Как известно, истоки и начала экологии как научного направления относятся к творчеству немецкого зоолога -эволюциониста Эрнста Геккеля, который в своей работе «Общая морфология организмов» (1866 г.) сформулировал общие принципы

экологического знания. Он отмечал, что экология представляет собой «Общую науку об отношениях организмов с окружающей средой, куда мы относим в широком смысле все условия существования. Они частично органической, частично неорганической природы, но как те, так и другие имеют весьма большое значение для форм и организмов, так как они принуждают их приспосабливаться к себе. К неорганическим условиям существования, во-первых, относят физические и химические свойства их местообитаний - климат (свет, тепло, влажность и атмосферное электричество), неорганическая пища, состав воды и почвы и т.д. В качестве органических условий существования мы рассматриваем общие отношения по всем остальным организмам, с которыми он вступает в контакт и из которых большинство содействует его пользе или вредит» [Цит. по:4, с. 933]. Как мы видим, Геккель предложил весь круг вопросов, связанных с проблемой борьбы за существование и влияние на живые существа комплекса физических, химических и биологических условий, обозначить понятием «экология». Такая первоначальная трактовка предмета экологии способствовала её широкому признанию, поскольку фиксировала внимание на внешних особенностях взаимосвязи организмов и средств их обитания. Вместе с тем надо отметить, что Геккель излишне «биологизировал» экологию, а именно, лишал её статуса предметности и включал её лишь как часть, раздел общей биологии. Однако, несмотря на эту историческую ограниченность, связанную, прежде всего со становлением новой науки о природе - экологии, уже первоначальный вариант предмета экологического знания оказал влияние не только на дальнейшее развитие своего собственного предмета исследования, но и на становление и формирование экологических разделов многих естественных наук: геологии,

почвоведения, биогеоценологии, ландшафтоведения, биологии и др.

Необходимо также отметить, что подобные экологические представления были всего лишь условиями возникновения новой науки о природе. Особая самостоятельная наука - экология ещё не была создана. Такое состояние в науке о природе и, в частности, об экосистемах объяснилось, прежде всего, определенными методологическими ориентациями учёных-естествоиспытателей. В это время, то есть в середине Х1Х века, в мышлении учёных ещё господствовал односторонний, аналитический метод, который при его абсолютизации приводил к метафизическому способу познания. Поэтому в основе построения классификации наук того времени брался лишь принцип координации. При таком подходе, конечно, никакой внутренней связи между науками не обнаруживалось, науки просто объединялись по внешним, случайным признакам. Отражением указанной методологической ситуации было формирование крайних позиций «геологизма» или «биологизма» в трактовках той или иной природной экосистемы (почвы, биогеоценоза, ландшафта и др.) и порождали взгляды, и даже теоретические концепции, согласно которым экология как самостоятельная наука отрицалась, растворялась либо в геологии, либо в биологии.

К сожалению, современная экология не избавилась от названных тенденций. Среди имеющихся определений экологии современная «экология представлена как относительно самостоятельная биологическая дисциплина» [4, с. 933].

Поэтому следующий этап в истории развития экологических наук и определения их места в системе естествознания был связан с определением указанных методологических трудностей и переходом к новым принципам построения классификации наук о природе, а именно, переходом от координации наук к их субординации, от дифференциации наук к их интеграции. Такой переход объяснялся, прежде всего, объективными потребностями исторического познания. В этой связи Б.М. Кедров справедливо отмечал: «Принцип координации, основанный на внешнем

соположении наук, допускает образование между смежными (по ряду) науками резких разрывов и даже непереходных пропастей. Напротив, принцип субординации по самому своему существу влечёт за собой «наведение мостов», через которые осуществляются переходы между науками и их общая взаимная связь» [7, с. 40].

Осуществление органического, внутреннего единства между всеми науками потребовало также разработки их новых методологических оснований, перехода учёных от одностороннего метафизического способа познания к всестороннему диалектическому. Этот исторический этап относился к последней трети Х1Х века и связан с первооснователем почвоведения, в том числе и экологического почвоведения, В.В. Докучаевым. Заслуга В.В. Докучаева перед мировой наукой заключалась в том, что он впервые выделил почвоведение в качестве самостоятельного предмета в естествознании. Так, он отмечал, что с момента своего возникновения почвоведение сразу же заняло «вполне самостоятельное место со своими собственными строго определенными отделами естествознания» [6, с. 416]. Причём обоснованием этого положения является проведенное им исследование почвы как особого естественноисторического тела природы, имеющего свои специфические закономерности и свойства. По взглядам В.В. Докучаева, процесс почвообразования является особо сложным процессом, идущим на нашей планете. На почвообразование оказывают влияние многообразные факторы не только неживой природы, но и живой природы. Почвоведение, возникнув как самостоятельная наука о почве, сразу же заняло особое место в системе естественных наук. В то же время почвоведение изучает такие природные тела, которые по определению В.В. Докучаева, требует «от их исследования беспрестанных экскурсий в область самых разнообразных специальностей» [6, с. 416].

Именно на такой методологической основе В.В. Докучаев изучал почву и другие биогеотические системы (биогеоценоз, ландшафт и др.). Это позволило ему не только выделить особую науку о почве - почвоведение и его важный раздел - экологическое почвоведение, но и определить их вполне самостоятельное место среди других естественных наук.

Экологические тенденции были свойственны в начале ХХ века и другим представителям науки о почве. Так, в связи с формированием такой биогеотической системы как почва ещё А.Н. Сабанин в 1907 году отмечал: «Почвоведение более чем, какая либо другая естественная наука имеет, если можно так выразиться, счастья или несчастья состоять в родстве со многими другими областями естествознания. Исследуя действие органического мира на мир минеральный, изучая образования, являющиеся как бы центром соприкосновения этих мир, почвоведение, само по себе, разумеется, возбуждает ряд разнообразных взаимоотношений с родственными и соприкасающимися науками о природе» [9, с. 158].

Несколько позднее, два года спустя, он более четко формирует и обосновывает эту мысль: «Почвоведение является как бы узлом, в котором вплетаются явления живой и мёртвой породы, а потому оно более, чем какая-либо иная естественнонаучная дисциплина, прибегает к помощи других, близко с ней соприкасающихся наук о природе...» [10, с. 77].

Таким образом, уже в период своего становления почвоведение и экология почв имели свои предметы исследования и стали занимать прочные позиции в системе естествознания.

Дальнейшее развитие экологии пошло как по линии изучения отдельных свойств (абиотических, биотических и биогеотических) природных экосистем, так и по линии изучения общих закономерностей организации, функционирования и развития этих природных образований типа почвы, биогеоценоза, ландшафта и биогеосферы в целом. Существенный вклад в разработку данной проблемы внесли учёные - почвоведы, экологи и естествоиспытатели середины и второй половины ХХ столетия.

Так, В.Р. Вильямс разработал учение о взаимосвязи и взаимодействии геологического и биологического круговоротов вещества и энергии и его роли в формировании и развития таких биогеотических систем как почва, биогеоценоз, ландшафт, а также живой материи на нашей планете. [3, с. 71]. Этим важным учением В.Р. Вильямс заложил методологические основы понимания механизма взаимодействия двух,

исторически сложившихся в экологии, биогеоценологии, почвоведении, направлений -геологического и биологического.

По взглядам этого учёного, основной тенденцией, направлением в формировании и развитии экологии является, главным образом, биогеотическая, отображающая синтез биотических и геотических явлений и процессов сложных природных образований типа почвы, биогеоценоза, ландшафта и биогеосферы в целом.

Большое влияние на развитие экологии и биогеоценологии и определение их места в системе естествознания оказали также учение о биосфере (В.И. Вернадский) [2], учение о биогеоценозе (В.Н.Сукачёв) [11]. Сложные целостные образования типа почвы, биогеоценоза и всей биогеосферы планеты исследуются в системе биогеотических или «биосферных» наук [5; 14, с. 41 -50].

Однако и в настоящее время нет пока ещё чёткого понимания места экобиогеотических наук в системе естественнонаучного знания. К сожалению, в современном естествознании пока ещё не определён общий статус экобиогеотических наук, не преодолён механизм, односторонность в трактовке взаимосвязи между экологическим почвоведением, экогеологией, экобиологией, биогеоценологией и другими естественными науками. Так, всё ещё продолжается дискуссия между сторонниками «геологизма», (А.И. Куликов, В.Д. Фёдоров и др.) [8, с. 287-293; 15, с. 14, 319] и «биологизма» (И.Л. Юрова, В.П. Филатов и др.) [18, с. 199 - 209; 17, с. 3-22] в трактовке предметов экологического почвоведения, биогеоценологии и их места в системе естествознания.

В последующее время высказываются также утверждения о «радикальной переоценке» классического наследия, о перерастании агроэкологии и биогеоценологии в неклассическую [1, с. 8-14].

Все эти рассуждении о классических и неклассических типах науки исходят из анализа истории развития физики, которая действительно, двигалась от классической аналитической физики Х1Х века к неклассической и постнеклассической синтетической физике ХХ века. Однако механический перенос анализа истории развития физики на историю аграрной науки и агроэкологии, безусловно, некорректен. Данный парадокс разрешается главным образом в том, что задолго до появления «неклассической физики» В.В. Докучаев создал науку о почвенной биогеосистеме и экологических зонах природы как наиболее синтетической по своей основе. К сожалению, мы всё ещё находимся в плену физикалистских концепций природы, которые недооценивают значения экологических и биогеотических наук. Практика подобного физикалистского типа мышления и привела нас к глобальным экологическим проблемам. Более того, надо также отметить, что до сих пор существует мнение, согласно которому современные экологические (биогеотические) науки являются лишь прикладными, имеющими только узкий, утилитарный характер. Поэтому необходимо восстановить статус биогеотических, экологических наук как фундаментальных наук, занимающих вполне определенное и самостоятельное место в системе естественных и социальных гуманитарных наук. В этой связи целостный анализ экобиогеотических наук даёт возможность более адекватно определить их место в общей структуре естествознания, в системе классификации наук.

Методологическим обоснованием места экологических наук в структуре естественнонаучного знания является главным образом логика научного познания исследуемых нами природных биогеосистем типа почвы, биогеоценоза, ландшафта и биогеосферы в целом.

Так, для экологического почвоведения особенно важным было то обстоятельство, что изучение почвы как естественноисторического тела природы (В.В. Докучаев) или «биокосного тела» природы (В.И. Вернадский) не могло не опираться одновременно на геологические, биологические, экологические и многие другие методы исследования. В этой же связи В.Р. Вильямс несколько позднее тоже отмечал, что почвоведение настолько пронизано естественными науками, что его по праву можно даже свести к синтезу

естествознания. Такое же состояние свойственно и экологическому почвоведению как комплексной науки, изучающей сложные биогеотические системы, со всеми их внешними и внутренними связями и отношениями.

Идея связи экологии почв с другими естественными науками пронизывает всю современную экологию, все науки о природных биогеосистемах. Поэтому экология, как никакая другая естественная наука, как главная наука в системе биогеотических (биосферных) наук, нуждается, прежде всего, в методологических целостных исследованиях. В самом деле, дальнейшее развитие современной экологии как науки связана с чётким пониманием биогеосистем типа почвы, биогеоценоза, ландшафта и всей биогеосферы нашей планеты как целостных, многоуровневых природных образований. Более того методологический анализ указанных биогеосистем как целостных образований, их закономерностей организации, функционирования и развития дает возможность выделить и методологически обосновать биогеотические процессы в качестве особой самостоятельной формы движения материи - биогеотической [12, с. 6470; 13, с. 95-101].

Биогеотическая форма движения материи является объектом исследования в экологии, почвоведении и других биогеотических наук. Поэтому вся сложная структура экобиогеотической науки объединяется вокруг главной задачи - глубоко и всесторонне познать биогеотическую форму движения материи во всех её связях и взаимодействиях. В силу своего промежуточного характера все биогеотические (биосферные) науки функционируют и развиваются в системе и таких сложных разделов научного знания: геологии, биологии, географии, почвоведения, экологии и других биогеотических наук. В этом смысле экобиогеотические науки (почвоведение, биогеоценология, геохимия ландшафта и др.) - это открытая целостная система знания. Диалектика этого взаимопроникновения сводится к следующему. Биогеотическая форма движения является результатом сложного взаимодействия геологического и биологического круговоротов, низших и высших форм движения материи. Поэтому все названные естественные науки отражают взаимосвязь и взаимодействие биогеотической формы движения: с одной стороны, - с низшими по отношению к ней формами движения (механической, физической, химической и др.), и с другой, - с высшими и комплексными формами (геологической, географической, биологической и др.) движения материи. Всё это выдвигает в современном естествознании потребность разрабатывать особые разделы теории или даже целые промежуточные дисциплины, составляющие особые разделы биогеотической (экологической) науки. В этом смысле объективным основанием является выделение и определение вполне самостоятельного места экобиогеотической науки в системе естественнонаучного знания. Экобиогеотическая наука является не просто «промежуточной» наукой (Б.М.Кедров), изучающей сложные взаимоотношения биологической, геологической и других форм движения материи. Она есть вполне самостоятельное направление в естествознании, имеющая свой особый объект исследования, свою особую биогеотическую форму движения материи, а, следовательно, и свой особый предмет исследования.

С этих методологических позиций экология (биогеоценология) рассматривается под углом зрения внутренних взаимосвязей и взаимодействий её, прежде всего, с биологией и геологией. Все эти перечисленные науки и образуют единый особый блок в системе естественнонаучного знания. Причём, занимая такое самостоятельное положение между указанными фундаментальными науками, экология образует свою особую систему биогеотического знания. Поэтому экология и занимает вполне самостоятельное место в системе естественнонаучного знания, функционирует и развивается по своим собственным специфическим закономерностям. Она образует свою структуру научного знания, строгую систему различных дисциплин, своеобразный межпредметный узел или блок таких экологических дисциплин, как экология растений, экология животных, популяционная экология, экологическая химия, экобиология и др. Это позволяет экологии

в целом взаимодействовать, прежде всего, с другими биогеотическими или «биосферными» науками: биогеоценологией, почвоведением, ландшафтоведением,

учением о биосфере и др. Именно, через указанные экологические дисциплины и осуществляется связь с фундаментальными естественными науками типа физики, химии, геологии, биологии, географии и др., а также с общественными и гуманитарными науками. Следовательно, экология занимает в системе естественнонаучного знания присущее ей место и положение. Вне понимания биогеотических систем как сложных целостных образований экология теряет свое значение как самостоятельной науки и делается придатком геологии, географии или биологии.

Итак, системно-методологический анализ экологии позволяет полнее и глубже осмыслить диалектику формирования и развития её предмета исследования, особое место экологического знания в системе естествознания, интегративные процессы и закономерности организации, функционирования и развития экологического и естественнонаучного знания.

Литература

1. Антонов Е.А. Современная сельскохозяйственная наука и специфика её философских проблем//Вестник сельскохозяйственной науки, 1991, N° 12. - С. 8-14.

2. Вернадский В.И. Химическое строение биосферы Земли и её окружения. - М.: Наука, 1965. - 374 с.

3. Вильямс В.Р. Почвоведение. Земледелие с основами почвоведения//Собр.соч., т. 6 . - М.: Сельхогиз, 1951. - 576 с.

4. Водопьянов П.А. Экология//Всемирная энциклопедия: Философия ХХ века. - М.: АСТ, Мн.: Харвест, Современная литература, 2002. - С. 933-934.

5. Добровольский Г.В., Никитин Е.Д. Функции почв в биосфере и экосистемах (Экологическое значение почв). - М.: Наука, 1990. - 261 с.

6. Докучаев В.В. Преобразование природы степей. Работы по исследованию почв и оценке земель, учение о зональности и классификации почв (1888-1900 гг.)//Соч., т.6. - М. - Л.: Наука, 1951. - 595 с.

7. Кедров Б.М. Классификация наук//Прогноз К. Маркса о науке будущего. - М.: Мысль, 1985. - 543 с.

8. Куликов А.И., Дугаров В.И., Миронов С.К. Некоторые вопросы диалектики почвообразования//Методологические проблемы научного исследования. - Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1984. - С. 287-293.

9. Сабанин А.Н. Вступительное слово на первом совещании почвоведов 1-3 марта 1907 года//Почвоведение, 1907, № 2. - С. 156-161.

10. Сабанин А.Н. Краткий курс почвоведения. - М., 1909. - 277 с.

11. Сукачев В.Н. Основы лесной биогеоценологии. - М.: Наука, 1964. - 417с.

12. Табуркин В.И. Принцип целостности в философии и естествознании, Новосибирск: Наука. Сиб. отд-е общества знания, 1992. - 134 с.

13. Табуркин В.И., Табуркин Е.В. Принцип развития в философии и естествознании. - Екатеринбург, 1999. - 123 с.

14. Тюрюканов А.И., Федоров В.М. Почвы - природный базис человечества//Вестник сельскохозяйственной науки, 1990, № 7. - С. 41-50.

15. Фёдоров В.Д., Гильманов Т.Г. Экология. - М.: Изд-во Моск. гос. ун-та, 1980. - С. 14, 319.

16. Фёдоров В.М. Концепция биосферы - ноосфера и почвоведение//Вестник сельскохозяйственной науки, 1985, № 9. - С. 13-22.

17. Филатов В.П. Об истоках лысенковской «агробиологии» (Опыт социально-философского анализа)//Вопросы философии, 1988, № 8. - С. 3-22.

18. Юрова И.Л. Современные представления о сущности жизни и их методологическое значение для почвоведения//Философские основания естествознания. - М.: Изд-во Моск. гос. ун-та, 1977. - С. 199209.