Зарубежная история

Р.О. Лобанов

Динамика взаимоотношений Западноевропейского союза и НАТО по вопросам военно-политической безопасности Европы в 1954-2002 гг

В статье рассматриваются проблемы, связанные с функционированием Западноевропейского союза во второй половине ХХ - начале XXI вв. Особенностью этой организации было фактическое отсутствие у нее самостоятельной роли в международных отношениях. Изначально блок рассматривался в качестве структуры, дополняющей возможности НАТО на европейском континенте. Неоднократно предпринимавшиеся попытки активации Западноевропейского союза и отдаления его от Альянса успеха не имели. В 1990-х гг. произошел процесс слияния ЗЕС с Европейским союзом и, таким образом, проблема взаимоотношений ЗЕС-НАТО вышла на новый уровень ЕС-НАТО.

Ключевые слова: Западноевропейский союз, НАТО, Европейский союз, внешняя политика и политика безопасности в Европе, европейская политика безопасности и обороны.

После окончания Второй мировой войны западноевропейские страны видели гарантию ее неповторения через создание системы коллективной безопасности путем образования военных блоков. Одним из первых таких блоков стал Западный союз, на базе которого в 1949 г. возник НАТО, а сам Западный союз в 1954 г. был преобразован в Западноевропейский союз (ЗЕС).

Североатлантический альянс с самого начала стал играть доминирующую роль в обеспечении военной безопасности западных стран, оттеснив на второй план ЗЕС. Наличие в европейском регионе двух однотипных по функциям организаций неизбежно поставило вопрос их взаимоотношений. Сложилась ситуация, когда функции НАТО были фактически продублированы ЗЕС, а поскольку Альянс играл гораздо более существенную роль в мире, то реально ЗЕС как военный блок не функционировал.

Проблема взаимоотношений Западноевропейского союза и НАТО включает в себя ряд аспектов. Во-первых, это статус ЗЕС: может ли он считаться самостоятельной организацией или же это не более чем структурный компонент НАТО, дополняющий его возможности на европейском континенте. Во-вторых, это вопрос полномочий ЗЕС в осущест-

влении задач европейской системы безопасности. В-третьих, изменение роли ЗЕС в связи с его интегрированием в Европейский союз (ЕС). В-четвертых, выявление этапов в развитии взаимоотношений между ЗЕС и НАТО и увязка их с происходившими изменениями в международных отношениях.

Целью данной статьи выступает анализ динамики взаимоотношений НАТО и ЗЕС по вопросам военно-политической безопасности Европы на различных этапах развития международных отношений, с учетом комплекса противоречий между США и их западноевропейскими союзниками.

Точкой отсчета в развитии западноевропейской военно-политической интеграции стало подписание Великобританией и Францией в марте 1947 г. договора в Дюнкерке. В сущности, это был традиционный военный союз двух государств против Германии, которую они первое время после окончания Второй мировой войны продолжали рассматривать в качестве главной угрозы своей безопасности.

Дюнкерский договор послужил основой для создания в 1948 г. Западного союза. Фактически данный договор был трансформирован из двустороннего в многосторонний. К нему, помимо Великобритании и Франции, подключились страны Бенилюкса (Бельгия, Нидерланды, Люксембург). Эти страны образовали Западный союз (Брюссельский пакт).

В разворачивающихся условиях «холодной войны» Соединённые Штаты для лучшего контроля ситуации в Европе должны были сформировать военный блок со своим участием. Итогом этого стало создание НАТО, в который вошли члены Западного союза и ряд других стран атлантического региона.

Оба союза носили оборонный характер, и поскольку НАТО был предпочтительнее как по численности, так и по возможностям, и кроме того, все члены Западного союза входили в НАТО, то можно было ожидать, что Западный союз вскоре должен был прекратить свое существование. Однако этого не произошло, наоборот, Западный союз в соответствии с Парижскими соглашениями (1954 г.) был преобразован в Западноевропейский союз. Причины возникновения ЗЕС с его неизбежным дублированием НАТО лежат в области международных отношений. На рубеж 1940-50 гг. приходится один из пиков холодной войны. Появление у СССР ядерного оружия поставило под угрозу безопасность США. Данный факт заставил западноевропейские страны задуматься о степени готовности США пойти на конфликт с СССР ради защиты своих европейских союзников, рискуя навлечь на себя ядерный удар. Таким образом, определенный недостаток доверия к США заставил страны Западной

ВЕСТНИК

МГГУ им. М.А. Шолохова

Зарубежная история

Европы подстраховаться путем создания собственного военно-политического блока на случай обычного (неядерного) конфликта.

Трансформировав Западный союз в ЗЕС, создатели убрали ссылки Брюссельского договора о «борьбе с германской опасностью», что, в свою очередь, позволило включить в новый блок ФРГ. Планировалось в рамках блока провести ее ремилитаризацию и превратить Западную Германию в буферную зону против потенциальной угрозы со стороны Советского Союза. К данным соглашениям присоединилась Италия, доведя число участников до семи. Сохранялось обязательство государств-участ-ников союза в случае нападения в Европе на одного из них «оказать подвергшейся нападению стороне помощь и содействие всеми имеющимися в их распоряжении военными и иными средствами» [2, с. 109].

Однако, несмотря на желание западноевропейцев создать собственную военную структуру и учитывая ограниченные возможности послевоенной Европы, все же гарантом европейской безопасности оставались США, следовательно, НАТО. Поэтому, желая подчеркнуть свою верность атлантизму и ни в коей мере не противопоставляя Западноевропейский союз Североатлантическому альянсу, в Брюссельский договор была введена специальная статья, предусматривающая «тесное сотрудничество с НАТО». С целью избежать дублирования в военной деятельности, говорилось в ст. 4 Договора, ЗЕС будет «полагаться на соответствующие военные органы НАТО в отношении информации и консультаций» [Там же, с. 113]. Таким образом, уже в момент возникновения новое военно-политическое объединение сразу же отказалось от своих важнейших функций в пользу другой организации, что и определило зависимость ЗЕС от НАТО. Хотя ст. 8 пересмотренного Брюссельского договора позволяла Совету ЗЕС создать свою собственную структуру военного управления, правительства его членов не пошли на это. А в феврале 1957 г. было принято окончательное решение, поставившее ЗЕС и его исполнительные органы в безусловное подчинение НАТО.

Можно утверждать, что существование ЗЕС было необходимо на тот случай, если бы в результате серьезного европейского конфликта США по тем или иным причинам сохранили бы нейтралитет. А поскольку подобного конфликта в послевоенной Европе не было, то ЗЕС сохранял видимость политического существования, выполняя второстепенные, а нередко чисто номинальные функции. Влияние Ассамблеи ЗЕС и самого блока на международные отношения оставалось эфемерным.

Таким образом, несмотря на существование ЗЕС, фактически Западная Европа не имела собственной реально действующей военной организации. Страны-члены передавали в распоряжение НАТО соответствующие контингенты своих вооруженных сил. Управление войсками, определе-

ние их дислокации и другие важнейшие функции осуществлялись различными инстанциями НАТО. Поскольку все страны ЗЕС являлись участниками Североатлантического альянса, обсуждение проблем безопасности в Ассамблее ЗЕС осуществлялось главным образом в контексте политики, проводимой в этой области НАТО.

Попытки активизировать ЗЕС предпринимались в 1960-70-е гг. Это было связано, во-первых, с успехами интеграционного процесса в Западной Европе и превращением Общего рынка в реальный мировой центр силы, а во-вторых, с началом разрядки в международных отношениях и, как следствие, с снижением зависимости от американского «ядерного зонтика». В связи с уменьшением зависимости Западной Европы от США как в экономическом, так и в военно-политическом плане появляются идеи расширения западноевропейской интеграции на военно-политическую сферу. Обсуждение проектов, касающихся ЗЕС, шло по двум направлениям. Во-первых, рассматривалась возможность интегрирования ЗЕС в систему Европейских сообществ. Во-вторых, обосновывалась необходимость увеличения полномочий ЗЕС при сохранении его самостоятельного статуса. Однако по-прежнему ни в одном из проектов этого времени не было намека на возможное противопоставление ЗЕС и НАТО.

Рубеж 1970-80-х гг. стал началом нового витка холодной войны. Усилившееся противостояние сверхдержав вновь привело к возрастанию зависимости Западной Европы от США в вопросах безопасности, следовательно, и ЗЕС от НАТО. Несмотря на это, обсуждение проектов усиления ЗЕС не прекратилось. Однако дискуссия по данному вопросу была переведена в несколько иную плоскость. Если раньше усиление роли ЗЕС виделось как увеличение этими странами своей доли в обеспечении европейской безопасности, то теперь проекты, посвященные ЗЕС, стали рассматривать возможности его усиления как «европейской опоры» НАТО.

В июне 1984 г. в Париже состоялась встреча министров иностранных дел стран-членов ЗЕС. На ней был одобрен доклад, в котором провозглашалось, что политическое стимулирование западноевропейской системы безопасности должно являться прерогативой ЗЕС. В октябре 1984 г. в Риме встретились уже не только министры иностранных дел, но и министры обороны стран-участниц. Показательно, что впервые представители западноевропейских правительств собрались для обсуждения вопросов военного сотрудничества вне рамок НАТО и без участия США. Участники договорились «об интенсивном и углубленном сотрудничестве между семью странами-членами в вопросах безопасности и обороны» [2, с. 136]. Под юрисдикцию Совета ЗЕС попали все без исключения проблемы, относящиеся к обеспечению безопасности стран-членов: обо-

ВЕСТНИК

МГГУ им. М.А. Шолохова

Зарубежная история

рона, ограничение гонки вооружений, сотрудничество в области военного производства, отношения Восток-Запад, трансатлантические отношения, кризисы в «третьем мире», так или иначе затрагивающие интересы участников союза. Ранее эти важнейшие вопросы решались исключительно структурами НАТО.

Однако на римской встрече в отношении к НАТО общей позиции выработано не было. Ставился вопрос, как сделать ЗЕС активным участником внутринатовских взаимоотношений и усилить его роль в механизме разработки атлантической политики. Для реализации этого предлагалось проводить сессии Совета ЗЕС непосредственно перед очередными заседаниями высших инстанций НАТО и обсуждать на них именно те вопросы, которые будут рассматриваться всеми участниками блока. Затем совместная позиция стран-членов ЗЕС должна была официально высказываться в Совете НАТО и учитывалась бы им при принятии соответствующих решений.

Во второй половине 1980-х гг. идея «общечеловеческих интересов», закрепленная в концепции «нового мышления», и соответствующая внешнеполитическая линия дали западным лидерам понять, что СССР готов пойти на уступки, во многом отказываясь от преимуществ использования своего статуса сверхдержавы. В изменившихся условиях существенно ослабла потенциальная угроза Западному миру, якобы исходящая из СССР. В связи с этим в Западной Европе вновь снизилась заинтересованность в США как гаранте европейской безопасности.

Кроме того, учитывая успехи западноевропейской экономической интеграции, вновь появляются планы об активизации сотрудничества на военно-политической сфере. Стали выдвигаться доводы в пользу того, чтобы ЗЕС был избран в качестве организационной основы западноевропейского военно-политического сотрудничества. Во-первых, ЗЕС являлся единственной собственно западноевропейской организацией, которая изначально была непосредственно предназначена для деятельности в военной сфере, в то время как Европейское сообщество еще только пыталось осваивать эту область. Во-вторых, ЗЕС был весьма привлекателен для решения такого рода задач с учетом круга участвующих в нем государств. В-третьих, ЗЕС уже обладал соответствующей договорноправовой базой и институциональной структурой, что значительно упрощало процесс налаживания западноевропейского военно-политического сотрудничества.

27 октября 1987 г. в Гааге состоялась сессия Совета министров ЗЕС и был принят документ «Платформа по проблемам европейской безопасности», суть которого была в формулировке будущей концепции запад-

ноевропейского военно-политического сотрудничества и в ее согласовании с НАТО. Западноевропейский союз по-прежнему рассматривался как «европейская опора» Альянса, но в нем уже видели связующее звено между Европейским сообществом и НАТО.

Однако элементы самостоятельности ЗЕС к началу 1990-х гг. продолжали быть эфемерными. В частности, сохранялась парадоксальная ситуация, когда военный блок (ЗЕС) не имел в подчинении собственного контингента войск, поскольку вооруженные силы, находящиеся в распоряжении ЗЕС, были еще при создании переданы под командование НАТО.

14 октября 1991 г. на встрече стран Европейских сообществ в Утрехте была выдвинута франко-германская инициатива. В частности, было объявлено о намерении развернуть во Франции на базе франко-германской бригады совместный корпус численностью до 50 тыс. человек. Этот корпус мог бы стать ядром собственно европейской структуры обороны. В перспективе при присоединении к этой инициативе других стран ЗЕС предполагалось создать многонациональное западноевропейское военное формирование численностью от 70 до 100 тыс. человек. Эта инициатива получила одобрение большинства стран Европейского сообщества.

Однако какого-либо заметного дистанцирования от НАТО после принятия данного решения не произошло. Более того, на римской сессии Совета НАТО (1991 г.) Ф. Миттеран вынужден был уступить и согласиться на включение в «Новую стратегическую концепцию» такого пункта: «Многонациональные силы демонстрируют решимость Союза поддержать надежную коллективную оборону, укреплять сплоченность союза: крепить трансатлантическое партнерство (курсив мой. - Р.Л.) и усиливать европейскую опору» [3, с. 80]. В то же время председатель фракции ХДС/ХСС в бундестаге ФРГ А. Дреггер в выступлении по итогам октябрьского заседания Совета министров ЗЕС выразил мнение, что «европейские вооруженные силы» должны быть одновременно составной частью сил быстрого реагирования НАТО [Там же].

С окончанием «холодной войны» снизилось влияние внешних факторов на развитие интеграции в Западной Европе. В результате были реализованы давние планы по интегрированию ЗЕС в систему Европейских сообществ. С возникновением на базе Европейских сообществ Европейского союза (ЕС) на ЗЕС были возложены определенные полномочия в сфере оборонной политики.

В 1992 г. в Договоре о Европейском союзе (ДЕС) впервые было определено новое направление западноевропейской интеграции - общая внешняя политика и политика безопасности (ОВПБ). Однако не были четко

ВЕСТНИК

МГГУ им. М.А. Шолохова

Зарубежная история

сформулированы механизмы взаимоотношения между ЕС, ЗЕС и НАТО. Неопределенное положение ЗЕС внутри ЕС привело к тому, что под формулировкой «оборонная идентичность» можно было подразумевать как создание из ЗЕС военной силы Союза, так и исключительно элемент НАТО. Поэтому, несмотря на увеличение роли ЗЕС, в целом в западноевропейской интеграции решающее значение в обеспечении западноевропейской системы безопасности реально сохранялось за НАТО.

С приданием ЗЕС статуса военного компонента ЕС Западноевропейский союз существенно активизировал практическую деятельность по созданию собственных военных структур. В частности, было заявлено, что созданный Европейский корпус, во-первых, может быть использован в рамках ЗЕС для проведения операций по поддержанию мира под эгидой ООН или СБСЕ, во-вторых, в качестве одного из элементов сил Североатлантического союза для действий в зоне ответственности НАТО, в-третьих, может быть задействован для выполнения гуманитарных миссий. Развитием решения проблемы отсутствия у ЗЕС вооруженных контингентов являлась принятая в 1992 г. концепция «сил, подотчетных ЗЕС», которые, по запросу его стран-участниц, могли передаваться в распоряжение ЗЕС. Таким образом, хотя и подчеркивалось, что ЗЕС выступает как элемент НАТО, но, с другой стороны, было провозглашено, что теоретически свою деятельность ЗЕС может осуществлять без НАТО, а по решению ООН или СБСЕ. Однако необходимо учитывать, что стремления западноевропейских лидеров в этом вопросе не выходили за рамки гармоничного сочетания оперативного контроля НАТО за действиями ЗЕС, но без непосредственного подчинения ее командным структурам.

Планировалось наладить координацию ЗЕС с соответствующими органами НАТО и постоянные связи с ее государствами-участниками. В то же время оставалась проблема отсутствия конкретных механизмов взаимодействия двух блоков. Декларация по ЗЕС (входящая в Маастрихтские соглашения) фактически ограничивалась указаниями, что «он (ЗЕС) готовится развивать тесные рабочие связи между ЗЕС и НАТО, а страны-члены ЗЕС будут интенсифицировать свою координацию по проблемам, составляющим компетенцию НАТО...» [3, с. 87]. Подобное определение роли ЗЕС - это фактически повторение ситуации 1970-х гг., когда в рамках Еврогруппы НАТО западноевропейские страны пытались совместно отстаивать свои интересы перед заокеанским союзником.

Январская и декабрьская (1994 г.) сессии Совета НАТО одобрили позицию Европейского союза, сформулированную в Декларации по ЗЕС (входит в комплекс Маастрихтских соглашений), о роли ЗЕС как «европейской опоры» НАТО и выразили поддержку развитию в таком ключе

«европейской идентичности в сфере безопасности и обороны». Тем самым на уровне деклараций был открыт путь для тесного и расширяющегося сотрудничества между НАТО и ЗЕС. В свою очередь, в натовской концепции «Многонациональных оперативных сил», принятой в июне 1996 г., предполагалось создание военных структур, которые в случае необходимости могли бы использоваться ЗЕС.

Несмотря на всю осторожность и тактичность европейских лидеров в вопросах сотрудничества с НАТО, текст Договора о Европейском союзе позволяет говорить о признании странами ЕС, хотя и косвенно, определенного приоритета целей и установок ЕС по отношению к деятельности Альянса. Вслед за положением о том, что политика ЕС должна быть совместима с общей политикой безопасности и военной политикой, проводимой НАТО, а намерения ЕС не препятствуют развитию сотрудничества его членов в рамках других институтов, делается принципиальная оговорка: в случае, если оно не противоречит или не затрудняет сотрудничество, предусмотренное Маастрихтским договором. Подобное уточнение позволяет делать вывод о возможности проведения Европейским союзом, а, следовательно, и ЗЕС, политики, отличающейся от позиции НАТО (а точнее, США).

Следующим шагом в развитии структур европейской безопасности стало подписание Амстердамского договора (1997 г.). Во многом положения Договора о Европейском союзе были повторены. ЗЕС провозглашался неотъемлемой частью развития ЕС. В ст. 17 Амстердамского договора провозглашалось, что ЕС будет укреплять тесные институциональные отношения с ЗЕС, имея в виду возможность интеграции ЗЕС в ЕС, если Европейский совет примет такое решение [4, т. 6, с. 21]. В той же статье указывалось, что политика ЕС не должна наносить ущерб политике в области безопасности и обороны, проводимой отдельными государствами-членами, и должна уважать обязательства отдельных государств-членов, которые обеспечивают общую оборону путем участия в Организации Североатлантического договора [Там же, с. 21-22]. Таким образом, деятельность ЕС, а, следовательно, ЗЕС в сфере оборонной политике не должна была противоречить линии, проводимой НАТО.

В свою очередь, «Декларация Западноевропейского союза о роли западноевропейского союза и его отношениях с Европейским союзом и Атлантическим союзом», принятая 22 июля 1997 г., подтвердила курс на наращивание усилий в процессе формирования подлинно европейской самобытности в области безопасности и обороны. Но при этом в рамках Амстердамского договора в очередной раз было заявлено, что Атлантический союз продолжает оставаться основой коллективной обороны [4, т. 6,

ВЕСТНИК

МГГУ им. М.А. Шолохова

Зарубежная история

с. 169]. А ЗЕС провозглашался существенным элементом развития европейской самобытности в сфере безопасности и обороны в рамках Атлантического союза. Кроме того, отмечалось, что будут продолжены усилия, направленные на укрепление институционального и практического сотрудничества с НАТО [4, т. 6, с. 169]. Важным аспектом в этой декларации является качественно новый подход в отношениях между ЗЕС и НАТО: если ранее безоговорочно признавалась подчиненная роль ЗЕС, то теперь речь шла о сотрудничестве, пусть и не на равных условиях.

В Амстердамском договоре было оговорено, что европейская самобытность в области обороны должна поддерживаться надлежащим военным планированием, а также позволить создать эффективные в военном отношении силы, способные действовать под политическим контролем и стратегическим руководством ЗЕС [Там же, с. 170]. Как можно видеть, в очередной раз был поднят вопрос о создании вооруженных сил, подотчетных ЗЕС. Однако так и остался неясным статус этих сил с точки зрения подчинения НАТО.

Амстердамскими договоренностями также предполагалось, что ЗЕС будет развивать свое сотрудничество с НАТО по следующим направлениям. Во-первых, должны развиваться механизмы консультаций между ЗЕС и НАТО в случае возникновения кризисных ситуаций. Во-вторых, предполагалось активное вовлечение ЗЕС в процесс оборонного планирования в НАТО. В-третьих, предусматривались оперативные связи между ЗЕС и НАТО в целях планирования, подготовки и проведения операций с использованием средств и возможностей НАТО, под политическим контролем и стратегическим руководством ЗЕС. Это сотрудничество предполагалось развивать и дальше, с учетом возможных изменений в Атлантическом союзе [Там же]. В сущности, речь шла о возможности для стран-членов ЗЕС (одновременно являющимися членами НАТО) в условиях кризисной ситуации проводить консультации по линии НАТО-ЗЕС. Хотя общий смысл этого пункта говорит, что подобные консультации - дело будущего.

Также провозглашалось, что ЗЕС будет развивать свою роль как европейская военно-политическая организация по управлению кризисами, прибегая, когда это будет необходимо, к средствам и возможностям НАТО [4, т. 6, с. 170-171].

В соответствии с достигнутыми соглашениями ЗЕС предпринял меры с целью усиления своей оперативной роли. Были созданы новые структуры: Группа планирования, Ситуационный центр, Спутниковый центр.

Учитывая меры, предпринятые по усилению ЗЕС, лидеры Евросоюза вплоть до 2000 г. пытались использовать Западноевропейский союз.

Однако уже после косовского кризиса 1997-1999 г., в котором ЗЕС фактически отсутствовал, стало ясно, что эта структура малоэффективна и требует замены. В рамках Кёльнского и Хельсинского Европейских советов страны-члены ЕС поставили цель интегрировать ЗЕС и передать его функции ЕС до конца 2000 г. В Хельсинки было принято решение о начале временного этапа выработки отношений ЕС-НАТО с целью заменить существующие отношения ЗЕС-НАТО.

В мае 2000 г. Совет ЗЕС одобрил решение о передаче ЕС «процедур и концептуальных разработок в сфере кризисного управления», а также ряда структур ЗЕС. Однако при этом было заявлено, что ЗЕС не прекратит свое существование, поскольку Европейский союз не будет брать на себя такую важную функцию ЗЕС, предусмотренную его уставом, как обеспечение общей обороны.

Окончательное решение о передаче Евросоюзу большинства полномочий и оперативного потенциала ЗЕС было закреплено Марсельской декларацией ЗЕС в ноябре 2001 г. Декларация предусматривала фактическое прекращение деятельности ЗЕС как оперативной организации, но сохраняла Союз в качестве института, в компетенцию которого входит обеспечение статей Брюссельского договора о взаимных гарантиях стран-участниц на случай агрессии [6, с. 156]. Совет ЗЕС перестал проводиться на министерском уровне, а процесс интеграции ЗЕС в ЕС был фактически завершен к 2002 г. В 2011 г. эта структура исчезла окончательно.

* * *

Подводя итоги вышесказанного, можно сказать следующее. Во-первых, на протяжении почти полувековой истории ЗЕС неоднократно пытался увеличить свое влияние, но так и не избавился от статуса структурного компонента сначала НАТО, а затем и ЕС. Во-вторых, несмотря на меры по усилению ЗЕС, основным компонентом европейской безопасности продолжает оставаться Атлантический альянс. В-третьих, взаимоотношения НАТО и ЗЕС прошли через ряд этапов.

Первым этапом в развитии взаимоотношений между ЗЕС и НАТО можно считать время с момента создания ЗЕС в 1954 г. и до начала 1960-х гг. Характерная черта данного периода состоит в том, что в это время ЗЕС был полностью подчинен Альянсу. Он выступает скорее в качестве структурного компонента или, как еще говорили, в качестве «европейской опоры НАТО».

Второй этап - 1960-70-е гг. На первый взгляд, это время мало насыщено событиями по интересующей теме, а еще меньше - практически-

ВЕСТНИК

МГГУ им. М.А. Шолохова

Зарубежная история

ми результатами. Однако именно в эти годы складываются предпосылки для последующих попыток усиления ЗЕС. Пусть все появившиеся в эти годы проекты не были реализованы, но один факт их появления говорит о качественном сдвиге в мышлении представителей стран-участниц ЗЕС.

На третьем этапе в первой половине 1980-х гг. произошло новое усиление роли НАТО в области западноевропейской безопасности. Вновь возросла степень зависимости ЗЕС от Альянса. Однако в это время предпринимаются реальные меры по активизации ЗЕС (увеличение полномочий органов ЗЕС, создание своей структуры).

Основной заслугой четвертого этапа во второй половине 1980-х гг. является развитие отношений между двумя блоками в сторону большей самостоятельности ЗЕС. Страны-члены ЗЕС продолжают отдельные от остальных стран НАТО встречи. Важно, что именно в этот период впервые официально был поставлен вопрос об отношении между ЗЕС и НАТО, что и было зафиксировано документально. Но каких-то кардинальных шагов в практическом плане по изменению существующего положения все равно предпринято не было. Поэтому можно говорить лишь о наметившемся противостоянии между двумя блоками по ряду мелких вопросов, например, вопрос о членстве.

В пятый период (1992-2002 гг.) Западноевропейский союз добился определенных успехов в формировании своей институциональной структуры и военного потенциала. Это стало возможным в первую очередь благодаря включению ЗЕС в процесс европейской интеграции. Однако возросший потенциал ЗЕС остался в значительной степени нераскрытым, как из-за ограниченности его самостоятельной военно-политической роли, так и в силу недостаточности имеющихся у ЕС возможностей обеспечить необходимые политические и юридические условия для использования ЗЕС в рамках ОВПБ.

С 2002 г. и по 2011 г. можно выделить завершающий этап существования ЗЕС уже в качестве малозначащей структуры внутри Европейского союза.

Библиографический список

1. Арах М. Европейский союз: видение политического объединения / Пер. со словенского. М., 1998.

2. Барановский В.Г. Западная Европа: военно-политическая интеграция. М., 1988.

3. Безопасность будущей Европы / Ю.А. Борко, В.М. Кудров, Б.М. Пичугин и др. М., 1993.

4. Документы Европейского союза. Т. I. Договоры, учреждающие Европейские сообщества. Т. II. Единый Европейский акт. Договор о Европейском союзе. М., 1994. Т. V. Амстердамский договор. М., 1999.

5. Т. VI. Консолидированная версия договора о Европейском союзе и Договора, учреждающего Европейское сообщество. М., 2001.

6. Европейский союз на пороге XXI века: выбор стратегии развития / Под ред. Ю.А. Борко и О.В. Буториной. М., 2002.

7. Европейский Союз: Справочник-путеводитель / Под ред. О.В. Буториной (отв. ред), Ю.А. Борко, И.Д. Иванова. 2-е изд., доп. и перераб. М., 2003.

ВЕСТНИК

МГГУ им. М.А. Шолохова