В.М. Стрельцова

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ПОСТУПОК КАК ПРЕДМЕТ ФИЛОСОФСКОЙ ОНТОЛОГИИ

Предлагается краткое рассмотрение поступка в его двух основополагающих аспектах: поступка в качестве следствия бытия и поступка как причины или формирующего фактора бытия, в его статике и в его динамике. В рамках такого рассмотрения анализируются философская работа М.М. Бахтина «К философии поступка» и работа Аристотеля «Никомахова этика». На основании анализа этих работ делается вывод о том, что поступок совершается в бытии, но в то же время он формирует это бытие, выступая онтологически значимым элементом человеческого существования.

В современной философии всё более распространяется мнение о том, что классическая онтология себя изжила; онтология сейчас по преимуществу понимается не как учение о бытии как сущем, как это было в период с Античности до Нового времени, и не как учение о бытии как должном, как это было в Новое и Новейшее время, а как представление о бытии как потенциально возможном. Бытие предстаёт как некоторая незаконченность, как постоянное, непрерывное формирование. И в силу того, что бытие в философии теперь рассматривается не как «бытие вообще», т.е. безотносительно к человеку, а как совершающееся в человеке и для человека, то формирующим фактором бытия оказывается именно поступок, который выступает как специфическое проявление жизни человека.

Поступок одновременно выступает и как следствие, и как причина. Поступок как следствие рассматривается в философии в его статичности и в его ограниченности. Такой поступок зависит от ряда условий и никогда уже не может считаться свободным, но, тем не менее, подобное рассмотрение правомерно, если в таком качестве рассматривать не поступок как таковой, а поступок в одном его срезе, с одной стороны. Такая статичность являет собой основу поступка, его сущность. С этой точки зрения можно рефлексировать над определением поступка, его произвольностью и непроизвольностью, его целью, его правильностью и т.д. Но это только ядро поступка, нечто неизменное, а не весь поступок.

Поступок же как причина или поступок как формирующий фактор бытия, напротив, рассматривается в качестве динамичного, постоянно изменяющегося, а также личностного и ответственного. Это взгляд на поступок с другой стороны.

В классической философии поступок рассматривался только в его неизменности, как некоторое понятие, абстрактное и лишённое жизни. В современной философии преобладает мнение по поводу того, что поступок не существует как таковой, поступок всегда «поступают», совершают, т.е. поступок неотделим от человека, от субъекта, который его осуществляет.

В данной статье предлагается краткое рассмотрение поступка с этих двух точек зрения на примере двух наиболее ярко освещающих этот вопрос философских систем. Это этическая философия Аристотеля и философия поступка Михаила Михайловича Бахтина.

Под поступком здесь будет пониматься ответственное и личностное действие, т.е. действие, сознательно осуществляемое человеком. Поступок всегда является личност-но ориентированным, индивидуальным, рефлексивным, ответственным и свободно совершаемым.

Аристотель в своей Никомаховой этике анализирует поступок как нечто неизменное, как то, что совершает-

ся в строго ставшем бытии и что ограничено условиями этого бытия. Поступок, с точки зрения Аристотеля, стремится к определённому благу; другими словами, Аристотель чётко определяет цель любого поступка, а высшим благом и конечной целью любого поступка является счастье.

Аристотелем также чётко определяется и критерий правильности поступка. Правильный поступок - это добродетельный поступок. Добродетели же бывают двух видов: мыслительные (мудрость, рассудительность, сообразительность) и нравственные (щедрость, благоразумие). Добродетель определяется Аристотелем как способность поступать наилучшим образом во всём, что касается удовольствий и страданий. Мерилом поступка всегда служит удовольствие или страдание. Также добродетель есть некоторое обладание серединой. «Добродетель по своей природе такова, что недостаток и избыток её губят» [1. С. 80]. В поступках бывают избыток, недостаток и середина. Поступать правильно можно только одним-единственным способом: добродетель есть сознательно избираемый склад души, состоящий в обладании серединой.

Для окончательно ясного определения поступка Аристотель вводит понятия произвольности и непроизвольности. Поступки, совершаемые «подневольно или по неведению» [1. С. 95], принято называть непроизвольными. Подневольным же является тот поступок, источник которого находится вовне, а таков поступок, в котором «действующее или страдательное лицо не является пособником» [1. С. 95], т.е., совершая поступок, человек намеренно не способствует действию этого источника.

Категория поступка является одной из ключевых категорий в системе взглядов М. М. Бахтина, который полагает в качестве поступка не только какое-либо действие человека, но и мысль, слово, жест, интонацию. Поступок для Бахтина есть форма непосредственной включённости в «событие бытия», и в качестве такового может, соответственно, выступать любой способ выявления отношения к бытию. Поступок выступает как единственный ценностный центр всего существующего. Рассмотрение чего-либо безотносительно к этому центру, безотносительно к поступку, обессмысливается, т.к. всё за пределами поступка остаётся пустой абстрактной возможностью. Только ответственный поступок преодолевает любую гипотетичность, в силу того что он есть уже осуществление решения. Только в поступке есть выход из возможности в единственную действительность.

В философии поступка Бахтина выделяются два понятия бытия: во-первых, абстрактно-теоретическое - «это понятие бытия, для которого безразличен центральный

для меня факт моей единственной действительной приобщённости к бытию» [2. С. 17]; и, во-вторых, новое понятие бытия, которое должно определяться совокупностью следующих моментов: моей действительности, приобщённости к бытию и самого факта - «я есмь» [3. С. 28]. Это и есть бахтинское «бытие-событие».

Классическое понимание бытия как данности, с точки зрения Бахтина, используется абстрактнотеоретическим познанием, и именно в этом состоит его ограниченность. Для полноты понимания бытия необходимо его рассматривать в его событийности, т.е. истолковывать бытие как событие. В таком случае, как уже говорилось выше, формирующим фактором бытия выступает поступок как специфическое проявление жизни человека. «В категориях теоретического безучастного сознания бытие-событие неопределимо, но лишь в категориях действительного причащения, то есть поступка, в категориях участно-действительного переживания конкретной единственности» [2. С. 20]. Только изнутри действительного и ответственного поступка, как считает Бахтин, есть подход к бытию в его конкретной действительности.

Для философии поступка Бахтина весьма существенно данное им описание онтологической структуры «акта-действия» человека. Он считает поступок единственным доказательством того, что человек существует в жизни, «укоренён в бытии», и свидетельствует о том, что сознание человека, а следовательно, и его характер «участвуют в бытии».

Сознание в описании Бахтина соединимо с внешним для него бытием посредством поступка, так что Бахтин описывает бытие человека как «поступление». Сознание всегда есть «поступающее сознание» [2. С. 50]. Такое поступающее сознание Бахтин называет «участным сознанием» или «участным мышлением». Участное мышление - это нравственное сознание, а нравственное сознание - это факт действительного понимания своей причастности к единому бытию-событию.

Таким образом, новая проблематизация бытия оказывается антропологически центрированной. Открывая в бытии измерение событийности, человек даёт возможность миру, в котором он существует, выступить как событию.

Единство всех вышеперечисленных категорий обнаруживается в природе поступка, главной характеристикой которого, по мнению Бахтина, служит понятие ответственности. Ответственность предстаёт как имманентное свойство нравственного бытия человека, как его атрибут. У Бахтина этот атрибут получает имя «не-алиби в бытии». Алиби означает вне-нахождение, непричастность. Категория поступка неотделима от понятия «не-алиби в бытии». С помощью этого понятия Бахтин подчёркивает реальную событийность, онтологическую весомость поступка. Понятие «не-алиби в бытии» означает единственность положения каждого человека в мире и вытекающую из этой единственности необходи-

мость ответственности за свою жизнь. Поступок есть осуществлённость этого «не-алиби в бытии», есть присутствие, онтологическая причастность происходящему.

Вводя названное понятие, Бахтин подчёркивает не только утверждение человеком себя или утверждение действительного бытия, но именно нераздельное утверждение себя в бытии. Человек не имеет права уклоняться от той ответственности за свой поступок, которую ему приписывает единственность его положения в мире. Он не имеет права снимать с себя всякую ответственность за совершённое им лишь по той причине, что он совершил нечто согласно определённому закону, что он должен был поступить так и не иначе, так, как того требовал некий принцип, принимаемый в качестве всеобщего.

Каждый человек имеет единственное время и место в жизни, и бытие предстаёт не как пассивное состояние, но как активность, как событие. Человек обозначает время и место своей собственной позиции, пребывающей в постоянном движении, в бытии других людей и в природном мире посредством ценностей, о которых он заявляет через поступки. Позиция есть нравственно-смысловое направление поступка, а поступок есть совершающийся неповторимый акт реализации позиции. В своей совокупности они образуют то, что Бахтин называет «ответственной участностью».

Отрицание Бахтиным алиби в бытии и полагание не-алиби представляет собой отрицание отстранённости, отделённости от этого бытия, непричастности бытию, а значит, отрицание безответственности и полага-ние конкретного единственного долженствования каждого человека. Таким образом, «не-алиби в бытии» есть персональная участность, характеризующаяся нравственной вменяемостью, сознательная непосредственная включённость в движение событий, измеряемая свободно взятой на себя личностной ответственностью.

Факт «не-алиби в бытии» лежит и в основе долженствования поступка. Бахтин обосновывает феномен долженствования, исходя из специфики человеческого бытия, осмысленного как событие. Долженствование есть своеобразная категория поступка, некоторая установка сознания. Долженствование должно быть «по-ступочным», т.е. не отвлечённым законом поступка, а действительным конкретным долженствованием, обусловленным его единственным местом в данном контексте события. Долженствование дано человеку в ответственном сознании и осуществляется в ответственном поступке. В нём осуществляется единственность человека, возникает его единственное долженствование, связанное с его единственным местом в бытии. Ни один человек никогда не может быть безучастным в жизни, он должен иметь долженствование по отношению ко всему [2. С. 33].

Итак, с одной стороны, поступок совершается в бытии, но с другой - он это бытие и формирует, т. к. является необходимым (онтологически значимым) элементом человеческого существования.

ЛИТЕРАТУРА

1. Аристотель. Никомахова этика // Соч.: В 4 т. М.: Мысль, 1983. Т. 4. С. 53-295.

2. Бахтин М.М. К философии поступка // Работы 1920-х годов. Киев: Next, 1994. С. 9-69.

3. Щитцова Т.В. Событие в философии Бахтина. Минск: И.П. Логвинов, 2002. 300 с.

Статья представлена научной редакцией «Философия, социология, политология» 28 февраля 2008 г.