УДК 303.093.7+303.732+130.2

«АМЕРИКАНСКАЯ МЕЧТА» В СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ ДИНАМИКЕ

Томский государственный педагогический университет

Модель социокультурной динамики утопии находит свое отражение в процессе выхода общества любого типа из состояния социальной неустойчивости [1]. Однако наибольший интерес для анализа этой модели на конкретном историко-культурологическом материале представляют культуры, ориентированные в будущее, в таких культурах информационный процесс утопии развивается в том же направлении, что и само общество, поэтому в качестве объекта выбран процесс становления американской мечты в Соединенных Штатах Америки.

«Становление Соединенных Штатов, - пишет И. Валлерстайн, - породило утопию равенства и личной свободы. За этими представлениями скрывались вполне реальные социальные иерархии. Но эти же представления препятствовали легитимизации социального неравенства, оставляли место для дискуссий и давали обществу возможность контролировать власть государства» [2, с. 135]. С момента выбора американским обществом либеральной системы ценностей в ситуации социальной неус-

тойчивости прошло более двухсот лет, при этом воздействие функций утопии на социокультурные формы продолжается. Феномен американской мечты, отражая идею о равенстве всех людей, о возможностях, открывающихся перед ними, о свободе и личной инициативе, занимает одно из центральных мест в культуре Америки. Американская мечта родилась как мечта о лучшей будущей жизни, как утопия1.

С позиции информационно-синергетического подхода отправной точкой для процесса выбора обществом нового пути развития можно считать возникшую в силу ряда исторических, политических и экономических причин социальную неустойчивость в американском обществе в середине XVIII в., которую можно рассматривать как состояние бифуркации.

4 июля 1776 г. на II Континентальном конгрессе в Филадельфии было провозглашено образование нового государства - Соединенных Штатов Америки и принята Декларация независимости, автором проекта которой был Томас Джеффер-

1 Литература, посвященная американской мечте, необозрима, см., например: Holbook S. Dreamers of The American Dream. N.Y., 1957; Chenoweth L. Ihe American Dream of Success. Cambridge, 1974; Ringer R. Restoring the American Dream. N.Y., 1979; Tercel S. American Dreams: Lost and Found. N.Y., 1980; Parrington V. American Dreams: A Study of American Utopias.Providense,1947; Kenneth S. The Dream of Success. A Study of the Modern American Imagination. Boston, 1985; Голенпольский I. и др. Американская мечта и американская действительность. М., 1981.

сон1. Это событие стало результатом длительного процесса генерации информации в социокультурной среде американского общества. Выбор именно такого пути развития был не случаен: ему предшествовал продолжительный процесс поиска новых целей и путей их достижения обществом. Перед отцами-основателями лежало большое поле различных утопических идей, на которые была столь плодотворна эпоха Просвещения. Сегодня нельзя с достаточной степенью уверенности утверждать, когда Т. Джефферсон впервые столкнулся с утопией «Республика Океания» Дж. Гаррингтона, но во многом именно эта утопия легла в основу его видения будущего пути развития Америки2. В «Океании», которая была написана в 1656 г., Дж. Гаррингтон разработал конституцию утопической дворянской буржуазной республики. Для автора идеалом представлялась аристократическая республика при наличии сильного среднего класса с разделением экономической и политической власти, по каждому предлагаемому законопроекту проводится референдум; обязательна ротация высших должностных лиц. Таким образом, несмотря на сохранение социального неравенства, воцаряется всеобщее благоденствие. Основываясь на этой утопической идее, Т. Джефферсон начал последовательно проводить в жизнь идеалы буржуазно-демократической республики. Авторская утопия-мечта Дж. Гаррингтона эволюционировала в утопию-видение Т. Джефферсона: его идеи повлияли на формирование американской демократии в ее настоящем виде - двухпалатный парламент, непрямые выборы президента, закон в виде Конституции.

Для достижения своих целей Джефферсон и его единомышленники апеллируют к таким новым общественным ценностям, как равенство, свобода, общественная справедливость, демократия, слагая из них новую идеологию независимого государства. Эти новые ценности становятся символами будущего общества и закономерно входят в его язык. Видение Джефферсона находит понимание у большей части общества, почувствовавшей в предлагаемом образе отклик на свои социальные ожидания. Уже на этом этапе можно говорить о предполагаемом результате общественного выбора в пользу идей демократической республики Джефферсона.

Принятие декларации и создание государственных институтов происходит как результат форми-

рования нового социального сценария и дальнейшей эволюции идей Джефферсона. Критические процессы в обществе, связанные с новизной предлагаемых ценностей и отсутствием исторического опыта демократического правления, по крайней мере, в новой истории, требовали адаптации утопического видения и создания благоприятного социокультурного фона для перехода к осуществлению поставленных в Декларации целей и перехода на новый общественный уровень. Этот переход был осуществлен только в 1787 г. ратификацией американской Конституции, в основу которой был положен принцип разделения властей. Адаптивная функция утопической модели, зарожденной в мечте Гаррингтона, способствовала этому, реализуясь в знаменитых поправках, названных «Биллем о правах» (1789). Общество шагнуло в будущее, обретя уверенность, что каждому его члену будут обеспечены свобода слова и вероисповедания, свобода собраний и неприкосновенность личности и имущества.

На основе Декларации независимости, Конституции и Билля о правах формируются нормы американского государства, складывается либеральная идеология государства Соединенные Штаты Америки. Мы видим, что идеология американской власти интерпретирует действительность, оперируя нормами равенства, свободы. С идеологической позиции происходит оценка социокультурной деятельности, правомерность прогресса. «В американском сознании личное благо связывается с общественными интересами» [3].

Воздействие на язык под влиянием вербальной функции утопии привело к следующим изменениям. Уважение прав личности, равенство всех членов общества, положенное в основу социальной структуры отцами-основателями, - ключевая составляющая идеи политической корректности (political correctness - PC). PC является новым речевым кодом, отражающим мировоззрение и оценки людей, придерживающихся определенной системы взглядов. Тенденции, выражающиеся в идеологии политической корректности, находят отражение в формировании языка. Одной из ее целей является изменение языка с тем, чтобы он меньше ранил и не отчуждал тех людей, чьи расовые, половые, физические, социальные качества сделали их более беззащитными перед силой слова. Словарь новых

1 Текст Декларации независимости позволяет говорить об утопичности целей в существовавшую эпоху: «Мы считаем очевидными следующие истины: все люди сотворены равными, и все они одарены своим Создателем некоторыми неотчуждаемыми правами, к числу которых принадлежат: жизнь, свобода и стремление к счастью» (Declaration of Independence The Annals of America. V. 2. P. 447).

2 В этом утверждении мы позволим себе сослаться на авторитетного исследователя, американского футуролога Ф. Полака, который пишет, что «“Республика Океания” оказала прямое влияние на Францию... она была также с готовностью использована Лионом Адамсом и Томасом Джефферсоном и снова явилась на свет в Декларации независимости, воплощенная в различных американских политических институтах.» (Polak F. The Image of the Future. V. 1. P. 315).

Вестник ТГПУ. 2007. Выпуск 11 (74). Серия: ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ (ФИЛОСОФИЯ)

слов и значений отмечает, что явление политкорректности связано с возникновением идеи культурного плюрализма и вытекающей, в соответствии с новой идеологией, необходимости пропорционально представлять произведения литературы и искусства, достижения в общественной и политической жизни, относящиеся к представителям всех этнических и социальных меньшинств. Для того чтобы не ошибиться в выборе слов и случайно не задеть представителя меньшинств, в каждом литературном издании существует «Stylebook» (Руководство по стилю), в соответствии с которым автор определяет правомерность употребления того или иного слова. Политически корректный язык как инструмент языковой политики влияет на язык культуры общества, помогая избежать обострений и достичь стабильности в обществе. Так, «оскорбительные характеристики» вроде «blind» (слепой) и «illiterate» (неграмотный) предлагается заменить на «visually impaired» (визуально поврежденный) и «print-challenged»; вместо «woman», этимологически связанного с «man», что унижает достоинство женщин, ввести «womyn» (соответственно вместо «women» - «wimmen»). Несоблюдение критериев политической корректности может повлечь за собой весьма ощутимые последствия для политического деятеля: подорвать его репутацию, разрушить карьеру и создать для него множество других трудностей. Сторонники РС декларируют свои убеждения достаточно определенно: «Мы, придерживающиеся философии РС, верим в растущую терпимость по отношению к многообразию культурных рас, полов, идеологий и альтернативных стилей жизни. РС является единственным приемлемым и моральным мировоззрением. Всякий, несогласный с этой философией, является человеком с нетерпимым, предубежденным или ограниченным взглядом» (цит. по: [4]). По размаху, с которым политическая корректность порождает одни лексические единицы и стремится уничтожить другие, ее сравнивают со сходными процессами Великой французской или Октябрьской революций. Благородная цель защитить людей от жестокости языка привела к непредсказуемым последствиям в изменении языка.

На современном этапе развития американского общества прогностическая функция утопии репрезентируется в форме научных практопий - таких социальных сценариев, которые, отталкиваясь от основополагающих ценностей демократического общества, постулируют варианты дальнейшего развития в строгих рамках существующей системы. Практопиями являются фундаментальные труды Э. Тоффлера «Шок будущего», «Третья волна»,

«Метаморфозы власти» - социальные сценарии для развития всего американского общества. Реализуя эти сценарии, в современной Америке создаются новые институты, обеспечивающие укрепление системы демократических ценностей в процессе развития общества и способствующие успешному осуществлению сценариев. Как правило, это негосударственные общественные движения. Они обладают большим влиянием на общественное мнение и структурируют процессы в обществе в рамках выбранного сценария.

Процесс развития американского общества в будущее пересекается с нарастающим процессом отчуждения некоторой его части, что определяется критической функцией утопии. В Америке во второй половине XX в. появляется ряд антиутопичес-ких произведений1. Широкую известность получили антиутопии К. Воннегута: «Механическое пианино» (1954), «Сирены Титана» (1958), «Колыбель для кошки» (1963), «Бойня номер пять, или Крестовый поход детей» (1969). В стране, где оптимизм - национальная идеология, Воннегут пишет странные, грустные книги о кризисе либеральных ценностей, об опасности технического прогресса, о тупике, в который ведет общество материального потребления. К. Воннегут задает сложный вопрос великому американскому народу в романе «Колыбель для кошки»: «Может ли разумный человек, учитывая опыт прошедших веков, питать хоть малейшую надежду на светлое будущее человечества?» и сам же на него отвечает единственным словом: «Нет» [5]. Герой его антиутопии глубо -ко критичен к современному американскому обществу: он уловил в нем основную слабость - равнодушие к человеку, если только тот не выступает в качестве создателя материальных ценностей. Воннегут выдвигает идею абсолютизации интересов человека как личности. Он отвергает те условные структуры, что нивелируют любую индивидуальность, классифицируя жизнь по определенным образцам.

Мифологическая природа американской мечты не раз отмечалась многими исследователями. Можно говорить, что в процессе эволюции утопия, положенная в основу американской мечты, мифологизировалась. В культурном сознании сложились определенные представления, имеющие мифологическую природу и оказывающие ощутимое воздействие на общество. В основе социального мифа об американской мечте лежит вера в быструю реализацию своего витального потенциала, преодоление всех препятствий и непременное стремление к успеху, оптимизм относительно беспредельности своих возможностей. Можно сказать, что в Америке существуют три основных социальных мифа:

1 См., напр.: Келлер Д. Бунт пешеходов; Мид С. Гигантский восковой шар; Бейли У. Семь дней в мае; Шекли Р. Билет на Транай.

- США - страна равных возможностей в борьбе за личное благополучие и богатство нации;

- в США отсутствует жесткая стратификация;

- США - лучшая страна в мире, и если человеку повезло родиться в этой стране, он обречен на счастье.

Социальные мифы Америки репрезентируются в кинематографе. «Хотя американская реальность появилась раньше кино, ее сегодняшний облик наводит на мысль, что она создавалась под его влиянием, что она - отражение гигантского экрана» [6]. Киноэкран фундаментальным образом определяет повседневные события, кинематограф и телевидение, смешиваясь, порождают особую ментальную конфигурацию. «Особое очарование Америки состоит в том, что за пределами кинозалов кинематографична вся страна. Поэтому культ звезд - не побочный эффект кино, а его знаменитая форма, его мифологическое преображение, последний великий миф нашего времени» [6]. В качестве яркого примера можно назвать формирование образа ге-роя-одиночки, противостоящего силам зла в американских вестернах, заложивших основу популярности Голливуда во всем мире. Трансформация этого образа в образ героя - защитника американского образа жизни происходит в 70-80-х гг. в филь-мах-асйоп «Рэмбо», «Рокки», «Крепкий орешек».

Развертываясь в социокультурном пространстве, американская утопия включает в себя определенные жизненные ориентации, социальные модели поведения: установка на самореализацию, ориентация на индивидуальный успех, на предпринимательскую инициативу. Идеальная модель поведения человека в Америке - «selfmademаn», человек, который сделал себя сам. Он воспитан в соответствии с идеологией либеральных ценностей, разговаривает на языке, соответствующем этой идеологии, принимает символы государства и стремится к еще более справедливому, свободному миру будущего. Если человек не адаптируется к данной социокультурной системе, ему сложно соответствовать нормам общества. Образ «selfmade-

man» позволяет среднему американцу примириться с любыми изменениями, так как его задача будет состоять в соответствии своего личного поведения поведению, желаемому системой.

Подводя итоги вышеизложенного, мы можем заключить: эволюция утопической модели, получившей название американской мечты, в социокультурной среде американского общества включила в себя все этапы, свойственные информационному процессу. Система американского общества в результате этого процесса вышла на новый качественный уровень, где ценность информации, заложенная в утопию-мечту Дж. Г аррингтона, потеряла во многом свою новизну. Реализуясь в современном проекте построения американского общества, информация этой утопии преследует во многом конъюнктурные цели: достижения максимальной устойчивости модели общества всеобщего благоденствия.

Стабильность американского общества обеспечивается следующими факторами:

- американская мечта стала идеологией государства. Это жесткая идеологическая структура, пронизывающая все общественные институты;

- социальные мифы, язык и модель социального поведения отражают тенденцию сохранить и укрепить в обществе единственный вариант развития реальности в будущее;

- процесс сохранения стабильности открытой социокультурной системы американского общества вынуждает его расширять область влияния своей модели будущего в глобальных масштабах, т. е. можно говорить, что укрепление системы идет за счет воздействия на внешнюю среду в целях ее трансформации, а процесс развертывания американской мечты по всем фрагментам социокультурной жизни достигает своего максимума.

Такой характер развития означает для общества разрастание внутренних флуктуационных процессов, так что генерация малоценной информации в обществе в такой период может привести к непредсказуемым последствиям.

Поступила в редакцию 12.10.2006

Литература

1. Миф, мечта, реальность: постнеклассические измерения пространства культуры / Под ред. И.В. Мелик-Гайказян. М., 2005.

2. Международный журнал социальных наук. РАН / ЮНЕСКО. 1993. Май.

3. Harowitz I. Ideology and Utopia in the United States. N.Y., 1977.

4. Остроух А. Политическая корректность в США. Культурологический аспект проблемы. М., 1998.

5. Воннегут К. Колыбель для кошки. Ставрополь, 1989.

6. Бодрийар Ж. Америка. СПб., 2000.