И.П. Кужелева-Саган

АКТУАЛЬНОСТЬ ФИЛОСОФСКОЙ ВЕРИФИКАЦИИ ФЕНОМЕНА

ПАБЛИК РИЛЕЙШНЗ (РЯ)

В статье обосновывается необходимость соотнесения основных РЯ-категорий, и РЯ-проблематики в целом, с соответствующими концептами и парадигмами классической и неклассической философии. Социально-философское осмысление феномена паблик рилейшнз позволяет находить «ответы» на самые дискуссионные «вопросы» теории и практики РЯ. Эффективность такой работы показана на примере обращения к концепциям М. Вебера.

Необходимо сразу уточнить понятие «верификация». В данном конкретном случае его смысл заключается в соотнесении основных PR-категорий и в целом всей теоретической и эмпирической PR-проблематики с соответствующими концептами и парадигмами социальной философии в ее «классической» и «неклассической» проекциях.

Налицо парадокс: с одной стороны словосочетание «PR-философия» является весьма распространенным термином как в литературе, посвященной паблик рилейшнз, так и профессиональной PR-практике. Еще более популярно понятие «философия организации», обозначающее корпоративную идеологию, в разработке которой самое активное участие принимают PR-специалисты. С другой стороны, на сегодняшний день не существует философии PR, т.е. феномен паб-лик рилейшнз фактически никак не отрефлексирован с философских позиций.

Более того, может возникнуть вопрос: а нужна ли философия «пиару»? Такая постановка проблемы в известной степени правомерна, если речь идет о простейших PR-технологиях, например написании дежурных пресс-релизов или формировании пресс-китов. Сотрудники многих отечественных предприятий и организаций делали это хорошо задолго до того, как в российском лексиконе впервые появился англоязычный термин паблик рилейшнз (public relations). Здесь невольно напрашивается сравнение с ситуацией, описанной Мольером в пьесе «Мещанин во дворянстве»: господин Журден удивляется, что он, оказывается, всю жизнь говорил прозой, не ведая этого. Так и наши соотечественники, готовя сообщения для средств массовой информации, долгие годы даже и не подозревали о том, что на самом деле они занимаются связями с общественностью, т.е. «пиаром».

Отсюда можно предположить, что паблик ри-лейшнз, понимаемый как «расширенный круг секретарских обязанностей», и не нуждается в каком-либо особом философском осмыслении. Но он наверняка нуждается в таковом, понимаемый как самостоятельный предмет изучения в рамках государственной университетской программы по специальности «Связи с общественностью» (350400), получившей официальную «прописку» более чем в ста вузах России. Специальности уже более 10 лет, между тем относительно недавно заведующий кафедрой экономической журналистики и рекламы МГУ профессор Владимир Горохов в одном из интервью констатировал: «Если в философии понятие PR не осмысляется, то это не значит, что «пиар» - это только набор манипулятивных методик, позволяющих управлять общественным сознанием» [1]. Иначе говоря, PR - это, как минимум, «набор манипулятивных методик», а как максимум,

его никто пока не интерпретировал. Стоит ли удивляться, что обыденное сознание до сих пор довольствуется этим минимумом, если научное, философское сознание в этом смысле ненамного его опередило?

Здесь необходимо кое-что уточнить. Нельзя однозначно констатировать полное отсутствие интереса к идентификации PR со стороны философии. Точнее было бы сказать, что до сих пор паблик рилейшнз не был самостоятельным объектом отечественной философской и культурологической рефлексии, но являлся одним из компонентов предметной сферы нескольких исследований и отдельных публикаций социально-философской направленности, посвященных проблемам социальных и массовых коммуникаций. «Пиару» в этом смысле особенно «повезло» в диссертации барнаульского философа Михаила Гундарина «Теоретико-методологические основания анализа роли массово-коммуникационных процессов в современном социокультурном развитии» [2]. Здесь ему (правда, вместе с рекламой) уделяется один из параграфов. В какой-то степени проблематика PR рассматривается в философских книгах Валерия Березина, Ирины Мальковской, Валерия Терина [3 - 5]. Однако в целом «философский и культурологический дискурс существует на периферии PR-профессии» [6].

Итак, если философия нужна «пиару», то для чего она ему нужна? Только ли для того, чтобы способствовать приданию статуса легитимности паблик ри-лейшнз как специальности, не случайно появившейся в отечественных университетах? Надо признать, что такая проблема действительно существует. Не секрет, что многие представители университетского сообщества (и особенно те из них, которые занимаются фундаментальными науками, классическими дисциплинами) до сих пор «не признают» специальность «Связи с общественностью» и считают интерес к ней преходящим, конъюнктурным.

Вполне возможно, что вежливое внимание со стороны философов к PR помогло бы хоть в какой-то степени прикрыть «беспородность» новой специальности. Но сейчас не хотелось бы глубоко уходить в эту проблему. Она заслуживает отдельной публикации. Обратимся к другим причинам необходимости философского осмысления PR, которые представляются не менее, но даже более важными. Первая - это то реальное место, которое занимает паблик ри-лейшнз в жизни современного социума. Спектр оценок общественностью возможностей и ресурсов PR, его роли в социальных процессах очень широк: от крайнего скептицизма до абсолютной веры во все-сильность PR-технологий. Но как бы люди не относились к паблик рилейшнз, это явление существует, и оно действительно представляет собой эффективный

способ влияния на массовое сознание. Достаточно привести в качестве примеров последние выборы в США и на Украине. Террорист «№1» в мире «внезапно» напомнил о себе американским избирателям за три дня до выборов, и тем самым результаты голосования были, фактически, предрешены. По крайней мере, это было ясно для PR-профессионалов. На Украине PR показал себя во всей своей «эстетике»: Киев стал «оранжевым», т.е. была сделана ставка на цвет. Без этого мощь оппозиции не была бы столь очевидна как для самих участников политического процесса, так и для телезрителей стран, наблюдавших за украинскими выборами.

Паблик рилейшнз многолик и полифункционален, он может разрушать и созидать, преуспевая и в том и в другом, и уже поэтому заслуживает серьезного отношения со стороны социальных наук, социальной философии. Общество не должно ограничиваться поверхностными суждениями и оценками по поводу PR, оно должно располагать различными научными и философскими концепциями, раскрывающими сущность обозначенного феномена. Но не меньше в философии нуждается и сам паблик рилейшнз как развивающаяся отрасль знаний. Без соответствующей философской рефлексии многие проблемы теории и практики PR, на наш взгляд, просто не поддаются каким-либо решениям. Например, одной из таких «неразрешимых» ситуаций является различное отношение членов PR-сообщества к «классическим» определениям паблик рилейшнз. Имеются в виду, прежде всего, определения Сэма Блэка и Люсьена Матра. С. Блэк, как известно, дефиницирует PR-деятельность следующим образом: «...- это искусство и наука достижения гармонии с внешним окружением посредством взаимопонимания, основанного на достоверной и полной информации» [7]. Л. Матра: «Паблик рилейшнз являются, во-первых, манерой поведения, а во-вторых, способом информирования и коммуникации, направленным на установление и поддержание доверительных взаимоотношений, основанных на взаимном знании и взаимопонимании между группой, рассматриваемой в ее разных функциях и видах деятельности, и аудиториями, которые она затрагивает» [8].

В статье «Классические определения паблик рилейшнз: за и против» [9] нами проведен достаточно подробный анализ отношений отечественных исследователей к классическим PR-дефинициям. Здесь же мы ограничимся констатацией наличия трех основных подходов. Первый - это точка зрения, согласно которой определения классиков «слишком альтруистичны, наивны, приглажены, неоперациональны. Такой подход можно назвать «критическим» или «прагматическим». Второй демонстрирует более толерантное отношение к классическим определениям («компромиссный подход»). Его приверженцы также не считают определения С. Блэка и Л. Матра функциональными, «рабочими», но допускают их существование в качестве «мировоззренческих». Наконец, третий подход - это пример однозначно позитивного отношения к классическим PR-дефинициям. Его представителей можно условно разделить на две неравные в количественном отношении группы. К первой (менее многочисленной) относятся авторы, которые пытаются

обосновать необходимость альтруистической направленности паблик рилейшнз и ее бескомпромиссный характер, но при этом они осознают разрыв между желаемым и действительным. Вторую группу составляют авторы, для которых классические PR-дефиниции являются «рабочими» (операциональными) априори. Их не смущает «абстрактность» альтруистических категорий, на которых базируются данные определения. Эти исследователи оперируют классическими определениями PR (равно как и собственными «вариациями» на «классическую» тему) таким образом, как будто данные определения и заключенные в них этические категории (правдивость, полная информированность и т.д.) уже отражают не только зарубежную, но и реальную российскую PR-практику или способны отражать ее в недалеком будущем.

На какой подход из всех указанных должны ориентироваться в своей реальной профессиональной практике будущие PR-специалисты? Дискуссия по этому вопросу не прекращается на страницах профессиональных журналов, на конференциях и семинарах. И надо сказать, что чаще в ней побеждают прагматики, призывающие «не пудрить мозги» студентам «сэмблэковщиной», а готовить их к реалиям нашей жизни. Их главный аргумент: «PR-альтруисты работодателям не нужны. В условиях жесточайшей политической и экономической конкуренции этичный PR остается не востребованным». Имеют место и более гибкие (конформистские) советы: «Классиков репрессировать нельзя: и в PR должны быть свои «святые». Поэтому, пока студенты учатся, пусть вызубривают классические определения, когда же станут работать, то сама жизнь определит для них, что такое PR».

В первом случае университетская подготовка превращается в своеобразный «бойцовский клуб», в котором готовят будущих макиавелли под девизом «Цель оправдывает средства». Во втором - изначально предполагается «двойной стандарт» в понимании сущности PR-деятельности. Но ни жесткий прагматизм, ни сознательный конформизм («чего изволите»), ни нарочитая идеализация и «стерилизация» представлений студентов о паблик рилейшнз, конечно же, не соответствуют целям университетского PR-образования, направленного на формирование собственной исследовательской и профессиональной позиции на основе широких и глубоких знаний в сфере социальных, некоторых естественных и точных наук и, конечно же, философии.

Как разрешить это противоречие - наличие большого «зазора» между PR-идеалами, сформулированными классиками-альтруистами паблик рилейшнз, и PR-реальностью? Все более или менее встает на свои места, если обратиться к наследию выдающегося немецкого социального философа Макса Вебера (1864 -1920), в частности, к его концепции идеальных типов, появившейся в результате поиска методологии познания, более всего соответствующей наукам о культуре. Нужно отметить, что культуру М. Вебер понимал предельно широко, подразумевая под этим все, что «содеяно» человеком. Науки о культуре, по Веберу, это «. дисциплины, которые стремятся познать жизненные явления в их культурном значении» [10]. Зна-

чение это не может быть выведено только с помощью законов и понятий, оно предполагает, прежде всего, соотнесение изучаемого явления с идеями ценностей, господствующими в данный момент в обществе. Таким образом, явлением культуры может быть любой феномен, рассматриваемый через призму ценностей. Сам Вебер допускал, что даже проституция может быть с этой точки зрения явлением культуры. Отсюда можно предположить, что, если бы Вебер жил в наше время, то такая сфера профессиональной деятельности, как паблик рилейшнз, несомненно была бы отнесена им к явлениям культуры и соответственно пиа-рология (термин М. Шишкиной) [11] - к развивающимся наукам о культуре. Итак, если культура - это все, что «содеяно» человеком, а PR-технологии - это не что иное, как «содеянное» и реализуемое человеком, тогда получается, что паблик рилейшнз - это не что иное, как культура формирования эффективного публичного дискурса.

Наиболее адекватным инструментом познания социальных процессов и явлений культуры М. Вебер считал идеальные типы - мыслительные конструкции эвристического характера, необходимые для определения ценности явления. Согласно Веберу, идеальные типы создаются посредством одностороннего усиления одной или нескольких точек зрения и соединения множества дискретно существующих единичных явлений в единый мысленный образ. Вебер подчеркивает, что в реальной действительности этот мысленный образ в его понятийной чистоте нигде эмпирически не встречается - это утопия.

Вебер писал: «Какое бы содержание ни имел рационально созданный идеальный тип, конструкция идеального типа в рамках эмпирического исследования всегда преследует только одну цель: служить «сравнению» с эмпирической действительностью, показать, чем они отличаются друг от друга, установить степень отклонения действительности от идеального типа или относительное сближение с ним, для того чтобы с помощью по возможности однозначно используемых понятий описать ее, понять ее путем каузального сведения и объяснить» [12].

Идеальные типы не заменяют собой конкретных (операциональных) понятий, отказ от которых Вебер считал большой ошибкой. Самую серьезную опасность, по его мнению, представляет отказ от образования четких понятий при вынесении практических выводов экономического и социально-политического характера. (Заметим, что разработка PR-стратегий, как правило, связана с теми или иными практическими выводами экономического и социальнополитического характера.)

Ошибкой является неразличение идеальных типов как необходимых, но все же утопий и конкретных понятий, отражающих эмпирическую реальность. Примером такого неразличения Вебер считал понимание Коммунистического манифеста в «гениальнопримитивном смысле», «господствующем в сознании дилетантов и профанов»; отношение к марксистской теории не как к идеально-типической конструкции с высокой степенью эвристичности, каковой она является, а как к практическому руководству.

Можно ли обойтись без идеальных типов, изучая социальные процессы и явления? Вебер считал, что нельзя. Идеальный тип как инструмент познания в известном плане связывает ценности культуры с эмпирической реальностью. Эмпирическая реальность не стала бы предметом исследования, если бы она не была выделена через систему различных идеальных типов, которые только и делают эту реальность предметом познания, поскольку придают ей культурную значимость. То есть в структуре идеального типа соединяются как аксиологические, так и чисто логические аспекты познания. Идеальные типы или утопии, хотя и не могут быть обнаружены в эмпирической действительности в качестве реального общественного устройства, но все-таки они вправе на это претендовать; поскольку в каждой такой утопии, согласно Веберу, «действительно отражены известные, значимые в своем своеобразии черты нашей культуры, взятые из действительности и объединенные в идеальном образе» [13].

Вебер отличает идеальные типы, которые он называет также общими или чистыми, от генетических типов. Они различаются степенью общности. Первые (идеальные, общие понятия) не локализованы во времени и пространстве, тогда как вторые (генетические) «привязаны» к конкретной эпохе и социокультурному ареалу.

Итак, нам представляется, что веберовская методология позволяет рассматривать классические определения паблик рилейшнз как идеальные типы - своего рода «утопии», не заменяющие собой PR-реальность, но способствующие ее познанию. С их помощью можно установить степень отклонения той или иной конкретной PR-практики от идеального обобщенного образа паблик рилейшнз. Они служат для выявления ценностных идей, на которые ориентируются субъекты PR-деятельности. Примером таковых ценностных ориентаций являются упомянутые выше подходы (прагматический, компромиссный и альтруистический). Используемые в качестве «рабочих», «операциональных», идеальные типы паблик рилейшнз искажают результаты эмпирических PR-исследований. Иначе говоря, нужно избегать понимания классических определений PR в «гениальнопримитивном смысле».

Необходимо также различать идеальные и генетические типы паблик рилейшнз. В этом плане, на наш взгляд, неверно рассматривать 4 модели PR по Дж. Грюнигу - пропаганду, информирование, двустороннюю асимметричную и симметричную коммуникации [14] - как некую эволюцию, т.е. как генетические типы PR, свойственные определенным историческим периодам. Это, безусловно, чистые идеальные типы, которые будут иметь место всегда. Иначе говоря, пропаганда - это не первая стадия PR, а одна из форм паблик рилейшнз, эволюционирующая внутри себя - от примитивной пропаганды до пропаганды искусной и изощренной, но не от пропаганды - до двухсторонней симметричной коммуникации. Это идеальный, в веберовском понимании, тип паблик ри-лейшнз, ориентированный на сугубо прагматические ценности, тогда как двусторонняя симметричная коммуникация является идеальным типом PR, сопря-

гаемым с такими альтруистическими ценностями, как обоюдное доверие, правдивость и полное взаимное информирование.

Наследие М. Вебера представляет для PR-специалистов огромный интерес не только с точки зрения методологии идеальных типов, но и других его социально-философских концепций. В их числе несомненно нужно иметь в виду теорию социального действия: «Действием мы называем действие человека (...), если и поскольку действующий индивид или индивиды связывают с ним субъективный смысл. «Социальным» мы называем такое действие, которое по предполагаемому действующим лицом иди действующими лицами смыслу соотносится с действием других людей и ориентируется на него» [15]. В соотнесении с этим высказыванием PR-деятельность можно рассматривать как проявление целерационального типа действия, смысл которого - ожидание определенного поведения (реакции) общественности и использование этого «ожидания» для достижения своей рационально продуманной цели. Критерием же рациональности в данном случае является успех PR-деятельности, понимаемый как максимально близкое соответствие результата - поставленной цели. Теория М. Вебера позволяет представить PR-коммуникацию как обмен социальными действиями. Юрген Хабермас впоследствии развил веберовскую концепцию в своей теории коммуникативного действия. К сожалению, обе они пока недостаточно востребованы отечественными исследователями в применении к проблематике паблик рилейшнз.

Весьма актуальными для сферы PR являются и рассуждения М. Вебера о различных типах социальных объединений («целевых союзах» и «институтах»), созданных как при добровольном согласии, так и в результате насильственных действий. К последним Вебер относит и влияние на людей, основанное на «ожидании согласия». Отсюда яснее просматривается роль PR в процессах институционализации (государства, правовой системы, армии и т.д.).

Наконец, еще одна веберовская типологизация, а именно выделение им трех типов легитимного господства, объясняет глубинные причины постоянной востребованности паблик рилейшнз со стороны властных политических структур. В частности, Вебер был убежден в том, что политическое господство -это двухсторонний процесс, в основе которого -взаимозависимость властвующих и подчиняющихся. Господство первых опирается не только на принуждение, обеспеченное соответствующими законами, но и на убежденность подчиняющихся в оправданности своих позиций, на их согласие подчиняться. Таким образом, ни одна система законов не будет действенной на практике без желания и воли людей принять ее. Но чем, как не формированием желания людей принять ту или иную власть, занимается политический PR?

В работе «Три чистых типа легитимной власти» Вебер пишет: «Ни одна власть не довольствуется по доброй воле только материальными, только аффективными или только ценностно-рациональными мотивами как шансами своего длительного существования» [16]. Главная мысль Вебера в том, что опреде-

ляющим моментом отношения к власти является «престиж образца», признаваемый социальной группой. Выдвигаются различные легенды, обосновывающие иерархию властных отношений. Вебер видит сущность господства в том, чтобы этими легендами представить «конкретную форму воплощения всеобщих или национальных ценностей и интересов» [16]. И снова возникает вопрос: чем занимаются политические PR-консультанты, как не разработкой легенд, помогающих общественности поверить в легитимность притязаний того или иного субъекта на власть? Подобное происходит и в сфере бизнес-пиара. Здесь разработка легенд для корпораций имеет цель формирование доверия общественности к экономическому субъекту как признания его экономической легитимности (законности, права предлагать потребителям товары или услуги).

Рассуждения Вебера о харизматическом типе господства, основой которого он считает аффективное действие, должны, на наш взгляд, быть частью методологии любого серьезного исследования имиджелогической направленности.

Становление М. Вебера как социального философа вообще очень знаменательно с точки зрения паблик рилейшнз. Вебер испытал на себе два различных, а во многих отношениях и взаимоисключающих влияния: с одной стороны, философии И. Канта, особенно в юности, с другой, почти в тот же период он был большим почитателем Н. Макиавелли, Т. Гоббса и Ф. Ницше. Кант привлекал Вебера прежде всего своим этическим пафосом (отсюда такое повышенное внимание к ценностному аспекту). Г. Гоббс и, особенно, Н. Макиавелли произвели на него сильное впечатление своим политическим реализмом. Тяготение к этим двум взаимоисключающим полюсам (с одной стороны кантианскому этическому идеализму с его пафосом «истины», с другой - политическому реализму с установкой на «трезвость и силу») определило своеобразную раздвоенность мировоззрения М. Вебера, характерную и для многих теоретиков PR, пытающихся соединить светлые идеалы аутентичного паблик рилейшнз с жестким прагматизмом PR-деятельности.

Несомненно, на формирование взглядов Вебера повлияла и его поездка в Америку в 1904 г. Можно предположить, что Вебер, как чуткий и глубокий исследователь социальных процессов, не мог не увидеть того, что сегодня называется «началом становления PR в США как профессии и научной дисциплины». Актуальность задачи, стоявшей в то время перед американским обществом, быстро «перерабатывать», адаптировать массы эмигрантов к новым условиям для эффективного управления ими подхлестнула развитие технологий массовых коммуникаций и, в частности, PR-технологий.

В 1905 г. выходит в свет программное исследование М. Вебера «Протестантская этика и дух капитализма». С точки зрения проблематики PR оно интересно тем, что, по мнению некоторых исследователей, базовой ментальной структурой паблик рилейшнз является именно протестантская модель общества как конгрегации (союза) множества равноправных и рациональных субъектов, полностью свободных от дав-

ления какой-либо традиции и связанных исключи- так называемой, неклассической, постмодернистской тельно договорными отношениями. философии, равно как знакомство с некоторыми от-

Таким образом, несмотря на то, что сам М. Вебер крытиями в области фундаментальных и естествен-

не занимался непосредственно проблемой социаль- ных наук. В результате этого могут появиться совер-

ных коммуникаций, тем не менее, его следует рас- шенно новые модели видения феномена паблик ри-

сматривать в качестве одной из ключевых социально- лейшнз. Один из вариантов такого подхода представ-

философских «фигур», обращение к которым откры- лен нами в статье «Паблик рилейшнз как кентавр-

вает перспективу плодотворного обсуждения вопро- феномен» [17].

сов, касающихся сферы паблик рилейшнз. Но тем, Основной же пафос настоящей публикации заклю-

кому близки принципы релятивизма и мультипара- чается в следующем. До сих пор не прекращаются

дигмальности, не следует ограничиваться обращени- дискуссии о том, что же такое PR: искусство, наука

ем только к веберовскому наследию, к источникам или ремесло? Несомненно, что без философии паблик

классической философии. В этом плане не менее пло- рилейшнз навсегда останется «искусством» выдавать

дотворным для PR-специалистов является и изучение, ремесло за науку.

ЛИТЕРАТУРА

1. Горохов В.М. PR-мен должен знать все о немногом. - 06.04.2001 - http://www.pronline.ru/opinion/show/442.

2. Гундарин М.В. Теоретико-методологические основания анализа роли массово-коммуникационных процессов в современном социокультурном развитии: Автореф. дис. ... канд. философ. н. Барнаул, 2000.

3. Березин В.М. Сущность и реальность массовой коммуникации. М.: Изд-во РУДН, 2002. 183 с.

4. Мальковская И.А. Знак коммуникации. Дискурсивные матрицы. М.: Едиториал УРСС, 2004. 240 с.

5. Терин В.П. Массовая коммуникация: исследование опыта Запада. 2-е изд. М., 2000. 224 с.

6. Ульяновский А. PRaвдa России, западные мифы и кросс-культурная трансляция этики // PRnews (Информационно-аналитическая газета). 2001. № 1(5). С. 6.

7. Блэк С. Введение в паблик рилейшнз. Ростов н /Д: Феникс, 1998. С. 15.

8. Цит. по: Буари Ф.А. Паблик рилейшнз, или стратегия доверия: Пер. с фр. М.: «ИМИДЖ-Контакт»: ИНФРА-М, 2001. С. 53.

9. Кужелева-Саган И.П. «Классические» определения паблик рилейшнз: за и против // Сборник материалов «I Межрегиональная научнопрактическая конференция PR-Универсум 2004». Томск: Дельтаплан, 2004. С. 74 - 80.

10. Вебер М. Объективность познания в области социальных наук и социальной политики // Культурология ХХ век. Антология. М., 1995. С. 566.

11. Шишкина М.А. Паблик рилейшнз в системе социального управления. СПб.: Изд-во Санктпетерб. ун-та, 1999. 444 с.

12. Вебер М. Смысл «свободы» от «оценки» в социологической и экономической науке // Вебер М. Избранное. М., 1994. С. 594.

13. Вебер М. Объективность познания в области социальных наук и социальной политики // Культурология ХХ век. Антология. М., 1995. С. 582.

14. Grunig J. Public Relations Theory. Hillsdale (N.J.). 1989. P. 29 - 41.

15. Вебер М. Основные социологические понятия // Вебер М. Избранные произведения. М., 1990. С. 602 - 603.

16. ГромовИ.А., Мацкевич А.Ю., Семенов В.А. Западная социология. Учебное пособие для вузов. СПб.: Изд-во ДНК». С. 196.

17. Кужелева-Саган И.П. Паблик рилейшнз как кентавр-феномен // Сборник материалов «I Межрегиональная научно-практическая конференция PR-Универсум 2004». Томск: Дельтаплан, 2004. С. 80 - 84.

Статья представлена кафедрой связей с общественностью факультета психологии Томского государственного университета, поступила в научную редакцию «Психология» 14 февраля 2005 г.