L.V Fedorova

The sacredness of competitions in greek mythology and yakut olonkho

The analysis of common sacredness of competitions is given due to the analysis of Greek mythology and Yakut heroic epos olonkho. The plot, character and scenes analogies are brought in. The common Central Asian origin is presumed to explain typological analogies.

Key words: sacred, mythology, Yakut heroic epos olonkho, Zeus, the White Saint lord, The Sunny Ray, national holiday ykhyakh, national dance okhuokhay, a blessing person algyschyt, Olympic games, the world mountain

-------- ---------------------

УДК 130.3:572.9 А.О. Харабаева

аксиологические основания этноса

Рассмотрены аксиологические основания этноса и основные предпосылки, обеспечившие их формирования. Уделено внимание месту этнических ценностей в социальной философии. Даны конструктивистские и примордиалистские определения концепции этноса. Сделан анализ и рассмотрена данная проблема под новым аксиологическим углом.

Ключевые слова: этничность, этнос, нация, национализм, ценности, этнические ценности, аксиосфера, ценностные ориентации, конструктивизм, примордиализм, аксиологический подход.

Многонациональность современного общества - явление неустранимое, и потому одной из самых дискуссионных проблем в науке являются понятия этноса и нации. Все больше ученых склоняются к тому, что ни одна из существующих ныне концепций, рассматривающих деление человеческого общества на различные народы, не может претендовать на более полное раскрытие сути этнической составляющей в социуме. Только общими усилиями можно добиться успеха в решении этой сложнейшей проблемы, не отметая прошлых теоретических достижений и не предавая забвению целые научные школы. Понятия этноса и нации нельзя чётко определить отчасти потому, что в этих категориях заключено столько разнообразных признаков, что учесть их все крайне трудно. Тем не менее, множество взглядов, подходов в исследовании проблемы этноса доказывают тот факт, что этнос и нация, как любые сложные явления, требуют разностороннего подхода.

Когда мы говорим об этносе и нации, нельзя обходить стороной такие явления, как этничность и национализм. Эти явления, бесспорно, тесно переплетены между собой. Однако терминология тут достаточно запутана наслоением различных подходов, научных традиций.

С начала XIX в. в русский язык внедряется и термин «нация». Понятие «этнос» в России стало применяться

ХАРАБАЕВА Анастасия Олимпиевна - аспирант кафедры философии СВФУ E-mail: skao1@ya.ru

в научных трудах с начала XX в. [1]. Они применялись наравне с терминами «народность» и «племя». Исследователи совершенно справедливо подчеркивают тесную взаимосвязь этих понятий [2, 3, 4]. Однако до сих пор под нацией понимают этнос, а под этносом нацию [5]. Таким образом, существенная разница между феноменами нации и этноса совершенно стирается. Именно по этой причине многие пытаются делить исследования этноса и нации на так называемые смысловые категории: примордиализм и конструктивизм.

К теоретикам примордиалистского подхода в отечественной науке традиционно относят Ю.В. Бромлея [6] и его последователей, также примордиалистской считают оригинальную теорию пассионарности Л.Н. Гумилева [7]. К конструктивистам относят В.А. Тишкова [8] и его западных предшественников Б. Андерсона [9], Э. Хобсбаума [10], Э. Геллнера [11]. Исследования этноса и нации нельзя сводить к общему знаменателю. Этнос и нация - термины, означающие разные феномены. Таким образом, научные изыскания в данной области можно разделить на исследования феномена этноса как явления изначально присущего человеческому обществу и нации, как одного из этапов исторического развития этноса.

В западной научной мысли нация выступает как воображаемое общество, как инструмент в руках некой политической или интеллектуальной элиты. Действительно, у нации есть общая идея, идеология. Большинство западных ученых под нацией имеют в виду конструирование государства [9, 10, 11]. Их стремления не использовать категорию «этнос» понятны. Для конструктивистов

важно не упоминать этнос, который имеет также территориальные характеристики, во избежание сепаратизма этнических групп внутри своих стран. Для Запада удобнее и безопаснее развивать идею нации, которая всегда основывалась на идеологии единого государства, нежели говорить об этносе. К примеру, Е.И. Филиппова указывает, что во французской научной традиции исследования проводятся не о сущности этничности, а вокруг вопроса о существовании явления «ethnie» (этнической группы) [12].

Этносы в реальности являются не просто компонентом социальной структуры, а её исторически конкретным целостным выражением. С.М. Широкогоров в 1920-е годы писал: «Этнос есть группа людей, говорящих на одном языке, признающих своё единое происхождение, обладающих комплексом обычаев, укладом жизни, хранимых освященных традиций и отличающих её от таковых других групп» [1, c.13]. В советскую научную мысль идею об этносе ввел Ю.В. Бромлей [6]. Он рассматривал этнос как исторически сложившуюся совокупность людей на определенной территории проживания, обладающей общими, относительно стабильными особенностями культуры (включая язык) и психики, а также сознанием своего единства и отличия от всех других подобных образований (самосознанием), что фиксируется в самоназвании (этнониме) [6]. В настоящее время, когда уровень демографической мобильности возрастает, в одном городе, селе, деревне могут проживать несколько, а то и множество представителей различных народностей, необходимо новое осмысление сущности этноса. Тот же Ю.В. Бромлей заметил, что «ни один этнос не является вечным, неизменным» [6, c. 36], точно так же представления о сущности этноса меняются, на смену одной исследовательской модели приходят новые, которые больше подходят современному историческому развитию человечества.

Если нация и национализм считаются феноменами, возникшими сравнительно недавно, в электронном словаре Britannica 2009 указывают, что “nationalism” возник вместе с первой английской и французской революциями, то «этнос» считается «примордиальным» (т.е. изначально присущим) обществу явлением [13]. Рассмотрение этноса как социального явления доминировало в отечественной науке советского периода. Исследования советских ученых принесли много нового в науку и широко использовались на практике [6, 13]. Также невозможно не оценить новизну, которая была присуща работам данного периода. Н.Н. Чебоксаров, например, выдвинул информационную теорию этноса, которая предлагает основой формирования этноса считать информационные потоки, которые программируют основные параметры существования этнической общности [13]. Правда, Ю.В. Бромлей слово «этнос» употреблял как в узком смысле, так и в широком (как синоним нации), что и привело к путанице и смешению, отождествлению этноса и нации. Подобное смешение приводит к серьезным ошибкам.

Исследования нации Т.Ю. Сидориной и Т.Л. Полян-никова показывают, что данное явление имеет глубокие этнические корни и основания, так как является одной из ступеней развития деления людей на этнические группы [15]. Более того, нация нередко рассматривается в этимологической и содержательной связи с понятием «национализм». Национализм выступает как комплекс идеологических представлений и политической практики, в котором центральное место занимают интересы нации [16]. Эти выводы отнюдь не новы. Схожие идеи высказывались еще в XVII в. [17]. Отмечается, что переломное сущностное осмысление нации впервые было дано Э. Ренаном в 1882 г. Он указал на политические, государственные основания данного явления. Нацию

Э. Ренан считал продуктом политических баталий и не одобрял того, что данное явление рассматривалось как этнографический феномен. Он писал: «Этнографические соображения не имели никакого значения в организации современных наций» [17]. В период становления СССР в отечественной мысли доминировала идея нации, которая была подана И.В. Сталиным [18]. Для СССР, в котором проживало множество народов и происходили процессы строительства нового государства, было важно иметь идею о нации как об исторически сложившейся устойчивой общности людей с единым языком, территорией, экономической жизнью. А.Е. Мординов, продолжая идею И.В.Сталина о нации, пишет о понятии «национальной формы культуры» [19]. Данное понятие затрагивает не только общность языка, отражение в культуре народа его национального быта, территории и географической среды, в которой он живет, но и его национальный характер. Как нам кажется, здесь А.Е. Мординов близок к идее об этносе, который качественно отличается от нации. Мы считаем, что более продуктивным представляется отношение к понятию «нация» как к реальной социальной общности людей, связанных между собой одним гражданством, а к понятию «национализм» как к идеологическому представлению, прописанному политической практикой. В этом свете конструктивистские видения национальных сообществ Б. Андерсона, Э. Геллнера являются весьма уместными. Такого мнения придерживается и А.М. Монаков [20].

Урбанизация и технический прогресс не могли не повлиять на взаимодействие архаического и нового, традиционалистского и современного в сознании человека. Этнические общности людей также претерпевают большие изменения. В современных условиях возникает вопрос о жизнеспособности этноса.

Десятилетием раньше утверждалось, что «этнос - это особая, естественно-социальная, относительно устойчивая система, представляющая собой в обществе группу людей, связанных такими социально-психологическими и социо-культурными признаками, как общность представлений об единой территории происхождения и исторической судьбе, общность языка, особенности, преем-

ственность, и традиция в бытовой культуре; особенности психического склада, самосознание группового единства, отличная от других подобных образований и самосознание» [21, с. 14-15]. Данная дефиниция представляется не совсем подходящей в современном мире, поскольку социальные условия развития человека изменились. Во-первых, территориальные границы сегодня можно и не воспринимать как этнические. За счет доступности средств передвижения миграция населения резко возросла. Другими словами, этничность стала мобильной.

В современных реалиях очень трудно говорить и о том, что общность языка является детерминирующим фактором этноса. Единство языка не может являться причиной этнической принадлежности человека. Во многих государствах каждый член общества может говорить сразу на двух-трех, а то и четырех языках. Ярчайшим примером того являются швейцарцы, которые родными языками считают немецкий, французский, итальянский и романский. В то же время ни один из членов швейцарского общества не усомнится в том, что он истинный швейцарец, а не немец или француз. То же самое наблюдается в Якутии, где большая часть населения с детства говорит на двух языках: русском и якутском. Современные исследования показывают: несмотря на то что все больше якутян говорит на русском, количество якутов не убывает в пользу количественно доминирующего этноса. Последняя советская перепись выявила, что более 30 млн, почти четверть населения страны, проживают в семьях со сложным этническим составом [22]. Эта характерная черта многих российских регионов в настоящее время. Перепись населения 2002 года показала, что в России почти 600 тыс. человек назвали себя по этнической принадлежности немцами [23]. Но исследователям хорошо известно, что многие из них также осознают себя и русскими. То же можно сказать об украинцах, белорусах и многих других народах. К примеру, русская дама замужем за армянином. Кто ее дети? «Армяне, -рассуждает она, - ведь отец - армянин. Но мы живем в России, в Москве, значит - и русские». Также думают ее дети, ведь воспитываются они в московской среде, ходят в русские школы. Они считают себя армянами, общаясь с родственниками, а среди сверстников русскость в смысле языка и культуры им не чужда. И так повсеместно. Такая двойственность этнического сознания подчеркивается современными социологами [24].

Указанные реалии современного общества, на наш взгляд, необходимо рассматривать в новом ключе. Ю.В. Бромлей указывал, что этническое самосознание, выступая как разновидность общественного сознания, в качестве одной из важнейших составляющих включает в себя «систему ценностей или нормативно-ценностную систему» [6, с. 48]. Важное место ценностям и ценностным ориентациям в структурах этнического отводит Ф. Барта, который говорит о «наборе ключевых значений, символов и основных ценностных ориентации, через ко-

торые данная группа осознает свое отличие от других» [25, с.14]. С этим невозможно не согласиться, так как специфический для конкретного этноса склад психики проявляется в определенных нормах поведения. Иными словами, здесь можно говорить о механизме ценностных ориентаций. Однако тема ценностей является одной из самых сложных как в философии, так и в социологии. Как указывают А.А. Ивин [26] и В.К. Шохин [27], теория ценности в настоящее время в своем развитии претерпевает кризисные времена. Тем более сейчас имеется большое количество публикаций по проблемам этноса и этничности [28, 29, 30], есть большое количество защищенных диссертационных работ [31, 32 и др.], сделанных на базе российских вузов и за рубежом. Более того, тема этноса и этничности является междисциплинарной. Этот факт делает проблему этноса и этничности более сложной, ей посвящено большое количество работ [33,

34, 35]. Однако среди них особое место занимает работа С.Е. Рыбакова [36]. В ней тщательно проанализированы сущностные пласты этничности и этноса, и впервые эта проблема выводится на философский план исследования и рассматривается с точки зрения ценности и ценностных ориентаций. Проблема ценности, ее сущности, структуры, роли в духовной жизни общества всегда были объектом философского анализа.

Благодаря ценностной системе существует единство каждого отдельного общества или каждого отдельного народа. Разрушение духовных оснований этой системы неизбежно приведет к гибели культуры, нации, этнической общности, целого общества.

Отмечается, что неизменные черты национального поведения, не подверженные доминирующим в тот или иной исторический период идеологии, политическому устройству, лежат в основе творческого понимания мира и передаются из поколения в поколение [37]. Своеобразность и стабильность менталитета того или иного этноса основаны на некой совокупности этнических ценностей, от которой зависит поведение людей в определенной ситуации. Понятие «ценность» используется в гуманитарных науках для обозначения явлений, объектов, предметов, их свойств, а также абстрактных идей, олицетворяющих в себе социальные идеалы и выступающих как образец должного.

Ценности возникают и действуют на уровне личности, так как их носителем является человек, представитель семьи, этнической общности, религиозной общины и так далее. Кроме того, ценность есть продукт коллективной деятельности людей - общества, народа, нации, т.к. в процессе коллективного общения человек становится личностью, а любая ценность формируется как социальный императив или норма.

Таким образом, существуют различные виды ценностей. Например, если оцениваемым объектом является общество, то имеются в виду социальные ценности; если произведения искусства, то эстетические и т.д. Когда же оцениваемым объектом являются люди вообще или

отношения и их взаимодействия между собой, то речь идет о нравственных ценностях, т.е. ценностях, которые способствуют благополучию людей. И одним из видов ценностей являются этнические ценности.

Для человека ценностью является все, что имеет для него определенную значимость, личностный или общественный смысл. С ценностью мы сталкиваемся тогда, когда говорим о родном, святом, дорогом, совершенном, когда мы восхищаемся или возмущаемся и т.д. Данные ценности могут иметь как общечеловеческий характер, так и конкретно-исторический, т.е. иметь огромное значение для отдельной этнической общности на определенном этапе ее исторического развития. Наиболее целесообразное определение ценностей можно дать, исходя из емкой, на наш взгляд схемы, данной М.С. Каганом [38]. В частности, он отмечает двойственный характер ценностного отношения: «Рассмотренное со стороны субъекта, ценностное отношение реализуется двояко - как отнесение к ценности оцениваемого объекта и как его осмысление» [38, с. 53]. Данное осмысление рассматривается им как способ обнаружения субъектом значения объекта для своего субъективного бытия, как придание ценности всему, что входит в пространство культуры из мира природы, и всему, что создается самой культурой как второй природы. Он отказывается от онтологизирования ценности (т.е. ценность не может рассматриваться как явления «в-себе» и «для-себя»), поскольку ценность возникает в реальной социокультурной среде, в ней живет, функционирует и изменяется, на нее же и оказывает определенное воздействие. Для объяснения феномена ценности он предложил следующую схему. Ценности -это представленные в сознании функциональные связи между субъектом и объектом, которые характеризиру-ются специфическим содержанием, субъективной интерпретацией этого содержания и являются конечными основаниями при определении значений (смыслов) и формировании мотивов.

При определении характера ценностей М.С. Каган указывает также на аксиосферу. Аксиосфера - закономерно сложившаяся в истории культуры система конкретных форм ценностного отношения к миру [38]. Сущность ценностей лежит в строении культуры, в котором необходимое место занимает ценностное осмысление мира и обуславливаемая им ценностная ориентация деятельности людей, к постижению самого ценностного отношения. Отсюда еще одной и важной характеристикой ценности является ее историчность.

Также М.С. Каганом [38], О.А. Музыкой [39], И.И. Докучаевым [40] и др. указывается, что всякая ценность - цель сама по себе, к ней стремятся ради нее самой, поскольку она - идеал. Ценностное содержание явлений и объектов действительности побуждает человека к деятельности. Постоянно находясь в мире альтернатив, человек вынужден выбирать, критерием чего становится ценность, достижение которой выполняет функцию регуляции поведения людей.

Т аким образом, ценности выступают своего рода свойствами общественного предмета удовлетворять определенным потребностям социального субъекта. В качестве субъекта может выступать как каждый отдельный индивид, так и общество, например, этнос.

Ценности находятся в основании социального бытия конкретной этнической общности и отображают практический опыт его жизнедеятельности. Формирование ценностей происходит в ходе совместной деятельности определенных людей в определенной социальной системе в конкретный исторический период. Ценность, сформировавшаяся в обществе, по отношению к личности выступает как норма. Высшей мерой этнических ценностей являются общечеловеческие ценности, такие, как добро, милосердие, любовь, дружба и т.д. Вместе с тем, для каждой этнической общности понятия добра, милосердия, любви, дружбы и т.д. приобретают свою характерную систему ценностей. Следовательно, каждая из них уникальна и свойственна только данному народу. Этнические ценности выражаются в фольклоре, языке, обычаях, традициях, народных промыслах и т.п. и проявляются они в символах, знаках и явлениях, которые являются значимыми для определенной этнической общности.

По мнению А.Ю. Шадже, существование этнических ценностей объективно, так как следует из объективной реальности этносов [41]. Мир культуры включает ценность (ценности имеют духовный онтологический статус) в свое бытие, так как духовная сторона культуры рождается вместе с ней. Между тем, носителем этнических ценностей всегда выступает человек, представитель конкретного этноса, стало быть, они субъективны [41]. Природа приобретает ценностную окраску в процессе выработки к ней человеческого отношения, в себе же она не имеет никакой ценности.

Объектом теории этнических ценностей являются предпочтения в области культуры жизнеобеспечения, материальной, социальной и духовной культуры представителей различных этнических образований. Предметом же теории этнических ценностей являются социальные аспекты возникновения, развития и функционирования этнических ценностей, закономерности их трансформации и взаимовлияния [42]. Этнические ценности возникают из социокультурной среды этноса (аксиосфера этноса). В определенной этнокультурной среде происходит ценностное отношение к миру, его ценностное осмысление.

Этнические ценности, как и ценности вообще, имеют онтологический статус [43]. Истинное бытие ценности меняется в процессе исторического развития. А.Т. Калиева отмечает, что одной из форм культурноонтологической среды этнических ценностей является религия [44]. Она указывает, что религия как форма сознания ценностно окрашена и призвана ответить на смысложизненные вопросы. Религия может быть той единственной силой, которая способна сплотить обще-

ство. Например, в христианстве заложены те ценности, которые составляют духовно-нравственный идеал: жалость, сострадание, участие в человеческой судьбе, ненавязчивая красота добродетели. В исламе, как и в других традиционных религиях, огромное значение имеют основополагающие ценности: уважение к старшим и заветам предков, культ семьи и родственных отношений. Спецификой мировой религии буддизма является особое отношение к чувствам всех живых существ, к их страданиям. Особенностью языческих верований народов Севера является поклонение силам природы, ценятся бережное и уважительное отношение к старшим по возрасту, рождение и воспитание детей и т.д.

Некоторая совокупность норм, принципов и правил, каковым следуют люди в процессе коллективной деятельности и общения, есть в широком смысле слова мораль. Мораль возникает вместе с возникновением человеческого общества. Еще в первобытную эпоху моральные принципы и нормы были главными регуляторами отношений между людьми. Мораль включает такие понятия, как «совесть», «добро», «зло», «справедливость», «несправедливость», «гуманизм» и т. д. Следовательно, моральные нормы связаны с ценностями. Данные ценности видоизменяются в ходе общественного развития.

Ценностные ориентации являются существенным компонентом передающегося по наследству традиционного знания каждого представителя этноса. И основная масса этнокультурной информации постигается как на сознательном уровне, так и на бессознательном, в раннем возрасте вместе с языком [41]. Следовательно, важным компонентом ценностных ориентаций в жизни того или иного этноса является национальный язык. Языковая картина мира является отображением общего национального представления о мире. Под ценностью мы понимаем предельные представления о норме, которые являются продуктом культурных процессов, так как ценности должны быть непременно признаны человеком в качестве таковых и вне человеческого отношения любые ценности не имеют смысла.

Этническая система ценностей не дается обществу в виде набора постулатов, она как бы «разлита» в языке, в художественных текстах, которые основываются на национальном самосознании. Они передают в наиболее чистом виде представление о народном видении мира, человеческого бытия в нем, об организации отношений между людьми. И могут быть видоизменены на основании оценок, которые дают тому или иному понятию члены социума. В результате сравнения предметов и явлений складывается в сознании и в языке определенное отношение: одобрение, осуждение или безразличие.

Согласно А.Я. Флиеру, «этнические ценности - это совокупность элементов этнокультурного бытования, тех культурных традиций этноса, которые выделяются самим этносом в качестве наиболее специфичных, маркирующих его историческое и культурное своеобразие черт» [45, с. 1118].

Как и семья, группа, масса, так и этнос может выступать творцом системы своеобразных ценностей этой общности. Для каждого этноса свои ценности роднее и дороже ценностей других этнических общностей. Этнические ценности, присущие одной общности, не всегда могут быть близкими, понятными другому этносу и оценены этим этносом. Однако даже если сами ценностные системы этнических групп не совпадают, они не противоречат друг другу. Когда рождается противоречие, возникает внутригрупповой аксиологический конфликт. И какими бы ни были чужие ценности, мы должны знать, что каждая этническая общность, как и личность, имеет право на аксиологическое самоопределение.

Таким образом, этнос - это общность людей, которых связывает единая социо-культурная среда и базовые ценностные ориентации, которые совпадают. Этнос не может быть объяснен какими-то внешними данными, как антропологические данные, географические характеристики, либо кровное родство. Этничность - это направленность индивида на какие-либо определенные ценности. Данную направленность С.Е. Рыбаков называет «бессознательными структурами этноса» [36, с. 228].

Рассмотрение феномена этноса и этничности как системы ценностных предпочтений кажется наиболее продуктивной в изменяющемся мире, где практикой уже было доказано, что этничность - это неотъемлемый атрибут каждого индивида. С.Е. Рыбаков рисует следующую схему возникновения этнического в личности: система оценки - ценности - этничность (субъективное)

- этнос (объективное) [36]. Исследование этничности через призму ценностей, безусловно, действенна и может быть применена в любом современном обществе. Если ценности образуются на уровне личности, то они полностью зависят от системы оценки. Этнос состоит из совокупности индивидов, ценностные ориентации которых совпадают. Этничность представляет собой сложноструктурированную систему человеческих устремлений, является специфической системой ценностных ориентаций человека.

Данные новации в понимании этноса и этничности лишний раз доказывают, что этнос имеет более глубокие корни, нежели нация, которая должна больше трактоваться как социально-политическое явление. Нация - это закономерная форма развития общества, она имеет как социальную, так и этническую стороны. Этнос также является социальным феноменом, сущностные пласты которого кроются в аксиологии этнического.

Л и т е р а т у р а

1. Широкогоров С. М. Исследование основных принципов этнологии и этнографических явлений // Отдельный оттиск из Т. LXVII Известий Восточного факультета Государственного Дальневосточного университета. - Шанхай, 1922. - 225 с.

2. Рыбаков С.Е. Философия этноса. -М.: ИПК Госслужбы, 2001. - 360 с.

3. Крупник Е.П. Национальное самосознание. Введение в проблему: монография. - М.: Московский психологосоциальный институт, 2006. - 144 с.

4. Кара-Мурза С.Г. Демонтаж народа. - М.: Алгоритм, 2007.

- 704 с.

5. Сергеев С.М. Русский национализм и империализм начала 20 века / Нация и империя в русской мысли начала 20 века.

- М., 2004. - 352 с.

6. Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса / Послесл. Н.Я. Бромлей. Изд. 2-е, доп. - М.: Издательство ЛКИ, 2008. - 440 c.

7. Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера земли. - М.: Айрис-Пресс, 2007. - 560 с.

S. Тишков В.А. Реквием по этносу: исследования по социально-культурной антропологии. - М.: Наука, 2003. - 430 с.

9. Anderson, B. Imagined Communities. Reflections on the Origin and Spread of Nationalism. L. - N.Y., 1992. - 320 p.

10. Хобсбаум Э. Нации и национализм после 1780 г. - СПб.: Алетейя, 1998. - 278 с.

11. Gellner, E. Anthropology and politics: revolutions in the sacred grove. - Oxford, 1995. - 250 p.

12. Филиппова Е.И. Понятие ethnie во французской научной традиции // Этнографическое обозрение. - 2007. - №3. - 52-73 c.

13. http://www.britannica.com/EBchecked/topic/405644/natio-nalism (дата обращения 09.06.2010)

14. Чебоксаров Н.Н., Чебоксарова И.А. Народы. Расы. Культуры. Издание второе испр., доп. / Отв. ред. академик Ю.В. Бромлей. - М.: Наука, 1985. - 210 с.

15. Сидорина Т.Ю., Полянников Т.Л. Национализм. Теории и политическая история. - М., 2006. - 356 c.

16. Мнацаканян М.О. Национализм и глобализм. Национальная жизнь в современном мире. - М.: Анкил, 2008. - 408 c.

17. http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/Article/Ren _ Nacia.php (дата обращения 15.04.2011)

18. http://www.hrono.ru/libris/stalin/2-19.php (дата обращения 15.04.2011)

19. Мординов А.Е. Избранные труды в 2-х томах / А.Е. Мординов; [сост.: Е.М. Махаров и др.; отв. ред. д.филос.н., проф., акад. АН РС(Я) Е.М. Махаров]; ГОУ ВПО «Якут. гос. ун-т. им.М.К. Аммосова», Каф. философии. - Якутск: Бичик, 2009 - Т.1. - 2009. - 416 с.

20. Монаков А.М. Условия и предпосылки эскалации национализма в глобализирующемся обществе: Автореф. дис. ... филос. наук. - М., 2008. - 23 с.

21. Якушева Л.В. Этнос. Народ. Нация: Учебное пособие. -Владимир, ВГПУ 1998. - 70 с.

22. http://ru.wikipedia.org/wiki/Перепись_населения_СССР_ (1989) (дата обращения 15.04.2011)

23. www.perepis2002.ru/index.html (дата обращения 15.04. 2011)

24. Этнокультурный облик России: перепись 2002 года / [отв. ред. В.В. Степанов, В.А. Тишков]; Ин-т этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН. - М.: Наука, 2007.

- 516 с.

25. Барт Ф. Введение // Этнические группы и социальные границы. Социальная организация культурных различий. Сборник статей / Под.ред. Ф. Барта; пер. с англ. И. Пильщико-ва. - М.: Новое изд-во, 2006. - 200 с.

26. Ивин А.А. Аксиология. - М.: Высш. шк., 2006. - 390 с.

27. Шохин В.К. Философия ценностей и ранняя аксиологическая мысль. - М. Изд-во РУДН, 2006. - 457 с.

28. Файзуллин Ф.С., Асылгужин Р.Р. Этническое сознание и этническая идентичность. - Уфа: ГИЛЕМ, 2009. - 252 с.

29. Тайсаев Д.М. Эволюция. Этничность. Культура. На пути к построению постнеклассической теории этноса. - Нальчик: Изд-во М. и В. Коляровых (Полиграфсервис и Т), 2005. - 200 с.

30. Севастьянов А.Н. Этнос и нация. - М.: Книжный мир, 2008. - 192 с.

31. Ушакова В.В. Феномен этничности в процессе глобализации // Автореф. дис. ... филос. наук. - М., 2010. - 30 с.

32. Никифорова П.Г. Национальная идентичность народа саха в условиях глобализации // Автореф. дис. ... канд. филос. наук. - Якутск, 2010. - 26 с.

33. Накохова Р.Р. Психологические особенности системы ценностных ориентаций личности представителей этносов Северного Кавказа (на материале исследования народов Карачаево-Черкесии). - М.: Линкор, 2007. - 271 с.

34. Мнацаканян М.О. Культуры. Этносы. Нации: Монография. - М.: МГИМО - Университет, 2005. - 352 с.

35. Кокшаров Н.В. Культура и этничность. - СПб., 1998. -198 с.

36. Рыбаков С.Е Философия этноса. - М.: ИПК Госслужбы, 2001. - 360 с.

37. Коломиец Г.Г. Ценность музыки: философский аспект. Изд. 2-е. - М.: Изд-во ЛКИ, 2007. - 536 с.

38. Каган М.С. Философская теория ценности. - СПб.: ТОО ТК «Петрополис», 1997. - 205 с.

39. Музыка О.А. Ценностно-оценочный фактор в контексте социосинергетической парадигмы. - Ростов н/Д: Изд-во Рост, ун-та, 2006. - 240 с.

40. Докучаев И.И. Ценность и экзистенция. Основоположения исторической аксиологии культуры. - СПб.: Наука, 2009.

- 595 с.

41. Шадже А.Ю. Этнические ценности как философская проблема. - Майкоп: ООО «Качество», 2005. - 168 с.

42. Окладникова Е.А. Этносоциология (теория этнических ценностей): Учеб. пособие. - СПб.: СПбГИЭУ, 2006. - 170 с.

43. Хабибова Н.Е. Онтологический и гносеологический анализ понятия «ценностные ориентации». - Уфа: Уфимск. гос. академия экономики и сервиса, 2006. - 96 с.

44. Калиева А.Т. Этнические ценности как объект социально-гуманитарного познания // Вестник ОГУ - 2009. -№7 (101). - С. 170.

45. Флиер А.Я. Этнические ценности // Культурология. Энциклопедия. В 2-х т. Том 2. - М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2007. - 1184 с.

А.О. Kharabaeva

Axiological Basis of Ethnos

The article deals with axiological basis of ethnos and the main background of its formation. Much attention is paid to the place of ethic values in Philosophy. Primordialist and constructivist definitions of ethnos conception are given. The author is making an attempt to consider the problem at a new axiological angle.

Key words: ethnicity, ethnos, nation, nationalism, values, ethnic values, axiosphere, system of ethnic values, constructivism, primordialism, axiological approach.