© Н.Н. Харькова, 2007

АКСИОЛОГИЧЕСКАЯ КОНТРОВЕРЗА МАТЕРИАЛИЗМА И ИДЕАЛИЗМА: СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АСПЕКТ ПРОБЛЕМЫ

Н.Н. Харькова

Существуют такие философские учения, которые принципиально несовместимы: материализм и идеализм. Попытки объединить такие противоположности приводят лишь к теоретической путанице, эклектизму. Возникновение взаимоисключающих философских учений есть не что иное, как радикальная поляризация философии.

Прежде всего материализм и идеализм различаются в своих ценностеных ориентациях. «Невозможно логическими доводами, -справедливо замечает Л.Н. Гумилев, - примирить людей, взгляды которых на происхождение и сущность мира полярны, ибо они исходят из принципиально различных мироощущений. Одни ощущают материальный мир и его многообразие как благо, другие - как безусловное зло»1. Вот два характерных высказывания: «...все духовное, - писал Гегель, -лучше какого бы то ни было продукта приро-ды»2. Прямо противоположного мнения придерживался биолог Р. Майер. «Природа в ее простой истине, - писал он, - является более великой и прекрасной, чем любое создание человеческих рук, чем все иллюзии сотворенного духа»3.

Нетрудно понять, что подобная радикальность - необходимое следствие дифференциации философских учений 4. Однако поляризация философии даже в ее радикальной форме не исключает преемственности между материализмом и идеализмом. Идеализм воспринял разработанный материалистами принцип детерминизма. Гегель, разрабатывая свою систему, опирался на учение Спинозы о субстанции и ее атрибутах, на спинозовский материалистический пантеизм. Материалисты К. Маркс и Ф. Энгельс восприняли диалектику Гегеля, обогатив тем самым материализм достижениями идеалистической философии. Таким образом, закономерное развитие фило-

софии не завершается процессом поляризации. Процесс преемственности в развитии философии имеет своим необходимым результатом интеграцию философских идей, которая осуществляется выдающимися философскими учениями.

Специфической характеристикой философии как особой области познания является также и то, что она эффективно развивается не только путем осмысления исторического опыта, новых научных открытий, но и путем осмысления и переосмысления своей собственной истории, философских учений предшествующих эпох. Именно в этой связи особое методологическое и мировоззренческое значение приобретает вопрос: как относится философия к своему историческому прошлому и его систематическому исследованию? Специфика историко-философского процесса как раз и заключается в единстве настоящего и прошлого. В этом - особенность философских учений каждой исторической эпохи.

Исследование противоположности материализма и идеализма, их конфронтации должно быть освобождено от догматической односторонности, свойственной некоторым современным авторам. Обозначив материализм как «табуреточную» философию, И. Гарин пишет о первобытном состоянии материалистической мысли. По его убеждению, «материализм - признак социальной болезни, изначально ориентированной на диктат и насилие»5. Существует мнение, что научность не есть признак материализма. Идеалисты тоже разрабатывают и создают науку, и научность построений прельщает их не менее, чем материалистов 6. «Мертвым и слепым вселенским чудищем» называет материализм А.Ф. Лосев 7.

Подобные этические оценки материализма представляются сомнительными. Будучи непримиримым противником материалистичес-

кой философии, Гегель, тем не менее, высоко оценивает роль французского материализма XVIII в. в борьбе за гражданские права и свободы. Он писал: «Французский атеизм, материализм и натурализм разбили все предрассудки и одержали победу над лишенными понятия предпосылками и признанными положениями... он обратился против государственного устройства, судопроизводства, способа правления, политического авторитета...»8.

Таким образом, даже принципиальные расхождения между идеалистами, принадлежащими к одному философскому течению, развитие которого в значительной мере обусловлено общей, восходящей к Канту линией преемственности, даже радикальная противоположность между идеализмом и воинствующим, атеистическим французским материализмом не помешали солидарному выступлению этих различных, а частью и противоположных друг другу философских учений за гражданские права и свободы, необходимость которых философия провозглашала и обосновывала до того, как эти социально-политические вопросы практически встали на повестке дня.

На протяжении всей истории философии разработка материализма была не самоцелью, а средством для решения главного вопроса всякого мировоззрения - о цели человеческой жизни. Для материализма такой целью является счастье как отдельного человека, так и всего человечества, достигаемое в реальной жизни, в процессе достижения рациональных и конструктивных целей. Задача объяснить мир в целом из самого себя, поставленная материализмом, естественна и потому чрезвычайно трудна для реализации.

В этом смысле примечателен материалистический подход к пониманию общества. Данный подход, сформировавшийся в материалистическое истолкование истории, составляет сущность современной диалектико-материалистической социальной философии как философской теории развития общества. Одновременно он выступает в качестве диалектико-материалистической методологии исследования явлений общественной жизни, общества как целостной социальной системы, исторического процесса.

Данная методология ориентируется на то, чтобы первооснову развития общества ис-

кать не в сознании, а в общественном бытии людей, которое в решающей степени обусловливает мотивы деятельности и поведение каждого человека, в том числе его желания, стремления, цели. Роль сознания, духовных факторов при этом не отрицается. Напротив, говорится о постоянном возрастании их значения в развитии общества. В то же время указывается, что они производны от содержания общественного бытия людей, материальных условий их жизни.

Таким образом, развитие общества предстает как «естественно-исторический процесс», развивающийся по своим объективным законам. Подчеркивается, что его развитие носит противоречивый характер. Многообразные социальные противоречия, прежде всего в области материального производства, а также в социальной и политической сферах общества, выступают как источники происходящих в нем изменений и развития.

На наш взгляд, близки к утопизму идеалистические варианты сведения сущности человека к сознанию, сознательной деятельности и т. д. В действительности человек детерминирован природными силами, в частности, внутренними иррациональными силами, что всегда отмечается консервативной традицией, однако без констатации этих аспектов невозможны реалистическая политика, теория воспитания, самосовершенствование человека.

Материализм, как правило, тяготеет к атеизму. Вместе с тем богословы, религиозно ориентированные философы считают философский материализм необходимым этапом духовного развития человечества. Человек, писал В. Соловьев, «не есть только разумносвободная личность. Он есть так же существо чувственное и материальное»9 . Материальное начало в человеке связывает его со своей природой и ее творцом - Богом. Человек должен полюбить свою материальную природу, только признание «прав материи» в этом мире освободит человека от материального рабства. Современные православные богословы говорят о том, что христианство -единственный материализм, который отводит материи достойное место в мире, верит в ее бездонные возможности. В этом смысле актуальна вера в обновление, преображение и соединение материи с духовным.

Очевидно, что наш мир держится материей. И несмотря на то что материализм считается философией тупиц и невежд 10, внешний мир по-прежнему властвует над людьми. «.. .По-прежнему человек, лишенный крова и пищи, погибает, по-прежнему цикута сильнее мудрости, грубый солдат уничтожает и Архимеда, и чертежи его...»11.

Гуманистический подход в сочетании с реализмом в познании человека предпочтительнее: предполагается, что, познавая свою природу, человек сможет управлять собой, расширяя границы своей свободы. Вселяют оптимизм и выводы современных социологов и психологов, показывающие, что с развитием цивилизации в условиях удовлетворенного спроса на необходимые материальные блага, наличия правовой и социальной защищенности личности создается благоприятная ситуация для возрастания духовных потребителей, потребности в самоосуществлении и т. д. Таким образом, материальное благосостояние, создаваемое собственными усилиями человека - необходимое условие здоровья всего общества.

С другой стороны, в споре между материализмом и идеализмом материализм далеко не всегда был прав. Телеология идеализма выявляла, описывала, хотя и неадекватным образом, существенные природные отношения, которых не видели или не хотели признавать материалисты XVII-XVШ веков. Идеалистическое признание бестелесных феноменов, несмотря на заблуждения относительно природы света и других явлений, фактически предвосхищало научное разграничение материи и поля. Принцип относительности знаний был впервые сформулирован и разработан идеалистической философией, которая, правда, истолковывала эту относительность преимущественно в духе гносеологического субъективизма. Идеализм, следовательно, вносит свой позитивный вклад в процесс философских идей 12.

Идеализм в социальной философии основывается главным образом на том факте, что деятельность людей является в принципе сознательной, ибо прежде, чем что-то делать, они мысленно представляют себе более или менее явно цель и содержание деятельности - духовной, экономической, политической и т. д. Это

значит, что идеальный план деятельности всегда предшествует его воплощению (материализации) в какой-либо практический результат.

Отсюда делается вывод: сознание первично, все остальное в обществе вторично, производно от сознания, определяется им. Исходя из данного постулата, все предметы материальной и духовной культуры, другие общественные явления истолковываются как воплощение и олицетворение сознания и в целом духовного начала в жизни людей. Данный вывод подкрепляется, в частности, историческим фактом отделения умственного труда и духовного производства в жизни общества и каждого человека. Главное в развитии общества усматривается в его духовном совершенствовании, в конечном счете - в духовном совершенствовании каждого человека.

В таких суждениях есть немалая доля истины. Невозможно отрицать действительно огромное значение духовного начала в развитии человека, общества и его культуры. Хотя это еще не доказывает абсолютной самостоятельности и полной независимости сознания людей и, так сказать, человеческого духа от материальных условий общественной жизни. И все же на почве идеалистической социальной философии высказано немало идей, касающихся различных сторон жизнедеятельности общества и человека. Это относится, например, к социально-философским воззрениям представителей немецкой классической философии Канта и Гегеля, французских философов Конта и Дюркгейма, других представителей немецкой классической философии, в том числе неокантианства, современного позитивизма, экзистенциализма и т. д. Фундаментальное значение имеют высказанные Кантом и Гегелем идеи об объективной основе развития общества. Кант видел такую основу в объективно существующем мире умопостигаемых сущностей - «вещей в себе», Гегель - в саморазвитии абсолютной идеи.

Проблема идеального стала актуальной и очевидной по ряду причин. Основой выступил стабильный интерес к знанию, а через него - к человеку. В объективистском (научном) подходе к сознанию преобладает констатация того, что мыслительная активность связана со специализированным мозговым (ней-родинамическим) процессом (физиология

высшей нервной деятельности). Идеальное в данной интерпретации предстает как информация, как сознательное состояние отдельной личности, субъективно переживаемые человеком материальные состояния его собственного мозга. В культурологическом подходе акцент делается на деятельностной, общественной природе сознания. В свете современных реалий окружающий человека мир приобрел совершенно иное, чем до данного этапа его деятельностной активности, состояние. Это уже не столько природная система, сколько пронизанная идеей, творчеством среда, в рамках которой идеальное играет существенную роль. Когда внутренний духовно- интеллектуальный мир общества и личности в современных условиях творит чудеса в раскрытии тайн сфер бытия, духовность (в широком смысле слова) превратилась в неменьшую материализованную силу, чем материальное бытие. Человек ищет свое место, свою нишу, свою роль в объективном бытии. Он становится составляющей внешнего мира, живет по его законам. Соответственно, необходимо знание этого мира и действие согласно знанию. Примечательно высказывание С.Л. Франка, что наше сознание настолько заполнено предметным бытием и приковано к нему, что оно с самого начала склонно воспринимать все вообще, что как-либо ему доступно и открывается, как составную часть предметного мира. В противоположность «внешнему» бытию «психическое» бытие представляется «внутренним», противостоящим пространственному бытию, локализовано «внутри» человеческого тела. Этим определением «душевного» бытия как «внутреннего» оно и помещается в состав предметного мира как небольшая, относительно незначительная и подчиненная его часть. Тем самым остается незамеченным своеобразие этой формы бытия 13. А между тем «внутренний мир человека, взятый в целом, - не меньшая реальность, чем явления материального мира», - замечает С.Л. Франк 14.

Реализм требует признания существования и материи и субъективности, он требует

такого соответствия одного другому, что нельзя понять ни субъективность вне мира, ни мир, который не был бы освещен усилием субъективности. От того, насколько удастся выработать и утвердить новую систему ценностей, скрепляющую наше общество, ориентирующую людей в новых условиях жизни, во многом зависит и наше будущее. Не материализм или идеализм, а высшие ценности должны охватить максимум человеческих интересов.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Гумилев Л.Н. От Руси к России. М., 1992.

С. 211.

2 Гегель Г.В.Ф. Соч. Т. XI. С. 370.

3 Цит. по: Кузнецов Б.Г. А. Эйнштейн. М., 1963. С. 177.

4 Опираясь на Гегеля, Г. Мартин делает вывод: «То, что существует множество противостоящих друг другу философий, и то, что они, по-видимому, всегда буду бороться друг с другом, - это является фактом. Но этот факт не является недостатком; это, скорее, необходимость. Для философии, действительно, существенно, что существует много философий. Философия может существовать лишь как множество философий» (см.: Martin G. Allgemeine Metaphysih. Jhre Probleme und ihre Methode. Berlin. 1965. S. 283).

5 Гарин И.И. Что такое философия? Запад и Восток; Что такое истина? М., 2001. С. 159.

6 Лосев А.Ф. Диалектика мифа // Из ранних произведений. М., 1990. С. 503.

7 Там же. С. 503.

8 Гегель Г.В.Ф. Лекции по истории философии. Соч. Кн. 3. Т. XI. С. 385.

9 Соловьев В.С. Сочинения: В 2 т. М., 1990. Т. 1. С. 94.

10 Шестов Л.Н. Идеальное и материальное // На переломе. Философские дискуссии 20-ч годов: Философия и мировоззрение. М., 1990. С. 382.

11 Там же. С. 383.

12 Ойзерман Т.И. Философия как история философии. СПб., 1999. С. 24.

13 Франк С.Л. Сочинения. М., 1990. С. 318-319.

14 Там же.