проявляется в ерничанье, свободном обращении со структурой и значением слов и фразеологизмов: прокрустова постель (ложе), недреманный глазок (око), хавроньин хахаль (боров). Особо отметим случаи переосмысления словообразовательной структуры слова: «Картежник» в составе экипажа самолета (штурман); прикольная канцелярская принадлежность (кнопка).

В текстах современных кроссвордов могут отражаться национальные черты, обычаи, привычки русского народа. Загадываются имена персонажей любимых фильмов, слова известных застольных песен, названия исконно русских блюд: *Г. М. Вицин как один из «Джентльменов удачи»; Какая русская народная песня начинается словами «В низенькой светелке огонек горит?»; Как известно, железнодорожник напива-

ется в дрезину, сапожник - в стельку. Во что же тогда напивается плотник? Русский дифирамб, полная противоположность хулы.

Современные кроссворды демонстрируют нам многообразие синтаксических и семантических явлений. Это привлекает читателя. Но, на наш взгляд, примитивность загадываемых слов, чрезмерная легкость является большим минусом, так как решение подобных головоломок не заставляет читателя обращаться к научной литературе и таким образом расширить кругозор.

список литературы

1. Костомаров В. Г. Русский язык на газетной полосе. М.: 1971. С. 31.

зеркало будущего (к 170-летию со дня гибели а. с. пушкина)

Т. Ф. НОСОВА

Пензенский государственный педагогический университет им. В. Г. Белинского Кафедра русской и зарубежной литературы

Статья посвящена актуальным проблемам изучения А. С. Пушкина на современном этапе. Предложен многоаспектный анализ творчества Пушкина (нравственно-этический, философский, религиозный), позволяющий сделать вывод о важности и значимости вклада Пушкина в развитие отечественной культуры.

170 лет тому назад оборвалась жизнь великого сына земли русской, который погиб в схватке с человеческой низостью. Нынешняя Россия оплакивает Пушкина с такой же болью, как и его современники, уже тогда осознавшие невосполнимость этой утраты. В его смерти они видели величайшую общенациональную трагедию. Нельзя без волнения читать пронзительные строки Гоголя: «Пушкин есть явление чрезвычайное и, может быть, единственное явление русского духа: это русский человек в его развитии, в каком, может быть, он явится через двести лет» [1].

И вот они прошли - 200 лет, назначенные пророчеством Гоголя. И что же? Русский человек сегодня по своему интеллектуальному, нравственному содержанию лишь приближается к великому гению. долгое время Пушкин, будучи «солнечным центром нашей русскости» (И. Ильин), оставался как будто частным случаем русской культуры, одним из... Но это было до тех пор, пока процесс жизни русской культуры не превратился в прагматически расчетливый, не подошел к катастрофической черте.

Есть в природе неизменные константы: проходят столетия, а они не меняются. Такой константой является пушкинское наследие, его великий вклад в русскую культуру и мировую цивилизацию.

Пушкин оставил русскому самосознанию, русской культуре XX и XXI веков важные предостережения. В его нетленных творениях великое множество нравственно значимых, национально-дорогих, духовнонравственных открытий.

«Цель художества есть идеал», - писал Пушкин. И культура в России так и понималась, ибо она по своей

первоначальной сути - служение (в переводе с латинского - возделывание). Исконно так и было - возделывание человеческой души. Известное с детства каждому пушкинское «чувства добрые» - великая максима. Когда из поэзии уходит этика, нравственность, уходит и сама поэзия, она становится разрушительной силой. Современная цивилизация, привнося прогресс в жизнь человека, создает внешние комфортные условия для его обитания. Но здесь возникает другая опасность - превращение культуры только в цивилизацию, в предмет потребления, создания разрушающей все «пищеварительной философии» (достоевский). И ответственность за то, чтобы культура не перестала быть собой ложится на Россию, ибо в ней живо представление о культуре как высоком служении. Пушкин был и остается нашим современником потому, что он постоянно напоминает нам: «духовная жажда» - единственный путь спасения человечества от «всемирной пошлости безбежной».

Пушкин предостерегал - и не напрасно - от того, какую опасность культуре, обществу несет преобладание социального прагматизма над вечными вопросами. «Не продается вдохновенье» оттеняется пушкинской шуткой, «Но можно рукопись продать». Случайно ли, что «Египетские ночи», где «вдохновенье» дважды несется на торг, остались незаконченными? И Пушкин, и Гоголь этому откровенному погружению в торг содрогнулись; у них красота возвышает голос над меркантильностью.

Пушкин - провидец многих нынешних явлений культуры. Интуитивно почувствовал, что народность, соборность, вера аккумулируют в себе духовные цен-

ИЗВЕСТИЯ ПГПУ • Гуманитарные науки » № 4 (8) 2007 г.

ности Руси, русского менталитета. И потому его трагедия «Борис Годунов» решительно отличается от европейской культуры. «Борис Годунов» - христианская трагедия, где есть православный взгляд на историю и человека, где главным персонажем выступает человеческая совесть.

Коренной вопрос пушкинского творчества о «милости к падшим» соприкасается сегодня с другим -не менее важным - «распрямление» человеческой личности, ее побудительной самобытности. Это особенно важно сейчас, когда культура определенного рода поощряет возвращение человека в первобытное состояние. Когда современники Пушкина ожидали записок французского палача, он горько иронизировал: «На каком, любопытно, жутком языке изложит он свой звериный опыт?» Стремление низвести человека до уровня его утилитарной функции противоречит самому духу пушкинского творчества. Очевидно, достаточно унифицировать сознание, отбить национальнокультурную память, и исчезнут всякие предпосылки для духовного развития. А современный мир полон соблазнов и бездуховных тупиков.

«Путь спасения - это «самостоянье человека», что возможно лишь на любви к «родному пепелищу» и «отеческим гробам». Вспомним его страстное заверение: «.Клянусь честью, что ни за что на свете я не хотел бы переменить отечество или иметь другую историю, кроме истории наших предков, такой, какой нам Бог ее дал». Пушкинское «самостоянье» не замыкает личность человека, не облекает его в «безнадежный эгоизм», не погружает в мир равнодушия и безверия. В далеком 1836 году Пушкин предупреждал современников об опасности равнодушия: «действительно, нужно сознаться, что наша общественная жизнь - грустная вещь. Что это отсутствие общественного мнения, это равнодушие ко всему, что является долгом, справедливостью и истиною, это циничное презрение к человеческой мысли и достоинству - поистине могут привести в отчаяние» [3].

Вот он, духовный рубеж, по которому пролегло в нашем обществе глубинное размежевание. для одних Отечество - это собственное сердце и душа, частица собственного «я»; для других - нечто аморфное и абстрактное.

Каждое новое прочтение пушкинских текстов потрясает неожиданной глубиной. Многоаспектный историзм Пушкина, вершины которого он достиг в «Капитанской дочке» и «Борисе Годунове», не был понят «образованной» публикой того времени. И Пушкин это предвидел:

Услышишь суд глупца и смех толпы холодной,

Но ты останься тверд, спокоен и угрюм.

Пушкинские раздумья о распрях и войнах, которые раскололи изнутри мир русского дома, выливаются в идеи единства и соборности:

О чем шумите вы, народные витии?

Зачем анафемой грозите вы России?

Что возмутило вас? волнения Литвы? Оставьте: это спор славян между собою,

Домашний, старый спор, уж взвешенный судьбою, Вопрос, которого не разрешите вы.

(«Клеветникам России»)

Он предупреждал об опасности невежества в любой сфере, а в сфере духовной - оно недопустимо, ибо много печального может сделать «будущий невежда». Сам поэт был способен в одиночку идти против общего течения: «для власти, для ливреи не гнуть ни совести, ни шеи!» В трагический момент своей жизни, в дуэли с Дантесом он вел себя не как оскорбленное, частное лицо, а как человек, который «числится по России и отстаивает ее поэтов, ее семью, ее культуру и честь от посягательств Черни» [2]. Как это редко и как это прекрасно - соединение семьи и культуры России в одном контексте!

Своей короткой жизнью Пушкин доказал свою гениальность. Можно сказать, что Пушкин - это вся Россия, выраженная в слове. Нарисованная им картина будущей России, просвещенной и преображенной, потрясает смелостью и свободой, глубиной и дерзостью. Поэтической мысли:

Когда благому просвещенью Отдвинем более границ Со временем (по расчисленью философических таблиц Лет чрез пятьсот) дороги верно У нас изменятся безмерно:

Шоссе Россию здесь и тут,

Соединив, пересекут.

Мосты чугунные чрез воды Шагнут широкою дугой,

Раздвинем горы, под водой Пророем дерзостные своды,

И заведет крещеный мир На каждой станции трактир.

Прекрасна эта мысль о «благом просвещении» как целительном и спасительном источнике возрождения.

Сам Пушкин, наделенный могучим интеллектом, отличающийся постоянным развитием, не уставал повторять о душевной старости, «окаменелости» души, страшной опасности, подстерегающей молодого человека в начале его жизненного поприща:

Но грустно думать, что напрасно Была нам молодость дана,

Что изменяли ей всечасно,

Что обманула нас она;

Что наши лучшие желанья,

Что наши свежие мечтанья Истлели быстрой чередой,

Как листья осенью гнилой.

Пушкинский образ «гнилых листьев» - тонкая параллель к состоянию души человека, погибающего нравственно, духовно, если отсутствуют высокие и благородные порывы.

Художественно вместительный Пушкин утвердил в русской культуре и свою русскость, и свои «надмир-ные мечты», и «чувства добрые», и идею «самостоянья человека», и веру в красоту видений «первоначальных чистых дней». Начиная с Пушкина, русская литерату-

ра стремилась защитить полноту жизни от абстрактно теоретического. Живая жизнь воспринималась им в неисчерпаемости духовной природы. В искусстве, по убеждению художника, должен восторжествовать закон - высокий и человеческий. Это была пушкинская мера ценностей, представления о которой обретают особый смысл в современном мире. «Создается впечатление, - пишет исследователь Непомнящий, - что тут имеет дело не прямая, а обратная перспектива: не русская классика XIX века смотрит на Пушкина, а

Пушкин смотрит на нас, не она отражает его, а он как бы является ее зеркалом - зеркалом, обращенным в будущее» [2].

список литературы

1. Гоголь Н В. Собр. соч.: В 8-и т.т. Т. 7. М., 1986. С. 58.

2. Непомнящий В. С. Пушкин. Избранные работы. М., 2001.

3. Пушкин А. С. Собр. соч.: В 10-и т.т. Т. 10. М., 1981. С. 337.

УДК: 782

специфика психологического романа (по произведению Ф.м. достоЕвского «подросток»)

л. И. ПАНКОВА, С. ШУРЫГИНА Пензенский государственный педагогический университет им. В. Г. Белинского кафедра педагогики и психологии профессионального обучения

«Меня зовут психологом.

Неправда, я лишь реалист в высшем смысле, то есть изображаю все глубины души человеческой».

Ф. М. Достоевский

В статье раскрывается специфика психологического романа, сделана попытка проследить особенности психологического романа в произведении Ф. М. Достоевского «Подросток». Рассматриваются два ярких психологических типа - отца и сына «хищника» и «искателя правды». Подчёркивается связь психологии и литературы.

Авторское миропонимание в художественном произведении воплощается прежде всего через систему характеров и их сюжетные отношения. Литература как образное человековедение стремится к целостному постижению личности в единстве её внешней и внутренней жизни. Психологическая проницательность и умение представить духовную жизнь людей в художественной форме являются важнейшими свойствами поэтического таланта. «Психологический анализ, - отмечает Чернышевский, - есть едва ли не самое существенное из качеств, дающих силу творческому таланту» [12].

Формы, способы и приёмы воспроизведения духовно-психологической жизни персонажей составляют сердцевину художественной системы писателей. Своего высшего развития художественный анализ психики достиг в так называемом психологическом романе, особенно в его русском варианте - в творчестве Ф. М. Достоевского. Творческие усилия Ф. М. Достоевского были направлены на создание художественного характера, способного воплотить в своей судьбе и сознании основные социально-психологические композиции эпохи, выразить авторскую концепцию жизни. Главный интерес художественного произведения, согласно Достоевскому, и состоит в создании оригинального характера, его психологической разработке. «Не удастся подросток как лицо - не удастся и роман», -замечает писатель [7]. Один из последних романов Достоевского ярко запечатлел особенности русского психологического романа, показал «вступление в свет» человека, историю его исканий, надежд, разочарований, порчи, науки, возрождения [11].

В статье поставлена задача раскрыть особенности русского психологического романа, рассмотреть становление личности, её роль в психологическом повествовании на примере романа Ф. М. Достоевского «Подросток».

Многих исследователей интересовала тема психологического романа. В настоящее время создано большое количество научных работ по проблематике произведения «Подросток»: Е. И. Семенов, О. Н. Осмоловский, Г. М. Фриндлер, С. М. Соловьев и др.

Особую актуальность проблема психологизма приобретает в романе, сосредоточенном, по мысли Белинского, на изображении чувств, страстей и событий частной и внутренней жизни людей [2]. Психологический анализ в классическом романе играет едва ли не решающую роль в создании художественных характеров. Отсюда понятен возрастающий интерес ученых к нему.

Психологическая проза наиболее интенсивно развивается в переломные эпохи, когда формируется новый тип личности, находящейся под воздействием разнородных обусловленностей, что и определяет её внутреннюю сложность и многоплановость.

Трудность определения типологических границ психологического романа заключается в том, что в любом романе мы встречаемся с целостным изображением человека - в единстве его внешней и внутренней жизни.

А. М. Мириманян определяет специфические особенности психологического романа и таланта писа-теля-психолога, но большинство из них относятся к роману вообще [9]. Отличительными свойствами пси-