Н. С. Попова

ЯЗЫКОВАЯ РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ ОБРАЗОВ ВРЕМЕНИ (НА МАТЕРИАЛЕ РУССКОЙ ПОЭЗИИ XIX ВЕКА)

Рассматривается языковая репрезентация образов ВРЕМЕНИ на материале русской поэзии XIX века. Автор приходит к выводу, что чаще всего русские поэты XIX века приписывают ВРЕМЕНИ человеческие черты, а также создают образы движущегося потока воды, полета птиц.

Ключевые слова: абстрактные понятия, языковая репрезентация, образы времени, русская поэзия XIX века.

N. S. Popova

IMAGES OF TIME IN THE XIX-TH CENTURY RUSSIAN POETRY

In the given article the images of TIME in the XIX-th century Russian poetry are considered. The author has come to the conclusion that most often Russian poets of the XIX-th century attribute to TIME human features and create the images of water moving stream and flight.

Key words: abstract concepts, images of TIME, the XIX-th century Russian poetry.

В процессе активной предметно-практической жизнедеятельности у человека формируется система знаний о мире, или кон-цептосфера, состоящая из различных концептов. Под концептом понимается оперативная содержательная единица мышления, единица, или квант структурированного знания [1, с. 90], отражающая результаты познавательной деятельности человека. В основе концептов лежат некие чувственные образы, к которым прикреплены знания о мире, составляющие содержание концепта [6, с. 57]. Концепты, образующиеся в процессе концептуализации, отличаются друг от друга не только способами своего формирования, но и содержательно.

Именно по степени абстрактности содержания концепты подразделяются на конкретные и абстрактные.

Языковая репрезентация абстрактных понятий особенно сложна, так как они, -отмечает Е. С. Кубрякова, - противопоставлены предметным именам и характеризуются целым рядом отличительных свойств [2, с. 5]. Предметные имена объединяются в одну категорию по наличию у их денотатов определенных аналогов со вполне очевидными, сенсомоторными, чувственными, телесными или вещными свойствами. Nomina Abstracta обычно причисляются к категории слов, по большей степени лишенных денотатов и нередко рассматриваемых как безденотатная лексика. Хотя во многих из абстрактных имен просвечивает перцептуальное начало, -пишет далее Е. С. Кубрякова, - но как бы ни проступали в их семантике следы зафиксированного в них наглядного опыта взаимодействия человека с окружающей средой, дать их значениям простую дефиницию достаточно сложно. «Признаки абстрактных категорий не всегда ясны, туманны, нестроги и образны, а концептуальная структура не может быть рассмотрена просто как зеркало природы» [3, с. 126].

З. Д. Попова в одной из своих работ, посвященных абстрактным понятиям, замечает: «Не так ясен процесс формирования абстрактных концептов - понятий, которые конструируются логически и не имеют опоры на вещественный референт в объективном мире» [4, с. 132]. По определению З. Д. Поповой, абстрактные концепты - это концепты из обобщенных семантических признаков, отвлекаемых от конкретных реалий и определяемых только словами, описаниями; за ними нет никакого вещного референта. Отсутствие во внеязыковом мире вещного референта делает такие концепты трудными для определения и толкований, текучими, допускающими достаточно свободные интерпретации [5, с. 14-15]. Только в абстрактном имени обобщаются такие стороны действительности, которые фактически объединены лишь в сознании.

Абстрактные концепты, подводящие «под крышу» знака сложные концептуальные структуры, - как пишет Е. С. Кубряко-ва, - требуют особого описания стоящих за ними когнитивных структур - структур знаний и оценки мира, весьма объемных по своему содержанию.

Толковые словари фиксируют лишь самые общие их признаки, выводя за рамки их субъективную образно-чувственную конкретику (например, ВРЕМЯ - атрибут, всеобщая форма бытия материи, выражающая длительность бытия и последовательность смены состояний всех материальных систем и процессов в мире) [см.: 7, с. 9495]. Сущность таких слов расплывчата, а их дефиниции весьма лаконичны.

Е. С. Кубрякова считает, что абстрактные имена, фиксируя объекты, которым, по сути дела, нет прямых соответствий в реальном мире, могут появляться только на более высоких и продвинутых этапах осмысления мира. Такое постижение мира происходит на достаточно высоких уровнях развития человека. Концепты абстрактных имен являются высшей формой ментальной деятельности человека. Постоянное взаи-

модействие человека с окружающей средой и осмысление им мира не могут не ставить людей перед необходимостью вызывать к жизни механизмы «опредмечивания» непредметных величин и вербально эксплицировать трудные для восприятия и толкования значения, в частности, значение абстрактного имени ВРЕМЯ.

Наиболее ярко и убедительно об этом свидетельствуют художественные тексты, в которых ВРЕМЯ получает особое осмысление и выражение, причем в поэтических текстах оно не столько изображается, сколько переживается, оценивается, интерпретируется, и ему приписываются вещественные образы, наполняя их субъективной чувственно-образной конкретикой.

Предметом нашей статьи является рассмотрение языковой репрезентации образов ВРЕМЕНИ на материале русской поэзии XIX века.

Нами была сделана сплошная выборка образных употреблений лексемы ВРЕМЯ из стихотворных произведений Пушкина, поэтов пушкинской плеяды и таких известных поэтов второй половины XIX века, как Тютчев, Полонский, Фет, Майков, Вл. Соловьев, Анненский. Поэты стремятся наполнить содержание понятия ВРЕМЯ теми или иными конкретными образами.

Наши наблюдения показывают преобладание антропоморфных образов в поэтическом представлении ВРЕМЕНИ. Так, антропоморфные образы ВРЕМЕНИ представлены:

- образом бога:

Пока бежит за нами Бог времени седой И губит луг с цветами Безжалостной косой, Мой друг! Скорей за счастьем В путь жизни полетим, Упьемся сладострастьем и смерть опередим... (Батюшков К. Н. «Мои пенаты». 1811-1812);

- образом ямщика:

Ямщик лихой, седое время, Везет, не слезет с облучка... И дремля, едем до ночлега - А время гонит лошадей... (Пушкин А. С. «Телега жизни». 1823).

Кроме того, мы обнаруживаем, что ВРЕМЯ как человекоподобное существо имеет внешние признаки человека (руки): Что память? Черная доска, На коей времени рука Всю нашу жизнь изображает И долгий вечер старика Началом повести пленяет (Туманский Ф. А. «Элегия». 1826).

ВРЕМЯ, как и человек, имеет возраст: Судьбы и времени седого Не бойся, молодой певец! (Глинка Ф. Н. «Послание к А. С. Пушкину». 1820).

У ВРЕМЕНИ может быть собственность (урна, цепь):

Урна времян часы наливает каплям подобно: Капли в ручьи собрались; в реки ручьи возросли И на дальнейшем брегу изливают пенистые волны Вечности в море; а там нет ни предел, ни брегов; Не возвышался там остров, ни дна там лот не находит; Веки в него протекли, в нем исчезает их след... (Радищев А. Н. «Осьмнадца-тое столетие». 1801-1802);

Кто духу бурь повелел истязати бун-тующи волны, Времени держит еще цепь тот всесильной рукой... (Радищев А. Н. «Осьмнадцатое столетие». 1801-1802).

ВРЕМЯ способно подобно человеку к речемыслительной деятельности:

Там время мудрое людей К высокой думе приучило... (Филимонов В. С. «Дурацкий колпак». Глава 5.2. 1824);

Все дух в нем питало: труды мудрецов, Искусств вдохновенных созданья, Преданья, заветы минувших веков, Цветущих времен упованья... (Баратынский Е. А. «На смерть Гете». 1832);

Кто без тоски внимал из нас, Среди всемирного молчанья, Глухие времени стенанья, Пророчески - прощальный глас? (Тютчев Ф. «Бессонница» (Ночной момент). 1873).

Ко ВРЕМЕНИ обращаются поэты как к собеседнику, то есть оно способно и к коммуникативной деятельности:

О, Время! Вечности подвижное зерцало!

- Все рушится, падет под дланию твоей...

Сокрыт предел твой и начало От слабых смертного очей!.. (Тютчев Ф. «На Новый 1816 год». 1815-1816);

О, время сладкое, где я не знал печали! Ужель навеки мир души моей исчез И бросили меня воздушные мечтанья? (Кюхельбекер В. К. «К Пушкину и Дельвигу». 1818);

Промчалось ты, златое время! (Баратынский Е. А. «Стансы». 1827);

О время! Время! Враг! Губитель! И благодетель и целитель! Твой яд врачующий помог душе больной... (Филимонов В. С. «Дурацкий колпак». Глава 3.4.1. 1824);

Время!.. Веди мне коня ты любимова, Крепче держи под уздцы! (Вельтман А. Ф. «Песня разбойников». 1831);

И любо мне, и сладко мне, И мир в моей груди, Дремотою обвеян я - О время, погоди! (Тютчев Ф. «Так, в жизни есть мгновения...». 1855);

Катись, катися надо мной Все просвещающее Время! Завесу тьмы влеки с собой, Что нам скрывает Свет святой И на душе лежит как бремя... (Майков А. Н. «Катись, катися надо мной.»).

ВРЕМЯ способно также к родственным связям (иметь сына) и к социальным отношениям (быть царем, т. е. царствовать):

И напомнила Христа Ты страдальцу без креста, Гражданину, сыну времени, Посреди родного племени Прозябающему, Изнывающему. (Полонский Я. «Старая няня»);

Смерть и Время царят на земле, - Ты владыками их не зови; Все, кружась, исчезает во мгле, Неподвижно лишь солнце любви. (Соловьев Вл. «Бедный друг, истомил тебя путь.»).

ВРЕМЯ умеет трудиться (оно может быть слугой и делать что-то существующим, т. е. произвести что-то):

«Весь мир тебе слуга, а мне слугою Время». (Тютчев Ф. «В Риме» (с французского. 1866);

«Я - в пустыне вопиющий! Долг свершен. Пророк молчит. Честно снес он жиз-

ни бремя... Созидающее время Остальное довершит»... (Майков А. Н. «Певец» (Из Шамиссо)).

ВРЕМЯ переносит, перемещает в пространстве разные объекты и людей:

Все, что в жизни с улыбкой навстречу мне шло, Все, что время навек от меня унесло, Все, что гибло, и все, что стремилось любить, - Ты напомнила мне. - Помоги позабыть! (Полонский Я. «Заплетя свои темные косы венцом.» 1864);

Созидающее время Все с собою принесет! (Майков А. Н. «Певец». (Из Шамиссо));

«Дни у бога крадет время, Повели, чтобы оно хоть на миг остановилось, - И уж счастье не мудрено». (Майков А. Н. «Пастух»);

На все моленья без ответа, Я знаю, Время мимо нас Несет событья, поколенья, Подымет нас в своем стремленье И в бездну бросит тот же час... (Майков А. Н. «Аскет! ты некогда в пустыне.»).

ВРЕМЯ может испытывать модальноволевые состояния (ждать / не ждать, щадить / не щадить, сметь что-то сделать, прощать / не прощать):

Но, безмолвные, ждут скука и время его [юношу со свежей душой - Н.П.]; Сушат сердце, хладят его ум и вяжут паренье... (Кюхельбекер В.К. «Жизнь». 1820);

И ваши имена [имена отцов - Н. П.] не пощадило время! (Баратынский Е. А. «Финляндия». 1820);

. Мелькает время неприметно! Но что нам до него? Оно коснуться братских уз не смеет, И дружба наша, как вино, Тем больше крепнет, чем стареет... (Илличев-ский А. Д. «19 октября». 1826);

Созидающее время Не прощает и не ждет! (Майков А. Н. «Певец» (Из Шамис-со)).

ВРЕМЕНИ как человеку приписываются физиологические и психологические свойства и качества (оно может быть жестоким и суровым, величественным и страшным, скупым, обладать неограниченной властью и быть сильным):

О страх! о грозны времена! (Пушкин А. С. «Воспоминания в Царском Селе». 1814);

В круг любовника седого Девы скачут и поют; Он у времени скупого Крадет несколько минут... (Пушкин А. С. «Гроб Анакреона». 1815);

Все умчало всесильное время!... (Майков А. Н. <Отрывки из дневника В Риме> 3. Двулицый Янус).

ВРЕМЯ обладает способностью к движениям разного рода и характера, к перемещению в пространстве:

- ВРЕМЯ движется очень быстро, оно мчится:

Промчались навсегда те времена златые... (Пушкин А. С. «Воспоминания в Царском Селе». 1814);

... но к полям родным Вернулся я, и время испытанья Промчалось законной чередой. (Лермонтов М. Ю. «Памяти А. И. О<доевско>го»);

Не видели, как год прошел, - Мелькает время неприметно! (Илличевский А. Д. «19 октября». 1826);

Понадобилось книг - и год за годом время в вечность мчит, - Один, все ночи напролет, Зарывшись в книги, он сидит И пишет рода своего Историю... (Майков А. Н. «Суд предков». 3);

- ВРЕМЯ ходит по земле, оставляя свои следы:

Нет, нет! оно прошло, губительное время, Когда невежества несла Россия бремя. (Пушкин А. С. «Послание цензору». 1822);

Здесь все еще хранит следы времен былых; Везде минувшего остатки вековые... (Майков А. Н. «Palazzo»).

Но не только через образы человека воспринимают русские поэты XIX века ВРЕМЯ. Движение ВРЕМЕНИ представляется русскими поэтами XIX века образами текущей или остановившей свой бег воды:

Что время? Быстрый ток, который в долах мирных, В брегах, украшенных обильной муравой, Катит кристалл валов сап-

фирных... (Тютчев Ф. «Послание Горация к Меценату, в котором приглашает его к сельскому обеду». 1819);

И протекшее с грядущим (Не делила их и тень!) Видел я в мимотекущем Как один туманный день... (Плетнев П. А. «К музе». 1822);

И время задумчиво в песнях текло... (Козлов И. И. «Бейрон». 1827);

Мой путь уныл Сулит мне труд и горе Грядущего волнуемое море, Но не хочу, о други, умирать: Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать... (Пушкин А. С. «Элегия». 1830);

Шумит поток времен. Их темный вал Вновь выплеснул на берег жизни нашей Священный день, который полной чашей В кругу и я торжествовал... (Кюхельбекер В. К. «19 октября 1836 года». 1836);

Когда душа тоскою сражена, Нет слез от полноты томленья, И меркнет свет, и мысли без движенья, И волны времени без цели и без дна... (Козлов И. И. «Гимн Орфея». 1839);

Время жизни скоротечно... (Фет А.

«Мы с тобой не просили чуда.». 1843);

Дать нужно времени протечь... (Майков А. Н. «Мысль поэтическая - нет!..»);

И в нем ни образа, ни звука Не унесет поток времен... (Майков А. Н. «По поводу моего 50-летнего юбилея 1888 г. апр. 30»);

Друг мой! река - это время; Ветка плывущая - мир; Бабочки - мы! (Майков А. Н. «Вдоль над рекой быстроводной.»).

Иногда ВРЕМЯ предстает перед поэтами в образах далекого пространства, бесконечной протяженности:

Ты ль на распутии времен Стоишь в позорище племен, Как пышный саркофаг погибших поколений? (Баратынский Е. А. «Рим». 1821);

По мановению жезла его повсюду Из глубины времен миры выходят... (Майков А. Н. «Жуковский»);

. мысль неслась Туда, в ту глубину времен, Что вдруг раскрылась перед ним Уже не мертвой пустотой, А чем-то це-

лым и живым... (Майков А. Н. «Суд предков 2»).

А ВЕЧНОСТЬ воспринимают русские поэты:

- как очень глубокую пропасть, с одной стороны, и как морскую пучину - с другой стороны:

Из бездны Вечности, из глубины Творенья На жгучие твои запросы и сомнения Ты, смертный, требуешь ответа в тот же миг... (Майков А. Н. «Из бездны Вечности, из глубины Творенья.»);

- как воду и как что-то очень быстро движущееся:

На поднебесном утесе, где бури Свищут в слепящей лазури, - Дикий, зловонный орлиный приют. Пью, как студеную воду, Горную бурю, свободу, Вечность, летящую тут. (Бунин И. «На поднебесном утесе, где бури.». 1889).

В данном случае, видимо, можно вести речь о совмещенных образах: ВРЕМЯ / ВОДА /ПТИЦА.

Очень редко за абстрактным именем ВРЕМЯ поэтами мыслятся зооморфные образы (ВРЕМЯ /ПТИЦА):

Одно лишь время в том успело, В чем не успел рассудок мой: Томился я - оно летело, Что изменялось, что старело... (Филимонов В. С. «Дурацкий колпак». Глава 3.4.1);

Не говори, мой друг: «Она меня забудет, Изменчив времени всемощного полет... (Фет А. «Не говори, мой друг: «Она меня забудет.»». 1854);

Стеснилось время им [счастливцам, кто в тесноте саней с красавицей младой испытал прогулки зимней сладость - Н. П.] в один крылатый миг... (Вяземский П. А. «Первый снег». 1819);

Время новое повеяло - смотри, Время новое повеяло крылом. (Полонский Я. «Время новое повеяло, смотри.». 1863);

Шаг задержи и прислушайся! Ты не один... Точно крылья Птицы, намокшие

тяжко, плывут средь тумана. Слушай... это летит хищная, властная птица, Время ту птицу зовут, и на крыльях у ней твоя сила, Радости сон мимолетный, надежд золотые лохмотья... (Анненский И. «Nocturna». (Ночное (ит.)) 26 февраля 1890).

В отдельных случаях за абстрактным именем ВРЕМЯ встает образ предмета, например, ВРЕМЯ / СТРЕЛА:

Стрелою мчится время, Веселие стрелой! Сложи печалей бремя, Жуковский добрый мой! (Батюшков К. Н. «Мои пенаты». 1811-1812).

Таким образом, как показывает выполненный нами анализ, языковая репрезентация ВРЕМЕНИ осуществляется в русской поэзии XIX века в основном через образы человека. Русские поэты приписывают ВРЕМЕНИ многие человеческие черты, а именно:

ВРЕМЯ, как и человек, имеет:

- внешние признаки и возраст;

- физиологические и психологические свойства и качества;

- родственные связи и социальные отношения;

- собственность.

ВРЕМЯ, как и человек, умеет:

- говорить;

- трудиться;

- надеяться;

- приучить кого-нибудь к чему-нибудь.

ВРЕМЯ, как и человек, может:

- быть способным к коммуникативной деятельности;

- испытывать модально-волевые состояния;

- переносить, перемещать разные объекты и людей.

Особенно подчеркивается русскими поэтами XIX века движение ВРЕМЕНИ (оно мчится; мелькает неприметно; ходит, оставляя свои следы). Эта же идея движения воплощается поэтами и в образах текущей воды, полета птиц.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Кубрякова Е. С., Демьянков В. З., Панкрац Ю. Г., Лузина Л. Г. Краткий словарь когнитивных терминов. М.: Изд-во МГУ, 1996. 247 с.

2. Кубрякова Е. С. В генезисе языка, или размышления об абстрактных именах // Вопросы когнитивной лингвистики. Тамбов: Изд-во Тамб. гос. ун-та им. Г. Р. Державина, 2006. № 3. С. 5-14.

3. Панкратова С. А. Когнитивная роль метафор в репрезентации ментальных пространств // Международный конгресс по когнитивной лингвистике: Сб. мат-лов 26-28 сентября 2006 года. Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г. Р. Державина, 2006. С. 124-126.

4. Попова З. Д. Концептуальная природа абстрактных понятий // Вестник ВГУ. Серия «Гуманитарные науки». Воронеж: Изд-во Воронежского гос. ун-та, 2003. № 1. С. 132-141.

5. Попова З. Д. Абстрактные понятия в языковом сознании народа // Филология и культура: Материалы IV Междунар. науч. конф. 16-18 апреля 2003 года. Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г. Р. Державина, 2003. С. 14-16.

6. Попова З. Д., Стернин И. А. Очерки по когнитивной лингвистике. Воронеж: Изд-во «Истоки», 2001. 192 с.

7. Философский энциклопедический словарь. М.: Сов. Энциклопедия, 1983. 840 с.

REFERENCES

1. Kubrjakova E. S., Dem'jankov V. Z., Pankrats Ju. G., Luzina L. G. Kratkij slovar' kognitivnyh terminov. M.: Izd-vo MGU, 1996. 247 s.

2. Kubrjakova E. S. V genezise jazyka, ili razmyshlenija ob abstraktnyh imenah // Voprosy kognitivnoj lingvistiki. Tambov: Izd-vo Tamb. gos. un-ta im. G. R. Derzhavina, 2006. №3. S. 5-14.

3. Pankratova S. A. Kognitivnaja rol' metafor v reprezentacii mental'nyh prostranstv // Mezhdunarodnyj kongress po kognitivnoj lingvistike: Sb. mat-lov 26-28 sentjabrja 2006 goda. Tambov: Izd-vo TGU im. G.R. Derzhavina, 2006. S. 124-126.

4. Popova Z. D. Konceptual'naja priroda abstraktnyh ponjatij // Vestnik VGU. Serija «Gumanitarnye nau-ki». Voronezh: Izd-vo Voronezhskogo gos. un-ta, 2003. № 1. S. 132-141.

5. Popova Z. D. Abstraktnye ponjatij a v jazykovom soznanii naroda // Filologija i kul'tura: Materialy IV Mezhdunar. nauch. konf. 16-18 aprelja 2003 goda. Tambov: Izd-vo TGU im. G.R. Derzhavina, 2003. S. 14-16.

6. Popova Z. D., Sternin I. A. Ocherki po kognitivnoj lingvistike. Voronezh: Izd-vo «Istoki», 2001. 192 s.

7. Filosofskij enciklopedicheskij slovar'. M.: Sov. Enciklopedija, 1983. 840 s.