Р. В. Нехаев

ВОЕННАЯ ПРОЗА Ю. БОНДАРЕВА

Война - трагедия в интерпретации талантливого художника. Война противоречит человеческой натуре. В то же самое время человек представлен в пределах границ духовной и физической власти. Проблема храбрости и человечества - главная тема военной прозы Юрия Бондарева, который остается голосом его поколения.

Ключевые слова: война, кровь, трагедия, братство, единство, любовь, родина, парадокс

Перечитывая Бондарева, видишь две магистральные линии, которые позднее пересекаются: Человек и война и тема Человек и мир, мир в широком значении понятия: родины, единство, согласие, любовь, правда, справедливость, взаимопонимание между народами.

Раннее творчество писателя - поиски героя, темы, стиля, доброе отношение руководителя семинара К. Паустовкого к начинающему писателю, отметившего его кристальную честность и способность к сопереживанию.

Великая Отечественная война, личный опыт Бондарева, прошедшего войну, постепенно выкристаллизовываясь, требовали выхода. Война, с которой была связана судьба страны, стала главной темой. Категория войны и человека явилась навсегда точкой нравственного отсчета явлений для писателя-гуманиста.

Бондарев пишет: «Война пахнет огнём, пеплом и смертью... Война - это горький пот и кровь. Война - это письма, которых ждут и боятся получать, и это особая жгучая ненависть к злу, к уничтожению и смерти; это погибшие молодые жизни, непрожитые великие биографии; это несбывшиеся надежды, нена-

писанные книги, несовершившиеся открытия, невесты, не ставшие женами» (1).

Выходят повести «Батальоны просят огня», «Последние залпы», краткий новаторский роман «Горячий снег».

Человек находится на пределе духовных и физических сил. «Батальоны...». Если подсчитать арифметически, на пятачок плацдарма, где стоит батальон, брошено столько металла и огня, что, казалось, он перестанет существовать. Но оно дышит, живет, тело полуразбитого батальона. В огне рождается братство, которое не может возникнуть при других обстоятельствах. Комбат Бульбанюк не может простить себе, что коварный враг поймал в ловушку, что не уберег своих людей, как будто вина за ним. Последние слова - просьба сохранить партбилет. Кстати, стоит напомнить, за 6 месяцев 41 погибло 500.000 коммунистов.

Командир полка Гуляев поседел за один день. Капитан Ермаков ведет остатки батальона, готовый на все ради людей.

Интересно, в тот самый острый момент бой, когда неизбежность разгрома очевидна, Ермаков идет на отчаянный шаг: передает сообщение о переходе дивизии в наступление, зная, что это неправда. Иначе поступить не может. Люди не могут умирать просто так, без веры. Они должны знать, что о них думают. Известие позволит гибнущему батальону продержаться еще некоторое время. Редкая ситуация. Можно спорить, нужны ли сильным духом иллюзии. Но стоит конкретно представить сцену неравного боя, попытаться в какой-то степени понять состояние солдат, а еще лучше поставить себя на их место, как поступок героя кажется оправданным и глубоко человечным.

Художественное пространство произведения, как правило, узкое, даже роман «Горячий снег» не ставит задачу широкого отражения битвы за Сталинград, ставшей переломом в войне. Автор сосредотачивает внимание на одном моменте исторического сражения: события в районе Сталинграда, юго-западное, в декабре 42 г., на реке Мышкова, в полосе дивизии. «Горячий снег» не панорамный роман. Художник не ставит задачу масштабного

изображения битвы, а стремится передать масштаб духа советского воина.

Уже в самом названии романа ощущается направленность художественного замысла. Снег становится горячим от раскаленного металла, огня и слез; но советский человек, в душе которого не угасает скрытая теплота патриотизма и любовь к людям, преодолевает испытания. И весь роман движение человека к мужеству и правде. Создается жесткая вертикаль, от Верховного Главнокомандования до солдата. Выстояли, собрались и победили, потому что всем была понятна и объединяла идея.

«Штабная» и «окопная» жизнь не противопоставлены, воины от командарма Бессонова до рядового Чибисова живут одной задачей, сознавая ответственность за общее дело. Поэтому в романе нет второстепенных героев, винтиков. Каждый художественный тип имеет особое идейное наполнение и является значительным, обогащая наше представление о человеке на войне. Бессонов - образ большой эмоциональной выразительности. Его предельная напряженность ощущается почти физически в речи, отношении к подчиненным. «Всю артиллерию, за исключением корпусной, желательно поставить на прямую наводку. В боевые порядки пехоты. И выбивать танки. Главное - выбивать у них танки» (Т. 3. С.106). Командарм беспощаден к себе и людям, сознавая ответственность за исход сражения. Подчеркнуто прямолинеен и категоричен в решении, как требует обстановка. Понимает, что за снисхождение потом расплачиваешься кровью. Тактика полководца оказалась более гибкой, чем противника. Не потому ли господин Манштейн не вышел на встречу с писателем Бондаревым.

Переходя от изображения «штабной правды» к «окопной», художник впечатляюще представляет поколение, к которому принадлежит сам. Орудие лейтенанта Кузнецова отбивает танковую атаку. Пружина поединка сжимается до предела. Кажется, психика человека не может выдержать перегрузки. Происходит нечто парадоксальное. Под напором беспощадной силы

выпрямляется герой. Собственная жизнь теряет ценность. Она нужна, чтобы стрелять по танкам с крестами. «Три снаряда. беглый огонь!» - выкрикивал Кузнецов в каком-то злом упоении, в азартном и неистовом единстве с расчетом, точно в мире не существовало ничего, что могло бы так родственно объединить их» (С. 166). Потрясающие воображение сцены, когда смысл трудно передать своими словами. Это все равно, что говорить о войне, не испытав ее на себе. Что-то главное ускользает, теряется. «Медленно подымалось от земли окровавленное широкоскулое лицо наводчика Касымова с почти белыми незрячими глазами. Касымов пытался встать, подтянуть к орудию свое тело и не мог -его пальцы скребли по разорванной резине, срывались. он вновь хватался за колесо, бессвязно выкрикивая: «уйди, сестра, уйди! Стрелять надо» (С. 172). Так реальный образ, выхваченный из ада, становится символом героизма. Герои Бондарева по масштабу духовной значимости не уступят любому романтическому герою, только в то же время они обыденны. Поэтика романа доведена до совершенства. Он значителен не только героическим пафосом, но и формой, которая обеспечила ему долголетие.

Впечатляющая сила романа связана с глубоким проникновением в механизм явления и область чувства. Они всегда заключают внутри себя противоречия. Парадоксальность - эмоциональное ядро. Герои любят жизнь и жертвуют ею во имя правды. Им страшно на войне - и они испытывают упоение в бою. Жесткость Бессонова предполагает горячую любовь к людям, постоянную тревогу за сына. Роман-трагедия и роман-жизнеутверждение. Художник избегает комментаторства, он больше показывает, чем рассказывает, и создает кинематографический эффект присутствия, пользуясь такими средствами, как жест, контраст, особенно цвет. Действие так приближено к читателю, что категория пространства исчезает: он становится как бы непосредственным свидетелем поединка.

Фрагмент, передающий состояние человека в обстановке боя: «И будто сразу пахнуло в лицо огненным запахом несущейся

с неба судьбы. Что-то сверкающее, огромное, с ярковидимыми черно-белыми крестами - неужели это головной Юнкерс? - на секунду точно остановилось, споткнулось в воздухе и оглашая визжащим звуком зазубренного железа по железу, стало почти отвесно падать вниз, в зрачки Кузнецова» (С. 150). Обратим внимание на нагнетающую аллитерацию с повтором звонкой согласной. Слово нагружено эмоциональной выразительностью, имеет свое дыхание, суггестивно. Вводятся неожиданные уподобления: «скрипучий» голос Бессонова, «мотыльково-короткие» судьбы командиров стрелковых взводов и рот.

Роман стал заметным явлением отечественной прозы. Пожалуй, ни в одном произведении писателя мотив жизнеутвер-ждения не звучит так, как в «Горячем снеге». Главная тема, человек и война, в том плане, как она представлена в повестях и романе, в общем исчерпана, хотя и присутствует фрагментарно или служит частью произведения, посвященного современной проблематике и имеющего философскую направленность - роман «Берег». Через весь роман проходит образ Берега. Берег - символ. Он вбирает в себя проблемы, которые ставит автор. Это -роман вопросов. О человечности. О братстве. О героизме. О любви. О совести. О войне и мире. Берег - это нелегкие поиски счастья. «Счастье - это одержимость, это ожидание, это последовательное приближение к цели, это испытание. долга перед людьми. Мне хотелось сказать о счастье, которое является для меня синонимом человечности», Бондарев (4).

Теме войны непосредственно посвящена лучшая часть романа «Безумие». Русские в Германии. Берлин пал. Война закончилась. Ритм дает возможность физически ощутить движение войны и ее конец. «Четыре долгих года, набирая сумасшедшую скорость, поезд войны ворвался в Германию.» (5).

Одно из достоинств романа - создание запоминающегося образа множества наших солдат.

Изображая мирное затишье в Берлине, повальный сон солдат, автор подчеркивает, как тяжела война, как она противоречит природе человека.

Массовые сцены раскрывают нравственный мир солдат, открывается душа человека. Солдаты веселы, беспечны, добры, их теперь нельзя представить другими.

Образ множества раскрывается в ряде сцен, через отдельные детали и штрихи. Солдаты прошли тяжелый путь войны, понесли потери и утраты, но война не ожесточила их сердца. Нас поражает их великодушие, человечность и доброта. Солдаты нигде не говорят о своей ненависти к немцам. Образ множества играет исключительную роль в романе, придавая ему эпическую широту.

Автор вновь обращается к своей кровной проблеме - военное поколение. Нравственный идеал автора, поиски истинного Берега связаны с образом Княжко. Пик романа, концентрация всех лучших душевных сил героя - короткий и бессмертный путь к дому, где засели вервольфы.

Впервые такое большое место в романе занимает любовная история Никитин - Эмма. Через нее автор подчеркивает возможность чувства любви, взаимопонимания, человечности в условиях войны.

Вообще, по Бондареву отношение героя к женщине - мерило его нравственной оценки. Пожалуй, художник впервые в своем творчестве так глубоко проник в сферу интимного, высветив сложность и красоту непреходящего чувства.

«Берег» - глубокое, настоящее произведение» - слова М. Шолохова (6).

В романе «Выбор» всего один военный эпизод, но с ним связано движение художественного, философского, публицистического произведения, история жизни и гибели Рамзина. Ю. Бондарев дает понять, что Рамзин - жертва трагических обстоятельств. Случай делает выбор. Кто-то или что-то стоит над человеком и производит свой разрушительный эксперимент, и чело-

век в силу каких-то обстоятельств становится их жертвой. Образ Рамзина безусловная удача художника.

В романе «Игра» маленький военный эпизод нужен Бондареву для того, чтобы еще раз обратиться к вечной философской проблеме, соотношению добра и зла. Рисуя современность, поздний Бондарев остается верным своим идейным принципам, убеждениям, художественным пристрастиям. Предельно четко ощущается поэтика военной прозы, его гуманистический императив. Потрясает сцена ловли семга (роман «Игра»). «Мы их в сетях током убиваем, - сказал бригадир, смуглый, тонкий в поясе с синими туманными глазами женолюба. Два электрода и готово. Так гуманнее. И Крымову тогда показалось, что он услышал вопли о помощи, рыдания, плач, стоны, мольбу о помощи, что можно было бы, наверно, услышать возле газовых камер в немецких концлагерях, когда сгоняли к ним раздетых женщин и детей и ясно было зачем.» (2).

Одновременно, начиная с конца семидесятых, Бондарев работает над циклом произведений, который позднее получит название «Мгновение». Нельзя не заметить, здесь пишет очевидец и участник незабываемой войны, не ставшей только историей. Повествование ведется от первого лица. Такая форма придает особую доверительность рассказу. Память возвращает лица товарищей, что-то главное в характере. Прошли десятки лет, но автору кажется, что они рядом в бою. Свое состояние он зазывает ностальгией. Рассказ «Чутье» чуть больше страницы. Капитан Гуров командовал батареей. Воевал спокойно, как работу делал. Терпеть не мог «авось» да «небось». «Батарея почти не несла потерь. Сестрички из медсанбата умирали по нему. А он шутил: «Красавицы-девочки, я вас всех люблю, но немецкие танки больше!» (3). За Зееловские высоты Героя получил - 8 мая убит. Для рассказчика этот день не праздник.

Теперь писатель рассматривает военную обстановку как фон, а в центре пристального внимания состояние, сфера подсоз-

нания и судьба человека. Тому посвящены «Старшина Кочкин», «Две минуты тридцать секунд», «Руки», «Начало» и др.

Небольшая площадь требует концентрации мысли и чувства, эмоциональной напряженности, краткости и одновременно образной выразительности. «Атака». Только одно событие. Постепенно нагнетается напряженность Самое начало: «Что такое атака, спрашиваешь?» - не только сразу вводит в действие, но и расширяет эпическое пространство. За бывалым повествователем ощущается опыт. Ранее нам были известны батальные сцены художника, но здесь атака единственный образ, законченное произведение, и оно более впечатляет, если было бы только частью большого эпического романа, где все компоненты художественной структуры имеют сцепление и значение.

Так последовательно, с каким-то глубоким чувством долга исследуется проблема «Человек и война». Большой художник так же, как и его главные герои, находится в постоянном поиске, развитии. Для писателя характерно стремление к новому, сложному, постоянное преодоление. Первым качественным скачком была повесть «Батальоны». Она определило тему, героя, стиль. Затем первый военный роман «Горячий снег» - вершина в показе человека непосредственно в бою. Третий качественный скачок -роман «Берег», где проблема повернута к современности и звучит как война и мир.

Новая ступень - цикл «Мгновения», новаторская вещь, представляющая синтез эпоса, лирики и публицистики. Попытка постичь тайны бытия. Напоминание о необходимости ценить самое прекрасное - жизнь, не допускать произвола, зла, безумия войны.

Поэтика Ю. Бондарева одна из совершенных в современной отечественной литературе.

Манера письма художника довольно сложная. Сложна и противоречива наша действительность. Проза Бондарева, его нравственные искания, форма обогащают читателя и учат жить честно, масштабно, по совести.

1. Бондарев Ю.В. Безумие // Наш современник. 1971. № 3.

2. Бондарев Ю.В. Игра. Мгновения. М., 1987.

3. Бондарев Ю.В. Мгновения. Бермудский треугольник. М., 2001.

4. Бондарев Ю.В. Собр. соч.: В 4 т. М., 1974, Т. 3.

5. Вестник МГУ. Серия 10 «Филология». 1976. № 4.

6. Романенко В. «Авторитет правды и человечности». М. Дружба народов, 1975, № 9.