УДК 801(045)

ВНЕШНИЙ ВИД КАК СОСТАВЛЯЮЩАЯ ПОЭТИЧЕСКОГО ОБРАЗА МУЖЧИНЫ (ПО ДАННЫМ ЛЕКСИЧЕСКОЙ СТРУКТУРЫ ЛИРИЧЕСКИХ ТЕКСТОВ А. АХМАТОВОЙ и М. ЦВЕТАЕВОЙ)

АЛ. Коробейникова

Рассматриваются лексические составляющие образа мужчины, попадающие в поле поэтического зрения А. Ахматовой и М. Цветаевой и формирующие представления о внешности объекта поэтического высказывания. Автор анализирует текстовые репрезентанты внешности поэтического образа мужчины, находит общее и различное в текстовом воплощении А. Ахматовой и М. Цветаевой образа лирического героя.

Ключевые слова: А. Ахматова, гендерная лингвистика, лирический герой, поэтический образ мужчины, поэтический текст, текстовые репрезентанты внешности, М. Цветаева.

Одной из характерных черт современного теоретического языкознания является расширение сферы исследования

Антропоцентризм как один из приоритетных принципов современного научного лингвистического исследования знаменует, по выражению Е. Кубряковой, «тенденцию поставить человека во главу угла во всех теоретических предпосылках». Таким образом, человек оказывается не просто вовлеченным в анализ тех или иных явлений, но определяет «перспективы этого анализа и его конечные цели»1. В данной работе антропоцентризм используется как принцип исследования «человека в языке», конкретнее - мужчины в поэтических текстах, созданных авторами-женщинами.

Работы, посвященные проблеме «человек в литературном творчестве», особенно актуальны в настоящее время, о чем свидетельствуют многочисленные лингвистические исследования (Бала-кина2, Коновалова3, Кукес4, Лю Хуан Син5, Суркова6, Пушкарь7 и другие). Л. Чурилина объясняет этот интерес «обращением к художественному тексту как к миру, «сотворенному» писателем, как к аналогу мира реального, а к персонажу, «живущему» в этом мире, как к «модели человека»8.

Неотъемлемой индивидуальной характеристикой человека является пол. По-новому взглянуть на феномен пола позволяет применение гендерного подхода к языку. А. Кирилина отмечает в современной отечественной науке «бурный рост интереса к лингвистической составляющей гендерных исследований»9. Данное мнение подтверждается многочисленными работами, посвященными изучению гендерного параметра в языке и речи (Ан-тинескул10, Витлицкая11, Вишнякова12, Гриценко13, Кирилина14, Коновалова15, Кукес16, Тарасова17, Черкун18 и мн. др.).

В ходе изучения указанных научных трудов стало очевидно, что поэтические тексты в качестве исследуемого материала в них не используются, мы решили восполнить этот пробел.

Целью данной статьи является рассмотрение текстового воплощения внешности мужчины как лирического героя поэзии А. Ахматовой и М. Цветаевой, являющимися, по выражению И. Савкиной, «канонизированными женскими авторскими фигурами»19.

Обозначенные объект (лирика А. Ахматовой и М. Цветаевой) и предмет (поэтический образ мужчины) исследования позволяют заключить, что наша работа входит в группу проблем, изучаемых гендерной лингвистикой, поскольку изучается «язык и отражение в нем пола»20.

Рассматривая направления современной отечественной гендерной лингвистики в статье «Лингвистические гендерные исследования»21, соавторы А. Кирилина и М. Томская выделяют в числе прочих особое направление, которое составляют мужские исследования. Исследования маскулинности призваны дать ответ на следующие вопросы: как конструируется обществом мужественность, какие типы мужественности существуют в данной культуре в данное время, как это сказывается на поведении людей, каковы нормы и требования к мужчинам? Мы полагаем, что результаты анализа лирических текстов указанных поэтесс позволят конкретизировать содержание концепта маскулинность (мужественность) в русском языке и культуре.

Материалом исследования послужили стихи

А. Ахматовой (1909-1917), опубликованные в сборнике «Лирика»22 и стихи М. Цветаевой (1908— 1922), опубликованные в «Сочинениях...»23. В очерке «Нездешний вечер» М. Цветаева вспоминает первое чтение своих стихов в окружении петербургских поэтов: «Всем своим существом чую напряженное - неизбежное - при каждой моей строке - сравнивание нас (а в ком и - стравливание): не только Ахматовой и меня, а петербургской поэзии и московской»24. Наблюдение поэтессы во многом объясняет причины последующего частого сравнения критиками ее творчества и А.

Ахматовой. Выбор стихов именно этих поэтесс обусловлен тенденцией к поиску в произведениях современных женских авторов ахматовского или цветаевского начала. Так, В. Корнилов в критической статье «В женщинах крепче заряд...», анализируя лирику И. Кобыш и Е. Крюковой, сравнивает их с парой Ахматова - Цветаева25. Л. Костюков в публикации «Я вам пишу - чего же боле...» пишет: «До сих пор в лице Петрушевской, Нины Садур, Татьяны Толстой, Токаревой, Горлановой мы встречались с некоторой постцветаевской ситуацией, экспансивным, активным, по существу мужским началом, для разнообразия облеченным в юбку и то не всегда»26.

В процессе анализа языка поэзии указанных авторов мы использовали данные нескольких гуманитарных наук-литературоведения, психологии и лингвокультурологии, поскольку гендерная лингвистика как междисциплинарное исследование позволяет нам это сделать.

В трактовке Л. Гинзбург, понятие «литературный персонаж» - это «серия последовательных появлений или упоминаний одного лица. Изображение его слов, действий, внешних черт, внутренних состояний, повествование о связанных с ним событиях»27. В числе элементов, способствующих изображению «литературного персонажа» указывается и внешность.

Существует мнение, что внешний вид играет первостепенную роль при определении пола человека. Дж. Лорбер пишет: «В большинстве случаев мы в состоянии с первого взгляда установить принадлежность человека к определённому полу»28. Не менее известный автор Н. Вулф, развенчивая миф о красоте женщины, отмечает: «Многие стыдятся признать, что обыденные вещи -внешний вид, тело, лицо, волосы, одежда - значат так много»29.

В исследовании Е. Ильина «Образы мужчин и женщин в массовом сознании», к нашему удивлению, отсутствуют реакции-прилагательные со значением «внешний вид»30. Означает ли это, что люди перестали обращать внимание на внешность противоположного пола?

По данным РАС реакция мужчина получена на следующие стимулы в числе прочих: красавец (48), высокий (32), элегантный (31), коренастый (27), привлекательный (25), полный (22), бородатый (19), седой (12), стройный (11), лысый (10), загорелый, усатый (8), крупный (7), брюнет, симпатичный (5), нарядный, невысокий, некрасивый (4), бледный, заросший, изящный, кудрявый, небольшой, приземистый, хромой (2), великан, гигант, горбатый, громадный, кучерявый, спортивный, толстый, урод (I)31. Таким образом, данные РАС подтверждают мнение Дж. Лорбер и Н. Вулф

о том, что внешний вид является важным фактором в формировании образа человека, в частности мужчины.

В. Маслова, размышляя о значимости человека, пишет: «В центре мира стоит человек как личность, имеющая тело, душу, речь»32. В числе составляющих внешнего облика человека исследовательница указывает голову и ее части (глаза, волосы, нос, бороду, губы). Добавим данное утверждение наблюдениями психологов, а именно: все движения мышц лица (мимика) скоординированы при выражении шести основных эмоциональных состояний (гнева, радости, страха, страдания, удивления и отвращения). По мнению ученых, любой человек независимо от национальности, культуры, в которой он вырос, достаточно точно может интерпретировать мимические коды (положение рта, губы, форма глаз, яркость глаз, положение бровей, уголки бровей, лоб и в целом подвижность лица и его частей) вышеперечисленных эмоциональных состояний33. Для интерпретации мимических кодов эмоциональных состояний лирических героев станем использовать схему, разработанную В. Лабун-ской34. Отметим, что взгляд (визуальный контакт) тесно связан с мимикой и составляет исключительно важную часть общения.

Глаза считаются важнейшей частью лица, так как посредством органов зрения воспринимается большая часть знаний о мире. Рассмотрим, каким образом представлена эта составляющая внешности мужчины в лирике А. Ахматовой и М. Цветаевой. Для большей наглядности представим материал в табл. 1. В первом столбце укажем ситуацию визуального контакта лирических героев, во втором и третьем столбцах укажем текстовые репрезентанты внешности лирического героя, конкретнее -глаза/ взгляд в поэтическом микроконтексте.

Как видим, о физическом и эмоциональном состоянии мужчины, его чувствах и отношении к женщине можно судить по направлению взгляда, поэтому часто описывается ситуация, когда герои смотрят друг на друга. Подчеркнем, что визуальный контакт, представленный поэтессами, свидетельствует о расположенности или нерасположен-ности к общению (Ср.: Кто молод - с милой говорит, Ей в губы дышит, в глаза глядит... и Ушёл, глядит в глаза другие...).

По результатам психологических исследований35, если на нас смотрят мало, то мы имеем все основания полагать, что к нам или к тому, что мы говорим и делаем, относятся плохо. Рассматривая ситуацию «его» нежелания смотреть «ей» в глаза, описанную А. Ахматовой, можно предположить, что причина кроется в угаснувшем чувстве: Не любишь, не хочешь смотреть? В стихах М. Цветаевой эту же ситуацию иногда (в зависимости от того, кому посвящено стихотворение) можно объяснить скромностью и робостью лирического героя, которые так высоко ценила поэтесса в людях. Любопытное примечание: психологами доказана

взаимосвязь между взглядом и процессом формирования высказывания. Когда человек формулиру-

ет мысль, то смотрит в сторону, когда мысль полностью готова, - на собеседника36. Это очень свойственно так называемым «сценам объяснения» между мужчиной и женщиной.

Вернемся к строкам А. Ахматовой: И глаза, глядевшие тускло, Не сводил с моего кольца; Потускнели и, кажется, стали уже Зрачки ослепительных глаз... Через описание формы и яркости глаз, то есть взгляда героя, точно передано его эмоциональное состояние. Такие мимические коды как «глаза тусклые», «глаза сужены», «глаза блестят» выражают презрение, страдание и

гнев. Конечно, поэтесса не была знакома со схемой мимических кодов эмоциональных состояний, разработанной В. Лабунской, и вместе с тем, очевидно, что она хорошо знает описываемого героя, настолько легко и верно ею «прочитаны» его «мимические послания». Верно говорят, что глаза - зеркало души: психологи установили, что расширение и сужение зрачков не поддается сознательному контролю человека. При постоянном освещении зрачки могут расширяться или сужаться в зависимости от настроения. Не случайно поэтесса именно по зрачкам пытается опреде-

Таблица1

Признак (ситуация) Текстовые репрезентанты внешности лирического героя

А. Ахматова М. Цветаева

Направление взгляда: она на него Поглядела в глаза его Я его узнала по глазам Тот же взгляд Я отроку взглянула в очи

Направление взгляда: он на неё А взгляды его - как лучи. Я только вздрогнула: этот Может меня приручить Впервые глазами волчьими Ты нацелился мне в лицо

Так на наездниц смотрят стройных... Лишь смех в глазах его спокойных Под лёгким золотом ресниц Вчера ещё в глаза глядел, А нынче - всё косится в сторону

И глаза, глядевшие тускло, Не сводил с моего кольца

Как я знаю эти упорные, Ненасытные взгляды твои

Его нежелание смотреть на неб Не любишь, не хочешь смотреть? В глазах, упорствующих в пол, Застенчивость хороших семей

Ушёл, глядит в глаза другие Ресницы, ресницы, Склоненные ниц

И дал мне три гвоздики, Не подымая глаз И отвернув куда-то взгляд горячий

Только глаза подымать не смей Вчера ещё в глаза глядел, А нынче- всё косится в сторону

Таблица 2

Тропы Текстовые репрезентанты внешности лирического героя

А. Ахматова М. Цветаева

Эпитеты Гляди весёлыми глазами Глазами волчьими

Потускнели и, кажется, стали уже Зрачки ослепительных глаз Взгляд пронзителен и робок

Сильней всего на свете Лучи спокойных глаз Взгляд горячий

Как я знаю эти упорные, Ненасытные взгляды твои Очи, не числящиеся в ночах ничьих ещё...

Его глаза - прекрасно бесполезны

Нагловзорый (о Пушкине)

Сравнение А глаза синей, чем лёд Под крыльями раскинутых бровей -Две бездны

И загадочных, древних ликов На меня поглядели очи И чьи глаза, как бриллианты, На сердце вырезали след

Только глаза подымать не смей, Жизнь мою храня. Первых фиалок они светлей

А взгляды его - как лучи

На глаза осторожной кошки Похожи твои глаза

Метафора - Пустоты отроческих глаз

Пустыни карие - твои глаза

лить (описать) эмоциональное состояние мужчины (лирического героя).

Подчеркнем, что многим критикам начала XX века сборники А. Ахматовой напоминали русский психологический роман. Современник поэтессы О. Мандельштам так писал о предельно лаконичном языке поэтессы: «Ахматова принесла в русскую лирику всю огромную сложность и психологическое богатство русского романа девятнадцатого века»37.

С любовью описывая мужа, М. Цветаева пишет: Под крыльями раскинутых бровей -Две бездны... В переводе на язык психологов это означает то, что мимические конфигурации «брови подняты вверх», «внутренние уголки бровей подняты вверх» свидетельствуют о выражаемом удивлении и радости. Остается заключить, что выбранные поэтессами эпитеты усиливают и подчеркивают эмоциональное состояние лирического героя и его внешние данные порой с документальной точностью. К примеру, зная, что Сергей Эфрон, как и Марина и Анастасия Цветаевы, был близорук, становится понятным выбор эпитета «прекрасно бесполезны» (о глазах).

Различное цветообозначение глаз в текстах поэтесс свидетельствует о важности этого фактора в репрезентации поэтического образа мужчины. В стихах поэтесс встречаются следующие обозначения цвета глаз: Покорно мне воображенье В изображенье серых глаз; Но мне понятен серых глаз испуг; И со мной сероглазый жених; Дня того ль сияла сила В голубых твоих глазах; Любо мне от глаз твоих зелёных Ос весёлых отгонять (А. Ахматова); И синий взгляд пронзителен и робок; Пустыни карие - твои глаза (М. Цветаева).

Изобразительно-выразительные средства языка, способствующие созданию поэтического образа мужчины, представим в. 2.

Значительное место в лексической структуре стихов отводится описанию губ и это не просто совпадение. Как доказали психологи, основную информативную нагрузку в мимике несут брови и область вокруг рта, то есть губы. Улыбкой можно ранить, обидеть, выразить почтение, обрадовать и т.д. Представим, как, описывая такую важную составляющую внешности - губы (улыбку), поэтессы представляют ее воздействие на лирическую героиню. Также рассмотрим эпитеты, используемые поэтессами для создания художественного образа лирического героя. Обратимся к лексическому материалу, представленному в табл. 3.

Разнообразные улыбки мужчины, представленные главным образом в лирике А. Ахматовой, чаще всего оказывают негативное воздействие на героиню. В этой связи представляет интерес исследование шуток и юмора у мужчин и женщин, описанное в работе И. Коноваленко «Роль гендерного

фактора в коммуникативном поведении женщин и мужчин». Учеными получены следующие результаты: улыбка и шутки у женщин служат для интеграции участников коммуникационного процесса в группы, для имидж-потребности пойти навстречу партнёру по разговору, создать гармонию, кооперативный климат разговора. Улыбка и смех у мужчин, напротив, указывают на выражение социального контроля38. Из таблицы видно, что в ахматовской поэзии мужская улыбка прописана более детально, чем в цветаевской. Объяснение этому может служить, по нашему мнению, только личное мировосприятие авторов.

Обратимся к описанию такой не менее важной составляющей поэтического образа мужчины, как волосы (табл. 4).

Очевидно, в текстах А. Ахматовой цвет волос мужчины - несущественная деталь, вероятно указывающая на возраст: «темный локон» —* молодой мужчина, «седой» —> зрелый мужчина.

Примечательно, что в стихотворении М. Цветаевой «Откуда такая нежность?», обращенном к О. Мандельштаму, автор пишет: «Не первые - эти кудри разглаживаю...». Однако на фотографии того времени Осип Мандельштам не просто не кудрявый, а - лысоватый. Скорее всего, упомянутые кудри также указывают на молодой возраст мужчины.

Известно также, что сама Марина Цветаева мечтала иметь кудри и даже по чьему-то совету брила голову, чтобы отрастающие волосы могли виться. По этой причине она вынуждена была носить «очень не шедший ей чёрный шёлковый чепец с маленькой оборкой»39, о котором упомянул потом в своём стихотворении М. Волошин: Отчего скрывает чепчик чёрный Чистый лоб, а на глазах - очки? Может быть, считая, что кудри - это красиво, М. Цветаева наделяла ими описываемых мужчин, приукрашивая их внешность?

В целом лицо лирического героя в ранней лирике А. Ахматовой и М. Цветаевой - это очень информативная деталь поэтического образа мужчины. В стихотворении М. Цветаевой образ любимого мужчины (мужа, С. Эфрона) представлен предельно чётко, с документальной точностью: Его чрезмерно узкое лицо Подобно шпаге. Безмолвен рот его, углами вниз, Мучительновеликолепны брови. В его лице трагически слились Две древних крови. Он тонок первой тонкостью ветвей. Его глаза — прекрасно бесполезны! Под крыльями раскинутых бровей - Две бездны. По воспоминаниям А. Цветаевой, сестры поэтессы, юный Серёжа выглядел так: «У него узкое лицо, тёмный разлёт бровей и под ними такие огромные, совершенно невероятные по красоте и величине глаза. Они серо-зеленоватые и сияют добротой и счастьем»40.

Таблица 3

Признак Текстовые репрезентанты внешности лирического героя

А. Ахматова М. Цветаева

Эпитеты Я для сравнения слов не найду -Так твои губы нежны Безмолвен рот его, углами вниз

Мне любы Твои сухие, розовые губы Губы Знавала - темней твоих

С улыбкой неживой, Друг шепчет

Улыбнулся спокойно и жутко

Но зачем улыбкой странною И застывшей улыбаемся?

Озарила тень улыбки

Воздействие на нее Как улыбкой сердце больно ранишь -

Милым простила губам Я их жестокую шутку

Улыбнётся мне ль твоё лицо?

Как велит простая учтивость, Подошёл ко мне, улыбнулся

Таблица 4

Признак Средства апелляции

А. Ахматова М. Цветаева

Цвет; вьются/ не вьются Те же волосы льняные Чтоб голову свою, в шальных кудрях

Тёмный локон - знаешь, чей? Что означает, толкователь снов, Твоих кудрей довременная проседь?

Ты не был седым и грустным Волосом он рыж, Голова тюльпана!

Не первые - эти кудри Разглаживаю...

С рыжекудрым, розовым Развесёлым озарём.

Антропоцентрический принцип, избранный для анализа лексической структуры лирического текста, позволяет заключить, что сема «внешность» является важным параметром, способствующим конструированию поэтического образа мужчины в творчестве А. Ахматовой и М. Цветаевой. Образ лирического героя представлен разнообразными номинациями, описывающими глаза, губы и волосы. Наиболее типичными для описания внешности литературного героя являются номинации, указывающие не на красоту лица, а на мимические конфигурации, которые, в свою очередь, выражают определенное эмоциональное состояние персонажа-мужчины.

Указанные составляющие внешнего облика мужчины, то есть глаза, волосы и губы, репрезентируются поэтессами по-разному. При описании глаз А. Ахматова акцентирует внимание на направлении взгляда, а М. Цветаева обращает внимание на их выразительность. Для А. Ахматовой волосы - несущественная деталь внешности, скорее указывающая на возраст мужчины. М. Цветаева же, напротив, подчеркивает эстетическое впечатление от этой составляющей. Что касается губ, то в семиотической поэтике А. Ахматовой, это в первую очередь объект, выражающий эмо-

циональное состояние героя, а не орган речи. В лирике М. Цветаевой этот компонент внешности не является знаковым, поэтому описанию губ уделяется гораздо меньше внимания.

В заключение отметим, что исследование поэтического образа мужчины в лирике А. Ахматовой и М. Цветаевой позволяет конкретизировать содержание концепта «маскулинность» в русском языке и культуре, а также способствует развитию такого нового направления гендерной лингвистики как исследование маскулинности.

1 Кубрякова Е.С. Эволюция лингвистических идей во второй половине XX века (опыт парадигмаль-ного анализа)// Язык и наука конца 20 века: Сб. статей. М.: Рос. гос. гуманит. ун-т, 1995. С. 212.

2 Балакина Л.В. Проявление гендерного фактора в художественном тексте: Дис. ... к.филол.н.:

10.02.01, 10.02.19. Орел, 2005. С. 303.

3 Коновалова С.А. Гендерная специфика выражения предикативных отношений в тексте русской народной волшебной сказки: Автореф. дис. к.филол.н.: спец. 10.02.19. М., 2005. С. 24.

4 Кукес А.А. Гендерная саморефлексия в женской автобиографической прозе XX века (Переходный

возраст как тема и образ; Лу Андреас-Саломе, Маргерит Дюрас, Криста Вольф, Ольга Войнов: Дис.... к.филол.н.: 10.01.03. М., 2003. С. 148.

5 Лю Хуан-Син. Женские образы в прозе Чехова: Дис.... канд. филол. наук: 10.01.01. М., 2002. С. 165.

6 Суркова Е.В. Гендерные особенности авторской репрезентации эмоций персонажей (На материале современной массовой литературы России и Германии): Дис. ... к.филол.н.: 10.02.20. Волгоград, 2005. С. 191.

7 Пушкарь Г.А. Типология и поэтика женской прозы: гендерный аспект: на материале рассказов Т. Толстой, Л. Петрушевской, Л. Улицкой: Авто-реф. дис. на соиск. учен. степ. к.филол.н.:

10.01.01.Ставрополь, 2007. С. 22.

8 Чурилина Л.Н. Антропоцентризм художественного текста как принцип организации его лексической структуры: Дис.... д.филол.н.. СПб,2002. С. 7.

9 Кирилина А.В. Гендерные исследования в лингвистических дисциплинах// Гендер и язык/ московский гос. лингвистический ун-т; Лаборатория гендерных исследований. М.: Языки славянской культуры, 2005. С. 7.

10 Антинескул О.Л. Гендер как параметр тексто-образования: Дис. ... к.филол.н.: 10.02.19. Пермь, 2000. С. 222.

11 Витлицкая Е.В. Лингвистическая репрезентация гендерных стереотипов в рекламе: (на материале англояз. и русскояз. текстов): Автореф. дис. на соиск. учен. степ. к.филол.н.: 10.02.19 Волгоград, 2005. С. 19.

12 Вишнякова Ю.В. Лингвокультурологическое описание гендера в лексикографии (На материале анализа мифологических персонажей): Дис. ... к.филол.н.: 10.02.19 Ярославль, 2006. С. 211.

13 Гриценко Е.С. Язык как средство конструирования гендера: Дис. ... д.филол.наук.: 10.02.19 Н. Новгород, 2005. С. 405.

14 Кирилина А.В. Гендерные аспекты языка и коммуникации. М. С. 369.

15 Коновалова С.А. Гендерная специфика выражения предикативных отношений в тексте русской народной волшебной сказки: Автореф. дис. на соиск. учен. степ. к.филол.н.: спец. 10.02.19 Москва, 2005. С. 24.

16 Кукес А.А. Гендерная саморефлексия в женской автобиографической прозе XX века (Переходный возраст как тема и образ; Лу Андреас-Саломе, Маргерит Дюрас, Криста Вольф, Ольга Войнов: Дис.... к.филол.н.: 10.01.03 Москва, 2003. С. 148.

17 Тарасова О.Н. Гендерная специфика поведения человека в аспекте взаимодействия вербальных и невербальных компонентов коммуникации: На материале англоязычных художественных текстов: Автореф.дис. ... к.филол. н.: 10.02.04, 10.02.19. Иваново, 2006. С. 21.

18 Черкун, Е.Ю. Особенности гендерной спецификации видов публицистического текста (на мате-

риале немецкого языка) Дис. ... к.филол.н.: 10.02.04 Иркутск, 2007. С. 207.

19 Савкина И. Зеркало треснуло (современная литературная критика и женская литература)// Гендерные исследования, 2003. № 9. С. 88.

20 Кирилина А.В. Лингвистическая гендерология (гендерная лингвистика)// Словарь гендерных терминов. М.: Информация XXI век, 2002. С. 139. 21Кирилина А.В. Лингвистические гендерные иссле-дованияЮтечественные записки, 2005. №2. С. 61.

22 Ахматова А.А. Лирика. Сост. и подгот. текста В. Черных; Худож. И. Махов. М.: Худож. лит., 1989.

23 Цветаева М. Сочинения. В 2 т. Т.1. Стихотворения; Поэмы; Драм. Произведения. Мн., 1988. С. 542.

24 Цит. по Басинский П.В., Федякин С.Р. Русская литература конца XIX - начала XX века и первой эмиграции. М.: Академия, 2000. С. 373.

25 Корнилов Вл. В женщинах крепче заряд...// Дружба народов № 3. 1996. С. 184-188.

26 Костюков Л. Я вам пишу - чего же боле...// Дружба народов № 8.2000. С. 208.

27 Гинзбург Л.Я. О психологической прозе. М., 1999. С. 244.

28 Лорбер Дж. Пол как социальная категория// Основы гендерных исследований: хрестоматия/ отв ред. О.А. Воронина. М.: Моск. центр гендерных исследований 2001. С. 73.

29 Вулф Н. Миф о красоте. Как представления о красоте используются против женщин// Основы гендерных исследований: хрестоматия/ Отв ред. О.А. Воронина. М.: Моск. центр гендерных исследований, 2001. С. 262.

30 Ильин Е.П. Дифференциальная психофизиология мужчины и женщины, 2003. Интернет-публикация. http://www.i-u.ru/biblio/archive/ilin_dif.

31 Русский ассоциативный словарь. В 2 т. Т. 1. От стимула к реакции: Ок. 7000/ Под ред. Ю.Н. Караулова. М., 2002. С. 442.

Маслова В.А. Лингвокультурология. М.: Академия, 2004. С. 133.

33 Блум Ф., Лейзерзон Л. Мозг, разум и поведение. Гл. VI. Эмоции. М.: Мир, 1998.

34 Лабунская В.А. Мимические коды эмоциональных состояний. Табл.7.1. // Психология и этика делового общения. М., 2003. С. 140.

35 Там же. С. 140.

36 Там же. С. 141.

37 Цит. по: Басинский П.В., Федякин С.Р. Русская литература конца XIX - начала XX века и первой эмиграции. М.: Академия, 2000. С. 210.

38 Коноваленко И.В. Роль гендерного фактора в коммуникативном поведении женщин и мужчин: Дис.... к.филол.н. Омск 2003. С. 26.

39 Цветаева А. Воспоминания. М.: Советский писатель, 1974. С. 384.

40 Там же. С. 415.

Поступила в редакцию 20 марта 2008 г.