В.В. ЗЕНЬКОВСКИЙ О ВЗГЛЯДАХ Ф.М. ДОСТОЕВСКОГО НА ЕВРОПЕЙСКУЮ КУЛЬТУРУ

Е.В. Кирдяшова, старший преподаватель кафедры педагогики

МГУ и~н. Н.П. Огарева, к.пед.н.

В.В. Зеньковский неоднократно обращался в своих философских и педагогических работах к идеям и взглядам тех мыслителей, которые, по его мнению, воплощали в себе синтез всего того, что выдвигала русская мысль по вопросу о смысле и ценности европейской культуры. Было время, когда разногласия между славянофилами и западниками казались отжившими, ощущалась почва для их сближения и примирения. Но жизнь выдвигала новые разногласия, диссонансы не смолкали, а становились даже резче. Это относится и к 60-м годам, когда в лице Достоевского выступил, казалось «всеобъемлющий гений, но то самое почвенничество, которое лежало в основе его замысла, оно же поставило и границы в раскрытии его, - и творчество Достоевского гораздо больше и гораздо глубже продолжает дифференциацию различных течений, чем создает возможность их синтеза» [ 1 ].

Творчество Достоевского сосредоточено вокруг вопросов философии духа, - это темы антропологии, философии истории, этики, философии религии. Его всю жизнь занимала проблема Европы, европейской культуры. Бесспорность подлинной и глубокой любви Достоевского к Европе удостоверяется и его пониманием исторической миссии России: ее нельзя было бы иначе понять. Это учение о миссии России было развито Достоевским уже в эпоху журнала «Время» и стоит в глубокой связи с его «почвенничеством». «Почвенничество было искушением своеобразного христианского натурализма и вместе с тем благовес-тием русского мессианства, углубившим аналогичные идеи предыдущей эпохи» [2].

Слово Достоевского о народе-богоносце, о всечеловеческом призвании православия не выдуманы им, они разделялись многими до него, но гению Достоевского дано было связать с этами словами основные проблемы России с такой глубиной, с такой силой, как не дано было никому другому. Этих идей Достоевский, по мнению Зеньковского, придерживался в течение всей своей жизни. Почвенничество осталось в нем неизменным, приобрело невиданно широкий, универсальный характер, вобрало в себя благороднейшие, лучшие мечты человечества, связалось с чувством религиозной избранности России, с ее мессианскими задачами.

Трагедию европейской культуры Достоевский видел в католичестве. Он очень отчетливо и

ф

сильно чувствовал религиозное единство западной культуры, поэтому его мысль не могла не обращаться к критике католичества, которое окрашивало всю культуру Запада. Отсюда у Достоевского, по мысли Зеньковского, такая страстная жажда, такое пророческое предчувствие православной культуры: для него дело шло здесь не о конфессиональном превосходстве православия над католичеством, а о том, что оно сохранило неискаженной правду Христову, что оно осталось свободно от всех ошибок и подделок, которыми полно католичество. На почве православия сохраняется, по Достоевскому, вся правда свободы, данной человеку, но преодолевается ее хаос. Оцер-ковление всей жизни - идеал, который воодушевлял Достоевского и который он понимал не как внешнее подчинение всей жизни Церкви, но как свободное и внутреннее усвоение жизнью во всех ее формах христианских начал.

В.В. Зеньковский считал, что «центральное значение идеи спасения в христианстве нужно иметь в виду, чтобы понять диалектику духовных исканий и философских построений Достоевского. Эта диалектика определяется двумя исходными темами-темой о падении человека и темой о его спасении и восстановлении. Эти две темы как бы две главы из христианской антропологии-о~". предполагает другую, вернее, одна сопряжена с другой, ибо только в своем сочетании они раскрывают христианское учение о человеке» [3]. А в учении об образе Божием, заключенном в человеке, но не действующем в нем благодаря силе греха, по мнению ученого, таится источник искажения христианства, названный «христианским натурализмом». «Натурализм мы находим там, где «естество» мыслителя способно к преображению своими собственными силами-так, все почвенничество с его верой в народ, в «почву», в естественные силы народной души грешило таким натурализмом» [4].

Для России предопределена особая задача в истории, - в это всегда верил Достоевский. Через все его произведения проходит идея «всеохватывающего синтеза западного и русского духа, идея о том, что «у нас, русских две родины - Европа и наша Русь» [5]. Россия же сильна своим право-

л

ИНТЕГРАЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ

славием, - отсюда истриософские темы у Достоевского сразу поднимаются до религиозного понимания истории. Но особое значение имеет то, что Достоевский с такой силой поставил проблему культуры внутри самого религиозного сознания. По мнению Зеньковского, в Достоевском сгг-

Литература

крывается, в сущности, новый период в истории русской мысли; хотя вся значимость и фундаментальность религиозной установки все время утверждались русскими мыслителями, но только у Достоевского все проблемы человеческого духа становятся проблемами религиозного порядка.

1. Зеньковский В.В. Русские мыслители и Европа. М.: Республика, 1997. С. 114.

2. Там же. С. 116.

3. Зеньковский В.В. Проблема красоты и миросозерцания Достоевского // Путь. Париж, 1933. №

37. С. 37.

4. Там же. С. 38.

5. Зеньковский В.В. История русской философии. В 4 тт. Л.: ЭГО, 1991. Т. 2. С. 242.

Ф-М.ДОСТОЕВСКИЙ В ВОСПОМИНАНИЯХ СОВРЕМЕННИКОВ: КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОЕ ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЕ

И.Л. Сиротина, докторант кафедры культурологии

МГУ им.Н.П.Огарева, к.филосмдоцент

Современный этап развития общественных наук характеризуется вовлечением в научный оборот все более широкого круга источников, стремлением к максимально возможной полноте их использования, совершенствованием методик работы с ними.

Мемуары во все времена были популярны, интересны, читаемы. Литература подобного рода довольно хорошо исследована филологически и исторически. Гораздо меньше внимания уделено культурологическому потенциалу мемуаристики, в то время как многие авторы брались за исповедальное или автобиографическое перо именно из потребности пофилософствовать о «вечных проблемах» культуры и рассмотреть с разных точек зрения смысложизненные категории.

Важные для литературоведов споры относительно принципов внутрижанровой классификации, формальных признаков «видов», «типов», «жанровых разновидностей» мемуарной литературы и даже наличия или отсутствия в ней эстетического начала в культурологическом исследовании приобретают второстепенный смысл. В его проблемное поле попадает весь корпус литературы, основанной на такой важнейшей культурологической категории, как «социальная память»: это и художественные, философские и публицистические произведения, написанные в жанре личных дневников, писем или путевых заметок, и собственно воспоминания, автобиографии, исповеди, дневники, переписка, литературные портреты и документальные очерки.

38

Все эти «тексты культуры» могут служить культурологическим источником лишь при условии критической проверки и переработки, обязательных для каждого вида источника, то есть должны быть подвергнуты экспертизе. Тем более что мемуары относятся к источникам, наиболее осложненным социальными, мировоззренческими, психологическими и другими факторами.

Культурологическое источниковение пока находится в стадии становления, поэтому, несмотря на специфичность главных задач культурологического исследования, на эвристическом этапе экспертизы источника, на наш взгляд, может быть использована методика исторического источниковедения,вследствие ее большей разработанности. Имеется в виду установление подлинности, аутентичности, надежности, достоверности источника. При разработке первых трех фундаментальных характеристик любого источника культурология может полностью опереться на опыт исторической науки в этом деле. При установлении же достоверности, то есть правильности сообщаемых автором сведений, в культурологическом исследовании возникает ряд специфических подходов.

Достоверность - комплексная характеристика источника. Она зависит от следующих его черт: ретроспективность и субъективность. Остановимся на первой. Во всех разнообразных произведениях мемуаристики общий источник память их авторов. Поэтому между временем