А.М. Сулейменова,

кандидат филологических наук, ДВГУ

Традциця поэтического диалога в произведениях Есано Акикожо и Есано Тэккана

Литературная традиция Японии включает множество антиномических явлений: традиция — новация, своё — чужое в творчестве, демократическое

— сословно-нерархнческое, мужское — женское, сила — слабость. На разных этапах развития поэзии одни элементы антиномий проявлялись ярко, другие отступали в тень. С другой стороны, борьба ряда противоположностей продолжалась и продолжается в рамках традиционных жанров тапка и хайку. Критик и поэт Камо Мабути (1697-1796) подверг критике поэзию предыдущих поколений — императорские антологии «Кокипсю» («Собрание старых и новых песен Ямато», Х-Х1 вв.) и «Снпкокппсю» («Новое собрание старых и новых песен Ямато», ХШ-Х1У вв.). Средневековый критик счёл стиль собраний изнеженным и слабым, сопоставив его с мощным и вольным духом древнего «Собрания мириад листьев» — «Манъёсю» (У11-1Х вв.). «Маиъёсю» включало разные по жанру и характеру произведения — от народных песнопений до авторских работ придворного круга п авторской провинциальной поэзии. Одной из разновидностей тапка древней антологии наряду с «дзока» («разными песнями»), «банка» («песнями-прощаниями»), были «сомонка» (букв, «песпн-отклпкн», или «любовные песни»). Согласно словарю старояпонского языка «в «Манъёсю» ими считались песни-послания, адресованные родным, но к ним примыкали и любовные песни-послапия»1. В дальнейшем «сомонка» стали соответствовать только любовным песням или тапка о любви, составившим большую часть императорских антологий.

Воспевание любовных отношений, достоинств любимого человека было возведено в культ, стало частью своеобразной куртуазной культуры периода Хэйана (794-1189). Но в 1Х-Х вв. в поэзии ценилось уже не столько реальное чувство, сколько умение соответствовать требованиям литературного этикета. Имеппо литературный этикет усложпял стиль «Кокипсю» и «Сипкокинсю». Полная изощрённых образов-символов эстетика тапка «Кокипсю» представляет собой резкий коптраст с «наивностью и непосредственной страстностью поэзии «Мапъёсю», как отмечает переводчик Т. Соколова-Делюсина2. Именно повышенная ассоциативность и сложность образов вызвали критическое отношение Камо Мабути, а затем поэтов Нового времени.

В период Мэйдзи (1868-1912) переосмыслению подвергались самые разные области культуры Японии, в том числе виртуозный и возвышенный стиль династических антологий был подвергнут остракизму. Поэты Новой Японии обращаются к «Манъёсю» как источнику истинно народной и мужественной поэзии танка. Призывы знаменитого реформатора танка и хайку Масаока Сикн (1868-1902) вызвали смещение интересов поэтов к «масураобури» (мужественность и простота в литературе) от «таоямэбури» (возвышенный и женственный стиль в литературе).

Выдающаяся поэтесса Ёсано Лкпко (1878-1942), пойдя против общего течения и лозунгов тина «назад, к «Манъёсю!», обратилась к творчеству женщин-поэтесс, создавших множество шедевров антологий «Кокнпсю» и «Синкокинею». Акико прославилась первым сборником тапка «Мпдарэгамп» («Спутанные волосы», 1901), героиня которого бросала вызов ханжеской морали буржуазного общества. В «Мпдарэгамп» любовь вознесена над миром, как в куртуазном обществе хэйапских аристократов, посылавших возлюбленным страстные признания. Объектом пылких признаний поэтессы стал её муж — Есано Тэккан, которому Лкпко отдала своё сердце и которого заставила бросить семью, даже сменить имидж мужественного борца за новую танка. До встречи с Лкико Тэккана называли певцом «меча и тигра», он призывал к освоению тем силы и национального возрождения. Первые сборники тапка и свободного стиха поэта разительно отличались от сборника «Мурасаки» («Пурпур», 1901), вышедшего в один год с «Мидарэгами». Большинство тапка в «Мурасакн» и «Мидарэгами» посвящены высокой, недостижимой любви двух звёзд на небосклоне, перипетиям встреч с любимой. Два сборника можно счесть своеобразными антологиями — перекличками двух поэтов друг с другом и со всем миром.

Древний тип танка, «сомонка», ожил на страницах антологий нового времени. Безусловно, танка — обращения Тэккана к Лкико и Акико к Тэккану

— нельзя считать идентичными средневековым «песиям-перекличкам», по основные особенности «сомонка» были соблюдены. Авторы старых собраний намекали на тоску в разлуке с любимым человеком, умело используя природные образы — крик оленя, осенний дождь, увядание цветов и т.п. Принимавшие послания адресаты отвечали в том же духе, находя подходящие символы для выражения чувства. Тэккаи и Акико, подобно древним поэтам и поэтессам, обменивались любовными посланиями в течение 1900-1901 гг., большинство из которых сначала увидело свет на страницах журнала «Мёдзё» («Утренняя звезда», 1900-1908), а затем было включено в «Мурасаки» и «Мпдарэ-гами».

Многие из тапка-перекличек посвящались одной теме, например, теме первой встречи на побережье в Коси-по хама (ныне Осака):

Эту танка поэт опубликовал после встречи с группой весёлых, романтически настроенных поэтов и поэтесс, среди которых была и Акико. Побережье в этом районе Осакского залива нзвестно красотой моря и спускающегося к нему соснового парка Хамадэра. Увлечённый видом энергичной девушки, играющей с волнами под соснами, он и посвятил ей эти строки. На эту тапка Акико прислала в редакцию «Мёдзё» ответ:

Мидарэгами ни Кадзаси ва аокп Мацу но вакаба

Украсила ты Распущенные волосы Веткой сосны,

Но намок в воде Подол белого платья3.

Сироки мосусо ва Мидзу ни хитаруру

Хатати тосэ Уцуцу ни каэси

Двадцать лет.

Мечта, ставшая явью!

Мабороси ё На побережье,

Соно исо мацу но Украшенном зеленью

Вакаба по кадзаси Молодых сосен1.

Оба поэта используют одни мотив — «мацу по вакаба» («молодая сосна»), — связанный с «кадзаси» («украшением»). Конечно, перед читателем не поэтические приёмы классической литературы — какэкотоба, макуракото-ба или ута-макура, по в результате чтения тайка складывается картина первой встречи, увлечённости и первым обменом фраз на фоне лазурного моря и зелёных лап сосен.

Поэты продолжали обмениваться пятистишиями на тему «мацу». Акико послала Тэккану тапка, связавшую сосны на побережье п богов предназначения:

Под сенью сосен Опять мы встретились,

Не порицай Любовными узами

Мацу кагэ ни Мата мо анмиру Кимн то варэ Эписи но ками о Нпкусито обасупа

Связавших нас богов .

Тэккаи обыграл тему в новой тапка-ответе:

Каси сагэси Мукаси но кимн ё Титосэ хэтэ Анмиру эниси Асаси то омоупа

Давняя милая Распустила волосы. Десять лет пройдёт,

И не покажутся слабыми Неведомые нити судеб6.

Согласно словарю старояпоиского языка «эниси» (или «эп», «юкарп»)

— предназначение, судьба7. Поэтесса представляет встречу в Косм-по хама деянием богов судьбы — «эниси но коми». Этот образ почерпнут из мифов, по по сравнению с классическим употреблением «эниси но ками» как разрушителей счастья влюблённых в «Мидарэгами» и «Мурасаки» от богов судьбы ожидают счастливых знаков.

Конкретное событие — встреча в живописном месте у моря неявно объединена с волей богов, мифологическим мотивом. Архетипичность человеческого поведения и жизненные коллизии рождают одинаковый подход к передаче мифологических мотивов у разных авторов, не только восточных. В представлении Анны Ахматовой, как у Есано Акико, «мифологические мотивы, образы, сюжетные схемы были прежде всего смыслопорождающими моделями, интегрирующими духовную память людей»8. Как великая русская поэтесса, так и автор «Мидарэгамп» чувствовали силу слова, его энергетическую насыщенность и действенную силу.

Параллели в творчестве Есано Акнко и Аипы Ахматовой можно считать проявлениями архетипов человеческого сознания. К подобным параллелям можно отнести и перекличку Ахматова — Гумилёв. Есано Акико

— Есано Тэккан, диалогичность их поэтического языка.

В заключение хотелось бы отметить, что мотивы «сомоика», поэтической переклички, не потеряли силы и в современной японской поэзии танка.

Традиция «Кокинсю», «Синкокинсю», бережно поддержанная

реформаторами ХХ века, продолжается в конкурсах танка уже в виртуальном пространстве и на телеэкране.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Бэнэссэ кого дзитэн (Словарь старояпонского языка «Бэнэссэ»). Токио, 1999. С. 1495.

2 Соколова-Дслюсина Т. От сердца к сердцу сквозь столетия // Японская по эзия. Сост. и комментарии Т. Соколовой-Делюсиной. СПб: Северо-Запад, 2000. С. 18.

3 Нака Акира. Ёсано Тэккаи. Тапка сирндзу. Хнто то сакухпи (Ёсапо Тэккаи. Серия тапка. Человек и произведения). Токио,1987. С. 147.

4 Там же.

5 Тэнхон Ёсапо Акнко дзэнсяку (Полное собрание избранных сочинений Ёсано Акнко) в 22-х томах. Токио, 1980 -1981. Т.1. С. 54.

6 Ицуми Куми. Мурасаки дзэнсяку (Полный комментарий к «Пурпуру»). То кио, 1988. С. 77.

7 Бэнэссэ кого дзитэн... С. 218.

8 Кихнсй Л.Г. Поэзия Анны Ахматовой. Тайны ремесла. М. 1997. С. 71.

Данная работа публикуется при поддержке гранта Министерства образования РФ (2000-2001)

Aida M. Souleimenova

Tradition of poetic dialog in the tanka anthologies by Yosano Akiko and Yosano Tekkan

The works by Yosano Akiko (1878-1942) and Yosano Tekkan (1872-1935) have been researched from the point of the paradigm «traditional-innovational». The tradition of poetic dialogue has been shown for their anthologies of 1901 — «Tangled hair» («Midaregami») and «Purple» («Murasaki»). The problem of imagination has been considered from the point of the development of complicated feelings of lyrical heroes.