Литературоведение

И. А. Буйнов

Тема Родины в творчестве ЮЮ. Шевчука

В статье прослеживается развитие темы Родины в творчестве современного рок-поэта и музыканта, лидера группы «ДДТ» Ю.Ю. Шевчука. Активная гражданская позиция, неравнодушие к судьбам России и народа наложили сильнейший отпечаток на его литературную деятельность и понимание роли поэта в общественной жизни страны. Романтическим, свободолюбивым духом наполнены гражданские стихи Ю.Ю. Шевчука, призывающие человека к преодолению эгоизма, самосовершенствованию и любви к родной земле.

Ключевые слова: Родина, свобода, упадок, путь, протест, революция, культура, дух.

Можно считать, что разрабатывавшаяся долгое время и одна из главнейших для Ю.Ю. Шевчука тем в последние годы сложилась окончательно - это тема Родины. Именно она обретает в его творчестве особое звучание. Ведь Шевчук начал писать в тот период развития страны, когда решались судьбы России и судьба СССР; в период многих потрясений: война в Афганистане, объявление «перестройки», формирование многопартийности, 19 августа 1991-го и октябрь 1993-го.

Уже в 1981 году Ю.Ю. Шевчук выступил как поэт-гражданин со стихотворением «Не стреляй!», стал лауреатом Всесоюзного конкурса «Золотой камертон». Мощь антивоенного произведения была обусловлена скрытой критикой правления партии:

И случилось однажды, о чем так мечтал.

Он в горячую точку планеты попал.

А когда наконец-то вернулся домой,

Он свой старенький тир обходил стороной.

И когда кто-нибудь вспоминал о войне,

Он топил свою совесть в тяжелом вине.

Перед ним, как живой, тот парнишка стоял.

Тот, который его об одном умолял:

«Не стреляй!»

[11, с. 18].

В дальнейших размышлениях о Родине ведущим становится мотив свободы. Свобода - это высшая жизненная ценность, условие творчества и один из политических символов. Жизнь без свободы окрашивается в мрачные и зловещие тона:

Я замурован в этом каменном веке,

Я опечатан в этом чертовом блоке,

Я наблюдаю, как в сжатые сроки Сосед убивает в себе человека

[Там же, с. 39].

Ю.Ю. Шевчук страстно желает, чтобы мир услышал голос его свободной души:

В этом мире того, что хотелось бы нам, - нет,

Мы верим, что в силах его изменить, - да! Но...

[Там же, с. 53].

Поэт - противник насилия (позиция, с которой он выступал с самого начала и которая присуща ему поныне). Свобода, с его точки зрения, не может быть достигнута в результате революции (образ, которой возникает в стихотворении): отсюда это многозначительное «но» и горькие строки, повторяющиеся рефреном:

Революция, ты научила нас Верить в несправедливость добра.

Сколько миров мы сжигаем в час Во имя твоего святого костра!

[Там же, с. 53].

Под влиянием изменений общественно-политического строя мотив свободы осмысливается Ю.Ю. Шевчуком по-новому. Двадцать пять лет назад «мир <...> состоял из двух сверкающих цветов: белого и черного»: белого - честного, «сохранившего внутреннюю свободу», и черного - ущемлявшего свободу. Но после создания нового демократически свободного общества герой Ю.Ю. Шевчука остается «не во власти и не рядом с ней»: проблемы свободы/несвободы, политики не только сохранились, но и перешли в новую плоскость. Приходит понимание, что не существует свободы такой, какой она «мерещилась в 1991 году или даже в 1980-х». Результаты перестройки и события начала 1990-х озадачивают и год от года все больше разочаровывают поэта. Ю.Ю. Шевчук не оставляет мечты о свободе, об обновлении общества и человека, ведь «зла в стране и мире стало гораздо

Филологические

науки

Литературоведение

больше». «Без социального просто никуда, я до сих пор разрабатываю темы, которые меня волнуют и мучают, как и любого гражданина нашей страны, потому что жить в государстве и находиться вне его - вне социального, вне политики, - к сожалению, невозможно» [Новая газета, 24.05. 2005: 7]. Но революцию он мыслит теперь главным образом в сфере духа. Человек должен духовно возродиться, и помогать ему должны поэзия, музыка, искусство в целом. В этом Ю.Ю. Шевчук близок к романтикам, взвалившим на себя тяготы освобождения человечества или, по крайней мере, его воспитания, подготовки к будущему «золотому веку».

Проблемы нового времени, демократической «свободы» нашли отражение в стихотворении «Контрреволюция» (2003), воплотившем социальность мировидения героя и результаты «революции» в жизни страны и общества 1990-х годов.

Как утверждалось выше, последние разочаровали поэта и породили мотив деградации-упадка, произошедшей не только в музыке: «рок превратился из эстетического предмета потребления в экспонат» [3, с. 302], - но и в обществе: «есть только усталость, / От баррикад ничего не осталось / Скупые коллеги, любовь на панелях» [11, с. 171]. При этом автора нельзя обвинить в декадентско-отстраненном любовании упадком: герой не только видит в нем свою вину: «вечная глупость - / Твоя дальнозоркость, моя близорукость»; иронизируя, не противопоставляет себя «людям»: «Я тоже буржуй: у меня есть холодильник, / Пятнадцать гитар, квартира, ночь и будильник», - но и постоянно находится в состоянии борьбы с ним: «но мне не до сна: изо рта - лезут ноты» [Там же, с. 171].

В стихотворении особенно ярко выписана черта, присущая, по мнению Ю.Ю. Шевчука, обществу в целом, - абсолютный приоритет личной выгоды: «вечная жажда: / Как выйти сухим из воды этой дважды?» [Там же, с. 171].

Фразеологизм выйти (выходить) сухим из воды имеет значение «остаться (оставаться) безнаказанным, уклониться (уклоняться) от заслуженного наказания» [9, с. 33] и прагматико-ассоциативно связан с поговоркой в одну реку дважды не войдешь, напоминающей человеку о том, что положен предел его возможностей. Таким образом, на основе контаминации - соединения и взаимодействия двух фразеологических единиц - возникает новое смысловое поле: современный человек не только не желает отвечать за свои поступки, но и не видит в этом необходимости, веря в свое могущество и не помня о смирении.

Тревожат поэта и соединение взаимоисключающих начал в сознании людей («многое здесь переварено в студень» [11, с. 171]); потеря духовности - каждый хочет «жить по Писанию, но веруя в “если”» [Там же,

с. 171]. Говоря об этом «если», Ю.Ю. Шевчук указывает на важнейшие проблемы: эгоизма (построенного на модели «если ты - мне, то и я -тебе»); частичного принятия Божьих заповедей; лицемерия. Можно утверждать, что последняя воспринимается Ю.Ю. Шевчуком как наиболее опасная, таящая колоссальный черный потенциал. Так, стихотворение «Ночная пьеса» (2002) проникнуто горькой иронией, вызванной осознанием того, что в стране из веры делают обряд, транслируемый по телевидению:

Ослепительных приборов надо больше, Господа,

Чтобы толще засияла Вифлеемская Звезда.

Очень важна игра слов «ослепительные» - «осветительные» (приборы). Выбирая первое, автор говорит о том, что подобное отношение к религии уводит человека в сторону, лишает способности разумно поступать, притупляет его чувства и, в прямом смысле слова, зрение'. Но ведь «светильник для тела есть око. Итак, если око твое будет чисто, то все тело твое будет светло; если же око твое будет худо, то все тело твое будет темно» (Матф. 6: 22-23).

Об «ослеплении» говорили многие, и, в первую очередь, Ф.М. Достоевский: «И он, он - тоже ослепленный и неверующий, он тоже сейчас услышит, он тоже уверует, да! да! сейчас же, теперь же», - мечталось ей (Соне - И.Б.), и она дрожала от радостного ожидания» [4, с. 349].

Поэт указывает и на упорно замалчиваемое снижение культурного уровня общества («поглупевшее время заела икота» [11, с. 172]), новыми героями которого стали Чубайс и Гарри Поттер, но они лишь «бредущие» «вслед за погибшими львами» «шакалы», противные самой природе русского человека, и недаром «северный ветер рвет» их «тени».

По мере приближения к концу стихотворения разочарованность героя в «свободе» современного общества усиливается, приобретая характер почти физического дискомфорта (при этом появляется мотив растерянности, непонимания протекающей действительности):

Есть в демократии что-то такое,

До чего неприятно касаться рукою

[Там же, с. 172].

Не забыл упомянуть поэт и о пассивности, развивающейся в обществе и воспринимаемой как «стабильность», с которой боролся еще А.П. Чехов, выразив ее сущность одним предложением: «Все это прекрасно, да как бы чего не вышло» [10, с. 539].

1 Ослепить, притупить зрение. Перен. Ввести в состояние, при котором притупилась способность разумно поступать вследствие какого-н. сильного возбуждения.

Филологические

науки

Литературоведение

Но герой, несмотря на нагнетание обстановки, не отчаивается (и это характерно для всего творчества Ю. Ю. Шевчука), он все-таки верит, что «все возвращается на круги своя» [11, с. 172].

В тему Родины, продолжая и развивая мотив свободы, вплетается тема поэта. Именно поэт-личность, по Ю.Ю. Шевчуку, - сила, старающаяся и способная сделать «этот мир» лучше. Это активная сила, помогающая «расти и выживать. <.. .> Становиться людьми, оставаясь детьми. Ибо дети живут надеждой, а люди ею выживают» [3, с. 250]. Поэт свободен и честен:

Я - пастырь, я - красный волк,

Дрессировке не поддаюсь.

Я называю плохое - дерьмом,

А хорошее - красотой

[Там же, с. 36].

Но в отличие, например, от пушкинского поэта, бегущего от мирской суеты «на берега пустынных волн, / В широкошумные дубровы» [8, с. 30], герой Шевчука активно противостоит «бессмысленному народу», «черни тупой». Противостояние это обусловлено не столько желанием «толпы» ограничить творческую свободу (для Пушкина «именно неуважение к свободе творчества стало основным критерием отношения к тем, кто воспринимает и оценивает его стихи» [7, с. 38]), сколько нежеланием людей участвовать в преобразовании мира и жизни в своей стране:

Ты - клочок мягкой ваты в ушах,

Ты - здоровый оскопленный пень.

У тебя мой крик вызывает страх,

Как и будущий Судный день.

А участь их такова:

Ничего, дружок, мы побьем тебя,

А История выкинет вон!

[11, с. 36]

Очень важны мотивы исторических судеб страны (роднящие эти стихи Ю.Ю. Шевчука с блоковским циклом «Родина»), обнажающие нити, связывающие историю с современностью, а личную судьбу лирического героя - с судьбой Родины:

Мне снилась Мама в мае,

Ночь Мамая

[Там же, с. 163].

Перед глазами лирического героя проходит эпоха от Куликовской битвы до перестройки. Это и грустные воспоминания о грандиозных свершениях и страданиях русского народа: о довоенной жизни, о Великой Отечественной войне; это и сатирические заметки, например, о «так называемой «кукурузной» кампании» [5, с. 636]: «Всю ночь не смыкали в правлении глаз: / Пришел нам приказ: «Посадить ананас!» [11, с. 31]; воспоминания о хрущевском строительстве, превращенные поэтом в острый памфлет против несвободы и пошлости:

Небо - два с половиной метра...

Девять квадратов на человека! <... >

«Нам лучше не надо»! - это считают Передовые рабочие классы

[Там же, с. 38].

При этом герой не отделяет своей судьбы от судьбы народа:

Вопрошаем отцов, но не легче от стройных речей.

Не собрать и частичный ответ из подержанных фраз.

Их тяжелая юность прошла вдалеке от вещей,

Тех, которые так переполнили доверху нас

[Там же, с. 34].

Несмотря на это в лирическом герое живет бесконечная любовь к Родине, хоть и:

Сделали начальником крика,

Свили из жил своих пряжу.

Да на морду походить стало лико,

А не заметили мы эту кражу.<... >

Доставали небо из сита,

Предлагали хлеба иконам,

Да иконы у нас давно сыты.

Но:

Мы свернули у порога дома,<... >

Где до боли все любимо, знакомо...

[Там же, с. 93].

Любовь к Родине, по Ю.Ю. Шевчуку, не зависит от каких бы то ни было условий. Она есть, она вечна и сильна. В этом отношении чувства Ю.Ю. Шевчука очень близки к блоковским: «Две любви - к единственной женщине и к единственной на земле стране, Родине - два высших божественных зова жизни, две главные человеческие необходимости», -подчеркивает Л. А. Колобаева [6, с. 65]. Поэтому в творчестве Ю.Ю. Шевчука намечаются параллели с А. А. Блоком: «Российское танго», «Родина» и «Грешить бесстыдно, непробудно»: «А Она мне нравится, / Спящая

9

Филологические

науки

Литературоведение

красавица» [11, с. 71] и «Да, и такой, моя Россия, / Ты всех краев дороже мне» [1, с. 293].

Один из важнейших в стихах о Родине - мотив пути («Дорожная», «Дороги», «Бродяга»). Это общий для героя и его страны путь. Его волнует, что же ждет в конце дороги:

Как начинали крылато мы,

Какими станем в конце?

[11, с. 40].

И опять мы находим параллели с А.А. Блоком: герои, захваченные дорогой, постоянно в движении, мчатся, - часто мимо самого дорого, -но и горюют об этом:

И опять влечет неудержимо

Вдаль из тихих мест

Путь шоссейный, пробегая мимо,

Мимо инока, прудов и звезд.

[Там же, с. 291]

и

Эх, железная дорога,

Расписные поезда.

У родимого порога Отказали тормоза

[11, с. 41].

Они верят в лучшее будущее (свое и Родины), верят, что способны вынести все, устоять и не сгинуть; верят в живую душу, которая выведет их к «родимому порогу»:

Я зажег в церквях все свечи,

Но одну, одну оставил,

Чтобы друг в осенний вечер Да по мне ее поставил,

Чтобы дальняя дорога Мне короче показалась,

Чтоб душа, вздремнув немного,

Снова к дому собиралась...

[Там же, с. 86].

Рок-плакатист Ю. Шевчук недаром стал любимцем всероссийской аудитории: он «оплатил сполна свою популярность черствым бытом изгнанника из родного города, горькими разочарованиями и мужеством вседневного творчества вопреки всему и всем» [3, с. 110].

На все придирки: «Ты воюешь не с теми!» или «Конфликты вредны системе!» - Ю. Шевчук отвечает:

11

Такая моя стихия.

Кто любит - тот и воюет, Такие мои законы.

Если бы было иначе,

То не писал бы стихи я. Если бы по-другому,

Прошел бы мимо иконы

О

[11, с. 173].

Так, пройдя через многие годы раздумий о судьбах Родины, Ю.Ю. Шевчук - поэт-трибун - пришел к выводу, что лучшей жизни можно достичь лишь тогда, когда сам человек захочет стать лучше и чище, а задача поэта - помочь ему на этом пути.

Библиографический список

1. Блок А. А. Стихотворения и поэмы: Стихи, дневники, письма, проза. М.,

2. Гераскина А. Юрий Шевчук: на 25 лет дальше от идеального мира // Новая Газета. 2005. 24.06.

3. Дидуров А.А. Четверть века в роке. М., 2005.

4. Достоевский Ф.М. Преступление и наказание: Роман в шести частях с эпилогом. М., 2004.

5. История России / Сост. С.В. Новиков. М., 1997.

6. Колобаева Л.А. Концепция личности в русской литературе рубежа XIX-XX веков. М., 1987.

7. Литература / Сост. В.Е. Красовский, А.В. Леденев. М., 1999.

8. Пушкин А.С. Собрание сочинений в шести томах. М., 1949.

9. Фразеологический словарь русского языка (2003) / Сост. А.Н. Тихонов, А.Г. Ломов, Л.А. Ломова. М., 2003.

10. Чехов А.П. Дама с собачкой: Рассказы. М., 1999.

11. Шевчук Ю.Ю., Башлачев А.Н. Поэты русского рока. СПб., 2005.

2002.