Т.Г. Гарусина

Структурно-семантические трансформации фразеологических единиц в письмах И.С. Тургенева

В статье рассматриваются структурно-семантические преобразования фразеологических единиц. Проблема раскрывается на примере текстов писем И.С. Тургенева. В зависимости от той концептуальной информации, которую стремится передать автор, происходят трансформация и актуализация значения фразеологизма. Писатель создает яркие речевые образования, которые органично вплетаются в текст письма.

Ключевые слова: И.С. Тургенев, эпистолярное наследие, фразеологические единицы, трансформация, семантика, структура, экспрессия, мировоззрение писателя.

Фразеологические единицы (далее - ФЕ) писем И.С. Тургенева тесно сплетаются с тканью повествования, проникают в нее, подчиняясь целе-установкам и содержанию эпистолярного текста: Вся моя жизнь как на ладони, и скрывать мне нечего [П.В. Анненкову, 7 (19) января 1863]. ФЕ как на ладони характеризует жизнь писателя как «предельно открытую, ясную, доступную для понимания» окружающих: Ты должна извинить меня за то, что я так резко высказал тебе правду в глаза, - но ты не можешь сомневаться в том чувстве, которое заставило меня так поступить [Полине Брюэр, 27 марта (8апреля) 1868] и др.

В приведенных выше примерах фразеологизмы используются художником слова без преобразований. Но в зависимости от той концептуальной информации, которую стремится передать автор, происходят трансформация и актуализация значения фразеологизма. Писатель подчиняет экспрессивно-образную единицу языка, преобразуя ее для отражения фрагментов картины мира.

Структурно-семантические трансформации ФЕ, являясь активными процессами в речи, вызывают научный интерес. Такие преобразования осуществляются в разных направлениях, с различной степенью сложности. При трансформациях в письменной и устной речи изменению подвергается компонентный состав ФЕ посредством следующих приемов: вариантности, расширения, сужения, замены, перестановки и объединения компонентов, изменения в расположении компонентов, изменения грамматической и семантической структуры ФЕ и т.п. При этом проис-

Филологические

науки

Лингвистика

ходит количественное и качественное преобразование внешнего плана, влекущее за собой преобразование внутреннего содержания: семантики и образности. Остановимся лишь на некоторых приемах преобразования фразеологических единиц в письмах И.С. Тургенева.

Лексическая замена компонента. «Среди всех изменений, которым подвергаются фразеологические единицы, самым заметным, более других бросающимся в глаза, является замена одного или нескольких компонентов. <...> Смысл большинства этих преобразований в том, чтобы они были замечены и восприняты на фоне обычной исходной формы как стилистическое обыгрывание, вносящее новый оттенок, конкретную черту в знакомое словосочетание» [2, с. 310, 319]. Изменение компонентного состава фразеологизма может быть различным: замена компонента ФЕ словом или словосочетанием, синонимичным, но отличающимся оттенком, замена контекстуальным синонимом, замена словом, не являющимся синонимом: Как Ворошилов в «Дыме» бросает пыль в глаза тем, что цитирует последние слова науки ...так и Толстой поражает читателя носком сапога Александра, смехом Сперанского, заставляя думать, что он все об этом знает, коли даже до этих мелочей дошел... [П.В. Анненкову, 14 (26) февраля 1868]. Ср.: ФЕ пускать пыль в глаза в значении «создавать ложное впечатление о себе у кого-либо, представляя себя, свое положение и т.п. лучше, чем есть на самом деле». Стасов как обухом по голове съездил бедного Репина: он ходил здесь, как ошеломленный. Вот чисто медвежья услуга [Я.П. Полонскому, 9 (21) марта 1875]. Ср.: ФЕ ударить как [будто, словно, точно] обухом по голове. Все здесь находящиеся русские примут Вас с ответными объятиями [А.Ф. Писемскому, 9 (21) марта 1875]. Ср.: ФЕ с распростертыми объятиями - «приветливо, радушно (принимать, встречать и т.п. кого-либо)». «Выборгский пустынник» мне самому колом стал в горле [П.В. Анненкову, 25 марта (6 апреля) 1866]. Ср.: ФЕ ком (клубок, комок) в горле [стоит, застрял и т.п.] имеет значение - «о чувстве судорожного, болезненного стеснения в горле при сильном волнении». Радуюсь также тому, что ты, по слухам, остаешься верен твоей старой любви к литературе, на которую теперь последний «Феофил» поднимает ногу [М.Н. Лонгинову, 26 июня (8 июля) 1870]. Ср.: ФЕ поднимать (поднять) руку имеет значение «вступать в борьбу с кем-либо или с чем-либо, осуждать, порицать кого-либо, что-либо». Предоставьте Толстому открывать, как говаривал В.П. Боткин, Средиземное море [А.А. Фету, 21 декабря 1869 (2 января 1860]. ФЕ открывать Америку (Америки) с пометой «ирон.» - «говорить, объявлять о том, что всем и давно известно». Теперь уже нельзя... в грязь садиться: это позволительно только до 30 лет. Сидел бы в своей комнате, у Вебера, а то здесь

живого лица не увидишь [П.В. Анненкову, 23 октября (4 ноября) 1859]. Ср.: ФЕ садиться в лужу [в калошу (галошу)] в значении «ставить себя в неловкое, глупое, смешное положение». А знаете ли Вы, что Вы очень хорошо пишете по-русски? Не робейте только и решайтесь бить грамматику и синтаксис по носу - выйдет очень хорошо [Е.Е. Ламберт, 16 (28) февраля 1860]. Ср.: ФЕ нос к носу /нос в нос имеет значение «вплотную, близко, один к другому, один против другого».

Лексическая замена одного из компонентов ФЕ в вышеуказанных примерах создает различные стилистические эффекты, ярко и образно передавая авторскую мысль. Тургенев воздействует на адресата, выражая свое эмоциональное состояние по поводу происходящего (примем Вас с ответными объятиями, сиди нос с носом, мне самому колом стал в горле), усиливая действие (в грязь садиться, бросает пыль в глаза, как обухом по голове съездил), пытаясь изменить взгляды адресата (решайтесь бить грамматику и синтаксис по носу). Тон писем, их содержание и выбор фразеологизмов определяются, как мы видим, целевой установкой автора, характером отношений с адресатом, изложением фактов действительности и т. п.

Сокращение компонентного состава. В письмах представлен разговорный синтаксис, одной из особенностей которого является наличие в тексте разнообразных незаконченных конструкций с опущенными элементами. Это объясняется тем, что многие письма Тургенева написаны в манере живого, непринужденного повествования, передающего особенности разговорной речи. В составе ФЕ сохраняются наиболее важные в информативном плане элементы: Статья Писарева в «Русском слове» мне показалась замечательная. Эта повесть попала в настоящий момент нашей жизни, словно масло на огонь [П.В. Анненкову, 8 (20) июня 1862]. Ср.: ФЕ подливать масло в огонь, подлить масла в огонь имеет значение «разжигать, повышать интерес, внимание к кому-либо или к чему-либо». Тургенев производит замену предлога с целью усиления значения фразеологизма. Скажу Вам без обиняков, что Вы принадлежите к числу людей, которые с первого взгляда мало нравятся . Мне кажется, что мы во многих вопросах с разных точек смотрим на вещи... [А.В. Дружинину, 20 августа (1 сентября) 1855]. ФЕ точка зрения имеет значение «определенный взгляд на те или иные явления, определенное понимание их».

Одним из первых исследователей фразеологического эллипсиса был Ш. Балли, который писал: «Когда эллипсис не ощущается говорящим, то есть когда сознание говорящего не стремится восстановить недостающее слово (или недостающие слова), эллипсис является показателем

Филологические

науки

Лингвистика

того, «что элементы сочетания уже не воспринимаются по отдельности» [1, с. 107].

В исследуемых тургеневских эпистолярных текстах обнаружены следующие типы эллипсиса. 1. эллипсис-сокращение: Приношу повинную голову и отвечаю... Портрет Л.Н. Толстого выйдет у Вас наверное хорошо. Талант из ряда вон... [А.С. Суворину, 14 марта 1875]. ФЕ из ряда вон выходящий имеет значение «выдающийся, необычный». Впрочем, говорят, что это опять проходит, и мы по-прежнему - на старых бобах [Я.П. Полонскому, 9 (21) декабря 1876]. Ср.: ФЕ оставить [остаться] на бобах имеет значение «оставлять (остаться и т.д.) без того, на что рассчитывал, надеялся кто-либо, чего добивался, без самого необходимого». Экспликант-прилагательное старых выполняет характеризующую функцию и передает конкретику ситуации, указывая на ее неизменяемость и отсутствие прогресса. Этот тип имплицитности характерен для писем к родным и друзьям.

2. Эллипсис-конверсия. Конверсия придает тексту динамичность и усиливает выразительность авторской мысли: Что бы Вы там не говорили о том, что Вы подурнели в последнее время - если б поименованные барыни - и Вы с ними - предстали мне как древние богини пастуху Парису на горе Идее - я бы не затруднился, кому отдать яблоко [Ю.П. Вревской, 1 (13) марта 1877]. ФЕ яблоко раздора имеет значение «то, что вызывает ссору, раздор; предмет раздора» и восходит к древнегреческому мифу о яблоке с надписью «Прекраснейшей», которое подбросила богиня раздора Эрида другим богиням, желая их поссорить. От Ваших писем всегда так и веет мне нашим родным Орлом и Мценском - а это мне здесь на чужбине - как манна [А. А. Фету, В.П. Боткину, И.П. Борисову, 26 июня (8 июля) 1863]. ФЕ манна небесная употребляется в значении «что-либо желанное, крайне необходимое, редкое». Фразеологизм содержит метафору, которая уподобляет хорошее событие манне небесной -спасительной пище, чудесным образом полученной с неба в момент отчаяния и потери веры в чудесное. Вот тебе... 3 первых N «Московского вестника» - прочти их поскорее и помести в записках нового поэта, расхваливши в прах [И.И. Папаеву, 4 (16) марта 1859]. ФЕ в пух и прах имеет значение «совершенно, окончательно, полностью, совсем (разбить)». Тургенев использует необычную сочетаемость деепричастия расхваливши и усеченной ФЕ в прах.

3. Эллипсис-сжатие. Этот вид имплицирования представляет собой усечение менее ценных в информативном отношении компонентов устойчивой единицы. Структурная неполнота ФЕ легко восполняется стационарностью. Сей г-н Векслер есть именно то, что на возвышенном языке

называется «банным листом» [В.А. Сологубу, 28 сентября (10 октября)

1875]. ФЕ как (будто, точно, словно) банный лист пристал употребляется в значении «неотвязно, назойливо, надоедливо». Дела происходят у вас в Петербурге - нечего сказать! Отсюда это кажется какой-то кашей, которая пучится, кипит. Все это крутится перед глазами, как лица макабрской пляски [П.В. Анненкову, 25 марта (6 апреля) 1862]. ФЕ каша в голове употребляется в значении «полная неясность, путаница»; каша заварилась - «затевается хлопотное, сложное, неприятное дело». В данном примере прослеживается сема «интенсивность». Хотел было все лето провести в деревне - были дела разного рода - все это в воду (Ср.: <и> концы в воду, как в воду канул) [Е.Я. Колбасину (27 мая (8 июня) 1882]. Использование эллипсиса усиливает эмоциональное влияние на адресата, служит иллокутивным установкам писем, что наилучшим образом способствует письменному речевому общению.

Внутренняя синтаксическая трансформация происходит при изменении писателем порядка расположения компонентов ФЕ. Изменение в расположении компонентов связано с их дистантным размещением или синтаксической инверсией. Этот прием автор использует для смыслового выделения компонентов: Расход равняется почти приходу - и, можно сказать, что овчинка не стоит выделки [Н.А. Кишинскому, 1 (13) декабря 1875]; Я Вам могу слово дать, что все останется в тайне [И.П. Борисову, 1 (13) декабря 1867]; Пурсоньяк - своей силой, веселостью, свежестью и грацией - просто положила меня ничком. Оно бы ничего - откуда взять Молиеров - да перо потом как-то из рук валится и совестно продолжать свой стрекозиный писк... [П.В. Анненкову, 14, 18 (26, 30) сентября 1852].

Изменение грамматического плана ФЕ. Для того чтобы внести оттенок интенсивности, Тургенев изменяет частеречную принадлежность компонентов фразеологизма: Положение Ваше, как вообще всех молодых русских (разумеется, я не говорю о служащих и бьющих баклуши), очень тяжело... [А.Ф. Онегину, 22 июня (4 июля) 1873]. ФЕ бить баклуши значит «праздно проводить время, бездельничать» [6, с. 36]. Писатель использует прием перехода утвердительных форм в отрицательные и наоборот: До сих пор я не свил себе хотя бы временного гнезда - но теперь я поселился на квартере [С.Т. Аксакову, 1 (13) ноября 1856]. Ср.: ФЕ свить гнездо имеет значение «устроить уютное жилище, завести семью». Я прилежно разглядывал лорнет друга Виардо и нашел его, сколь это только возможно, некрасивым... и пусть Виардо твердо знает, что разумом он ничуть не тронулся... Ср.: ФЕ тронуться [повредиться] умом [рассудком, мозгами] в значении «стать психически ненормальным,

Филологические

науки

Лингвистика

душевнобольным, слегка помешаться». У самого меня работа подвигается хоть и не по-прежнему, не черепашьим ходом - но и не вскачь: авось к осени поспеет [Я.П. Полонскому, 14(26) февраля 1876] Ср.: ФЕ черепашьим ходом.

Распространение компонентного состава ФЕ характерно для всех типов идиом: и фразеологических сращений, и фразеологических единств с целью конкретизации их контекстуального значения. Лексический состав ФЕ полностью сохраняется, но Тургенев вводит в него дополнительные слова. Прием расширения состава ФЕ за счет введения местоимений и прилагательных способствует более яркому и живому высказыванию: Погода прекрасная - но Карлсбад, кажется, самая скучная дыра на всем земном шаре! Что ж, приходится проглотить и эту пилюлю! [Людвигу Пичу, 10 (22) июня 1873]; У меня новый приступ подагры -и на этот раз в обеих ногах; приковал меня к постели на две недели -и до сих пор не отпустил. Сказать вам, что все это заставляет меня видеть жизнь в розовом или небесно-голубом свете [Гюставу Флоберу, 30 июня (12 июля) 1874]; Крепко, крепко жму Вам руку - и ожидаю, но уже более с литературной точки зрения, описание подробностей сделки [И.П. Борисову, 27 февраля (10 марта)1868]; Я со вчерашнего дня попал в литературный свой хомут - и должен работать [М.Н. и В.Н. Толстым, 4(16)декабря] и т.п. «Контекстуальное расширение ФЕ вызвано стремлением автора изменить или обогатить ее экспрессивно-стилистически или семантически» [3, с. 146].

В некоторых примерах писатель использует одновременно приемы расширения и замены: А что делает Ваша литературная деятельность, не хочу и думать, чтобы Вы положили свое золотое перо на полку [А.И. Гончарову, 11 (23) ноября 1856]. ФЕ класть/положить зубы на полку имеет значение «испытывать нужду, ограничивать себя в самом необходимом; голодать». Тургенев, указывая на талант Гончарова, производит замену компонента и расширение ФЕ с целью непринятия творческой пассивности в литературной деятельности. Моя злодейка подагра отступает наподобие парфян, не прекращая метать в меня стрелы [Полине Брюэр, 29 июля (10 августа) 1868]. ФЕ метать искры имеет значение «злобно, сердито смотреть». Мой отрывок о Плетневе. я писал его вяло и неохотно. Я полагал этим убить двух мух разом, а кажется, убил только время [П.В. Анненкову, 24 октября (5 ноября) 1869]. ФЕ убить двух зайцев имеет значение «одновременно выполнить два дела; добиться осуществления двух целей».

Ассоциативные связи между компонентами ФЕ с их прототипами сохраняются, а слова-распространители вводятся в границы фразеоло-

гизмов для того, чтобы актуализировать внутреннюю форму или чтобы подчеркнуть степень проявления свойства, придать усилительный оттенок. Но была не была - я еду в Цюрих, полагаясь на российское авось [П.Л. Лаврову, 20 мая (1 июня) 1873]. ФЕ на авось используется в значении «в расчете на счастливую случайность, на счастливый исход, на удачу. Надеяться на авось». Когда-то сам подливал своего доморощенного масла в эту неуклюжую машину, называемую русской литературой [А.И. Гончарову, 18 (20) марта 1857]. Ср.: ФЕ подливать масла в огонь означает «обострить и без того напряженную ситуацию».

Контаминация как прием направлена на создание сложной, семантически емкой единицы, поскольку объединение фразеологизмов, имеющих разные образные основы, приводит к совмещению фразеологических образов. Ну, а теперь довольно. Было...(или не было!) да сплыло -и быльем поросло [М.Г. Савиновой, 19 (31) мая 1880]; Ну, а теперь скажу два слова об «Отцах и детях», так как Вы об них говорили... мне и не хотелось бы исчезнуть с лица земли, не кончив моего большого романа... [М.Е. Салтыкову, 3 (15) января 1876]. Стереть с лица земли имеет значение «жестоко расправиться с кем-либо, совсем погубить кого-либо». Исчезать из глаз (из вида) - исчезнуть - в значении «переставать быть видимым». Это не очень захватывающее чтение, но книга чрезвычайно значительная, и ее полное фиаско во Франции характерно. Французы не любят глотать таких горьких пилюль [Юлиану Шмидту, 15 (27) января

1876]. ФЕ горькая пилюля имеет значение «что-либо неприятное, обидное, оскорбительное для кого-либо». ФЕ проглотить пилюлю употребляется в значении «молча снести обиду, оскорбление, выслушать что-либо неприятное». Работать все не могу. Стасюлевича видел, вилял хвостом, обещал с три короба - а, кажется ничего не выйдет... Посмотрим, что принесет зима [П.В. Анненкову, 9(21) октября 1873]. ФЕ вилять хвостом имеет просторечное значение «прибегая к хитрости, уловкам, увиливать от чего-либо». ФЕ с три короба значит «очень много (наговорить, пообещать, наврать и т.п.)». В данном примере представлена контаминация на основе бессоюзной связи ФЕ.

Используя прием контаминации фразеологизмов, Тургенев создает яркие речевые образования, сохраняя или видоизменяя семантику используемых единиц, расширяя и обогащая смысловую структуру высказывания теми художественными приращениями смысла, которые развиваются и органично вплетаются в текст письма.

В эпистолярных текстах И. С. Тургенева обращает на себя внимание синтаксическое нанизывание конструкций: Я повесил нос и руки опустил [А.В. Дружинину, 13 (25) января 1857]; Здешняя цензура глупа до

Филологические

науки

Лингвистика

невероятности. - Впрочем, бог с ними и бог с ней совсем - моя дорога, кажется, пошла прочь от всего этого [И. С. Аксакову, 31 декабря 1851 (12 января 1852). ФЕ бог [Христос] с тобой [с ними, с ней, с вами, с нами] имеет значения «пусть будет так, ну да ладно, выражение согласия, примирения, прощения, уступки и т.п.». Узнай я сегодня, что молодые люди, которые вдруг вздумали озолотить меня другим образом, - я и ухом не поведу и палец о палец не ударю... [Я.П. Полонскому, 19(31) мая 1869]. В подобных примерах компоненты сочинительного ряда уравниваются в единый блок типом сочинительной связи.

И.С. Тургенев в отдельных письмах использует прием трансформации пословиц и поговорок при их включении в контекст, что снимает стан-дартизированность языковых средств, придавая текстам необычность и новизну: Перемелется - мука будет; а не окажется муки - шелухе туда и дорога [М.В. Авдееву, 13 (25) января 1870]; Впрочем, я полагаю, что и легкий гром со стороны губернатора достаточен, чтобы заставить перекреститься не только волость, но и уезд [М.Н. Лон-гинову, 26 июня (8 июля) 1870]; Неисповедимы судьбы нашей.почты [И.П. Борисову, 3, 22 декабря 1862 / 15 декабря 1982, 3 января 1863]; Бог знает, увижу ли я его и Вас в нынешнем году. Сомневаюсь. Но Вам надобно сделать, как Магомет сделал с горой: она не пошла - он пошел [И.П. Борисову, 5(17)июня 1864].

Таким образом, в письмах И. С. Тургенев подчиняет своим интенциям фразеологические единицы, трансформирует их различными способами, тонко и образно выражает свои мысли, тем самым создавая особый настрой, отражающий его нравственную ауру и мировоззрение.

Библиографический список

1. Балли Ш. Французская стилистика. М., 1961.

2. Дубинский И.В. Природа фразеологических сочетаний и возможность замены их компонентов // Уч. зап. Азербайдж. пединститута. Баку, 1961. Вып. IX. С. 309-336.

3. Ковалева Н.А. Авторское фразообразование и коммуникативная стратегия текста в письмах А.П. Чехова. Астрахань, 2000.