О. А. Радзивилова

Структура организации сценического акта

При анализе с позиций контекста такого более объемного отрезка драматургического текста, каким является контекст целой сцены, можно наблюдать несколько иные закономерности. Контекст сцены представляет собой единство по меньшей мере двух контекстов, объединяющих соответственно не одну мик-ротематическую речевую ситуацию, а две и более. Поэтому есть все основания заключить, что, во-первых, перед зрителем в рамках действия сцены разворачивается не микротематическая, а тематическая речевая ситуация; во-вторых, ее контекст обязательно однонаправлен, так как мизансцены связаны единым

логическим стержнем, который, нанизывая на себя все составляющие их семантические оси с вариативными остатками, психологически представляет действие в сюжетной плоскости, общей для всех мизансцен, составляющих сцену. Ключевые слова: контекст, речевая ситуация, семантическая ось.

Контекст такой расширенной речевой ситуации, какой является речевая ситуация тематического плана, состоящая из нескольких мизансцен, может быть не столь прямолинейным, как речевой ситуации микротема-тического плана. Но в любом случае он всегда однонаправлен, так как на своем логическом стержне объединяет семантические оси, которые однозначно идеологизированы в своих смысловых значениях.

Следовательно, однонаправленный контекст в отличие от однозначного - это контекст тематической речевой ситуации, однонаправлено представляющей и передающей на поверхностном уровне те события, которые были закодированы глубоко в смысловом ядре.

В статье мы исходим из того, что в процессе декодирования авторского ракурса при создании комедии на поверхностном уровне происходит значительное раздвижение рамок речевой ситуации путем сценической вербализации не одного, а нескольких логических стержней. При такого рода объединении создается акт как максимально объемная единица сценической речи. Подчеркивается факт ее максимальной объемности, но последняя не означает полной завершенности, поскольку такая характеристика присуща только всему драматургическому произведению как абсолютно завершенному сценическому целому. Семантически акт объединяется по принципу центрального звена, которое представляет собой цепь составляющих его логических стержней. Так, первый акт комедии «Двенадцатая ночь, Или что угодно» объединяет пять логических стержней, каждый из которых обременен своим смысловым содержанием.

Если мы посмотрим на смысловую структуру сценического акта, то в своем схематичном выражении она состоит из того количества логических стержней, которые на глубинном уровне формируют центральное звено, поскольку оно является следующей и наиболее объемной в смысловом отношении частью авторского ракурса.

Таким образом, авторский ракурс как относительно прямолинейная форма представления сюжета на глубинном уровне идет от семантической оси к логическому стержню и через него к центральному звену как предпоследней кодирующей величине, после которой наступает полное завершение сюжета пьесы в ее мировоззренческой и психологосоциологической интерпретации. При этом содержательная структура

Филологические

науки

Лингвистика

акта на глубинном уровне строится как единство логических стержней, составляющих центральное звено. На поверхностном уровне каждое смысловое ядро дешифруется в такой драматургической структуре речи, как сцена, представляющая собой единство закодированного логического стержня и декодирующей его периферии. При анализе речевых ситуаций мы будем исходить из следующего: контекстуально пояснительный фон, с одной стороны, многомерно соотносится с инвариантами, так как на глубинном уровне он синтезирует, как правило, несколько семантических осей. Поэтому его многомерность в отношении к объединяемым инвариантам очевидна. Однако, с другой стороны, такой контекстуально пояснительный фон одномерен по отношению к смысловом ядру, так как определяет его в одном смысловом измерении, давая этому ядру лишь одну оценку и выступая на поверхностном уровне тем разъясняющим детализатором, который позволяет зрителю идентифицировать оценку речевой ситуации в том ракурсе, который должен совпадать с авторским ракурсом. Одномерность соотношения «контекстуально-пояснительный фон - смысловое ядро», во-первых, позволяет детализировать смысловое ядро через оценку на поверхностном уровне, которая должна совпадать с глубинным уровнем, во-вторых, эта одномерность отношений допускает переход определенной части вариативного остатка в контекстуально-пояснительный фон, то есть последний как бы впитывает в себя некоторую значащую для дальнейшего развития сюжета часть вариативного остатка с тем, чтобы повторить его несколько позже.

Итак, на поверхностном уровне каждое из смысловых ядер с примыкающим к нему контекстуально-пояснительным фоном передается через такую драматургическую единицу речи, какой выступает сцена.

Но сами сцены, как показывает фактический материал, группируются в акты не хаотично, а через объединяющее их центральное звено, представленное на глубинном уровне в своем кодовом виде как часть авторского ракурса. Поэтому мы говорим, что семантически центральное звено объединяет определенную довольно объемную часть сюжета, равную теме. Если мизансцена передает ту часть сюжета, которая в авторском ракурсе является минимальной, а потом, на поверхностном уровне, воспроизводится как микротематическая его часть, то сцена воспроизводит более объемную часть сюжета, которая в авторском ракурсе синтезирует несколько смысловых моментов и на поверхностном уровне представлена в виде тематической части. Что же касается акта, то он воплощает наиболее объемную (хоть и не законченную полностью) часть синтеза, которая в авторском ракурсе представлена объединением ряда мотивов, до этого разбросанных и разобщенных смысловых направлений, которые

на поверхностном уровне оказываются выраженными через макротема-тическую часть сюжета.

На этом основании можно ответить на вопрос, в чем же заключается сущность построения комедийного текста в его отличии от построения текста трагедийного? Оба они принадлежат к драматургическому жанру речи, но текст трагедии предполагает сущностное, то есть качественное изменение логического стержня, формирующего смысловое ядро и определяющего его смысловую трансформацию по ходу развития сюжета. Исходные семантические оси, будучи объединенными в логическом стержне, перечеркиваются и предстают перед зрителем в другом как бы детективно раскрываемом облике.

Этим, на наш взгляд, объясняется, с одной стороны, несоответствие исходного инварианта и смыслового ядра; с другой, смысловое ядро центрального звена в трагедии.

Кроме того, смысловой узел в трагедии всегда четко декодирован и часто связан с именем главного действующего лица, повторенного в названии. Сравните, например, «Макбета», «Ромео и Джульетту», «Гамлета», «Отелло» и т.д. Этим объясняется приводимый нами выше факт возможного введения и пролога, и эпилога в трагедии.

В комедии имеет место принципиально иная схема организации драматургического текста.

Семантические оси, нанизываемые на логический стержень логического ядра, не утрачивают своего исходного смысла, а только усиливают его завершающей успешной развязкой. Смысловое ядро не меняет своего качества, но имеет тенденцию к постепенному содержательному расширению своих границ. Таким образом, в комедии качественная сторона смыслового ядра на поверхностном уровне расширяется объемно и количественно, но, по своей сути, не меняется, переходя в центральное звено. Более того, качественное единообразие какого-то одного определенного смыслового ядра позволяет ему оказаться исчерпанным не в конце, а в ходе развития сюжета (как, например, демонстрация чувств герцога). Поэтому смысловой узел в тексте комедии не носит такого четко выраженного характера, какой присущ ему в тексте трагедии.

Библиографический список

1. Невижина З.В. Структурно-семантическая организация сверхфразовых единств в современном английском языке: Автореф. дис. ... канд. филол. наук. Киев, 1971.

2. Нелюбин Л.Л. Лингвостилистика современного английского языка. М., 1990.

Филологические

науки

3. Николаева Т.М. Гришины языка и теория текста II Исследования но структуре текста: Сб. науч. тр. М.. 1987. С. 27-57.

4. Николаева Т.М. Лингвистика текста. Современное состояние и перснекти вы //11овое в зарубежной лингвистке. Вин. 8. М.. 1978. С. 5-39.

11овомирова В. Кто придумал Шекспира. Киев, 2003.

Иоздрина Л.А. Композиция и грамма гические средства связности худо жественного текста: Авгореф. дис. ... канд. филол. на\к. М.. 1980.