© Н.А. Акименко, 2006

НАУЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ

СПЕЦИФИКА ЗАГОЛОВКОВ АНГЛОЯЗЫЧНЫХ ИСТОРИЧЕСКИХ АНЕКДОТОВ

Н.А. Акименко

Актуальность анализа заголовочных комплексов в рамках изучения английского фольклора проистекает из необходимости когнитивной идентификации того или иного фольклорного жанра, определения жанровой обусловленности фольклорного текста и его заголовка, выявления закономерностей эволюции языка и мышления личности на разных этапах ее становления и развития.

Проблемы заголовка уже освещались нами в предыдущих работах, где в ракурсе нашего исследования находились английские волшебные, бытовые сказки и более ранние жанровые разновидности Ч В данной статье анализ дополнен выводами о специфике заголовков традиционных анекдотов из каталога Аарне-Томпсона 2, близких по своим жанрово-функциональным особенностям английским бытовым сказкам.

Близость бытовых сказок к анекдотам, называемых в западной фольклористической науке анекдотическими сказками, объясняется предельной приближенностью этих типов устных текстов к реальной действительности по сравнению с более ранними сказочными жанрами. Цель бытовой сказки заключается в изменении социальных и нравственных устоев общества, выдвижении новых общественных идеалов. Критика социального устройства осуществляется иносказательно, поэтому основными персонажами являются глупцы, действия которых высмеиваются.

Анекдот - это фольклорный жанр, который принадлежит к устному виду словесности и строится по законам жанра фольклорных текстов. Цель анекдота - создание комической ситуации, то есть ситуации, предназначенной для веселья 3. Это один из жанров юмористического дискурса, куда плавно «соскальзывает» сказочный дискурс. Тематика и соответственно лексика жанра меняется от анекдота к анекдоту. Основные темы традиционных исторических анекдотов - взаимоотношения в семье, между супругами и детьми, разногласия между религиозными течениями христианского толка, проблемы церкви и общества, борьба между дьяволом и пасторами за людские души, этнические различия, анекдоты о животных, наделенных человеческими добродетелями и пороками. Тексты такой различной тематики и временной отнесенности объединяет коммуникативное намерение участников общения уйти от серьезного разговора4.

Термин «исторический анекдот» употребляется нами для разграничения современных анекдотов и анекдотов, вошедших в классический каталог фольклористов Аарне-Томпсона. Историчность анализируемых анекдотов наглядна, исходя из названий («Mark Twain in the Fens», «A Cure for a Witch»), происхождения сюжетов, путей и способов их миграции по странам и континентам. Одним из примеров исторического анекдота служит текст «The First Banana», имеющий также американские версии. Он относится к периоду Вто-

рой мировой войны, когда бананы были недоступным и неведомым лакомством для детей в Англии: «Two little sisters were making a train journey alone, and opposite them was a soldier just come back from overseas... “Like a banana?” - he said. ...The little girls looked at the bananas doubtfully, and then the eldest peeled hers and began to eat it. Just then the train went into the tunnel. The elder sister said to the younger, “Have you begun to eat your banana yet?” “No,” - said the younger. “Well, don’t, because it makes you go blind”».

Близость бытовых сказок и анекдотов прослеживается не только по целям, тематике, но и по текстовым особенностям и структуре заголовков, в которых, так же как и в бытовых и волшебных сказках, предпочтительными являются словосочетания, обладающие большей информативностью по сравнению со словом и краткостью по сравнению с предложением. Наиболее частотными являются ядерные подчинительные словосочетания с центром в постпозиции (45 %) и ядерные подчинительные словосочетания с центром в препозиции (30 %): The Pious Lion, The Horse who played Cricket. 92 % заголовков анекдотов представляют прямой способ наименования по главным персонажам с конно-тативной характеристикой (16 %) или без нее (34 %): The Farmer and his Wife and the Mirror, The Man that stole the Parson’s Sheep.

Косвенный способ наименования заголовков составляет 8 % от общего числа анекдотов. Он представлен тремя типами заголовков. Первый тип заголовка представляет ироническое переосмысление на выходе дискурса (4 %). В анекдоте «The Farmer and the ‘Parson’» уже в заглавии обозначение одного из главных персонажей оформляется в кавычки, что вполне предсказуемо для жанра анекдотов, где тема насмешливо-пренебрежительного отношения к различным религиозным течениям и клирикам одна из наиболее частотных. Суть повествования заключается в том, что напившийся в стельку фермер на четвереньках ползет по узкой дорожке домой. Впереди по пути следования движется бледноватое пятнышко. Как полагает фермер, это «spunky, will-o’-the-wisp». «Блуждающим огоньком» оказывается пьяный пастор, ползущий на четвереньках впереди. Содержательный потенциал концепта заголовка раскры-

вается за счет использования в конце дискурса поясняющего каламбура, в котором фразы воспринимаются в буквальном смысле (свободное сочетание слов) и в переносном, фигуральном смысле (устойчивое сочетание слов).

«Why do you call it a ‘parson’?» - I asked.

«It do point the right way to go, but it don’t go there itself».

В тексте «The Three Obedient Husbands», в отличие от анекдота «The Farmer and the ‘Parson’», заголовок не декодируется в начале как ироническое переосмысление. Трое мужчин, засидевшись допоздна в пивной, решили узнать, кто из них самый послушный: «which yan o’ us doesn’t do as t’wife tells us ta-neet when we ga yam es to pay for drinks round ta-morn t’neet». Придя домой, мужья встречают брань своих жен, употребляющих ряд высказываний в переносном смысле. В целях эмфазы, для усиления эмоционального эффекта, используется гипербола. Во избежание коммуникативных неудач в общении с супругами мужьям следовало бы, учитывая антиципации жен, молча выслушивать брань. Тактика мужей прямо противоположна -исполнение действий, указанных женами, что делает это общение непродуктивным. Лишь третий муж, не желая утопиться по собственной воле, ослушался жену, и тем самым проиграл пари: «...t’first chap started off and he said, “I gat yam an’ she started playing pop-weasel (=grow angry and scold). So I thowt, if she could mek such a row I could ‘elp it on, so I started. An’ then she said, ‘Aye, that’s it. Ga an’ waken aw t’street up.” So I did dew. T’second fellow said, “...I gat into t’house; I allus hev a drink o’ milk afoor I ga to bed, an’ as I was fillin’ mi pot a lile drop spilt o’ t’floor. An’ she said, ‘ Aye, throw it all ower t’flooer” So up wi’ t’jug an’ I did dew. ...T’third fella, scrattin’ his head, said, “...I gat into t’house and she met me at t’dooer wi’ t’poker. And just as I gat sat down she let go wi’ it, an’ just grazed me heead. And t’usual thing, she started playing shell (=grew angry and scold); shoutin’ she did was turble. An’ I was as bad. An’ then she said, ‘Oh! Ga an’ drown yersel.’” And he said, “Eh! I hadn’t the heart to dew it”».

Второй тип переносного наименования -заголовок, построенный на зевгме, то есть намеренном использовании адресантом несовместимого сочетания элементов высказывания в коммуникативной ситуации дис-

98

Н.А. Акименко. Специфика заголовков англоязычных исторических анекдотов

курса для достижения полисемантического эффекта: Take a Pinch of Salt with it. Стилистический прием зевгмы осложнен употреблением параллелизма с повторяющейся темой и вводящейся новой ремой дискурса. «There were a varm lad, and ‘e went out on a job, and someone met ‘e down to Langport town, and said to ‘im, “Tom, what be doing ‘ere?

I thought ‘ee ‘ad a job down over.” “Ah,” ‘e said, “I did, but first one o’ they sheep died, and us put un down to zalt, and us lived on that; then old cow died, and us put un down to zalt, and us lived on that. And last week, the Missus died, so I comed on ‘ome”».

Третий тип заголовка представляет метафорический перифраз. Например, структура дискурса «The Two Elephants», имеющая кольцевой характер, создана семантическим способом. Комический эффект в конце, мысленно возвращающий слушателей к началу дискурса, основан на перифразе: описательном выражении начала и конца истории через введение двух персонажей-слонов, сидящих лицом к лицу и спиной к путешественнику: «An explorer was going through the jungle. He had gone a very long way along a narrow track when he saw an elephant. It was sitting quite facing him, with its front feet together, very upright and quite quiet. He went by it cautiously, but it never stirred. He went on for miles and miles and miles then he came to another elephant with its back to him this time, but in the very same attitude as the first one. He was so surprised that he said aloud, “Whatever are you two doing?”»

«Hush», - said the elephant, «don’t disturb us, we’re playing at the being bookends».

Таким образом, как показывает языковой анализ анекдотов, в заголовках бытовых сказок развита система кратких, выразительных наименований, указывающих на атрибуты главных персонажей анекдотов, их действия, коммуникативную ситуацию в дискурсе. При использовании переносного способа в заголовке употребляются каламбур, ирония, гипербола, зевгма, параллелизм, метафорический перифраз для неожиданного перехода к шутливому обобщению.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 См.: Акименко Н.А. Сгрукгурно-синтаксичес-кие особенности сказочного дискурса (на примере английских кумулятивных сказок) II Гегярлт («Просвещение»). Элиста, 2004. № 1-2. С. 99-110; Специфика заголовков в английских волшебных сказках

II Гегярлт («Просвещение»). Элиста, 2005. № 1-2. С. 157-165; Специфика заголовков в английских бытовых сказках II Этнокультурная концептология [Текст]: сб. науч. тр. I Калм. гос. ун-т. Вып. 1. Элиста: Изд-во Калм. ун-та, 2006. С. 269-274.

2 Thompson S., Aarne A. The types of the folktale. A classification and bibliography, Anntti Aarne’s Verzeichnis der Marchentypen (FF Communications № 3). Translated and enlarged by S.Thompson. Helsinki, 1928. 427 p.

3 Карасик В.И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. Волгоград: Перемена, 2002. C. 371.

4 Там же. С. 370.