УДК 821.161.1

М. Р. Напцок

СЛОВОТВОРЧЕСТВО КАК УНИКАЛЬНЫЙ КОМПОНЕНТ ДИСКУРСА В. НАБОКОВА

Аннотация. Статья посвящена анализу словотворчества, представленного в русскоязычном дискурсе В. Набокова, на примере субстантивных окказионализмов, образованных путем сложения и суффиксально-сложным способом. При этом выделяются и анализируются основные группы сложных и суффиксально-сложных существительных, принадлежащих В. Набокову. Словотворчество характеризуется как важнейший языковой прием, участвующий в формировании уникального дискурса В. Набокова.

Ключевые слова: дискурс, словотворчество, субстантивные окказионализмы, сложение, суффиксально-сложный способ словообразования, языковое сознание.

Abstract. The article is devoted to the analysis of the word creation represented in Russian-language discourse of V. Nabokov, on the example of substantival occasional words, formed by composition and suffix-compound mode of word-formation. The basic groups of composite and suffix-compound nouns of V. Nabokov are selected and analysed. Word creation is characterized as a major linguistic device participating in forming of the unique V. Nabokov’s discourse.

Keywords: discourse, word creation, substantival occasional words, composition, suffix-compound mode of word-formation, language consciousness.

Дискурс писателя определяется языковым сознанием творческой личности. При этом наряду с обыденным у художника слова развито индивидуальное (уникальное) языковое сознание, тяготеющее к необычным, субъективированным формам речи, одной из которых является словотворчество.

Словотворчество как процесс сознательного индивидуального словопроизводства весьма разнообразно представлено в художественном дискурсе В. Набокова. Наряду с основными узуальными способами создания авторских новообразований (далее - АН) писатель использует различные периферийные узуальные, а также окказиональные способы деривации.

Окказиональные существительные составляют около 30 % всех АН, извлеченных из прозы В. Набокова, и занимают второе место по частотности употребления после адъективных. Значительная часть субстантивных образований представлена существительными, произведенными способами чистого и суффиксального сложения (1/4 АН - существительные). Рассмотрим процесс словотворчества на примере этой группы слов. (В статье сохранены особенности авторской орфографии и пунктуации - М. Н.).

1. Все сложные субстантивы в исследуемых текстах имеют опорную основу, равную самостоятельному слову. При этом в качестве предопорного компонента выступают:

1) основы существительных: кинобожество, Клэр-Дромадер, Ло-барахло, светопредставление (ср. уз. светопреставление, каламбурно сближаемое с данным АН), телефон-нумер, «Чудодворы» (название мотеля);

2) основы прилагательных: ышнеград, «Красноборы», «Красногоры» («Красноборы» и «Красногоры» - названия мотелей);

3) усеченные основы существительных: фотогороскоп, полусобытие.

В прозе В. Набокова высокой продуктивностью обладает словообразовательный тип сложных существительных с первым компонентом - усеченной основой слова половина -пол- и интерфиксом -у- (25 АН): полуактер, полубар-полукухня, полубрюнеточка, полувиденье, полувиктор, полу-гаврош, полугувернантка, полудействительность, полузабвение, полули-тератор, полумерцанье, полу-Мнемозина, полумычание, полунота, полу-отвлеченность, полуощущение, полупризрак, полуприятель, полу-пьерро, полурукав, полусобытие, полустон, полутерьер, получулок, полушум. Это самая многочисленная группа окказиональных существительных у В. Набокова. Наряду с узуальными существительными, окказиональными прилагательными и глаголами, содержащими предопорный компонент полу-, подобные АН участвуют в создании одной из специфических «вертикальных» норм художественной системы В. Набокова - так называемой «категории половины», выделенной Б. Л. Боруховым [1, с. 130-134].

Примеры контекстуальной актуализации окказиональных существительных с первым компонентом полу-:

а) «Теперь: вот он - тридцатидвухлетний, маленький, но широкоплечий мужчина, с отстающими, прозрачными ушами, полуактер, полулите-ратор. . .» («Занятой человек»);

б) «...я оставил его /Куильти/ там и отправился через гостиную и по-лубар-полукухню.. » («Лолита»);

в) «Ты полу-Мнемозина, полумерцанье в имени твоем, - и странно мне по сумраку Берлина с полувиденьем странствовать вдвоем» («Дар»);

4) связанные компоненты: квазифантазия, метаполитика, неоволь-терианство, псевдоосвобождение, псевдоранчо, ура-уранизм.

Неоднократно повторяются предопорные компоненты лже-, кино-, Красно-, Класс-, псевдо-, либидо-: лжебытие, лжемудрость, лжесобачка, Лже-Валерия, Лже-Лолита, Лже-Ариадна, кинодрака, кинобожество, кинолакомство, либидобелиберда, либидосон, Класс-Раз, Класс-Два-с, Класс-Алмаз, Класс-Квас, «Красноборы», «Красногоры», псевдоосвобождение, псевдоранчо.

2. Среди случаев разнословного словосложения можно выделить АН с аппозитивным сложением и так называемым гендиадисом. Под аппозитивным сложением при этом понимается такой вид композиции, при котором один из компонентов, как правило - второй, является уточняющим атрибутом к «родовому» имени, выраженному другим компонентом (например, бал-маскарад, дом-музей). К аппозитивному сложению примыкают и образования с сочинительными отношениями компонентов (например, купля-продажа, имя-отчество, братья-сестры) [2, с. 85].

В прозе В. Набокова представлены следующие случаи аппозитивного сложения: абсолют-формула, критика-буфф, «купель-скала», минус-

пространство, плюс-время, пудинг-кабинет, сорочка-пупсик, мышь-катунчик.

Гендиадис, т.е. «рифмованное сложение слов, второе из которых может быть асемантичным», - явление, мало распространенное в русском языке [2, с. 85], встречается в следующих АН, принадлежащих В. Набокову: Класс-Алмаз, Класс-Два-с, Класс-Квас, Класс-Раз, Клэр-Дромадер, Ло-барахло (Ло -усечение имени Лолита), супруга-подпруга, вздор-повтор, стрижка-

брижка. В отмеченных АН находит отражение типичный для В. Набокова каламбурный ассонанс.

В случае с последним окказионализмом наблюдаются две стадии словопроизводства: стрижка + (бри(ть) + -ж- + -к(а)) ^ стрижка-брижка (ср. уз. бритье; компонент брижка образован по аналогии с узуальным стрижка с целью создания внутрисловной рифмы).

Пять сложных АН существительных В. Набокова имеют тавтологический (в трех случаях звукоподражательный) характер: Гум-гум, Гарольд Экс-экс («Лолита»); «...мы уже возвращаемся в освещенный дом, ступая гуськом по узкой тропе среди сумрачных сугробов с тем скрип-скрип-скрипом, который, бывало, служил единственной темой зимней неразговорчивой ночи» («Весна в Фиальте»); така-так подков («Подвиг»), трык-трык аптечки («Волшебник»).

К сложениям примыкают набоковские АН аббревиатурного характера: поэт Поэ - явная аллюзия на Эдгара По, неоднократно встречаемая в романе «Лолита», а также Ди-Пи - английская буквенная аббревиатура от имени профессора-психиатра из «перемещенных лиц» Дементия Прекокс. В последнем случае возникает характерная для В. Набокова игра слов: с одной стороны, dementia praecox по-латыни «преждевременное помешательство» [3, с. 233, 604], а с другой - DP - сокращение англ. displaced person, что значит «перемещенное лицо» [4, с. 1172].

3. Окказиональные суффиксально-сложные существительные в прозе В. Набокова в основном представлены сложениями с материально выраженной суффиксацией. Причем преобладают сложения с опорным компонентом, содержащим глагольную основу или корень, среди которых отмечены:

1) существительное с суф. -ениj-, имеющее значение «действие или деятельность, названная глагольной основой и конкретизированная в первой основе сложения» [5, с. 248]; здесь в качестве первой основы выступает основа существительного: душекружение (по-видимому, данное АН может быть и результатом субституции уз. головокружение);

2) существительные с суф. -тель/-итель в значении «предмета (лица или орудия), производящего действие или предназначенного для выполнения действия, названного глагольной основой и конкретизированного в первой основе сложения» [5, с. 246]; при этом в качестве первой основы представлены:

а) основы существительных: бюстодержатель, душеврачитель, Новый Животикоскрадыватель («Лолита»):

- бюстодержатель ^ бюст + -о- + держа(ть) + -тель (в то же время данное АН можно рассматривать как кальку нем. Bustenhalter - бюстгальтер; Busten - бюст + halter - держатель);

- душеврачитель ^ душ(а) + -е- + врач(евать) + -итель;

- животикоскрадыватель ^ животик + -о- + скрадыва(ть) + -тель;

б) основа прилагательного:

- громковещатель ^ громк(ий) (к’ ^ к) + -о- + веща(ть) + -тель (ср. уз. громкоговоритель);

3) существительные с суф. -к(а), называющие «предмет (одушевленный или неодушевленный), который производит действие или предназначен для выполнения действия, названного основой глагола и конкретизированного в первой основе» [5, с. 247]; предопорными компонентами являются основы существительных: веерообразная снегочистка или скотоловка («Другие бе-

рега»); А вот и головорубка, - доска, деревянный ошейник - все честь честью («Король, дама, валет»).

Последний окказионализм можно рассматривать и как результат субституции (трансрадиксации), при которой первый компонент в суффиксально-сложном узуальном слове мясорубка меняется на корень слова голова [2, с. 13-14].

Семь АН являются сложениями с опорным компонентом, содержащим основу существительного, и называют лицо, состояние или предмет, характеризующиеся тем, что названо в опорной основе и конкретизировано в первом компоненте: односмертники наши («Ultima Thule»), однопартиец («Другие берега»), Горноцветов («Машенька»), Новодворцев («Рождественский рассказ»), окрестности Сан-Гумбертино («Лолита»), он решал крестословицы («Занятой человек»):

- односмертник ^ одн(а) + -о- + смерть(т’ ^ т) + -ник;

- однопартиец ^ одн(а) + -о- + парти(я) + -ец;

- Горноцветов ^ горн(ый) + -о- + цвет + -ов;

- Новодворцев ^ нов(ый) + -о- + двор + -цев;

- Сан-Гумбертино ^ Сан + Гумберт (т ^ т’) + -ино (Сан - исп. Святой).

Топоним Сан-Гумбертино вымышлен автором по аналогии с другими

реальными названиями населенных пунктов Калифорнии - Сан-Франциско, Сан-Хосе, Сан-Диего и особенно Сан-Бернардино. Кроме того, в данном окказионализме иронически обыгрывается имя главного персонажа романа «Лолита» - Гумберта, выступающее в опорной основе.

Особенностью слова крестословица является то, что процессу его образования суффиксально-сложным способом предшествует семантическое заимствование - калькирование английского существительного cross-word (которое, кстати говоря, оказалось и источником лексического заимствования -слова кроссворд). Таким образом, английское слово переводится по частям: cross - «крест», word - «слово», которые затем участвуют в создании существительного-композита, осложненного суффиксацией, уже на русской основе, с помощью словообразовательных средств русского языка: крестословица ^ крест + -о- + слов(о) (в ^ в’) + -иц(а).

Примечательно, что данное АН, наряду со словом кроссворд, получило широкое распространение в языке, хотя последнее - собственно лексическое англоязычное заимствование - и более употребительно.

4. В пяти АН на -и- (орфогр. слова на -ия) опорные компоненты являются связанными. Только в одном случае - в АН хронофобия - структура, словообразовательный механизм и семантика определяются без особых сложностей даже вне контекста: хронофобия ^ хроно- + -фоб- + -щ(а) («Я знавал, впрочем, чувствительного юношу, страдавшего хронофобией и в отношении к безграничному прошлому» («Другие берега»)).

Таким образом, хронофобия - боязнь времени, страх перед временем.

Основа -мер- в АН мордомерия имеет затемненную семантику и неясное происхождение, т.е. сама по себе окказиональна. Тем не менее, значение данного АН определяется по ближайшему контексту: «Нет, да вы только посмотрите, какая мордомерия у меня» («Машенька»).

Очевидно, окказионализм здесь означает «некрасивое, грубое, а также толстое, широкое лицо». При этом в первом компоненте (от слова «морда»)

содержится элемент значения «некрасивое и грубое лицо», а в опорном компоненте (-мер-) в сочетании с суффиксом (-и'-) и окончанием (-а) - элемент значения «толстое и широкое, безразмерное лицо».

Опорный компонент -ланд-, отмеченный в АН Зоорландия, встречается в топонимах - названиях стран, например: Гренландия, Голландия, Зеландия, Лапландия, Шотландия. Он имеет значение «земля, страна, государство». Контекст подтверждает, что Зоорландия - название страны, придуманной героями романа В. Набокова «Подвиг». Предопорный компонент Зоор-, видимо, связан со словами «зоология», «зоопарк» и другими, имеющими в своем составе элемент зоо- (от гр. zoon - животное) [6, с. 236-237]: «... он [Мартын] написал на конверте: «В Зоорландии вводится полярная ночь», - и, оставив конверт на Сониной подушке... уехал» («Подвиг»).

Таким образом, Зоорландия, которая в набоковском романе ассоциируется с Россией, - «звериная страна». Однако образы, созданные В. Набоковым, как правило, неоднозначны и многоплановы. Так, исследователи набоковского творчества предлагают различные прочтения слова «Зоорландия» и выражаемого им художественного образа. Американский набоковед М. Шраер, в частности, отмечает, что, «поскольку оба гласных «о» в русском варианте безударные, носитель русского языка произносит слово «Зоорландия» как «за-Орландия», т.е. «ухо носителя русского языка естественно воспринимает слово «Зоорландия» как сочетание предлога «за» и чарующего слух слова «Орландия». По словам М. Шраера, «Орландия отсылает читателя к целому ряду текстов из Средневековья и эпохи Возрождения, в которых повествуется о знаменитом паладине Орландо, племяннике короля Шарлемана», известного также как Роланд [7, с. 123].

В случае со словами дедалогия и логомантия для определения составных компонентов, мотивирующей основы и значения АН недостаточно и контекста: «Он [Куильти] знал толк в дедалогии и логомантии» («Лолита»).

В обоих указанных окказионализмах присутствует компонент -лог-, отмеченный в узусе, но в первом АН он является опорным, а во втором - пред-опорным.

Тип существительных с опорным компонентом -лог- «обнаруживает продуктивность, преимущественно в научной терминологии» [5, с. 250], а сам компонент восходит к греческому logos - «учение, понятие». Производящим словом для АН дедалогия предположительно является латинское прилагательное daedalus, имеющее значения: 1) искусный, мастерской, затейливый;

2) хитрый, коварный; 3) искусно сделанный, художественный, изукрашенный. Кроме того, Daedalus - Дедал, имя афинянина из рода Эрехтидов, отца Икара, искусного мастера, архитектора, ваятеля и строителя критского Лабиринта [3, с. 219]. Греческое имя Daidalos образовано от глагола daidalh, что значит «искусно отделываю что-либо» [6, с. 192].

Процесс образования данного окказионализма, видимо, можно представить так: дедалогия ^ daedal(us) + -лог- + -щ(а).

Таким образом, опираясь на предположительную базовую основу и контекст, значение данного окказионализма можно определить как «науку (мастерство) хитрости, искусство коварства» или «искусство построения словесных лабиринтов, создания загадок», учитывая явную близость с латинским словом «логодедалия» (logodaedalia), означающим «словесные хитросплетения, вычуры» [3, с. 457].

В АН логомантия компоненты лого- и -мантия выделяются по сопоставлению со словами, имеющими аналогичные предопорную и опорную части: логограф, логогриф, логопатия, логопедия, логотип, где лого- происходит от гр. logos - «слово», и хиромантия, где компонент -мантия образован от гр. manteia - «гадание, пророчество».

Этимология составных компонентов и контекст позволяют предположить, что слово логомантия имеет значение «словесное гадание или пророчество» или - что представляется более точным - «гадание, пророчество на словах, по словам».

5. Небольшую группу составляют сложные существительные с нулевым суффиксом. Все они являются сложениями с опорным компонентом -глагольной основой:

1) АН, которые называют предмет или лицо, характеризующееся действием, названным опорной основой и конкретизированным в первой основе сложения [5, с. 250]: знаменитый картиновед («Венецианка»), мазь для лица Прыщемор («Подвиг»):

- картиновед ^ картин(а) + -о- + вед(ать) + -0;

- Прыщемор ^ прыщ + -е- + мор(ить) (р’^ р) + -0;

2) АН со значением места действия, названного опорной основой и конкретизированного в первой основе [5, с. 252]: «За ярко раскрашенными насосами, на бензинопое пело радио... » («Дар»):

- бензинопой ^ бензин + -о- + пи(ть) (и ^ ой) + -0 (ср. водопой).

Проведенный анализ позволяет заключить, что частое использование

В. Набоковым окказиональных существительных, в том числе сложных и суффиксально-сложных, обусловлено свойственным писателю подходом к изобразительности, в немалой степени связанным с особым интересом автора к «вещной», предметной части мира.

Среди АН В. Набокова высокую продуктивность проявляет тип существительных, образованных способом чистого сложения. Обращение к существительным-композитам позволяет автору отразить сложную семантику понятий, явлений, дать многозначные и разносторонние характеристики предметам и лицам.

Уникальность дискурса В. Набокова состоит в его синтетичности, полинациональности, мультиязычной и интеллектуальной насыщенности. В нем сочетаются как ориентация на исконную классическую форму языка, так и словесные игры, языковые эффекты, а также словотворчество, выступающее в виде яркого экспрессивного приема.

Список литература

1. Борухов, Б. Л. Об одной вертикальной норме в прозе В. Набокова (категория «половины» в романе «Лолита») / Б. Л. Борухов // Художественный текст: онтология и интерпретация. - Саратов, 1992.

2. Журавлев, А. Ф. Технические возможности русского языка в области предметной номинации / А. Ф. Журавлев // Способы номинации в современном русском языке. - М., 1982.

3. Дворецкий, И. Х. Латинско-русский словарь / И. Х. Дворецкий. - М. : Русский язык, 1986. - 840 с.

4. Мюллер, В. К. Англо-русский словарь / В. К. Мюллер. - М. : Гос. изд. иностр. и нац. словарей, 1961. - 1192 с.

5. Русская грамматика : 2 т. - М. : Наука, 1982. - Т. 1. - 784 с.

6. Словарь иностранных слов. - М. : Сов. энциклопедия, 1964. - 784 с.

7. Шраер, М. Д. Набоков: Темы и вариации / М. Д. Шраер ; пер. с англ. - СПб. : Академический проект, 2000. - 384 с.

E-mail: bella@maykop.ru

УДК 821.161.1 Напцок, М. Р.

Словотворчество как уникальный компонент дискурса В. Набокова /

М. Р. Напцок // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Гуманитарные науки. - 2009. - № 1 (9). - С. 76-82.

Напцок Мариетта Радиславовна

кандидат филологических наук, кафедра современного русского языка, Кубанский государственный университет (Республика Адыгея, г. Майкоп)

Naptsok Marietta Radislavovna Candidate of Philology, sub-department of modern Russian language,

Kuban State University (Maykop, Republic of Adyghe)