Наталья КИБЛИК

РУССКИЙ ФОЛЬКЛОР КИШИНЕВЦЕВ

О фольклоре коротко можно сказать так: фольклор - это традиционное художественное творчество народа. Оно равно относится как к устному, словесному, так и к новому, в том числе творимому в наши дни. О нем далее и пойдет речь, о довольно молодом и малоизученном русском фольклоре г. Кишинева.

Городской фольклор - это традиционное художественное творчество населения города и пригорода. Роды и жанры городского фольклора несколько отличаются от родов и жанров художественного фольклора, хотя есть такие жанры, которые присутствуют и в художественном, и в городском народном творчестве.

Русский кишиневский фольклор имеет свою специфику: на него накладывает отпечаток проживание создателей в определенной местности - в городе Кишиневе и его пригородах; на устное народное творчество (УНТ) оказывают влияние язык, менталитет, традиции и обычаи молдавского народа и других этносов, проживающих в столице и Республике Молдова. Задача данного исследования состоит в классификации жанров кишиневского необрядового фольклора. Проведенное анкетирование кишиневцев показало, что большая часть произведений УНТ создается молодежью, а далее их подхватывают и школьники, и люди среднего, а также пенсионного возраста.

Молодежный кишиневский фольклор представлен следующими жанрами: пословицы, поговорки, приметы, легенды, бывальщины, былич-ки, прозвища, граффити, макаронические (т.е. сочиненные на смешанном, «русско-молдавском языке») стишки и песенки, анекдоты, тосты, загадки.

Пример кишиневской пословицы - «Дойну» курим, «Дойну» пьем, все на «Дойну» попадем. В приведенной пословице концепт «дойна» (песня) у горожан уходит даже не на второй план, а на задворки. Это же подтверждает и проведенное анкетирование: из 30 опрошенных 10 человек, большая часть проживающих в пригороде, ассоциируют слово «дойна» с песней, остальные 20 горожан - жители Кишинева - с кладбищем. Важнейшим признаком пословиц является их функциональное назначение как утверждения или отрицания, подкрепляющих речь говорящего отсылкой к общему порядку вещей и явлений (в приведенной пословице - утверждение).

Поговорки отличаются от всех видов паремий своей структурой, зависящей от особенностей функции в речи. Поговорки никогда не бывают самостоятельным суждением (изречением, кратким высказыванием, полным изложением мысли в виде законченного предложения) и всегда входят в предложения на правах компонента. Лингвисты называют это свойство «синтаксической незамкнутостью». Поговорки - клишированный компонент свободного предложения.

Кишиневские поговорки: Все на Дойне будем (т.е. все смертны); Ты что, из Костюжен сбежал? (т.е. ненормальный, сумасшедший); И в каких это Распопенах? (так далеко, что сам не знаю, где находится); Он из Пырлицы, Он из Пиструен (о глупом человеке); Ну ты Пэкалэ! (т.е. бестолковый, неумный человек); Фэрэ понятия.

Специфической особенностью как разговорной устной, так и художественной письменной речи является использование калек с молдавских афористичных выражений. Так, зазевавшемуся и непоз-доровавшемуся человеку скажут (в шутку или с упреком): «Здравствуй, кушма (или шапка), коли у хозяина нет рта!». Вместо «'Легок на помине» предпочтут «О волке речь, а он навстречь» или «Про волка промолвка, а он на порог». Из двух русских синонимичных выражений (без волка и с волком) выбрано второе, так как соотносится с единственным для этой ситуации местным выражением: «УогЬв^ de 1ир § 1ирш 1а ща».

Кишиневскому фольклору присущи бытовые житейские приметы, предполагающие магические действия, которые необходимо совершить, чтобы исполнилось желание. Они отличаются от погодных и связаны с догадками и мыслями относительно жизни человека.

Примета для студентов.

Если хочешь удачно сдать текущую сессию, дотронься до волшебного выступа дерева студентов (растет во дворе Госунивер-ситета, у самого старого корпуса) - и «дело в шляпе!» Поверье пошло от удачливых студентов факультета журналистики.

Примета для влюбленных.

Конфликты исчезнут, если влюбленная пара, держась за руки, пройдет по «мосту влюбленных» в парке «Долина Роз». Пройти к нему можно по центральной аллее парка.

Примета для молодоженов (и не только):

Если хочется счастья - просто сфотографируйся на фоне фонтана в парке Пушкина.

Примета для всех.

Для здоровья и бодрости духа и тела надо всего-навсего испить родниковой воды или умыться ею на роднике Тамары, расположенном на территории Комсомольского озера.

Как известно, бывальщина - это рассказ, но такой, истинность которого удостоверяется либо рассказчиком, либо свидетельством кого-нибудь из его современников. К примеру, история, рассказанная жительницей Кишинева, пенсионеркой Надеждой Васильевной:

- Курьезная история, произошедшая когда-то с моей знакомой и ее коллегой по работе в г. Унгены. Надоело женщинам принимать ванну дома, и решили они помыться в бане, открывшейся после капитального ремонта. Как и положено, они разделись и, мило беседуя, с тазиками в руках направились в банный зал. Открыли дверь и оказались ... в парикмахерской. Немая сцена, прикрывание тазиками отдельных мест и ... дружный хохот всех находящихся при этой сцене. Дело в том, что здание после ремонта перестроили, и банный зал перенесли на другой этаж, а женщины об этом не знали.

С тех пор история о двух женщинах с тазиками, решивших попариться в парикмахерской, обошла все Унгены и добралась до Кишинева. Об этом случае писала даже кишиневская газета.

Другой пример: В объявленном «Комсомолкой» конкурсе на лучшие имена паре рысей, привезенной из польского зоопарка, победителем стала Л. А. Корабельская из г. Кишинева, предложившая самцу дать имя Молд, а самке - Ова. Оригинальные имена понравились руководству зоопарка. Если сложить эти два имени, получится название нашей страны - Молдова.

Главным свойством легенд как жанра стало утверждение морально-этических норм или идей, возникших под влиянием воодушевленного отношения к вере, хотя и понимаемой на мирской, житейский, обыденный лад.

Так, одна из легенд говорит, как был построен Каприянский монастырь. Штефан чел Маре охотился в Кодрах и увидел пасующуюся белую козочку. Приняв это как знак свыше, он велел на том месте, где паслось животное, построить монастырь.

Еще пример: легенда о том, как был заложен родник Тамары в парке «Валя Морилор» (Комсомольское озеро) в Кишиневе. По рассказам старожилов, родник был заложен неким мужчиной в память о своей рано ушедшей из жизни сестре. В целебную силу родника верят многие - сюда приносят даже грудных детей и окунают их в воду, чтобы росли крепкими и здоровыми.

Былички - это устные рассказы о леших, домовых, водяных, русалках, кикиморе, оживших мертвецах, оборотнях, привидениях и вообще о вмешательстве в людскую жизнь разных сверхъестественных сил из мира народной религии.

В Кишиневе рассказывают былички, связанные с различными местами в Молдове. Существуют и городские произведения быличек.

Несколько примеров кишиневских быличек:

Самым облюбованным привидениями местом в Молдове являются, пожалуй, окрестности местечка Цыпова. Самое древнее поверие - о том, что Орфей в поисках Эвридики именно в Цыпова спустился в Аид, царство мертвых.

В той же местности некоторые слышали голоса, доносящиеся из-под земли у одного из водопадов. Говорят, что по ночам в пещерах появляется Мария Войкица, четвертая жена Штефана Великого, с которой он венчался в этом монастыре. Рассказывают также и о таинственном «Черном монахе», неожиданно появляющемся из ночной темноты.

В Кишиневе, на улице Триколорулуй (бывш. Жуковского, 29) находится заброшенный дом. По слухам, в нем живет домовой. По утрам он стучит и переносит старые вещи с места на место.

В парке у кишиневского Тубинститута есть кусты сирени, которые цветут даже глубокой осенью, когда со всех деревьев вокруг уже опадают листья. Говорят, что это дело рук лесной нимфы, дарящей больным людям надежду на выздоровление.

В Кишиневе ходит слух, что во время наводнения в переходе у Центрального универмага утонула девочка. Сторожа по секрету рассказывают, что иногда за полночь, когда переход закрывается для посетителей, они слышат детский смех, а утром, обходя территорию, натыкаются на мокрые следы босых детских ножек.

Говорят, что если к памятнику Штефана подойдет девственница, он руку опустит.

В Чеканском лесу встречаются вампиры, а на бывшем Польском кладбище, которое недалеко от входа в парк «Долина Роз», живут оборотни. Заброшенную католическую церковь, расположенную на территории кладбища, называют «Хата полтергейста».

Самый романтический перекресток в городе - угол Эминеску -Вероника Микле. Якобы там встречаются их привидения.

Одним из закономерных результатов взаимодействия и взаимовлияния языков является так называемая макароническая речь - речь, в которую включаются слова обоих языков. В нашей стране молдаване для создания шутливого эффекта используют в разговоре русские слова, а русскоязычные жители - молдавские лексические единицы.

Например, Ши кум ера неряса? Ничего себе?; Даць ниште пи-рожоаще; Да пе конечно; Отдали пе дежяба; Ну скрие ручка мя; Маре начальник; Давай май репеде; Еу тем более сынт ын туф-

ли; Цине хорошо и многое другое.

Среди кишиневцев, особенно среди молодежи, в ходу шутливые стишки и песенки на «русско-молдавском языке». Например, песенка на мотив «Синий платочек»:

Чине а фост ла арматэ,

Тот не забыл никогда,

Как нас кормили

Саре ку пыне

Ши ун пахар де вода...

Ночной порой хотелось олякэ домой

Съесть бы немножко

Печеной картошки

Ши ун казан де пэпушой

или

Ши ярна настала,

Ши холодно стало,

Ши апэ замерзла в пруду.

Ши еу ненормальный Ла лак выбегаю,

Веселую кынтек пою.

О граффити как о жанре школьного (и соответственно молодежного) фольклора стали говорить сравнительно недавно. Жанр получил «статус» фольклорного в силу того, что граффити свойственны такие качества народного творчества, как анонимность, вариативность и естественный, стихийный характер. Само название происходит от итальянского graffiare - царапать. Граффити - подписи и рисунки на стенах, заборах, автомобилях - возникли давно, но необыкновенно популярны в настоящее время. Они дают прекрасный материал для изучения настроений, интересов и проблем молодежи.

Надписи на стенах распределяются в несколько групп:

- философские («Свобода или смерть»);

- надписи-призывы (обычно политические);

- рекламные надписи «Гура Кайнарулуй» - часть вашей жизни; или, например, надписи на грязном автобусе: «Помой меня, я вся

чешуся!»; надписи в маршрутном такси: «Не отвлекай водителя, читай комиксы в газете аІіаМа/альянс»; «Остановок типа «тута» и «здеся» нет»; «Говори свою остановку как можно тише, если хочешь ее проехать» и др.

Прозвища нередко связывают с профессией, внешностью и другими характерными особенностями.

Следует отметить те прозвища, которые известны большей части

кишиневцев. К таковым можно отнести прозвища известных в Молдове (и не только в ней) людей.

Так, например, известного молдавского актера Михая Волонтира называют Будулаем. Прозвище приклеилось к нему после роли цыгана в фильмах «Цыган» и «Возвращение Будулая». Прозвища отражают местные средства печати. Например, заголовок в газете «КП в Молдове»: «Будулай отказывается от своего парка»; в контексте: «<...> Пока решается, быть скверу или площади имени Волонтира в Бельцах или не быть, сам Будулай уехал на дачу <...>»

Другого известного молдавского артиста, Иона Суручану, прозвали

- Адриано Челентано за некое внешнее сходство со звездой итальянской эстрады - манеру одеваться (костюм, шляпа), низкий, приятный тембр голоса. В заметке газеты «КП в Молдове» «Кефир, творог, сметана - вот что по вкусу Суручану!» пишется: <Адриано Челентано молдавской эстрады Ион Суручану раньше постился и довольно строго. Но в последнее время перестал. <...>»

Приму оперы Марию Биешу уже 40 лет называют лучшей Чио-Чио-Сан мира. Титул этот был завоеван певицей на I Международном конкурсе памяти Миуры Тамаки в Японии (1966 г.).

Группу «Здоб ши Здуб», принесшую Молдове на конкурсе «Евровидение» в Киеве в 2005 году 6-е место, называют «Здубы». В газете «КП в Молдове» <...> «Здубы» отплясывали под спетую ими же «Смуглянку» <.>

Анекдоты у всех на слуху, и практически опознать их среди других видов фольклорной прозы не составляет труда. Анекдот - это история с утрированным запечатлением комических жизненных несообразностей, раскрываемых в самом конце через неожиданный сюжетный ход или внезапный поворот сюжетной ситуации. Жанрообразующее свойство анекдота - его острая концовка, где происходит «разряд всего положения».

Комическое может стать гротескным, когда анекдотическая история целиком переходит в область неправдоподобного, при этом в анекдоте употребляется макароническая речь:

Молдаванин заработал в Америке много денег, купил подарки родным и друзьям. Решил для шика приехать из Нью-Йорка домой на такси. Остановил машину и говорит:

- Бунэ зиуа! Ла Кишинэу, вэ рог!

- I don’t understand you!

Молдаванин протягивает таксисту пачку денег. Таксист угодливо:

- Каре район? Ботаника? Рышкановка?...

Гротескный вымысел может принимать форму абсолютной выдумки, в которой торжествует ирония.

Уезжает молдаванин за границу и спрашивает у жены:

- Бэй, Сильвика, что тебе привезти в подарок?

- Брынзы.

- Ути, моя сладкоежка!

Остроумие анекдотов основывается на многозначности слов:

- Пап, дай сто леев.

- Зачем?

- На восемь поменяю.

- Хмм... Это ж по какому курсу?

- По философии.

Распространены в Молдове тосты, которые в шутку употребляют и носители русского языка: Эй хай; Хай давай, Хай норок и др.

Если внутри анекдота присутствует тост, происходит объединение жанров. Таким образом возникает синтетический жанр:

Приехал иностранец в Молдову. Пили за знакомство и все время говорили: «Хай давай!» (как вариант - «Хай, норок!»). Наутро с тяжелой головой иностранец сказал: «Я не знаю, кто такой «Хай давай», но пить за него я больше не буду!»

В следующем примере также происходит слияние жанров - анекдота и загадки:

- Отгадай, что у меня в правом кармане на букву «Б»?

- Не знаю.

- Бижигалка. А что у меня в левом кармане на букву «А»?

- Не знаю.

- А еще одна бижигалка.

Таким образом, можно утверждать, что кишиневский городской фольклор - не просто реально существующее, но и самобытное явление, отражающее специфику этнокультурной и социолингвистической ситуации в городе: состав и структуру населения, взаимовлияние русского и молдавского языков, диаспоральный статус русскоязычного населения в республике и др.

Журнал консервативной мысли

"Золотой Лев”:

www.zlev.ru