ХРОНИКА НАУЧНОЙ ЖИЗНИ

РУССКАЯ СЛОВЕСНОСТЬ В КОНТЕКСТЕ СОВРЕМЕННЫХ ИНТЕГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ

24—27 апреля 2005 года в Волгоградском государственном университете состоялась Первая Международная научная конференция «Русская словесность в контексте современных интеграционных процессов», объединившая филологов и журналистов из вузов Российской Федерации, университетских коллективов стран ближнего и дальнего зарубежья. Работа конференции началась со вступительного слова профессора О.И. Сгибне-вой, проректора по внешним связям. Многочисленных гостей форума приветствовал декан факультета филологии и журналистики, доцент Д.Ю. Ильин, в докладе которого были освещены итоги и перспективы развития факультета.

В докладе доктора филологических наук, профессора В.В. Компанейца (Волгоград) «С.А. Есенин и христианство» основное внимание уделено вопросам религиозно-метафизического плана, непосредственно связанным с противоречиями в мировоззрении и творчестве С. Есенина. Несмотря на широкий спектр молитвословий в произведениях поэта (цитаты, реминисценции, вариации, мотивы), замечает В.В. Компанеец, было бы преувеличением говорить только об ортодоксальной религиозности Есенина. И если в ранний период мировосприятие поэта характеризуется как «народное» православие с элементами пантеизма и язычества, то вскоре православная тематика вытесняется открытым, хулиганским богоборчеством. Однако есенинское богоборчество, утверждает докладчик, осложняется горечью, сожалением по поводу утраченной веры, в сердце поэта идет непрекра-щающаяся борьба между Богом и дьяволом,

светом и тьмой, добром и злом. В целом В.В. Компанеец характеризует лирику Есенина как мистичную, наполненную религиозным смыслом. Даже тогда, когда поэт отрицает Бога, он Его апофатически и фактически признает, ибо в его стихах «просвечивает» некий «нездешний» мир, выражается надежда на встречу душ в инобытии.

На Пленарном заседании выступил с докладом «Концепция личности как литературоведческая категория» доктор филологических наук, профессор А.С. Карпов (Москва ). Рассматривая концепцию личности как исторически изменяющуюся категорию, ученый указал на связь, существующую между представлениями о содержании и смысле существования личности и теми принципами, которыми обусловливаются взаимоотношения искусства и действительности, художника и мира. В классической русской литературе на первый план выдвигается этика, в литературе социалистического реализма — идеология. В искусстве модернистском мир, создаваемый художником, всецело подчинен его воле, а для постмодернизма решающими оказываются отношения писателя не столько с реальной действительностью, сколько с текстом, главным становится игровое начало.

В докладе отмечена особая важность для воплощения концепции личности того ракурса, под которым рассматриваются действительность и человек в их взаимоотношениях. Как наиболее значительный в этом случае назван комплекс проблем «жизнь — смерть», а также «чувство — сознание». В заключение

А.С. Карпов подчеркнул: именно концепция личности является исходной точкой при ос-

мыслении литературного текста, служит выявлению единства взглядов писателя на человека и жизнь в целом.

В докладе доктора филологических наук, профессора, декана факультета филологии и журналистики Саратовского государственного университета В.В. Прозорова «Три рода современных СМИ: вопросы генеалогии» были озвучены концептуальные положения относительно системного подхода к пониманию природы современной журналистики. Отметив, что печать, аудио- и видеовещание отличает особая художественно-коммуникативная природа, ученый акцентировал внимание на том, что элементы универсальной триады (эпос, лирика и драма) являются антропологическими доминантами, «которые в совокупности своей способствуют конструированию, формированию и развитию субъектно-объектных связей и отношений в мире».

По мнению исследователя, эпические, лирические и драматические каналы информации обусловливают образование трех основных разновидностей «властно воздействующей на человека массовой коммуникации»: печати, обладающей важнейшими алгоритмами эпоса; радио, по эмоционально-экспрессивной направленности наиболее приближенного к лирическому роду; телевидения, пронизанного диалогической видеоактивностью, насыщенного импровизационной внезапностью, напряженной игрой, как и род драматический.

В.В. Прозоров отметил, однако, что границы трех родов словесного искусства размыты и непостоянны и что «по мере совершенствования технологий доставки информации будет происходить трудно пока в деталях предсказуемое взаимопроникновение разных СМИ». Важно же «определить природную доминанту и универсальную особенность каждого масс-медиа».

По литературе работали следующие секции: «Русская проза XIX—XXI веков: проблемы комплексного изучения», «Русская поэзия XIX—XXI веков в контексте современных интеграционных процессов».

Доклад доктора филологических наук, профессора С.Ю. Николаевой (Тверь) «Житийное начало в рассказе Ф. Абрамова “Из колена Аввакумова”» содержит глубокий анализ произведения, занимающего особое место как в творчестве писателя, так и в контексте новейшей русской литературы. С.Ю. Николаева справедливо обращает внимание на такую характерную черту русского обще-

ственного сознания последних десятилетий XX — начала XXI века, как актуализация религиозно-философской мысли, вследствие чего одной из идейно-художественных доминант литературного процесса выступает обращение многих писателей к традициям древнерусской словесности, культуры, эстетики.

Жанр произведения писателя исследовательница обозначает как «житийный рассказ» и детально раскрывает, как в нем реализуются ключевые жанровые признаки жития. Литературными источниками, по мнению докладчицы, для Ф. Абрамова послужили «Житие протопопа Аввакума, им самим написанное», библейские сюжеты, апокриф о Соломее и повесть о Соломонии бесноватой. В заключение С.Ю. Николаева отмечает, что Ф. Абрамов, опираясь на древнерусские источники, не только продолжает житийную традицию, но и движется в русле «духовного реализма» таких своих предшественников, как

A. Ремизов и В. Шишков.

Доктор филологических наук, профессор Г.Ю. Карпенко (Самара) в докладе «Художественное между онтологическим и рациональным: от Гердера к Гегелю» рассматривает те изменения, которые претерпевало значение понятия «художественное» под воздействием немецкой философской эстетики. Охарактеризовав взгляды И.Г. Гердера, Ф.В.И. Шеллинга, Г.В.Ф. Гегеля на «художественное», докладчик отмечает, что влияние гегелевской философско-эстетической мысли привело к тому, что в отечественном литературоведении «возобладало убеждение, согласно которому “художественное” можно адекватно и исчерпывающе описать посредством логических категорий». По мысли докладчика, сегодня подобные взгляды представляются далеко не бесспорными: «настало время вернуться к истокам, к пониманию того, что “художественное” “рациональным” не исчерпывается». Г.Ю. Карпенко отметил заслугу волгоградских литературоведов, плодотворно работающих в этом направлении; для них «художественное» больше «рационального»: оно и природно, и эмоционально, и религиозно.

В докладе доктора филологических наук, профессора В.А. Редькина (Тверь) «Четыре потока современной русской поэзии» дана оценка той роли, которую играет поэзия в формировании общественного сознания в последнее десятилетие, обозначены основные направления, в рамках которых происходит ее развитие. Истоки поэтических направлений

B.А. Редькин видит в типе мировосприятия и

системе духовно-нравственных и эстетических ценностей художников: именно этим определяется содержание произведений и адекватная ему поэтика. В качестве основных направлений развития современной поэзии докладчик называет: 1) реализм, в основе которого лежит антропоморфизм, со свойственным ему широким обращением поэтов к русскому национальному характеру и национальному быту, способностью философски постигнуть трагизм современного мира, его противоречивость и вместе с тем передать ощущение его красоты и гармоничности; 2) духовный реализм, к которому принадлежат поэты, утверждающие ценности православной духовности, ощущающие мир как Божье чудо, Небо как высшую духовность; 3) романтическую поэзию, со свойственным ей противопоставлением идеала реальной жизни, возвышением лирического героя над «толпой», двоемирием, яркой образностью, экзальтацией; 4) поэзию постмодернизма, материалом для которой становится не столько реальная действительность, сколько культурные пласты предыдущих эпох.

Кандидат филологических наук, доцент Н. О. Егорова (Санкт-Петербург) в докладе «К вопросу о позитивной оценке “внешнего” человека», обратившись к проблеме комплексного изучения художественного текста, предполагающего анализ с точки зрения традиции, жанра, поэтики, идеологического и других контекстов, подчеркивает значимость имиджелогического компонента текста, без которого литературоведческий анализ порой теряет многое. В этой связи как на обязательную исследовательскую задачу докладчица указывает на анализ темы одежды, полагая, что «семантическое восприятие одежды и выстраиваемая в соответствии с ним линия поведения — важнейший из внешних сигналов восприятия одного человека другим». Еще более значительным, чем фактор одежды, выступает фактор внешности, лица. Докладчица приводит примеры, доказывающие взаимосвязь, прорастание «внутреннего» во «внешнее», а также отмечает, что коррелят «внутреннее — внешнее» обладает не только сюжетопорождающей и фабульной функциями, но и способен быть метафорической итоговой оценкой персонажа.

Кандидат филологических наук, доцент М.А. Голованева (Астрахань) в докладе «Русский неореализм и отечественная история. Иван Шмелев. Взгляд на революционную Россию до и после катастрофы»,

обращаясь к художественному и эпистолярному наследию И.С. Шмелева, приводит свидетельства того, как были восприняты и оценены события 1917 года и последующих лет «самым русским из русских» писателей. Возможность нового политического уклада жизни, отмечает докладчица, для И.С. Шмелева была реальна, но писатель предупреждал о крайней преждевременности его для России. Интуиция творца позволила И.С. Шмелеву уловить в событиях

1917 года страшное грядущее явление русского Апокалипсиса, увидеть начало «величайшего из убийств, еще не ведомое истории, — убийство целой страны, убийство многонационального народа — растление его духа...». Правота художника, справедливо замечает М.А. Голованева, была вскоре подтверждена историческими результатами.

Кандидат филологических наук, доцент P.M. Ханинова (Элиста) выступила с докладом «Поэтика пламени в сказке Г.Х. Андерсена “Девочка со спичками” и в рассказе

А.С. Грина “Шесть спичек”». Ссылаясь на мнение французского философа Г. Башля-ра, докладчица обращает внимание на то, что «из всех побуждающих грезить явлений действительности пламя — величайший вдохновитель образов... Пламя вносит свою стихию метафор и образов в область размышлений самого разного плана». В рассмотренных исследователем произведениях спички (пламя) выступают как фантазмы исполнения желания для умирающего человека. Феноменология пламени, по утверждению докладчицы, демонстрирует взаимосвязь мифопоэтических и архетипических конструктов огня и света в раскрытии мотивной структуры произведения и поливалентности образа пламени в художественной парадигме текста соответственно авторскому замыслу.

В докладе кандидата филологических наук, доцента О.Г. Шильниковой (Волгоград) «Пространственно-временное моделирование в литературной критике: аксиологический аспект» литературно-художественная критика рассматривается в трех взаимосвязанных аспектах: 1) как социокультурный институт, главная задача которого состоит в структурировании художественного пространства современности; 2) как часть информационно-коммуникативного поля эпохи; 3) как отдельная область деятельности, специфический род литературных занятий. О.Г. Шильни-кова выявляет и систематизирует способы и формы аксиологической деятельности кри-

тики, рассматривает механизмы, используемые литературными аналитиками для выражения своих аксиологических координат. Пространственно-временную модель художественного пространства, репрезентируемую в критических работах, докладчица характеризует как мифологическую и манипулятивную, что убедительно подтверждается в процессе анализа критической практики представителей различных направлений.

Доклад кандидата филологических наук, доцента Ю.Н. Ковалевой (Волгоград) «Роль образов русского фольклора в раскрытии национальной самобытности героев Н.С. Лескова (“Очарованный странник”)» посвящен центральной проблеме идейно-художественных исканий Н.С. Лескова — проблеме русского народного характера. Ю.Н. Ковалева детально рассматривает систему мифопоэтических образов, позволяющих эксплицировать модель мира, определяющую сознание Ивана Северьяныча Флягина. Раскрыв уникальность, самобытность образа Флягина, докладчица приходит к выводу о том, что в сознании героя христианское нераздельно слилось с фольклорным, что является, как показывает Н.С. Лесков, важнейшей чертой национальной ментальности.

Кандидат филологических наук, доцент О.А. Павлова (Волжский) в докладе «Научно-фантастическая повесть А.П. Платонова “Эфирный тракт”: формирование антиутопи-ческого дискурса» рассматривает научно-фантастическую ситуацию открытия эфирного тракта как основу художественной реальности повести А. Платонова и подробно останавливается на четырех утопиях, соотнесенных в структуре сюжета по принципу антитезы. Это две проспективные модели индустриально развитых обществ — ухронии социалистической России и США; контрастно сопоставленные модели «добросердечной науки» Попова и Кирпичниковых и «злой науки» Матиссена; наконец, социокультурная модель погибшей цивилизации Аюны. Докладчица приходит к выводу, что ретроспективная модель «гармонической» Аюны привносит в повествование антиутопическую инверсию, так как в ней история открытия эфирного тракта доведена до трагического исхода. Аюна предстает как метамодель циклизма, «дурной бесконечности» человеческой истории, и это означает, что людям не дано обрести «иную форму жизни», то есть «вечное воскресение».

Доклад кандидата филологических наук, старшего преподавателя С.Ю. Воробь-

евой (Волгоград) «’’Скрещенье смыслов”: об одном символе у Е. Замятина, М. Булгакова и В. Дудинцева» посвящен сопоставлению трех романов, созданных в разное время авторами различной художественной ориентации, но сходных в проблемном отношении: в центре каждого из них конфликт свободной личности и несвободной (тоталитарной) общественной системы.

Ключевым образом-символом, объединяющим все три романа в единый «диалогический» контекст, становится, по мнению докладчицы, «X» (икс), который в тексте

В. Дудинцева обретает вид песочных часов, метафорически выражая структуру человеческой личности, где верхний конус — воплощение внешнего бытия, а нижний — ее внутреннего бытия. Трагическая сущность конфликта во всех трех произведениях выражается принципиальным несовпадением структуры человеческого сознания и «плоскостной», прямолинейной структуры тоталитарного общества (Единое Государство, МАССОЛИТ, политика партии в области науки и т. п.), требующей от своих граждан абсолютной взаимности. В заключение С.Ю. Воробьева отмечает, что символические и типологические пересечения создают эффект контекстуальной «взаимоосвещенности» содержательной стороны произведений, в результате чего актуализируется их общественный «ценностносмысловой момент».

В докладе кандидата филологических наук, старшего преподавателя С. С. Васильевой (Волгоград) «“Чеховское” в художественной интерпретации Л.С. Петрушевской» рассматривается проблема литературной традиции. Сопоставляя рассказы и пьесы, в том числе одноактные миниатюры писателей, докладчица приходит к выводу о том, что чеховский «след» в произведениях Л.С. Петрушевской обнаруживается как в виде цитат, аллюзий, параллелей, так и виде структурных сходств-совпадений. Но в целом творчество писателя-классика воспринимается Л.С. Петрушевской как метатекст, обогативший поэтику «психологического комизма», отразивший восприятие мира и человека, созвучное XX веку.

Кандидат филологических наук, старший преподаватель С.Б. Калашников (Волгоград), выступивший с докладом «Стихотворение А.С. Пушкина “Я помню чудное мгновенье...”: опыт целостного анализа», справедливо указал на необходимость системного прочтения «ключевых» текстов пи-

сателя, мотивируя это тем, что новое истолкование хорошо знакомых произведений «способствует существенному перераспределению художественных смыслов в пределах всей поэтической системы автора». Показав, что в рамках биографического подхода, равно как и имманентного анализа, невозможно разрешить парадоксы внутренней организации стихотворения «Я помню чудное мгновенье...», С.Б. Калашников указал на целесообразность использования достижений интертекстуального метода. Рассмотрев произведение в системе инвариантных для автора мотивов, в системе идентичных произведений эпохи, наконец, в аспекте всей жизни и творчества писателя, докладчик приходит к следующему выводу: поэт предлагает своеобразный метасюжет как «объяснительный» сюжет всех сюжетов на тему поэзии в своем раннем творчестве. Пушкин создает метафизический язык — язык само-рефлексии стихотворного текста, передающего запредельную сущность поэзии.

Доклад кандидата филологических наук, доцента Н.Н. Нартыева (Волгоград) «Демонические мотивы в русской поэзии конца XIX — начала XX веков (на материале творчества З. Гиппиус)» посвящен «диаволическому коду» русского лирического модернизма. Обращение Гиппиус к «демонологии», считает Н.Н. Нар-тыев, определяется стремлением приобщить читателя к высшим, внеземным ценностям. Реализация происходит различными способами: использованием традиционных и новых символических образов, развитием демонических мотивов, включением понятия «игры» и др. Но все вместе они призваны раскрыть ее «философию человека» — подлинно свободной и деятельной личности.

Выступив с протестом против «смерти в жизни» (Н. Абрамович), исследуя битву Света и Тьмы, Бога и Дьявола, поэт обращает свой взор на последнего. Причину пристального внимания Гиппиус к образу Дьявола Н.Н. Нартыев видит в следующем. Во-первых, в русской классической литературе Зло обычно изображалось через его персонифицированный образ, и в этом смысле обращение писательницы к образу Дьявола есть продолжение и развитие традиционных демонических мотивов. Во-вторых, сильное интеллектуальное начало, присущее творчеству Гиппиус, выражалось в стремлении самостоятельно разобраться в причинах «великого уродства» жизни и доказать, что жизнь многомерна, сложна и неисчерпаема.

Кандидат филологических наук, старший преподаватель С.В. Баранов (Волгоград) в докладе «В.Ф. Xодасевич и литература модернизма» обращается к проблеме творческой эволюции поэта. Уже первая книга стихов

В.Ф. Xодасевича «Молодость» (1908), по мнению докладчика, содержала в себе не только «щедрую дань символизму», но и первые симптомы отторжения символистско-декадентской поэтики. Работая над «Молодостью», Xо-дасевич постепенно освобождался от штампов русского символизма. Xарактеризуя общее направление творческой эволюции поэта, исследователь отметил, что в дальнейшем Xодасевич приходит к мысли о необходимости синтеза принципов классической поэтики и достижений Серебряного века. В докладе отражена многолетняя критическая и поэтическая полемика В. Xодасевича с В. Брюсовым и А. Белым.

Кандидат филологических наук, преподаватель Т.Н. Винтонив (Донецк, Украина), обратившись к проблемам поэтики собственных имен в украинском историческом романе, в докладе «Богдан Xмельницкий — Моисей: исторические и художественные параллели» сосредоточивает внимание на сравнительном анализе собственных имен в романах Л. Костенко «Берестечко» и П. Загребельного «Я, Богдан». Объединяющим фактором этих произведений является фигура Богдана Xмельницкого. Докладчица обращает внимание на то, что оба автора прибегают к использованию библиопоэтонима Моисейв сравнительно -отождествительных конструкциях, но в результате анализа приходит к выводу: направление сопоставлений у них различно. П. Загребельный отождествляет Богдана с библейским Моисеем, что символизирует высокие, положительные качества Xмельницкого. В романе Л. Костенко Xмельницкий понимает, что не смог спасти свой народ от неволи, и поэтому возражает против отождествления себя с Моисеем.

Ассистент Т.В. Юнина (Волжский) в докладе «Жанровое своеобразие автобиографической повести Андрея Белого «”Котик Летаев” обращается к не утратившей своей дискуссионности проблеме родов и жанров литературы и, вслед за В.Е. Xализевым, говорит о возможности выделения межродовых и внеродовых форм. В число последних могут быть включены очерки, литература «потока сознания» и эссеистика; произведения Андрея Белого, в свою очередь, относятся к литературе «потока сознания». Xа-

рактеризуя жанровое своеобразие автобиографической повести А. Белого «Котик Лета-ев», докладчица отмечает, что это «лирическая повесть о самом раннем детстве индивида, соединяющая в себе черты лирики и эпоса. Это еще и послание, адресованное дорогим ему людям и прошлому».

Аспирант В.А. Дуванская (Волгоград) в докладе «Авторская идентификация в свете гендерного анализа в воспоминаниях З. Гиппиус, И. Одоевцевой, Н. Берберовой» рассматривает мемуарное творчество русских писательниц в новом аспекте. По ее мнению, в мемуарах представлены три различные модели авторской идентификации в жанре воспоминаний в свете гендерного подхода. Первостепенную задачу З. Гиппиус, И. Одоевцевой, Н. Берберовой докладчица видит в стремлении отразить в сюжетной основе вопрос о поиске женщиной собственного места в патриархальном обществе, тему духовных исканий и своего предназначения. З. Гиппиус и Н. Берберова, являя собой новый тип женщины, сознательно бунтуют против сложившихся гендерных стереотипов, ограничивающих возможности личной и профессиональной самореализации. И. Одоевцева предлагает альтернативный «идеологический гендерный конструкт», где главную позицию занимает гармония, а не диссонанс чувств и разума.

В докладе аспиранта А.Ю. Ковалевой (Волгоград) «Поэтика сновидений в романе Л. Леонова “Пирамида”» раскрывается своеобразие снов персонажей итогового леоновс-кого произведения. Сновидения рассматриваются как единая многоуровневая система, реализованная на сюжетно-композиционном, жанровом, образно-семантическом и символическом уровнях. Автор классифицирует сны, определяет их функцию и приходит к выводу, что именно прием игры на стыке сознания и подсознания стал оптимальной формой, помогающей создать художественное целое книги, выразить ее основную идею.

Аспирант Е.В. Богучарская (Волгоград) в докладе «Образ детства в произведениях И.А. Бунина “Жизнь Арсеньева” и С.Т. Аксакова “Детские годы Багрова-внука”» ставит перед собой задачу показать, как тема детства, бывшая объектом пристального рассмотрения в произведениях мемуарного, исповедального, автобиографического жанров во второй половине XIX века, получает новые художественные решения в литературе XX века. Главную роль в этом играют уста-

новка на мифологичность, условность, модернистские тенденции. Религиозное миропонимание Бунина, события жизни страны (революция) и события личной жизни (эмиграция) позволяют докладчице говорить о мифологической установке романа «Жизнь Арсеньева», реализующейся мифологемой «потерянного рая», под которым подразумевается потерянная дореволюционная Россия, родина. Образ «детства» связан с библейской традицией и восходит к мифологическому понятию родового (мирового) древа. В связи с этим возникает множество символов и мотивов: дома, сада, грехопадения, дороги, в которых раскрывается мифологема «потерянного рая».

Аспирант И.В. Миронова (Волгоград) в докладе «Поэтика имени в романе В.В. Набокова “Приглашение на казнь”» указывает на особую роль имени в художественном произведении, определять которую следует исходя из идеи и контекста всего произведения. В докладе показано, как имена в романе «Приглашение на казнь» группируются по двум категориям, коррелирующим с основной для романа оппозицией «истинное — ложное». Имена героев, которые окружают Цин-цинната, имеют пародийные и аллюзивные соответствия в литературной традиции, двоятся. Имя же «Цинциннат» не имеет прецедентных совпадений ни в истории, ни в литературе. По мнению И.В. Мироновой, этим подчеркивается крайняя индивидуальность главного героя, его неповторимость в мире, где все двоится и повторяется. Цинциннат — пришелец из «настоящего мира», мира добра, любви и нежности. Таким образом, докладчица показывает, как имяупотребление (подобно всем элементам поэтики) служит цели разграничения «ложного» и «истинного» бытия в романе «Приглашение на казнь».

По направлению «Журналистика» проходили заседания в двух секциях — «История журналистики: традиции и новаторство» и «Актуальные проблемы современной журналистики». Среди участников этого научного мероприятия — исследователи из Ставрополя, Краснодара, Тамбова, Новгорода Великого, Тернополя (Украина) и, разумеется, Волгограда.

Одному из методологических аспектов журналистики был посвящен доклад доктора филологических наук, профессора В.Б. Смирнова (Волгоград) «Историко-литературный метод изучения журналистики как комплексная научная проблема». Изучение ли-

тературы в контексте журналистики («стыковое» — на стыке литературы и журналистики) имеет давние традиции. Начало таким исследованиям положил еще В.Г. Белинский, затем в этом же русле работал Н.Г. Чернышевский и другие критики и литературоведы XIX—XX веков. Как справедливо отмечает в своем докладе В.Б. Смирнов, «взгляд на историю литературы сквозь призму журналистики, вовлечение литературного материала в орбиту историко-журнальных интересов, дающее возможность понять общественно-литературное движение именно как процесс, в идейно-эстетической динамике, в эволюции идей, тем, проблем, образов, стилей, жанров, обусловленных постоянной подвижностью общественной жизни, — такой тип исследования журналистики — равноправный среди прочих, а зачастую, там где дело идет о литературно-художественных или энциклопедических журналах... и наиболее эффективный. В этом случае метод отражает объективное содержание самого предмета исследования, адекватен сущности изучаемого историко-журнального объекта».

Именно этот метод позволяет максимально расширить картину литературного процесса, вовлечь в спектр изучения не только «вершинные достижения национальной литературы», но и творчество второстепенных писателей. Результатом такой работы будет создание принципиально нового литературоведческого жанра — летописи национальной литературы.

Иллюстрациями такого «стыкового» — историко-литературного — изучения журналистики стали доклады кандидата филологических наук, старшего преподавателя Е.А. Смирновой «Вопросы образования на страницах “Русского богатства”» (Волгоград) и кандидата филологических наук, старшего преподавателя О.А. Козловой «Интерпретация романа Л.Н. Толстого “Война и мир” на страницах газеты “Голос”» (Волгоград).

В художественном дискурсе журнала «Современные записки» (точнее, в его «русском тексте») исследует романную дилогию Д.С. Мережковского «Рождение богов — Мессия» кандидат филологических наук, доцент

А.В. Млечко (Волгоград), о чем он и докладывал на конференции («Романная дилогия Д.С. Мережковского “Рождение богов — Мессия” и “русский текст” “Современных записок”). Автор отмечает, что такой феномен, как «русский текст» «не мог не проявить себя на текстовом пространстве журнала», кото-

рый В.Ф. Xодасевич охарактеризовал как «выставку» литературы русского зарубежья. При изучении литературных текстов в художественном дискурсе журнала активизируются совершенно определенные коды, в совокупности своей составляющие особый «шифр» или «язык» «прочтения». В частности, выявляется «социологический код» текстов русского зарубежья, «позволяющий транслировать “русский текст” эмиграции на самые разнообразные уровни их структуры — от лексико-грамматического и сюжетно-композиционного до категории “метафизических качеств”». В этом аспекте исследователь интерпретирует дилогию Мережковского, обнаруживая, кроме того, «эсхатологические переклички» у других авторов журнала.

Предметом изучения в докладе кандидата филологических наук, доцента Т.В. Назаровой (Волгоград) стал критический метод одного из критиков журнала «Русский вестник»

В.Г. Авсеенко («Разновидности беллетристического романа в критике В.Г. Авсеенко»).

Критике также был посвящен доклад кандидата филологических наук, доцента О.Г. Шильниковой «Популяризаторская критика как тип журнальных материалов». Автор делает вывод, что по своему предмету, целям, аудиторной составляющей, основным приемам и направлениям деятельности, по типу мышления популяризаторская критика идентична литературной в общепринятом смысле данного термина. Популяризаторский же вариант литературной критики обусловлен как раз ее функционированием в журнальном контексте: вырабатывались «такие формы, которые, позволяя ей оставаться в собственных “родовых” границах, одновременно отвечали бы потребностям периодического издания как суверенного печатного органа, имеющего свое лицо и стремящегося воздействовать на публику в заданном направлении». О.Г. Шильникова, привлекая к анализу ряд критических публикаций, обоснованно доказывает правомерность выделения популяризаторских работ и как «форму собственно критики, и как тип журнальных литературно-критических материалов».

Типологическую модель одного из журналов начала XX века описала в своем сообщении «”Бомба” (1906) — тип провинциального еженедельного сатирического журнала с карикатурами» кандидат филологических наук, доцент О. И. Лепилкина (Ставрополь). Ставропольская «Бомба» соответствовала общей направленности сатирической жур-

налистики того времени и зарекомендовала себя как «журнал общественной и политической сатиры». Особенностью этого издания было то, как отмечает автор, что в журнал включались «прецедентные формы», а это позволяло издателям «конструировать сатирическую картину современного мира и усиливать прагматический потенциал журнала», целью которого было формирование общественного мнения по актуальным проблемам российской и местной жизни.

Проблемам типологии посвящены работы ставропольских исследователей М.А. Варенниковой («Типологические особенности журнала “Педагогический сборник” (1864—

1918 годы)») и Ю.А. Клец («Неофициальная часть “Ставропольских губернских ведомостей” (1860—1880 годы): типологические особенности»). Обзор системы печати на Ставрополье в 1920-е годы дан в работе О.А. Петренко (Ставрополь), влияние поэзии Киплинга на жизнь и творчество советских по-этов-журналистов стало предметом сообщения аспиранта ИП. Мардынскою (Краснодар).

Анализу различных аспектов методики журналистского творчества посвящены сообщения доктора филологических наук, доцента А.М. Шестериной (Тамбов) «Проблема воплощения полемического начала в интервью», кандидата филологических наук, доцента Н.В. Бергер (Волгоград) «Проблема исполь-

зования компромата в журналистских расследованиях».

Эмоциональным и образным был доклад доктора филологических наук, профессора А.Л. Глотова (Тернополь) «Функция репортажа в процессе формирования социально-культурного сообщества Украины», в котором автор обращается к современным проблемам функционирования украинской журналистики.

В работе кандидата филологических наук, доцента Т.Л. Каминской (Новгород Великий) анализируется образ аудитории массмедиа России («Образ аудитории российской периодики в контексте общественных изменений»). Тема, безусловно, актуальная, причем не только для лингвистов, социологов, политологов, но и для журналистов. Автор делает вывод, что журналисты, ориентируясь на «своего» читателя, «эксплицируют свое представление об этом читателе», используя в том числе лингвистические маркеры.

Лексический анализ публикаций Леонида Никитинского сделал в одноименном докладе ассистент А.В. Пичугин (Волгоград).

Секционные заседания проходили в атмосфере профессиональной заинтересованности, творческой дискуссионности, докладчики имели возможность поделиться инновационными идеями не только в области науки, но и образовательных технологий.

И. В. Великанова, Е.А. Смирнова