О.Ю. Золотухина

ПРОБЛЕМА «ХРИСТИАНСТВО И РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА»

В СОВРЕМЕННОЙ ФИЛОЛОГИИ

Анализируются работы известных ученых, посвященные проблеме «Христианство и русская литература» в современном литературоведении; выявляются основные научные, методологические подходы. Материал по теме исследования был собран в Российской национальной библиотеке и Библиотеке Академии наук г. Санкт-Петербурга.

На сегодняшний день проблема связи христианства и русской литературы является очень значимой. По идеологическим причинам советское литературоведение не касалось данной темы, находя в творчестве русских писателей элементы классовой борьбы. Довольно часто это приводило к неверной интерпретации многих произведений. В связи с распадом Советского Союза в начале 90-х гг. ХХ в. к православному характеру русской литературы был проявлен большой интерес. Появились труды исследователей, посвященные проблеме связи всей русской литературы с христианством.

Одним из первых, кто открыто коснулся этой темы, был академик А.М. Панченко. С конца 1980-х гг. он пишет статьи, посвященные отдельным аспектам проблемы [1-5], в которых утверждает, что, несмотря на попытку обособления культуры от веры в XVII в., новая русская культура и новая русская литература все-таки имеют связь с православным мировоззрением, в этом их главное отличие от западной культуры и литературы.

В начале 1990-х гг. к проблеме христианских традиций русской литературы обращается другой известный литературовед Ю.М. Лотман. В 1991 г. он публикует статью «Русская литература послепетровской эпохи и христианская традиция» [6]. Исследователь отмечает, что долгое время считалось, что XVIII в. был веком рационализма, и христианская традиция была прервана. Ю. М. Лотман не согласен с этой версией. Он утверждает, что в русской литературе послепетровской эпохи не было разрыва с христианством, и аргументированно выделяет традиции, которые идут от средневековой русской культуры, генетически связанной с православием, чем подчеркивает принципиальное отличие русской литературы от западной. К основным христианским литературным традициям Ю. М. Лотман относит традицию видеть в писателях неких духовных учителей, а также предъявление особых требований к личности писателя.

В начале 1990-х гг. данную тему начинают разрабатывать отдельные научные центры, организующие научно-практические конференции. Основным серьезным научным центром, приступившим к академической разработке темы связи русской литературы с православием, стал ИРЛИ РАН (Пушкинский Дом). Ученые Института В. А. Котельников, Ю.К. Герасимов, А.М. Любомудров разработали концепцию новой конференции, получившей название «Православие и русская культура». Конференция ежегодно проводилась в Пушкинском Доме в течение 10 лет (1994-2003). В 5-м сборнике «Христианство и русская литература» были опубликованы хроники всех конференций с тезисами наиболее значимых докладов [7], а также статья

А.М. Любомудрова, в которой исследователь подвел

итог 10-летней работы конференции [8]. Именно в рамках конференции «Православие и русская культура» ученые из ИРЛИ, а также других научных центров разрабатывали научные концепции по проблеме «Христианство и литература», между ними нередко возникала полемика. Среди множества ученых, участвовавших в конференции, можно выделить нескольких исследователей, внесших особый вклад в научную разработку данной проблемы.

Первым среди них, безусловно, следует назвать

В. А. Котельникова, одного из организаторов конференции, редактора сборников «Христианство и русская литература», автора многих основополагающих трудов по данной проблеме [9]. Выявляя в своих работах православные традиции русской литературы, заложенные еще в древнерусский период и сохранившиеся вопреки секуляризации, находя причины ее духовной глубины и особой значимости в религиозной позиции писателей, В.А. Котельников во многом был созвучен

А.М. Панченко и Ю.М. Лотману. Однако его исследования касались в основном только русской литературы XIX в. Перед современным литературоведением в начале 90-х гг. ХХ в. встал вопрос о разработке концепции православного характера всей русской литературы.

Одним из ученых, плодотворно занимавшихся данной проблемой, стал И.А. Есаулов, профессор, доктор филологических наук из Москвы, постоянный участник конференции «Православие и русская культура». В 1995 г. выходит монография ученого «Категория соборности в русской литературе» [10]. В ней исследователь отмечает, что «постсоветская» история русской литературы переживает кризис, поэтому необходима новая концепция русской литературы. С точки зрения ученого, для русского типа культуры, русского типа ментальности характерна категория соборности - ведущая категория русского православного христианства. В связи с этим он предлагает новую теоретическую концепцию, глубинно связанную с доминантным для отечественной культуры типом христианской духовности. По мнению И.А. Есаулова, во многих произведениях русской литературы есть общий для русской словесности православный код, и без актуализации категории соборности в их поэтике упускается чрезвычайно существенная сторона, укореняющая их в определенном типе культуры.

Среди ученых, внесших особый вклад в изучение проблемы связи русской литературы с христианством и в разработку методологических аспектов данного вопроса, следует назвать П.Е. Бухаркина, профессора СПбГУ. Исследуя отношения православной церкви и светской литературы в новое время, П.Е. Бухаркин утверждает, что при изучении данной проблемы необхо-

димо разделять категории христианства и церковности [11, 12]. Ученый отмечает, что с христианством в культуре нередко связано то, что к церкви отношения не имеет. Смешение категорий христианства и церковности часто приводит филологов к принципиальным ошибкам. Для того чтобы разделить данные категории, исследователь приводит некоторые литературные темы, имеющие отношение к христианской традиции, однако не означающие воцерковленности писателей или героев. К одной из таких тем он относит тему аскетизма. Очевидно, что данная тема заложена в русской литературе христианской традицией. По мнению П.Е. Бухаркина, в XIX в. идеи аскетизма приобретают в этической атмосфере русской литературы особую значимость, но обнаруживаются у писателей, весьма далеких от церковного сознания. Данной темы касается

Н.А. Некрасов в стихотворении «Суров ты был»,

Н.Г. Чернышевский в образе Рахметова, А.М. Горький в образе Павла Власова, Н.А. Островский в образах героев произведения «Как закалялась сталь». П.Е. Бухар-кин утверждает, что «во всех этих случаях авторы обнаруживают в своем творчестве христианские по происхождению и смыслу темы, становясь тем самым причастными христианскому искусству. Но с Церковью никаких отношений у них нет, а если и есть, то чисто негативные» [11. С. 33]. Таким образом, исследователь обосновывает различие проблем «литература - церковь», «литература - христианство».

Говоря о диалоге церкви с литературой, П.Е. Бухар-кин приходит к выводу, что «литература <...> пользующаяся одним с Церковью художественным языком, не уходила далеко от церковных стен» [12. С. 167]. Исследователь утверждает, что, несмотря на секуляризацию, в русской литературе сохранились православные традиции, связанные с отражением православной соборности в произведениях и особым русским писательским типом, имевшим характерные свойства учительства, наставничества.

Наиболее значимым в разработке гипотезы христианского характера русской литературы явились работы доктора богословия, преподавателя Московской Духовной академии М.М. Дунаева, посвященные связи православия и русской литературы [13-15]. В данных исследованиях ученый исходит из концепции, что самое важное в русской литературе - это ее религиозное, православное миропонимание. При этом религиозность литературы проявляется не в простой связи с церковной жизнью и не в исключительном внимании к сюжетам Священного Писания, а в том, что «русские писатели смотрели на жизненные события, характеры, стремления людей, озаряя их светом евангельской истины, мыслили в категориях Православия» [13. С. 4]. Свое творчество, по мнению Дунаева, «писатели сознавали как служение пророческое (чего остальная, католическая и протестантская, Европа не знала), отношение к деятелям литературы как к духовным прорицателям сохранилось в русском сознании до сих пор» [13. С. 6]. Изначально, по мнению ученого, литература на Руси возникла как духовная, религиозная. «Новая (светская) литература созидалась на традициях предшествующих веков, традиции же эти были освящены идеалами Православия. Вот главная особенность вели-

кой русской литературы: это литература прежде всего ПРАВОСЛАВНАЯ» [13. С. 5].

Таким образом, обосновав в начале исследования данную концепцию, богослов М.М. Дунаев начинает рассматривать историю русской литературы с точки зрения православной догматики, что приводит ученого к весьма неординарным выводам. Обоснованная им концепция четко доказывается лишь при рассмотрении произведений тех писателей, творчество которых было действительно связано с христианством (Н. Гоголь, Ф. Достоевский, И. Шмелев, Б. Зайцев). Однако в ходе анализа творчества писателей, которые не были воцер-ковленными и не стремились к этому, становится очевидным явное противоречие между концепцией М.М. Дунаева, по которой вся русская литература якобы православная, и выводами, к которым он приходит. На это, анализируя в одной из своих работ труды исследователя, указал один из организаторов конференции «Православие и русская культура» А.М. Любомудров. Для подтверждения этого противоречия Любомудров привел ряд цитат из работы Дунаева, в которых православие писателей не просто не подтверждается, а опровергается с самой ортодоксальной точки зрения:

1. «В литературе одним из самых яростных врагов Церкви стал Антиох Дмитриевич Кантемир» [16.

С. 104].

2. «Для Тургенева молитва есть не более чем отвержение арифметической непреложности. А Благодати он явно предпочел разум» [16. С. 104].

3. «Лесков к концу жизни одержим ненавистью к Православию» [16. С. 105].

4. «Цель Андреева - унижение Христа и Апостолов» [16. С. 105].

5. Блок «был бесчувствен к подлинной религиозной, церковной жизни» [16. С. 105].

6. «Сознавал то Горький или нет, но совершал он <...> несомненное служение бесу» [16. С. 105].

Если сопоставить взгляды М. М. Дунаева и ученых, чьи концепции по проблеме связи христианства с русской литературой мы проанализировали ранее (свои исследования ученые вели практически параллельно), то становится очевидным совпадение многих идей. М.М. Дунаев, как и А.М. Панченко, Ю.М. Лотман,

В.А. Котельников, П.Е. Бухаркин, отмечает, что изначально русская литература появилась как религиозная и вопреки секуляризации сохранила многие христианские традиции, такие как пристальное внимание к духовным проблемам, к совести, осознание писателями своего служения как пророческого, особое отношение к писателям как к духовным прорицателям. На основе наличия данных традиций в литературе и присутствия их в творчестве писателей, даже видимо порвавших с верой, М. М. Дунаев и выстраивает свою концепцию. То есть, если воспользоваться методологией П.Е. Бу-харкина, он подчеркивает связь литературы с христианством. Однако очевидно, что при разборе творчества писателей М. М. Дунаев, прежде всего как богослов, оценивает их отношения с православной верой и отражение ее догматов в произведениях, т.е. анализирует проблему «литература - церковь». На наш взгляд, противоречие в его работах возникает именно из-за смешивания разных категорий. Концепцию он выводит на

основе наличия христианских традиций в произведениях русской литературы, а затем оценивает данные произведения с точки зрения православной догматики, считая православие единственным критерием истины и тщательно акцентируя любое отступление от него. Тем не менее по объему материала, по глубине разработки и по качеству поданной информации, касающейся именно религиозной сферы творчества русских классиков, работы М. М. Дунаева, безусловно, являются очень значимым вкладом в исследование проблемы «Православие и русская литература».

В начале 2000-х гг. А.М. Любомудров пишет работы, посвященные методологическим проблемам православного литературоведения [16, 17]. В них ученый утверждает, что изучение проблемы «Христианство и литература» требует выработки более тонкого методологического аппарата. В частности, «для адекватного анализа явлений культуры необходимо дифференцированно употреблять определения «религиозный», «христианский», «православный», «церковный» [16. С. 87]. По мнению исследователя, без уточнения понятия «христианский», вопрос, была ли христианской русская литература, лишен всякого смысла. А.М. Любомудров подчеркивает, что на сегодняшний день слова «христианство» и «христианский» охватывают очень широкий спектр явлений и оказываются лишены всякого сущностного смысла. «Сегодня словосочетания «христианская культура», «христианская эра», «христианская цивилизация», скорее, очерчивают временные, национальные, географические, культурные рамки, чем привязывают явления к определенному миросозерцанию» [16. С. 89]. Также, по мнению ученого, многовековую историю имеет традиция понимания христианства как набора моральных правил, при котором всякое проявление доброты и сочувствия можно назвать «христианским поступком». Таким образом, христианская догматика, со-териология остается вне поля зрения, христианство предстает практически не связанным с церковью. Для сознания христианина, по мнению А.М. Любомудрова, подобный разрыв невозможен, а для многих исследователей это стало почти нормой. Поэтому ученый призывает исследователей четко определять, что конкретно они имеют в виду под «христианским».

В меньшей степени, по мнению А. М. Любомудрова, широким трактовкам подвергается понятие «православие». С внешней точки зрения, это одна из конфессий, для православного человека - это единственно правильное исповедание, которое дает возможность спасения. Ученый утверждает, что в разряд православных гораздо труднее зачислить явления гуманистического ряда, нецерковного мистицизма. «Православие - это комплекс догматических, канонических, вероисповедных истин. <... > Следует подчеркнуть, что это прежде всего вера, а не традиция» [16. С. 90].

Однако в литературоведении все же происходят попытки отъединить православие и от Христа, и от церкви. А.М. Любомудров для устранения погрешностей предлагает дополнить существующий спектр исследовательских направлений еще одним - категорией церковности.

Исследователь напоминает, что православие есть жизнь церкви и жизнь в церкви, и считает необходи-

мым называть православными те явления культуры, где так или иначе присутствует церковь. Исходя из этого, по мнению ученого, при изучении церковности художественных произведений необходимо установить, присутствует ли церковь в их художественном мире. «Православным произведением может считаться такое, художественная идея которого включает в себя необходимость воцерковления для спасения. Его герой либо во-церковлен, либо антицерковен, либо на этапе движения от одного состояния в другое, либо, наконец, равнодушен к Церкви. Но если нет этой соотнесенности с Церковью, <...> очевидно, говорить о православии неправомерно. <...> Конечно, художник при этом может тонко и проницательно воссоздать глубокие состояния человеческой души, “живописать страсти”, оправдывая, либо осуждая их. Но не следует применять к такому артефакту определение «православный» [16. С. 99]. Другая сторона проблемы, по мнению А.М. Любомудрова, - церковность самого автора, проявляющаяся как в художественном сознании писателя, так и в публицистике, дневниках, переписке, фактах биографии. При исследовании церковности художественного творчества данную информацию необходимо учитывать. А.М. Любомудров считает, что необходимо выделить в русской классике особый тип реализма, отображающий реальность церкви в мире -духовный реализм.

Труды А. М. Любомудрова еще более подчеркнули тот вклад, который внесли в разработку проблемы ученые из Пушкинского Дома, а также продемонстрировали продуктивность работы конференций «Православие и русская культура», проходивших в этом учреждении.

Анализ всех исследований, начиная с работ религиозных философов, приводит к выводам, что все ученые подчеркивают генетическую связь русской литературы с христианством, т.к. она появилась на Руси вследствие его принятия. В этом ее принципиальное отличие от западной литературы, возникшей еще в период античности. Секуляризация, по мнению многих ученых, не смогла окончательно отделить светскую литературу от церкви. В русской литературе сохранились христианские традиции, которые во многом и определяют ее глубину и значимость и обусловливают ее существенные отличия от западной литературы. К наиболее важным традициям следует отнести:

- внимание к духовным проблемам, нравственности, совести, поиск жизненной правды;

- учительство, дидактичность русской литературы, восприятие писателей как определенных духовников;

- пристальное внимание к личности писателей, к их нравственному облику;

- идея соборности, достаточно часто отражающаяся в русских произведениях.

Несомненно, что русская культура и русский менталитет во многом связаны с православной традицией. Поэтому часто русские писатели отражали христианские идеи в произведениях, но совершенно не связывали их с церковностью. На наш взгляд, разведение проблем «литература - церковь», «литература - христианство», сделанное П.Е. Бухаркиным, является принципиально значимым.

Критерий церковности, предложенный А. М. Любо-мудровым, и определение им православного произве-

дения как произведения, отражающего реальность церкви в мире, представляются нам наиболее удачными. Данный критерий, несомненно, призван помочь разграничить действительно православные произведения, отражающие идеи церковности, от произведений, несущих христианские традиции, связанные с ментальностью писателя, принадлежностью его к определенному типу культуры, но совершенно не доказывающие его воцерковленность.

Принимая во внимание все вышеизложенное, можно выделить три основных подхода к изучению христианского аспекта творчества какого-либо автора:

1. Выявление христианских традиций в произведениях писателя.

2. Исследование отношений писателя с церковью как на уровне произведений, так и на уровне биографии.

3. Изучение христианских образов и мотивов на текстовом уровне. Анализируя христианские образы, реминисценции и т.п., необходимо четко определить их функцию в тексте того или иного произведения.

Очевидно, что при исследовании религиозного аспекта творчества писателя, ученый должен обладать определенными знаниями о религии, а также придерживаться принципа объективности. Цель филолога -анализировать факты, а не давать им оценку с той или иной точки зрения. Не следует забывать, что русские писатели не являлись церковными деятелями и не ставили перед собой принципиальную задачу утверждать православные истины. Проблема веры есть проблема личная, интимная. Задача исследователя - лишь отражать факты, при этом не смешивая понятия и не выдавая одно явление за другое.

ЛИТЕРАТУРА

1. Панченко А.М. Петр I и веротерпимость / А.М. Панченко // Приложение к газете «Литератор». - 1990. - № 1. - С. 21-32.

2. Панченко А.М. Пушкин и русское православие / А.М. Панченко // Русская литература. - 1990. - № 2. - С. 32-43.

3. Панченко А.М. Ранний Пушкин и русское православие / А.М. Панченко // О русской истории и культуре. - СПб.: Азбука, 2000. - С. 281-302.

4. Панченко А.М. Русский поэт или мирская совесть как религиозно-культурная проблема / А.М. Панченко // О русской истории и культуре. -

СПб.: Азбука, 2000. - С. 303-318.

5. Панченко А.М. Эстетические аспекты христианизации Руси / А.М. Панченко // Русская литература. - 1988. - № 1. - С. 50-59.

6. Лотман Ю.М. Русская литература послепетровской эпохи и христианская традиция / Ю.М. Лотман // Избранные статьи: В 3 т. - Таллинн:

Александра, 1993. - Т. 3. - С. 127-137.

7. Хроники международных научных конференций «Православие и русская культура (1994-2003) // Христианство и русская литература: Сб. ст.

/ Отв. ред. В.А. Котельников, О.Л. Фетисенко. - СПб.: Наука, 2006. - С. 598-718.

8. Любомудров А.М. Десять лет конференции «Православие и русская культура» в Пушкинском доме (1994-2003) / А.М. Любомудров // Хри-

стианство и русская литература: Сб. ст. / Отв. ред. В.А. Котельников, О.Л. Фетисенко. - СПб.: Наука, 2006. - С. 592-597.

9. Котельников В.А. Православие в творчестве русских писателей XIX в.: Дис. ... д-ра филол. наук / В.А. Котельников. - СПб., 1994. - 40 с.

10. Есаулов И.А. Категория соборности в русской литературе / И.А. Есаулов. - Петрозаводск: Изд-во Петрозавод. ун-та, 1995. - 288 с.

11. Бухаркин П.Е. Православная Церковь и светская литература в новое время: основные аспекты проблемы / П.Е. Бухаркин // Христианство и русская литература: Сб. ст. / Отв. ред. В.А. Котельников. - СПб.: Наука, 1996. - С. 32-60.

12. Бухаркин П.Е. Православная Церковь и русская литература в ХУШ-ХГХ веках: Проблемы культурного диалога / П.Е. Бухаркин. - СПб.: Изд-во СПб. ун-та, 1996. - 172 с.

13. Дунаев М.М. Вера в горниле сомнений: Православие и русская литература в ХУІІ-ХХ вв. / М.М. Дунаев. - М.: Издательский Совет Рус. Правосл. Церкви, 2002. - Т. 1. - 1056 с.

14. Дунаев М.М. Православие и русская литература: Учеб. пособие: В 6 ч. / М.М. Дунаев. - М.: Христианская литература, 1996. - Ч. 1. - 320 с.

15. Дунаев М.М. Православные основы русской литературы ХІХ в.: Дис. ... д-ра филол. наук / М.М. Дунаев. - М., 1999. - 49 с.

16. Любомудров А.М. Церковность как критерий культуры / А.М. Любомудров // Христианство и русская литература: Сб. ст. / Отв. ред.

В.А. Котельников. - СПб.: Наука, 2002. - С. 87-109.

17. Любомудров А.М. Духовный реализм в литературе русского зарубежья: Б.К. Зайцев, И.С. Шмелев / А.М. Любомудров. - СПб.: Дмитрий Буланин, 2003. - 272 с.

Статья представлена научной редакцией «Филология» 8 мая 2008 г.