КОГНИТИВНАЯ ЛИНГВИСТИКА И ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЯ

УДК 8.08 ББК Ш143.24-7 М 21

ПРОБЛЕМА АДЕКВАТНОСТИ ПЕРЕВОДА МЕТАФОРИЧЕСКОГО КОНЦЕПТА ЦВЕТА (НА МАТЕРИАЛЕ ПЕРЕВОДОВ ПОЭЗИИ Г. ТРАКЛЯ)

И.Г. Мальцева, Н.В. Пестова

Статья посвящена проблемам перевода поэзии австрийского поэта Г. Тракля. Цветовая метафора преобладает в творчестве поэта и играет важную роль для понимания его творчества. Цветовые метафоры поэта являются средством и результатом формирования и функционирования его метафорических концептов цвета. Данные концепты содержат в себе информацию о том, что поэт знает, предполагает и воображает об объектах реального и созданного им мира. При переводе поэзии Г. Тракля наиболее важен не эквивалентный перевод цветовой метафоры, а адекватный перевод метафорического концепта цвета.

Поэзия австрийского поэта Г. Тракля (1887— 1914) до сих пор привлекает внимание исследователей. На данный момент собрано, опубликовано и переведено все до последней строчки, включая письма и деловые бумаги поэта. Сосчитаны, проанализированы и сгруппированы все его слова, определены все поэтические приемы, особенности синтаксиса, выявлены специфические случаи «син-тетосемии» («одновременной многозначности»)1. Однако, загадка его поэзии и мира, который он создал с ее помощью, так и не раскрыта.

Своеобразная поэтическая система Г. Тракля достаточно изучена в германистике с точки зрения лингвостилистики и лингвопоэтики (Ср.: Laue 1949; Schneider 1954; Lohner 1956; Goldmann 1957; Mautz 1957; Schneider 1961; Muschg 1961; Schiocker 1967; Wetzel 1968; Kemper 1970; Philipp 1971; Wolfheim 1985; Methlagl 1995 и др.), однако, она еще не стояла в центре внимания когнитивной лингвистики и сопоставительного, типологического языкознания.

Через призму немецкого языка Г. Тракль концептуализирует мир совершенно особым образом. Он создает свой мир, свой собственный миф и воплощает его в иррациональной ясности зашифрованных образов.

Г. Тракля можно назвать поэтом одного стихотворения, все его поэтические тексты являются элементами единого полотна, отражающего всю неповторимость и загадочность видения мира поэта, которое он создает с помощью звуков, цвета, света и тени. Эта «герметичность», нерасчленен-ность лирического пространства Г. Тракля создает

одну из существенных трудностей при переводе его поэзии.

В творчестве Г. Тракля цвет, а в частности цветовая метафора, является одним из основных способов познания и объяснения мира, что доказывает наличие в поэтическом сознании поэта визуальной доминанты, реализующейся за счет высокой степени концентрации данной метафоры в минимальном речевом отрезке.

С помощью своих цветовых метафор Тракль открыл для себя и для искусства новые горизонты. В экспериментах с цветом поэт так ясно выражает стиль своей поэзии, что, по мнению К.Л. Шнейдера, исследование цвета должно опережать все другие исследования2.

Метафорическая функция цвета в лирике Г. Тракля характеризуется тем, что цвету самому по себе больше не присуще значение объективного феномена, он становится субъективно нагруженным.

Курт Мауц выделяет три существенных момента, определяющих характер цветовой метафоры Г. Тракля:

1) освобождение цвета от чувственно воспринимаемого предмета, т. е. слово-цветообозначение может относиться к феноменам, которые не принадлежат к сфере зрительного восприятия: например, blaues Lachen, goldener Schritt, weiße Stimme, roter Abendwmd.

2) относительная абстрактность непосредственного восприятия цвета как такового: цветовая метафора может вступать в противоречие с названием цвета или с качеством восприятия предмета:

например, schwarzer Schnee, weißes Herz, blaue Finsternis, schwarze Tränen.

3) субъективизация значения цвета: цвет становится вместилищем аффектов, и аффективная цветовая метафора может относиться к феноменам и процессам, вообще не связанным со сферой чувственного восприятия: например, purpurne Seuche, schwarzes Schweigen, weißer Schlaf, blauer Augenblick3.

Цветовые метафоры у Г. Тракля становятся средством и результатом формирования его индивидуальных метафорических концептов цвета, в которых содержится информация о том, что поэт знает, думает, предполагает и воображает об объектах реальной и созданной им действительности. Его метафорические концепты цвета создают систему индивидуальных образов, разрушая сложившиеся стереотипы сознания.

Среди многочисленных исследований творчества австрийского поэта отсутствуют работы, систематизирующие и описывающие глубину, объем и характер метафорических концептов цвета в лингвокультурном, эстетическом и когнитивном аспектах.

Исследователи творчества Г. Тракля (Laue 1949, Schneider 1954, Goldmann 1957, Mautz 1957, Philipp 1971, Wolfheim 1985) выделяют следующие характеристики цвета у Г. Тракля: поливалентность, моновалентность (Goldmann, Philipp, Wolfheim) и негативность, позитивность, амбивалентность (Laue, Schneider, Mautz), которые определяют эстетическое и символическое наполнение концепта. В нашем исследовании мы рассматриваем эти характеристики как признаки цветовых концептов абстрактного уровня.

Поливалентность / моновалентность цветового концепта мы определяем как квантитативные признаки, они указывают на способность цвета в рамках цветового концепта сочетаться с понятиями различного спектра значений, а также на возможность использования цвета как в прямом, так и в метафорическом смыслах.

Позитивность / негативность и амбивалентность цветового концепта мы относим к квалитативным признакам, которые предполагают использование цвета в рамках цветового концепта только в метафорическом значении. Данные квалитативные признаки находят свое выражение в цветовых метафорах поэта.

К одной из особенностей цветовых метафор относится двойственный, противоречивый характер цвета в составе цветового концепта. Эта двойственность позволяет Г. Траюпо использовать цвет в трех различных метафорических функциях: негативно, позитивно и амбивалентно. Часто в одном и том же стихотворении Г. Тракль несколько раз использует один и тот же цветовой концепт, но в цветовых метафорах акцентируются его различные признаки.

Например, в стихотворении «Helian» («Гели-ан»): «Wo die Zeder, ein weiches Geschöpf, / Sich unter den blauen Brauen des Vaters entfaltet»4 - ‘где кроткие творенья - кедры / разметались под голу-

быми бровями Отца’ (перевод В. Летучего5) - в метафоре «die blauen Brauen des Vaters» сочетание цвета blau с существительным «Vater», в данном случае бог, божество, определяет однозначное выражение признака позитивности цвета. Однако в заключительной строке этого же стихотворения признак меняется на противоположенный - «Lasset das Lied auch des Knaben gedenken... / Des Verwesten, der bläulich die Augen aufschlägt»6, ‘Да помянет песня и отрока... / кто из тленья открыл голубые глаза.’ (В. Летучий)7.

В качестве примера выражения признака амбивалентности можно процитировать четверостишье из стихотворения «Sebastian im Traum» («Себастьян во сне»): «Oder wenn er an der harten Hand des Vaters / Stille den finstern Kalvarienberg hinanstieg / Und in dämmernden Felsennischen/Die blaue Gestalt des Menschen durch seine Legende ging...»* - ‘Или: когда вцепясь в жёсткую руку отца, / он тихо всходил по склону мрачной Голгофы, /ив сумерках скальной пещеры возникла / синяя тень человека из преданий о нём самом’ (В. Летучий)9.

В структуре каждого метафорического концепта цвета мы выделяем ядро, в которое входит прилагательное/наречие цвета, ближнюю периферию, где располагается субстантивированное прилагательное цвета, и дальнюю периферию, к которой относится прилагательное/наречие со сниженной интенсивностью цвета. Название метафорического концепта соответствует конкретному цвету, каждый концепт многослоен и обладает группой характерных семантических признаков, крайне важных для замкнутой художественной системы Г. Тракля.

Помимо семантических характеристик важную роль в метафорическом концепте цвета приобретает синтаксическая функция цветовой метафоры. Атрибутивное или предикативное употребление прилагательного в составе цветовой метафоры («die alten Wasser gurgeln ein blaues Lachen», «Der Katze Schatten gleitet blau und schmal»), согласованность/несогласованность определения, выраженного прилагательным со значением цвета («Kastanien schwarz und wüst», «in schwarzer Novemberzerstörung»), в значительной степени формируют поэтическое высказывание, его особый ритм и интонации.

Сравнение оригинала и его переводов показало более частое отсутствие симметрии, чем её наличие, в переводе прилагательных, обозначающих цвет, в составе цветовой метафоры. Можно выделить три преобладающие переводческие стратегии: опущение («aus den blauen Augen des Liebenden» - ‘из глаз любовников’), замена (семантическое развертывание: «Blaue Blume» - ‘Голубая лобелия - синий цветок’; замена прилагательного другой частью речи со сходной семантикой: «Schwarze Himmel von Metall» - ‘Небо исчернил металл’, «schwarze Höhle» - ‘сумрак пещеры’, «Im schwarzen Wald» - ‘в чернеющей чаще’,

Когнитивная лингвистика и лингвокультурология

«Purpurne Seuche» - ‘Чума красногубая’, «rötlich steigt der Fisch» - ‘рыбешка, алея, застыла’) и добавление (добавление эпитета: «Über den

schwarzen Winkel hasten» - ‘Чёрной тучей над зарослью чёрной’; разновидностью добавления можно считать удвоение прилагательного или наречия в переводе: «in schwarzen Wipfeln» - «в кронах, где темным-темно»).

Таким образом, мы полагаем, что при переводе поэзии Г. Тракля на русский язык крайне важна не эквивалентность перевода цвета как такового (braun = коричневый), а адекватность перевода всего метафорического концепта цвета, который является комплексом понятий, представлений, чувств и эмоций.

Под адекватным переводом метафорического концепта цвета мы понимаем перевод, вызывающий у читателя интеллектуальную и/или эмоциональную реакцию и сохраняющий структуру, характер и признаки метафорических концептов цвета, отражающих как объективную картину мира поэта, так и его субъективную картину видения на максимально возможном уровне эквивалентности10.

Под эквивалентным переводом метафорического концепта цвета мы понимаем перевод, воспроизводящий языковое содержание оригинального метафорического концепта цвета при сохранении максимально возможной общности отдельных сем, входящих в значения соотнесенных слов в оригинале и переводе11.

Таким образом, можно выделить 4 соотношения адекватности и эквивалентности при переводе метафорических концептов цвета Г. Тракля.

1. Достижение адекватности метафорического концепта при сохранении языковой эквивалентности цветовой метафоры. Этот подход можно проиллюстрировать на примере переводов прозо-поэм Г. Тракля, а также его стихов, написанных верлибром.

Этой ночью померкла глаз моих синева,

Die Bläue meiner Augen ist erloschen in dieser Nacht,

Das rote Gold meines Herzens. O! wie stille brannte das Licht.

Dein blauer Mantel umfing den Sinkenden;

Dein roter Mund besiegelte des Freundes Umnachtung.

(«Nachts»)1

2. Достижение адекватности метафорического концепта цвета при языковой неэквивалентности перевода цветовой метафоры. Здесь мы наблюдаем адекватное отражение наполнения цветового концепта и его признаков, а также сохранение метрики, ритмики и рифмовки стихотворений, часто за счет неэквивалентного перевода цветовой метафоры.

О, der schwarze Engel, der leise aus dem Innern des Baums trat,

Da wir sanfte Gespielen am Abend waren,

Красное золото сердца. О! Как тихо горел огонь.

Синий твой плащ окутал тонущего во тьме,

Алый твой рот запечатал безумье друга.

(О. Бараш)13

16

Am Rand des bläulichen Brunnens.

Ruhig war unser Schritt, die runden Augen in der braunen Kühle des Herbstes,

O, die purpurne Süße der Sterne.

(«An einen Frühverstorbenen»)14 О, черный ангел, что из дерева вышел, тих,

Когда мы играли порой вечерней У голубого колодца.

Спокоен был шаг, и круглые стыли глаза в карей осенней прохладе.

О, звезд пурпурная сладость.

(К. Соколова)15

О, черный ангел, что молча из недр древесных ступил,

Когда были мы мирные дети в час вечерний,

У колодца, чья глубь голубела.

Покоен был шаг наш, округленны глаза в бурой осенней прохладе.

О, пурпурная сладость звезд.

(С. Аверинцев)

3. Неадекватность при переводе метафорического концепта цвета при сохранении языковой эквивалентности в переводе цветовой метафоры.

Es dämmert. Zum Как в сумерках род-

Brunnen gehn die alten ник старухам рад!

Fraun. Во тьме каштана Beim Dunkel der Kastanien сел красный блик.

lacht ein Rot. Горячий под, и хлеб-

Aus einem Laden rinnt ein ный дух - на миг.

Duft von Brot Подсолнухи свисают

Und Sonnenblumen вдоль оград,

sinken übern Zaun. (A. Прокопьев)18

(«Die Verfluchten»)17

В данном примере при эквивалентном переводе цветовой метафоры, наблюдается утрата ментальной адекватности метафорического концепта «rot», выраженного в данном примере абсолютной метафорой цвета. Для передачи подобной метафоры важнейшим фактором является то, что поэтический образ не соотносится ни с каким денотатом, или референтом, освобождается от пут референтных связей с действительностью и метафорический перенос остается невербализованным.

4. Неадекватность при переводе метафорического концепта цвета и языковая неэквивалентность при переводе цветовой метафоры.

Silbern schaut ihr Bild im Тускло в зеркале мер-Spiegel цает

Fremd sie an im Свет, написанный на

Zwielichtscheine звездах.

Und verdämmert fahl im Тускло жизнь её мерцает Spiegel И трепещет черный

Und ihr graut vor seiner воздух.

Reine. (В. Топоров)

(«Die junge Magd»)

Анализ более 300 стихотворений поэта и их переводов позволил выявить следующие виды нарушений адекватности перевода цветовых концептов.

Первым видом нарушения является изменение семантических признаков концепта. Здесь можно

выделить: а) полную подмену семантических признаков одного концепта семантическими признаками другого самостоятельного концепта и б) смешение семантических признаков двух концептов.

Вторым видом нарушения является расширение ассоциативного поля концепта и превалирование субъективной мотивированности при переводе цветовой метафоры, входящей в состав концепта, в том случае, если они приводят к деформации структуры концепта.

И, наконец, третий вид нарушения - перераспределение ядерных и периферийных элементов концепта. Здесь можно выделить: а) смену частей речи и б) снижение интенсивности цвета.

Проанализировав указанные виды нарушений адекватности перевода метафорических концептов Г. Тракля, мы предполагаем, что их главной причиной является следующее.

При переводе поэзии Г. Тракля переводчики часто акцентируют свое внимание не на переводе метафорического концепта цвета, а ориентируются на наиболее эквивалентный, с их точки зрения, перевод цветовой метафоры.

Таким образом, анализируя метафорические концепты цвета Г. Тракля, мы имеем дело с сопоставлением оригинальных метафорических концептов цвета автора и концептов переводчика как представителей этноокрашенного языкового и художественного сознания.

'Летучий В. Георг Тракль: Жизнь и поэзия // Георг Тракль. Полное собрание стихотворений. М.. Фазус, 2000. С. 12.

2 Schneider K. L. Der bildhafte Ausdruck in den Dichtungen Georg Heyms, Georg Trakls und Emst Stadlers. Studien zum lyrischen Sprachstil des deutschen Expressionismus. Heidelberg, 1961. S, 127.

3 Mautz K. Die Farbensprache ёфexpressionistischen Lyrik // Deutsche Vierteljahrsschrift für Literaturwissenschaft und Geistesgeschichte. Stuttgart, 1957. S. 207-209.

4 Тракль Г. Стихотворения..Цроза. Письма СПб.: Symposium, 2000. С. 144.

5 Тракль Г. Полное собрание стихотворений. М.: Фазус, 2000. С. 97.

6 Тракль Г Стихотворения. Проза. Письма СПб.: Symposium, 2000. С. 146.

7 Тракль Г. Полное собрание стихотворений. М.: Фазус, 2000. С. 98.

8 Тракль Г. Стихотворения. Проза Письма СПб.. Symposium, 2000. С. 172.

9 Тракль Г. Полное собрание стихотворений. М.: Фазус, 2000. С. 138.

10 Мальцева И.Г Проблема адекватности и эквивалентности при переводе цветовых концептов Г. Тракля // Студенческая научная конференция 2005: материалы научн. конф.. Актуальные проблемы лингвистики и методики. Екатеринбург, 2005. С. 45.

11 Там же. С. 46.

12 Тракль Г. Стихотворения. Проза. Письма СПб.. Symposium, 2000. С. 188.

13 Тракль Г. Избранное. М., 1994.

14 Тракль Г. Стихотворения. Проза. Письма СПб.: Symposium, 2000. С. 222.

15 Там же. С. 580.

16 Там же. С. 223.

17 Там же. С. 200.

18 Тракль Г. Избранные стихотворения. М.: Carte Blanche, 1994. C. 37.