ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ

Т. И. БРЕСЛАВЕЦ

кандидат филологических наук, ДВГУ

ПОЭЗИЯ ДЗЯКУРЭН-ХОСИ В КОНТЕКСТЕ ПРОБЛЕМ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ПРЕЕМСТВЕННОСТИ

"... художественное произведение - это создание всех. Тот, кто завершает его, работая над ним последним, - любимец Мнемозины".

Гегель

Японское поэтическое искусство Х11-Х111 вв. не мыслится без обращения к старине, к истокам национальной художественной традиции. В нем закрепляется идея литературной преемственности как основы творчества, в котором интегрирование исторического опыта японской лирики становится обязательным. Этот опыт аккумулирован в антологии "Синкокинвакасю" ("Новое собрание старых и новых японских песен", 1205), которая венчает целую эпоху в истории японской придворной поэзии и включает стихи как поэтов XII столетия, так и предшествующих веков. Дзякурэн-хоси (Фудзивара Саданага, ум. в 1202 г.) был одним из шести составителей антологии, сюда вошло тридцать пять его стихотворений.

Поэзия Дзякурэн-хоси во многом определена мироощущением поэта-монаха, сосредоточенного на созерцании природы и самосозерцании. Поиски внутренней глубины явлений - тайного, непостижимого- приводят его к восприятию эстетики "югэн" (сокровенная красота), которая новыми гранями раскрывается в его творчестве. Последователь Фудзивара Сюндзэй (1114-1204), основателя поэтической школы, он ищет необычное в обычном, универсальное в повседневном, личные переживания представляет как надличностное чувство1.

Наряду с этим каноны традиционного лирического письма близки поэту. Его пятистишия "танка" (короткая песня) наполнены реминисценциями из сочинений предшествующих авторов, отсылками к преданиям старины, всем богатством приемов и средств художес-

твенной речи, сложившихся в японской словесности. Специфическое выявление традиции в языке поэзии привело к акцентированию приема аллюзии в японском классическом стихе. Он получил название "хонкадори" - "следование изначальной песне", его своеобразное претворение находим и в творчестве Дзякурэн-хоси.

Има ва тотэ Время приходит, -

Та-но му-но кари мо и над полями вот и гусей перелетных Утивабину Крики печальны...

Обородзукуё-но в весенней дымке тает Акэбоно-но сора Рассветная луна

(№58. С.54)2

Минамото Тосиёри

Наступает весна,-И над полями вот и гусей перелетных Крики взывают

В заоблачных высях Хару курэба Дорогу искать - пора!

Та-но му-но кари мо (С.54)

Има ва тотэ Каэру кумодзи-ни Омоитацу нари

В прекрасном ёсино Над полями вот и гусей перелетных

Неизвестный поэт крики ра^кажу^

Как неустанно сердце мое С любовью стремится к тебе (С.54)

Реминисценция отсылает читателя к Ми-ёсино-но анонимной и авторской поэзии, где второй

отводится роль посредника. В трех стихотворениях традиционный образ перелетных гусей, возвращающихся на север, возвещает о наступлении весны, и его положение не меняется в структуре пятистиший. Но фраза "има ва тотэ" ("говорят, пора пришла"), заимствованная у Минамото Тосиёри (1055-1129), передвигается в начало, а ее место занимает "утивабину" ("глубоко печалиться"). Примечательна вторая строфа стихотворения Дзякурэн-хоси, которую Фудзивара Сюндзэй назвал изысканной (с.54). Она лишена личностной окраски танка из "Исэ моногатари" ("Повесть из Исэ", X в.), а также дополнительных признаков весны ("облака" в танка Тосиёри), которые выглядят избыточными. Она завораживает таинственностью,

непредсказуемостью, но именно умозрительность образа, которая свидетельствует о новом качестве художественного творчества, заявленного в антологии "Синкокинсю", призвана выразить мироощущение современников поэта.

В горах Кадзураки,

На склонах Такама Сакура расцвела!

И там, в лощинах Тацута,

Кадзураки я Белые облака висят.

Такама-но сакура (№87. С.61)

Сакиникэри Тацута-но оку-ни

Какару сиракумо 129

Ки-но Цураюки

Сакура хана Неужели

Сакиникэраси на Сакура расцвела?! -В

Асихики-но Яма- ущельях Распростертых

но каи-ёри гор Различаю белые

Миюру сиракумо обпака14

В данном случае заимствуется вся образная структура: в первой части танка рисуется образ цветущей сакуры на склонах гор, а во второй - сакура традиционно уподобляется белым облакам. Различия проявляются в стилистике: двучастная композиция стихотворения Дзякурэн-хоси усиливается грамматической формой глагола ("са-киникэри" - "расцвела"). Так цезура входит в арсенал поэтических средств "Синкокинсю". Кроме того, преодолевается плоскостная картина обрисовки весенних гор, данная в песне Ки-но Цураюки (868-945), появляется перспектива благодаря упоминанию горы Тацута, являющейся как бы дальним планом пейзажа. "Дух захватывает", -отозвался экс-император Готоба-ин (1180-1239) (с.61).

Омоитацу Птица меня покидает,

Тори ва фарусу мо О прежнем гнезде,

Таномуран Видно, тоскуя.

Нарэнуру хана-но И остается вечер

Ато-но юугурэ В опавших вишневых цветах

(№154. С.79)

Сутоку-ин

Хана ва нэ-ни Тори Цветы - к корням,

ва фурусу-ни А птица - к прежнему гнезду

Каэру нари Хару- Устремляется,

но томари-о Сиру и никто не знает, где твое

хито дзо наки Последнее пристанище, весна.

(С.79).

Тема весенней песни - возвращение птицы в старое гнездо -является основой для создания стихотворения Дзякурэн-хоси.

Тема - каноническая, отсюда ее широкое использование в сочинениях различных авторов. Тем не менее Дзякурэн-хоси выступает с оригинальным решением, изменяя визуальный план и ассоциативный ряд образов. Усилено чувство одиночества, заброшенности, печали. "Хорошо сказано", - отметил две последние строки Фудзивара Сюндзэй, видимо, за сумеречность их настроения, созвучного эстетике югэн.

Вместе с тем строки Сутоку-ин (1119-1164) "Но никто не знает, .где твое последнее пристанище, весна" становятся мотивом для написания следующей весенней танка Дзякурэн-хоси:

Курэтэ юку Хару- В сумрак уходит

но минато ва Весна, но где ее гавань,

Сиранэдомо Неведомо.

Касуми-ни оцуру В туман погружаясь, плывет

Удзи-но сибабунэ Лодка по реке Удзи.

(№169. С.83).

Лексическим эквивалентом слова "томари" - пристанище -выступает у Дзякурэн-хоси слово "минато" - гавань. Последняя строка Сутоку-ин редуцируется до глагола "сиру" - знать. Обе части стихотворения объединяются ассоциативной связью по тематическому признаку: "минато - сибабунэ" - гавань - лодка. Наряду с этим "изначальной песней" (хонка) для Дзякурэн-хоси могло послужить и другое стихотворение, принадлежащее Ки-но Цураюки:

Тосигото-ни Что ни год,

Момидзиба нагасу Алые листья уносят

Тацутагава Воды реки Тацута.

Минато я аки-но В гаванях ее не осень ли

Томари нарураму Пристанище нашла?4.

В отличие от песни-прототипа сочинения Дзякурэн-хоси проникнуто сокровенной глубиной югэн, и настроение таинственности усилено тщательно отобранной лексикой. Выражение "курэтэ юку" имеет два значения: "уходить,

заканчиваться" и "смеркаться". Образ лодки, скрывающейся в тумане на реке Удзи, является символом уходящей в неведомое весны. Обилие в японском языке омонимичных слов позволяет поэтам широко использовать их для создания поэтического подтекста в художественном произведении.

Следующее стихотворение пересказывает известную китайскую легенду о любви двух звезд - Беги и Волопаса (Ткачихи и Пастуха), изложенную ранее Отомо Якамоти (ум. в 785 г.).

Касасаги-но Кумо- Сорочий

но какэхаси Аки Мост заоблачный Для

курэтэ Ёва-ни ва осени уходящей... В

симо я полночь не иней ли

Саэватаруран Рассыпался белизной?

Отомо Якамоти

Касасагт-но Сороки

Ватасэру хаси-ни Протянули мост:

Оку симо-но Си На нем увидишь

роки-о мирэба Ёру Белый иней, -

ва фукэнинэри И сделается ночь еще темней

(№522. С.200).

В седьмую ночь седьмой луны сороки (касасаги), расправив крылья, выстраивают мост (хаси) через Млечный путь, чтобы могли встретиться влюбленные звезды.

За четыре с половиной века словарь поэтов мало изменился. В стихотворении Якамоти стилистически выделяется последняя строка, а предыдущие две вводятся для того, чтобы передать мрак ночи и подчеркнуть яркость звезд. Сравнение проводится по признаку противоположных качеств явлений. То же наблюдается и у Дзякурэн-хоси, но подспудно.

Что касается стиля, то он свидетельствует о новых явлениях в области поэтики, к числу которых принадлежит цезура, несвойственная поэзии VIII столетия. Наличие цезуры в танка "Синкокинсю" за-

(№522. С.174)

крепляет двучастную структуру стиха: 5-7-5/7-7. Однако целостность композиции достигается с помощью приема ассоциативной связи слов. Известный в ранних антологиях, он наделяется здесь новой функцией. Слова в части 5-7-5 "кумо-но какэхаси" - мост заоблачный тематически связаны со словом "саэватаруран" - сверкая холодом, простираться - в части 7-7. Так они объединяют два плана изображаемой картины.

Дзякурэн-хоси избавляется от тавтологии слов "симо-но сиро-ки" - белый иней в стихотворении Якамоти и прибегает к слову "саэ-ватару", которое стилистически меняет акцент в характеристике образа глубокой осенней ночи - переключает внимание на сияние звезд. "Изначальная песня" подвергается тщательной

художественной обработке, текст становится насыщенным, а образы высвечиваются в новом ракурсе.

Присутствие личности в поэтическом тексте Дзякурэн-хоси скрывается за гипотетическим наклонением глагола -"саэватаруран", -что позволяет читателю допустить фантастическую условность изображаемой картины, в то время как у Якамоти оно выявлено глаголом зрительного восприятия "мирэба" - когда увижу. Соприкасаясь с текстом Дзякурэн-хоси, читатель становится свидетелем и участником происходящего, ибо личность художника отодвигается на задний план и не мешает восприятию завораживающего феномена.

У Дзякурэн-хоси интересно стихотворение, образный ряд которого способен вызвать в памяти читателя ассоциации со стихами известного повествования Мурасаки-сикибу (978-1014) о блистательном принце Гэндзи:

Таэдаэ-ни Сато Высветил селенье

ваку цуки-но Лунный свет!

Хикари кана И уж холодный дождик

Сигурэо окуру Посылает

Ёва-но муракумо Гряда полночных облаков.

(№599. С.195)

Мурасаки-сикибу

Сато вакану Кагэ Хоть вижу:

оба мирэдо Юку Не освещено селенье

цуки-но Ируса-но Светом луны,

яма-° Тарэка Плывущей над горой И руса,

тадзунэру Но кто-то приходил сюда.

(С.195)

В простых словах, не осложненных побочной семантикой, рисуется картина заброшенного селенья, которое время от времени озаряется лунным светом, проникающим в прогалины облаков. Поэт не определяет своего присутствия каким-либо глаголом личного восприятия, как в песне-прототипе ("мирэдо" - хоть вижу). Это усиливает безличностное начало в стихотворении Дзякурэн-хоси, наполняет его невыразимым избыточным чувством, растворенным в атмосфере таинственности.

Особое воздействие оказывают средства художественной выразительности, выбранные поэтом. Восклицательная частица "кана" в третьей строке "хикари кана" - о сияние! - является неординарной формой цезуры, завершающей первое высказывание, она экспрессивно подчеркивает авторскую мысль, которой недостает слов, чтобы завершиться, и она обрывается.

Пример этого стихотворения еще раз показывает, что смена изобразительных планов в танка "Синкокинсю" отмечается цезурой. Ее формальные признаки сведены в особую категорию "режущих слов" - "кирэдзи", куда относятся различные частицы и глагольные форманты.

Цепь развернутых метафор выявляет аллегорический смысл другой зимней танка Дзякурэн-хоси, источником для которой послужила народная песня:

Ои-но нами Волны старости

Коэкэру ми косо Одолевают, -Удел

Аварэ нарэ печален мой! В этом

Котоси мо има ва году теперь и я Тора,

Суэномацуяма что ждет конца".

(№705. С.222)

Неизвестный поэт

Кими-о окитэ Без внимания тебя оставив, Когда

Атаси кокоро-о другого в сердце я хранила, Так

Вага мотаба перекинулись бы даже волны Через

Суэномацуяма вершины сосен На Торе, ждущей

Нами мо коэнаму конща .

Центром художественной композиции стихотворения Дзякурэн-хоси становится слово-образ "суэ" (конец), которое в

определительной позиции к "мацуяма" входит в состав топонима, чье вещественное значение раскрывается как Тора, ждущая конца".

Стихотворение посвящено старости, которую переживает человек, поселившийся на побережье. Возникает новая смысловая реальность: значение слова "суэ" теперь имеет отношение к человеческой жизни. В ассоциативной связи со словом "коэкэру" -одолевать оно стягивает стихотворение в целостную картину. Метафорой старческих морщин традиционно выступает слово "нами" - волны: волны старости избороздили лицо. У Цураюки в предисловии к "Кокинсю" сказано: "С течением лет прибавляются и снег и волны, что видим на зеркала глади..."6. Так своеобразно Дзякурэн-хоси переплавляет мотив любовной лирики в лирику старости.

Можно привести еще одну танка в качестве "изначальной песни", принадлежащую Киёвара Мотосукэ (908-990):

Тигирики на В любви клялись,

Катами-ни содэ-о От слез рукава выжимая:

Сиборицуцу Не захлестнуть ее волнам, -

Суэномацуяма Не перекинуться им через сосны,

Нами косадзи то ва Что на "Горе, ждущей конца"7.

Танка относится к любовной лирике и сочинена для придворного, чтобы он мог послать ее даме, охладевшей к нему. Сила любви соотносится с высотой сосен, недосягаемых для волн. Гипербола-сравнение присутствует и в выражении "рукава выжимали". Они вымокли от слез при мысли о разлуке. Очевидно, что Дзякурэн-хоси мог заимствовать только образ-гиперболу в применении к иной лирической ситуации.

Следующее стихотворение Дзякурэн-хоси было написано 25 числа 8 луны 1201 года на поэтическом состязании, которое проводил Го-тоба-ин. Была предложена тема: "Мой вечный друг - осенняя луна".

Такасаго-но Мацу мо мукаси-ни Наринубэси Нао юкусуэ ва Аки-но ё-но цуки

Фудзивара Окикадзэ Тарэ-о камо Сиру хито-ни сэму Такасаго-но Мацу мо мукаси-но Томо наранаку-ни

И сосны Такасаго Станут прошлым.

Но в странствии Со мной всегда Луна осенней ночи.

Кого мне другом

Звать? Ведь даже сосны

Такасаго

Мне в прошлом

Не друзья8.

(№740. С.233)

Дзякурэн-хоси обратился к древней легенде о соснах "аиои", растущих из одного корня. Они неразлучны - родились вместе и состарились вместе. Ощущение вечности, неразрывности уз усилено образом этих сосен, о которых еще Цураюки писал в предисловии к "Кокинсю": "...тоскуем о друге, слыша звон цикад, и о соснах в Такасаго, в Суминоэ, состарившихся поэта звучит оригинально, в нем переплетаются мотивы и легенды и танка раннего автора. Не случайно Фудзивара Сюндзэй отозвался о нем как о замечательном сочинении (с.233).

вспоминаем вместе..."9. Стихотворение

Омой арэба Содэ-ни хотару-о Цуцумитэ мо Иваба я моно-о Toy хито ва наси

Ки-но Томонори

Юусарэба Хотару-ёри гэни Моюрэдомо Хикари минэба я Хито-но цурэнаки

Неизвестный поэт

Цуцумэдомо Какурэну моно ва Нацумуси-но Ми-ёри амарэру Омой нарикэри

Огонь любви -То светлячок, Завернутый в рукав. Поведать бы о нем, Да некому спросить.

Как наступит вечер, Сильнее светлячка Горит во мне любовь, Но свет ее не видим, -И равнодушна ты10.

Хоть в рука Завернут, а не скрыть, Но светлячка Горит сильнее огонь Безудержной любви".

(№1032. С.320)

Стихотворение Дзякурэн-хоси вновь корреспондирует с двумя хонка - авторской и анонимной. Анонимное стихотворение обнаруживается в "Ямато моногатари" ("Рассказы о Ямато", X в.). Девушка, служившая в свите принцессы Кацура, обращается с ним к принцу Сикибукё, говоря о невозможности скрывать свое чувство1 Танка Дзякурэн-хоси по содержанию оказывается ближе к стихотворению Ки-но Томонори (845-905), она скрывает чувство горечи и печали.

Ар и тотэ мо Авану Хоть говорят, что жив,

тамэси-но Но слух прошел:

Наторигава Кути Без встреч с тобою.

дани хатэнэ Сэдзэ- В стремнинах реки Натори

но уморэги Истлевшее бревно

(№1118. С.344)

Мибу Тадаминэ

Митиноку-ни Ар и Говорят ведь: в Митиноку

то юу нару Есть река Натори, Что

Наторигава Наки "Знает Имена".

наторитэ ва Необоснованные слухи, А

Курусикарикэри как мучительны они!13

Неизвестный поэт

Натори гава Сэдзэ- Если на стремнине

но уморэги Реки Натори, что "Знает Имена",

Араварэба Икани Дерево всплывет, -

сэму то ка Слухи пойдут, что делать мне,

Аимисомэкэму Коль первое свиданье уж случилось?14

Неизвестный поэт

Макана моти Рубанок в руки взяв, стругают...

Югэнокавара-но Как те деревья, что закопаны в земле,

Уморэги-но В речной долине Югэнокавара,

Аравару масидзики не будет скрытою

Кото-ни аранаку-ни Моя любовь к тебе...

Пер. А. Е. Глускиной

Дзякурэн-хоси успешно использует прием хонкадори, привлекая для написания одного стихотворения несколько источников. Как правило, одни из них оказываются анонимными и более ранними. Затем мотивы анонимной поэзии претворяются в творчестве известных авторов, к которым обращается поэт. Источники заимствования избираются отдаленными по времени, обычно относятся к вв. Для Дзякурэн-хоси и его современников

привлекательна антология "Кокинсю", а порой интересна и "Манъёсю".

Используя популярный мотив, поэт пишет о безнадежной любви. Настроение, выраженное Мибу Тадаминэ (X в.), у него трагически обострено, он отчаивается когда-либо высказать свое чувство. У Дзякурэн-хоси рождается новый образ: он

метафорически уподобляет лирического героя дереву, гниющему на стремнине реки Натори. Превосходной назвал эту танка Фудзивара Сюндзэй (с.345).

Анализ приема хонкадори в поэзии Дзякурэн-хоси показывает, как творчески он осмысляет источник, находит для канонического

сюжета и конвенционального образа новые штрихи и краски, отказывается от привычных клише. Вместе с тем суггестивные связи с предшествующей поэзией, ассоциативный подтекст обогащают стихи поэта, эмоционально их насыщают. Очевидна значимость литературной реминисценции как контекста культуры, узнавание которой пробуждает творческую фантазию читателя, стимулирует взаимодействие с художественной традицией путем установления ассоциативных соответствий. Поэзия Дзякурэн-хоси, наполненная отголосками предшествующей лирики, переливается множеством обертонов, высвечивая новые возможности японского

классического стиха.

ПРИМЕЧАНИЯ

' См.: Т.И.Бреславец. Очерки японской поэзии IX-XVII веков. М., 1994. С.52-64.

2 Здесь и далее: Синококинвакасю (Новое собрание старых и новых японских песен) - Нихон котэн бунгаку дзэнсю (Полное собрание японской классической лите ратуры). Т.26. Токио, 1979. Здесь и далее пер. автора.

3 Кокинвакасю (Собрание старых и новых японских песен) - Нихон котэн бунга ку дзэнсю. Т.7. Токио, 1975. С.81. №59.

4 Там же. С. 188. №311.

5 Там же. С.404. №1093.

6 Там же. С.55.

7 Каронсю (Собрание трактатов по теории японской поэзии танка) - Нихон котэн бунгаку дзэнсю. Т.50. Токио, 1975. С.482. №68.

8 Кокинвакасю. С.343. №909.

9 Там же. С.55.

0 Там же. С.239. №562.

1 Каронсю. С.481. №55. См. также: Т.И.Бреславец. Традиция в японской поэ зии. Владивосток, 1992. С.94.

(12)) Ямато моногатари (Рассказы о Ямато) - Нихон котэн бунгаку тайкэй (Серия памятников японской классической литературы). Т.9. Токио, 1970, дан №40.

3 Кокинвакасю. С.258. №628.

4 Там же. С.264. №650.

5 Манъёсю (Собрание мириад листьев). - Нихон котэн бунгаку тайкэй. Т.1. Токио, 1970. №1385.

Tatyana I. Breslavets

Jakuren-hoshi's Poetry in Context of Artistic Continuity Problems

Jakuren-hoshi (1202,d.) is one of the six compilers of "Shinkokin-wakashu" (1205), where 35 of his poems were included. His poems - short tanka - are filled with reminiscences of the works of the preceded authors. This device is called "honkadory" - allusion. It converted originally into Jakuren-hoshi's art.