Е.А.Рыбалченко

Поэтика цвета и запаха в романе М.А. Шолохова «Тихий Дон»

М.А.Шолохов применял «оперативные имена существительные, прилагательные и наречия, которые характеризуют жизнь и быт донского казачества. Автор использовал как общерусские колоративы, так и диалектные, при этом нередко он создавал свои образные средства выражения экспрессии. Для него характерны сложные цветовые слова.

Ключевые слова: Шолохов, экспрессия, колоративы (цвет, запах).

На страницах романа М. А. Шолохова «Тихий Дон» представлен казачий мир, яркий и выразительный. Задача автора - воссоздать поэтику донского края, экспрессивно и образно запечатлеть реалии, погрузить читателя в атмосферу казачьей жизни. С этой целью писатель задействует пять человеческих восприятий: зрительное, слуховое, осязательное, вкусовое, обонятельное. Доминирующим является зрительное, так как большую часть информации о внешнем мире человек получает через зрение. Цвет воздействует па душевное и физическое состояние человека, потом}' что является сигналом, вызывающим инстинктивные реакции - физиологические, эмоциональные, культурологические. Это обусловило появление цветовой символики, широко используемой в художественной литературе.

Каждое употребление колоративных языковых средств в тексте художественного произведения несет в себе общечеловеческие,

общенациональные представления о цвете и в то же время является предметом целенаправленного отбора автора, то есть содержит элемент коннотаций, идущих от авторского замысла, его этико-эстетических целеустановок. Палитра красок, которую использует писатель в своих произведениях, индивидуальна и является одним из показателей ею внутреннего духовного склада, отображает своеобразное поэтическое видение художника слова. Цветообозначения, используемые М. А. Шолоховым в романе «Тихий Дон», чрезвычайно разнообразны. В произведении насчитывается свыше сотни оттенков цветов, представленных большим количеством цветовых глаголов, существительных, наречий [3, с. 252, 253]: За займищем грозно чернело небо (Тихий Дон, 1, IV); На площади, за пожарным сараем, где рассыхаются пожарные бочки с обломанными оглоблями, зеленеет крыша моховского дома (Тихий Дон, 1, II); Гришкины шаровары, заправленные в белые шерстяные чулки, алели лампасами (Тихий Дон, 1, XVI); С той стороны, за белью песчаной косы, величаво и строго высились седые под ветром вершины старых тополей (Тихий Дон 1, XV); Пантелей Прокофьевич, блистая чернью выложенной седин-ным серебром бороды, держал икону (Тихий Дон, 1, XXII): Посуетившись, падала на кровать и, вытянув в нитку блеклую желтень губ, глядя в потолок звереющими от боли глазами, стонала, сжималась в комок (Тихий Дон, 1, VII); В кухне на секунду стало ослепительно сине и тихо: слышно было, как ставни царапал дождь, - следом ахнул гром (Тихий Дон 1, IV); Григорий не жалел ни кнута, ни лошадей, и через десять минут хутор лег позади, у дороги зелено закружились сады последних дворов (Тихий Дон, 1, XV).

В романе «Тихий Дон» около трех тысяч колоризмов, из них большая часть - колоративные прилагательные, которые соответствуют семи радужным хроматическим цветам (красный, оранжевый, желтый, зеленый, голубой, синий, фиолетовый) и трем ахроматическим (черный, серый, белый): Крючков пил, рука его, державшая па весу тяжелую бадью, дрожала от напряжения; на красную лампасину шлепались, дробясь и стекая, капли (Тихий Дон, 3, VIII); Кто-то чиркнул спичкой. Оранжевое колечко света - и опять темь (Тихий Дон, 1, XIII); За деревней в лощине, поросшей желтыми кувшинками и осокой, саперы доканчивали просторный мосток (Тихий Дон, 3, V); Играл Митька зелеными кошачьими глазами, масляно блестел в темноте сеней разрезами зрачков (Тихий Дон, 2, XV); На рукаве его голубого атаманского мундира морщились три золотые загогулины - нашивки за сверхсрочную службу (Тихий Дон 1, XXIII); Синий во многих местах изуродованного своего лица, Яков Подкова - зачинщик драки - первый покинул мельничный двор (Тихий

Филологические

науки

Лингвистика

Дон, 2, V); Прямо в глаза хозяину направила она мерцающий фиолетовый зрачок, будто спросила: «Что же дальше?» (Тихий Дон, 2, XIII).

Одна из особенностей художественного стиля М.А. Шолохова -использование сложных прилагательных для передачи тончайших оттенков многоцветной окружающей действительности. Сложные колоратив-ные прилагательные передают впечатления от воспринимаемого объекта наиболее точно: Григорий положил на ладонь перерезанного гусенка. Изжелта-коричневый, на днях только вылупившийся из яйца, он еще таил е пушке живое тепло (Тихий Дон, 1, IX). С помощью составной части передается определенный оттенок цвета. Первая часть сложного прилагательного конкретизирует и уточняет вторую: Большой изжел-та-красный сазан поднялся на поверхность, вспенил воду и, угнув тупую лобастую голову, опять шарахнулся вглубь (Тихий Дон, 1, II).

Ряд сложных колоративных прилагательных не только называет цвет объекта окружающей действительности, но и характеризует предмет, сообщая ему новые качества: Где-то вверху, за кучевыми облаками, светило восходящее солнце, а долину всю заливал желто-сливочный туман (Тихий Дон 3, XXII). Вторая часть сложного прилагательного желтосливочный представлена и акцентирована относительным прилагательным сливочный, которое характеризует природное явление (туман) через бытовую обстановку, окружающую человека. Григорий остался у лошадей, а Пантелей Прокофьевич захромал к крыльцу. За ним в шелесте юбок поплыли красномаковая Ильинична и Василиса, неумолимо твердо спаявшая губы (Тихий Дон, 1, XV). Вторая часть сложного прилагательного красномаковая позволяет сопоставить румянец на лице Ильиничны с цветком мака. В романе «Тихий Дон» связь между человеком и природой органично вплетена в ткань повествования. Сложные колоративные прилагательные подчеркивают единение человека с природой: На дворе полоскался ветер, слякотно чавкала под ногами грязь. Меж туч казаковал молодой желтоусый месяц (Тихий Дон, 3, XXII ); В дверь просунул длинные пшенично-желтые усы Петро (Тихий Дон, 1, XV). Атрибутивная метафора, представленная сложным колоративом желтоусый, указывает на «оказачивание» природы, месяц сравнивается с лихостью казака и его удалью. Прилагательное пшенично-желтые является авторским колоративом, подчеркивает оттенок цвета и отражает одно из занятий казаков - земледелие.

Казаки - представители военно-земледельческого сословия, поэтому несение воинской службы - почетная обязанность для них, что акцентируется автором в ряде образований: Представитель хутора Ново-Земцева Коновалов, в парадном кителе серонемецкого сукна

с красными лацканами на воротнике, виновато улыбаясь, слег над листом. Толстые, мозолистые, воронено-черные пальцы, не сгибаясь, держали ученическую обгрызенную ручку (Тихий Дон, 5, XXVIII). Григория нашли у задней стены <...> Он увидел хуторян - и вислые воронено-черные усы его дрогнули в улыбке (Тихий Дон, 5, VIII). Первая часть сложного прилагательного воронено-черные конкретизирует цвет (вороненый - черный с синеватым отливом или сплошь черный; черненый), а также участвует в создании образов и выражает положительную авторскую оценку.

Колоративы в тексте романа «Тихий Дон» употребляются как в прямом, так и в переносном значении. В прямом значении черный цвет («цвет сажи, угля») выполняет описательную функцию - обозначает части тела человека (чаще всего относится к волосам и глазам), окраску предметов, животных, птиц и т.д., окружающих казака в быту: Аксинья напирала на оробевшего Пантелея Прокофьевича грудью (билась она под узкой кофточкой, как стрепет в силке), жгла его полымем черных глаз, сыпала слова - одно другого страшней и бесстыжей (Тихий Дон, I, X). Черный цвет как цвет глаз может приобретать дополнительную авторскую коннотацию «черта родового сходства», так как для казаков род и семья священны: Тепло и приятно ей (Аксинье - Е.А.) было, когда черные Гришкины глаза ласкали ее тяжело и исступленно (Тихий Дон, 1, VII).

В портретных описаниях автор делает акцент на черный цвет рук казаков. Черные руки, ставшие насыщенно-темного цвета от тяжелой, постоянной работы в поле, у Пантелея Прокофьевича, Григория, Петра, Степана Астахова: Григорий суетливо отвернул заломившийся угол, прикрывший четвертый ухналь, пальцы его, шероховатые и черные, слегка прикоснулись к белым, сахарным пальцам пристава (Тихий Дон, 2, XXI). Белый цвет пальцев пристава противопоставлен черному цвету пальцев Григория и содержит отрицательную авторскую оценку: пристав никогда не работал в поле, поэтому пальцы рук его белые, сахарные («изнеженные»). Черный цвет употребляется в романе в переносном значении «мрачный, безотрадный». Перед попыткой самоубийства Наталья ощупью, без мысли, без чувства, в черной тоске, когтившей ее заполненную позором и отчаянием душу, добралась до угла (Тихий Дон, 2, XVIII). Прилагательное черный в тексте романа является постоянным эпитетом к слову «кровь» и обозначает преклонный возраст, ранения. Черная кровь - это смертная кровь, кровь убитого человека: У дверей весовой лежал с проломленной головой молодой тавричанин; разводя ногами, окуная голову в черную спекшуюся кровь, кровяные сосульки волос падали на лицо; как видно, отходил свое по голубой веселой земле... (Тихий

Филологические

науки

Лингвистика

Дон, 2, V). Общерусский по форме колоратив черный может приобретать собственно шолоховские значения: Словно пробудившись от тяжкого сна, он (Григорий - Е.А.) поднял голову и увидел над собой черное небо и ослепительно сияющий черный диск солнца (Тихий Дон, XYII). Черное солнце и черное небо символизируют глубину горя героя, который со смертью Аксиньи утрачивает волю к жизни, предвещают его гибель.

Символика цвета у Шолохова не всегда совпадает с традиционно принятым в культуре значением. Желтый - цвет гостеприимства, щедрости и комфорта, - часто ассоциируется с весельем, радостью, развлечениями и праздниками. В Средние века Иуду на картинах изображали в желтом одеянии, поэтому иногда желтый цвет связывают с трусостью и предательством. В романе «Тихий Дон» желтый цвет является основным цветом осени, символом приближения (наступления) срока смерти: Похоронили Дарью, как и полагается, на кладбище, рядом с Петром... Над могилой Петра шумел молодыми ветвями посаженный недавно тополь; на вершинке его наступающая осень уже окрасила листья в желтый, горький цвет увядания (Тихий Дон, 7, XXI). Фиолетовый традиционно ассоциируется с царственностью. У М.А. Шолохова фиолетовый цвет и его оттенки (лиловый и сиреневый) приобретают авторское значение «предвещание несчастий»: Пока позавтракали и уложились - рассвело. Синими переливами играл утренний свет. Четко, как врезанный в снег, зубчатился плетень, и, прикрывая нежную сиреневую дымку неба, темнела крыша конюшни (Тихий Дон, 2, XXI). Перед отъездом Григория на службу сиреневая дымка неба предвещает грядущие испытания, которые его ждут.

Зеленый цвет имеет огромное количество оттенков, каждый из которых приобретает свое значение. Темные оттенки зеленого ассоциируются с прочностью, надежностью и долговечностью, нежные оттенки зеленого успокаивают, изумрудный говорит о роскоши, желто-зеленый вызывает у человека ощущение благополучия, оптимизма и весеннего обновления. У М.А. Шолохова зеленый цвет ассоциируется с весной и обновлением, что свидетельствует о вере писателя в живительные силы природы, способной вновь и вновь возрождаться: Шла весна <... > На сугревах, на курганах, из-под вросших в суглинок самородных камней показались первые, ярко-зеленые острые ростки травы медвянки <...> В логах и балках снег лежал синий, доверху напитанный влагой; оттуда все еще сурово веяло холодом, но уже тонко и певуче звенели в ярах под снегом невидимые глазу вешние ручейки, и совсем по-весеннему, чуть приметно и нежно зазеленели в перелесках стволы тополей (Тихий Дон, 8, XIII). Голубой цвет успокаивает и утешает, ассоциируется с постоянством, верностью,

надежностью и честью. В романе «Тихий Дон» он соотносится с веселой, спокойной, мирной жизнью, символизирует единство человека и природы, гармонию: Голубым солнечным днем проплывало в несвязных воспоминаниях детство: скворцы в каменных кладках, босые Гришкины ноги в горячей пыли, величаво застывший Дон в зеленой опуши леса, отраженного водой, ребячьи лица друзей, моложавая статная мать (Тихий Дон, 6, XLII).

Колоративы в романе М.А. Шолохова «Тихий Дон» не только отражают объективную реальность, указывают на тонкое и глубокое знание казачьей жизни, но и передают авторское восприятие действительности, являясь средством выражения эмоций и оценок писателя. Талант М. А. Шолохова сродни таланту живописца, который с помощью красок высвечивает глубину явления. Концентрация человеческих ощущений (слух, осязание, вкус, запах) помогает художнику слова наиболее полно представить окружающую действительность. Особое значение в романе приобретают описания разнообразных запахов. «Обоняние - одно из самых архаичных чувств. Оно тесно связано с участками мозга, которые наличествовали еще у примитивных животных. В процессе эволюции в мозгу людей сформировались отделы, обеспечивающие работу сознания. Но нервные импульсы, заставляющие нас испытывать голод, жажду, сексуальное возбуждение - а также чувствовать запах, по-прежнему сначала принимаются подкоркой и лишь потом попадают в кору головного мозга, где распознаются и анализируются. Поэтому эмоции, вызванные запахом, отличаются особой силой и с трудом поддаются контролю разума» [4, с. 169]. Положительные эмоции вызывают запахи, связанные с домом и семьей. Когда Илья Бунчук после восьмилетнего отсутствия возвращается домой, первое, что он ощущает, - родной запах дома: В передней низкой комнатке никого не было. Он пришел во вторую и, не найдя и там никого, стал на пороге. От страшно знакомого запаха, присущего только этому дому, у него закружилась голова (Тихий Дон, 5, IV). Возвращаясь со службы домой, жадно вдыхая горький кизячный дым, выползавший из труб куреней, Григорий проходит хутор (Тихий Дон, 3, XXIV). Горький запах кизячного дыма ассоциируется у героя с домом, поэтому данный запах приятен. Бытовое восприятие запахов складывается из взаимодействия врожденных и культурно приобретенных привычек. Дом, семья, земля дороги для казаков, поэтому запахи, связанные с ними, родные, сладкие: В кухне сладко пахло топленым коровьим маслом, горячим припеком хлебов (Тихий Дон, 5, XIV); Невыразимо сладкий запах излучал оголенный чернозем (Тихий Дон, 4, VI). Запахи дома и земли символизируют мир, покой, гармонию. Григорий, уставший от войны, представлял

Филологические

науки

Лингвистика

себе, как будет к весне готовить бороны, арбы, плесть из краснотала ясли, а когда разденется и обсохнет земля - выедет в степь: держась наскучавшимися по работе руками за чапиги, пойдет за плугом, ощущая его живое биение и толчки; представлял себе, как будет вдыхать сладкий дух молодой травы и поднятого лемехами чернозема, еще не утратившего пресного аромата снеговой сырости, - теплело на душе. Хотелось убирать скотину, метать сено, дышать увядшим запахом донника, пырея, пряным душком навоза (Тихий Дон, 5, XIII). Казаки воспринимали землю как живое существо - мать, любушку, кормилицу. Земля, на которой селился казачий род, которая возделывалась его руками, становилась родной. В чужих краях и земля, и травы пахнут по-иному. Не раз он (Григорий - Е. А..) в Польше, на Украине и в Крыму растирал в ладонях сизую метелку полыни, нюхал и с тоской думал: Нет, не то, чужое (Тихий Дон, 8, VI). Герой хочет почувствовать знакомый аромат, так как на подсознательном уровне этот запах связан с радостными воспоминаниями детства, мирным трудом земледельца.

Запахи пробуждают самые сильные воспоминания, мгновенно возвращают в прошлое. Если зрение напрямую связано с сознанием, то обоняние - с подсознанием, потаенной стороной души. Неслучайно слово «дух» в русском языке означает и «запах», и «душа». Для героев романа М. А. Шолохова «Тихий Дон» запах - это связующая нить с прошлым, ключ к воспоминаниям: Григорий вздрагивает. Ему кажется, что он на секунду ощутил дурнопьяный, тончайший аромат Аксиньиных волос; он, весь изогнувшись, раздувает ноздри, но...нет! (Тихий Дон, 4, IV). Волнующий и нежный аромат волос Аксиньи ассоциируется для Григория с горьким запахом «дурмана обыкновенного». Запах любимого человека становится родным и воспринимается как приятный. Запах пота относится к категории неприятных, но Аксинья, уткнувшись лицом ему в подмышку, дышала таким родным, пьянящим запахом его пота, и на губах ее, порочно-жадных, скрытая от глаз Григория, дрожала радостная, испитая сбывшимся счастьем улыбка (Тихий Дон, 2, X); Перебирая старое бельишко Алексея Бешняка, плакала мать, точила горькие скупые слезы, принюхивалась, но лишь последняя рубаха, привезенная Мишкой Кошевым, таила в складках запах сыновнего пота, и, припадая к ней головой, качаясь, старуха, жалостно причитала, узорила клейменную бязевую грязную рубаху слезами (Тихий Дон, 5, I).

Степь для казаков не только нечто большое, ровное, бескрайнее, степь - это источник жизненной силы, живое существо, мать, поэтому, описывая ее, М. А. Шолохов создает зрительно-обонятельные пейзажи: Несказанным очарованием была полна степь, чуть зазеленевшая,

налитая древним запахом оттаявшего чернозема и вечно юным - молодой травы (Тихий Дон, 6, ХЬШ). Зеленый цвет весенней степи - цвет обновления и плодородия. Все в природе движется по кругу, умирает и вновь возрождается. Степь символизирует рождение и смерть, молодость и старость, так как существует неизменно с тех пор, как помнит себя казачество. Поэтому степь наполнена древним запахом чернозема и юным запахом молодой травы. Весенняя степь - зеленая, наполненная запахом чабреца, молочая, медвянки; летом степь желтая, выжженная солнцем, окутанная пьянящими запахами всех полегших под солнцем трав; осенняя степь - бурая, поблекшая, с горьким ароматом полыни; зимой степь - заснеженная, сугробистая, задернутая лиловой марью. Создавая образы природы, М. А. Шолохов дает объектам окружающей действительности собственную характеристику. Постоянным эпитетом к слову «запах» является прилагательное «пресный» в значении «лишенный запаха»: Песчаная земля была размыта, извилюжена следами крохотных ручейков, пресно пахла дождем (Тихий Дон, 4, XVII); Неглубокий, чуть выше человеческого роста, ров был залит на полчетверти водой. Пахло илом, прелой хвоей и пресным бархатисто-мягким запахом дождя (Тихий Дон, 4, III); Пахло мужским потом, скученными здоровыми телами, папиросным дымом и пресным бражным запахом выпавшей за ночь росы (Тихий Дон, 5, XXIX); Прелью сырой и пресной дышал берег (Тихий Дон, 1, I).

Простые и заурядные предметы окружающей действительности М. А. Шолохову удается представить в поэтической, притягательной форме. Его произведения позволяют увидеть и почувствовать казачий мир изнутри. Это и есть истинное мастерство.

Библиографический список

1. Большой толковый словарь донского казачества. М., 2003.

2. Даль В.И. Толковый словарь русского языка. М., 2002.

3. Ермолаев Г.С. Михаил Шолохов и его творчество. СПб., 2000.

4. Жирицкая Е. Легкое дыхание: запах как культурная репрессия в российском обществе 1917-30-х гг //Ароматы и запахи в культуре. М., 2003.

5. Купер М. Как понимать язык цвета. М., 2004.

6. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1997.

Филологические

науки