15. Pratchett T. Lords and Ladies / T. Pratchett.- London: Corgi, 1993. -

440 p.

16. Pratchett T. Maskerade / T. Pratchett. - London: Corgi. 1995. -380 p.

J. Fomicheva I.. Eliseeva

On the linguistic mechanisms of creating a comic effect in parody texts The authors investigate the linguistic mechanisms of creating a comic effect in postmodern parody text in the context of the semantic humor theory by V. Raskin, S. Attardo.

Получено 20.02.2009 г.

УДК 821.161.1

Р.Л. Шмараков, канд. филол. наук, доц., (4872) 35-02-33 milesglor@ramler.ru, (Росси, Тула, ТулГУ)

ПЕРЕВОД С ПРИМЕНЕНИЕМ IV ЭКЛОГА ВЕРГИЛИЯ В ЕКАТЕРИНИНСКОЕ ВРЕМЯ

Посвягцается русской практике поэтических переводов с латинского языка во второй половяне XVIII века. Сделаны выводы о системе изменений, проозведенных пе-уеводччком IVэтот Вергилия, и их причинах.

Ключевые слова: стихотворный пееевод, эклога, панегирик, торжественная ода, топика.

В 1779 году в журнале Н.И. Новикова «Утренний свет» (Ч.5. С. 198200) был анонимно опубликован перевод IV эклоги Вергилия, пет вый Русский перевод этого знаменитого произведения. До сей поры, насколько нам известно, его сопоставление с оригиналом не производилось; мы намерены дать обзор наиболее существенных изменений, произведенных переводчиком.

Поскольку текст с 1779 г. не републиковался, воспроизведем его по первой публикации.

ЭКЛОГА Из Виргипия

Хор Сицилийских муз пой важныя дела! / Не всем кустарник мил, приятны ветви тонки. / Свирельми хваиш лес, не вознося глас громки, / Но тщись, чтоб Консула достойна песнь была. / Что нам Кумейская Сивилла предс^аа, / Того событие увидит вское свет: / Вновь начинается великий круг планет; / Сатурнов век пришел, и правда возсияла: / Нисходит новый Бог от коней высоты; / При нем свирепый род и гордость истребится; / По всюду мирный род с покоем воцарится. / Присутствуй в рождестве его Люцина ты! / И так во истинну, любезный Поллион: / При консулстве твоем сей хваьный муж востанет, / Во честь златых времен его

цвет не увянет: / Воззри, твой царствует премУДРый Аполлон! / Жестокости следы, что в нас по ныне зрятся, / Тобой истреблены пребудут на всегда; / Не возстенет земля свободна от вреда; / Народы наггости во век не убоятся. / Приимет Аполлон небесный жребий свой / С полубогами там, как полубог вселится, / И меж герооми героем сам явится, / И отчей храбр отью управит круг земной. / Тебе, о крен о дитя, дитя драгое, / Извитый белый плющ сам всюду возрастет: / Цветущ Акант с плодом Египта принесет / Во первый дар тебе везде лице земное; / Сосцы исполненны целительным млеком, / Стада коз принесут в свой дом со паствы тучной. / Не страшны будут львы в сей век благополучной / Пред всем в прохладности пасущимся скотом. / Украсится твоя вст колыбель цветами, / Погибнет змий и с ним трава лиюща яд, / Амом, котооой нам дает Ассирский сад, / Со изобилием сам возрастет меж нами. / Но ты когда уже достигнеш оных лет, / Что можеш честь хвалы прославленных героев, / И ххабрых отческих дивиться ггому боев; / То нежный клас уже на нивах рацветет. / Колюче терние, или волчец жестокий / Нам спелый виноград явят пред очеса; / И самы твердые дубровы древеса / Как росу излиют приятна меда токи. / Однако не совсем минет железный век: / Еще обременим Нептуна кораблями, / И грады утвердим от наглых войн стенами; / Пойдет еще в поля со плугом человек; / Ив наши времена другой Тифис явится; / Другаго узрим мы Аргоса на волнах; / Возникнет нова брань несуща плачь и стах, / И новый Ахиллес на Трою устремится. / По сем, когда уже как муж явишся нам; / Кооабль не понесет напастей ежечасных; / Ненужен будет путь пловцу средь волн опасных; / Обилие всего по всем найдем сттанам. / Почиет плуг и серп и все поля спокойны; / Сок источит без всех нам виноград трудов, / И ратай от ярма освободит волов, / От ттгости труда во дни спокоен знойны. / Руну искусством дать не нужно ложный цвет; / Но овцы на лугах, в долинах упитанны, / Шерсть пременят во цвет багряный, в цвет шафранный, / Без наших Сандикс рук всех агнцов облечет. / Се Пааки, царствуя над жизнию и роком, / Со властию рекли: Гради о век златой! / Приближ-тесь дни отрад в путь устремляясь свой, / И обращайтеся в течении широком! / Но ты любезное изчадие богов! / Чрез тт умножилось Юпитерово племя! / Уже тебе, уже прибл^^лося время, / Приять и власть и честь и Божеский покров! / Воззри! всесветна колеблется громада, / Морска глубина, земля и небеса; / Всей твааи радостной воззри на очеса, / Что век грядет златой, желанна ей отрад. / О еслиб столь меня Парнаский быстрый дух / Возмог животворить и в старости согбенной! / Чтоб славу дел твоих и грм в концы вселенной / Я мог устами несть, пеня смертній слух! / Тогда бы Линус, сын священна Аполлона, / ИКалиопин сын божественный Орфей, / Свой стих унизили пред лирою моей, / Хотяб дух рождших был содействием их тона. / И еслиб Пан хотел отнять в стихах мне честь, / Избрав Аркадию в сем споре судиею, / Конечноб оправдан и предпочтен был ею, / Что лучше петь могу и славу дел вознесть. / Дитт!

усмешкою познай тебя родивших: / Рогатою была в двадцатый крат луна, / И десять ровно крат являласс полна; / Ты был всегда виной печалей рожд-шей бывших; / Познай ее теперь, познай чрез сладкий смех! / Кто не являл смехов смотря на рождшу лестных, / Тот пищи был лишен сожителей небесных, / В объятиях богинь тот не вкушал утех.

Что изменил переводчик?

Прежде всего, устранил некоторые обраы, каавшиеся ему второстепенными, смячил и прооснил слишком непривычные.

«Что нам Кум ей ска Сивилла предсказала» (ст. 5) против Cumaei... carminis (v.4) - внутреннее глоссирование, неизбежная популяризация материала, сопровождавшая в XVIII в. любого переводчика с классических языков. «Присутствуй» (ст.12) не то же, что fave (v.10); утрачен эпитет Люцины casta; cumbaccare ‘с валерианой’ (v.19) снято; ridenti... acantho ‘со смеющимся аканфом’ (v.20) пеееведено «цветущ Акант»; quae temptare Thetim ratibus (v.32) переведено «Еще обременим Нептуна кораблями» (ст. 46). «Се Парки, цартвуя над жизнию и роком, Со властию рекли: Гради о век златой» (65 сл.) - 'Talia saecla' suis dixerunt 'currite' fusis concordes stabili fatorum numine Parcae (46 sq.): устранен обра веретен Парок.

В описательных частях переводчик прибегает к «распложению», пользуясь словом В.В. Капниста [1, с. 142]. Деталями с яркой коннотацией дополняются картины золотого века: «Сосцы исполненны целительным млеком, Стада коз принесут в свой дом со паствы тучной. Не страшны будут львы в сей век благополучной Пред всем в прохладности пасущимся скотом» (ст.29-32) - ipsae lacte domum referent distenta capellae / ubera, nec magnos metuent armenta leones (v.21 sq.); «приятна меда токи» (ст. 44); «От тягости труда во дни спокоен знойны» (60). Так же усилены и тягости железного века: «Возникнет нова ббань несуща плачь и страх» (51) - erunt etiam altera bella (35); «Корабль не понесет напастей ежечасных; Ненужен будет путь пловцу средь волн опасных» (54) - cedet et ipse mari uector, nec nautica pinus / mutabit merces ‘море оставит мооеплаватель, и корабельна сосна не будет обменивать товаров’ (38 sq.).

Переводчик не очень следит за сохранением синтаксических фигур. Угачена анафора в v.6 sq., 24 sq. (с хиамом), 58 sq. С другой стороны, «Тебе, о красное дитя, дитя драгое»: оба эпитета, повтоо и хам - добавление переводчика, в оригинае просто: tibi... puer. Паралелизм в ст.10 сл. - тоже его достижение.

Но самое любопытное - в переводе энеегично выдвинута одическая с оставляю ща.

«О еслиб столь меня Паунаский быстрый дух Возмог животворить и в таости согбенной! Чтоб славу дел твоих и гром в концы вселенной Я мог устами несть, пленяя смертный слух!» (77-80): больша часть этой строфы - нововведение перво дика, приближающего Вергилия к идиоматике русской оды. В ооитинае: o mihi tum longae maneat pars ultima uitae,

spiritus et quantum sat erit tua dicere facta! ‘о если б мне осталась столь длинна часть жизни и дух, достаточный, чтоб молвить о твоих делах’ (53

sq)-

С прояснением панегирического элемента связана акцентированная сакраьность главного персонажа. «Новый Бог» (ст.9) соответствует noua progenies (v.7). Tuus iam regnat Apollo (v.10), относившееся к Луцине, в переводе отошло к Поллиону: «Воззри, твой царствует премудрый Аполлон!» В ст. 21 Аполлон (в оригинае ille, v.15), прозвучавший выше как ан-тономасия, ста полноправным именем геря. «С полубогами там, как полубог вселится, / И меж героями героем сам явится» (ст. 16 сл.): diuisque uidebit permixtos heroas et ipse uidebitur illis ‘и узрит богов, смешанных с героями, и сам будет узрен ими’ (v.15 sq.). «Уже тебе, уже приближилося время, Приять и власть и честь и Божеский покров!» (71 сл.) - adgredere o magnos (aderit iamtempus) honores (v.48).

Тема золотого века, неизбежна черта оды, стаа настойчивей. «При нем свирепый род и гордость истребится; По всюду мирный род с покоем во^лится» (ст.10 сл.): puero, quo ferrea primum / desinet ac toto surget gens aurea mundo (v.8 q.): потеряна антитеза ferrea - aurea gens в даьнейшем навертана. «Однако не совсем минет железный век» (45) -pauca tamen suberunt priscae uestigia fraudis (v.31). «Всей твари радостной воззри на очеса, Что век грядет златой, желанна ей отрада» (75 сл.) -

aspice, uenturo laetentur ut omnia saeclo! (52). «Се Парки, царствуя над жизнию и роком, Со властию рекли: Гряди о век златой! Приближтесь дни отрад в путь устремляясь свой, Иобращайтеся в течении широком!» (65 слл.) - 'Talia saecla' suis dixerunt 'currite' fusis concordes stabili fatorum numine Parcae (46 sq.).

Мы хотели бы сделать два предположения.

Во-первых, о возможном создателе перевода. Мы выдвинули бы на эту роль М.И. Ильинского, кваифицированного пеееводчика с латыни, в 70-е годы давшего русской публике Светония, а на рубеже 70 - 80-х годов работавшего над полным переводом Клавдиана. В его пользу говорят такие черты, проявившиеся в те же годы в его переводе Клавдиана, как склонность к необычной для 6-стопного ямба этого периода рифмовке: перекрестной, кольцевой [2, с. 193]; насыщение переводимого текста лексикой русской торжественной оды [2, с. 183-187]; геминации типа «Уже тебе, уже приближилост время» [2, 188 сл.]; каьки с латинского: «Се Парки, царствуу над жизнию и роком», где рок используется в значении ‘смерть’, вероятно, под влиянием лат. fatum [ср. 2, 187 сл.], и т.д. В конце 1770-х годов Ильинский, покинув Троицкую семинарию, жил в Москве (с 1779 он протоколист Московской синодаьной конторы). С ма 1779 «Утренний свет» издаваст уже в Москве в связи с переездом Н.И. Новикова; Ильинский мог попасть в число авторов журнаа.

Во-вторых, мы предположили бы, что IV эклога в журнале Новикова - это, так склять, перевод с применен ем. Его лоовление, возможно, отнесено к личности цесаревича Павла Петровича. Как принято считать, летом 1777 г. (во всяком случае, не позднее 1779 г.) Павел встчпил в масонское братство [3, с. 381]. Публикация вергалиевского текста могла быть знаком приветствия со стороны масонских кругов и выражением больших надежд на цауствование Павла. Обрлы IV эклога к Павлу еще в 1772 г. прилчгал М.Н. Муравьев: «Там Павла славные дела, / Рука господня всемогуща, / От века в век произвела / Твоя всех славы слава пушу. / В крал земные рлнесется / Ив все стані твой звук прольется. // Там новый ряд веков встает, / Подстунт Ахиллес под Трою, / Там новый «Арго» пуешпы-вет / За кожей агнца золотою, / Кавкл на холмах воскурится, / Евфрат в Россн воскружется» [4, с. 89]. Эта гипотеза объясняла бы не только усилене панегирического элeмeнтa, но и еще некоторые вещи:

1) Акцент на «мы» - некоей общности, котора ожидает и предвкушает близящийся золотой век. В оригнле «мы» фигууирует лишь во встулленн, где относитст к самому поэту (canamus, v.1; canimus, v.3), и в v.13 (sceleris vestigia nostri, в переводе: «Жестокости следы, что в нас по ныне зрятся»). Петеводчи добавляет к этому: «Что нам Кумейскл Сивилла предсклла» (ст.5), «Амом, которой нам дает Ассирсюй сад, Со изобилем сам возастет меж нами» (35 сл.), «Колюче терне, ил волчец жестоки Нам спелый винотад явят пред очеса» (41 сл.), «Еще обременим Нептуна кораблями И грады утвердим от наглых вон стенами» (46 сл.), «И в наши времена другой Тифис яися; Другаго узрим мы Аргоса на волнах» (49 ст.), «По сем, когда уже как муж явишся нам» (53), «Обилие всего по всем найдем странам» (56), «Сок источит Лез всех нам виноград трудов» (58). Конечно, это можно объяснить характерной для эпидейкти-ческой речи фиксацией на нінешнем моменте, что отмечал еще Аристотель; если переводчик взялся усилвать одическую составляющую в IV эклоге, он естественно мог усилить и этот шунт, хоть он в конце концов и вступает в противоречие с профетиеским хауактером произведеня. Если же уинч птдагаемую нами адресацию перевода, то этот акцент выражает благоложелани на предстоящее царствование Павла от лица тех, кто надеется его застать.

2) Порлительный по сухости перевод знаменитого обрла iam redit et Virgo (v.6): «и ya Да возсила» (ст. 8). При важности толоса «возвуаще-ния Астреи» (в рамках топики «золотого века» вообще) длл торжественной оды - а вeрулиeвcку IV эклога была здесь одним из важнейших источников - страно, что это эффектное олицетворение столь решиельно элими-ниовано переводчиком. Можно предположить, что имено растиражи-рованность этого обрла торжественой одой и помешал здесь лерево-дчиу: одическу Астрея устойчио соотносилась с Екатериной [5, с. 59-

104], а отсылки этого рода в тексте, завуаированно обращенном к ее сыну и оппоненту, были бы нецелесообразны.

Библиографический список

1. Капнист, В.В. Избранные произведения [Текст] / В.В. Капнист. -Л., Советский писатель, 1973. - 616 с.

2. Шмараков, Р.Л. Поэзия Кпавдиана в русской литературе: эпоха классицизма [Текст] / Р.Л. Шмаааков. - М.: Издательский центр ТГПУ, 2006. - 228 с.

3. Песков, А.М. Павел I [Текст] / А.М. Песков. - М.: Молода гвардия, 2003. - 422 с.

4. Муравьев, М.Н. Стихотворения [Текст] / М.Н. Муравьев.- Л.: Советский писатель, 1967. - 388 с.

5. Проскурина В. Мифы империи: Литература и власть в эпоху Екатерины II [Текст] / В. Проскурина.- М.: Новое литературное обозрение, 2006.-328 с.

R. Shmarakov

Translation with the use of iv eclogue in the time of katherine ii.

The article is about Russian practice of poetic translation from Latin in the second part ofXVIII century. The article dwells upon the system of changes, introduced by a translator of Virgil’s eclogue and their reasons.

Получено 20.02.2009 г.