И. А. Кротенко

Отзыв на монографию Людмилы Беженару

Людмила Беженару в своей работе «О волшебстве Гения в период романтизма» выводит проблему философско-эстетической категории «гений» в контекст новейших эстетических проблем, изучая и представляя типологию метафоры Гения и ее преобладающие черты.

Ключевые слова: философско-эстетическая категория «гений», становление романтизма, типология метафоры Гения, миф Андрогена.

В монографии Людмилы Беженару «О волшебстве Гения в период романтизма» исследуется генезис философско-эстетической категории «гений» от становления понятия в античной культуре до утверждения его в романтической эстетике. Многомерный охват понятия и его историко-

культурологическое освещение в разных литературных и философских традициях западноевропейской, русской, румынской литератур позволяют исследователю вывести проблему данной эстетической категории в контекст новейших эстетических проблем.

Исследователь считает задачу институализации категории «гений» важной не только с точки зрения исторической поэтики, но и потому, что это связующее звено в повышении статуса современной эстетики, в период кризиса искусства и литературы начала XXI века. Деидеологизирован-ный и полицентрический подход позволяет с новых позиций осветить круг традиционно исследованных проблем, исторические и литературные факты ввести в современный научно-исследовательский оборот.

Сложность поставленной перед исследователем задачи заключается в необходимости рассматривать проблему «гения» в период реорганизации теоретической поэтики, ее категориального статуса, противоречивого отношения к традиционным теориям романтизма со стороны разных национальных теоретических школ. Рассматривая поэтапно становление нормативности романтизма: нарушение принципа иерархии классической модели мира, привнесение в романтизм принципа аналогии, отменяющей вертикальную соподчиненность явлений, уравнивание природы и человека, неорганического и органического, высокого и низкого, прекрасного и безобразного, сознательного и бессознательного, - исследователь на многочисленных примерах мировой литературы утверждает романтизм как вневременную духовно-эстетическую ориентацию, присущую произведениям различных эпох.

Автор книги о волшебстве гениальной личности изучает и представляет читателю типологию метафоры Гения и преобладающие ее черты, рассматривает творческую личность в действии, ищет связи между Гением и святостью и ставит проблему канонизации гениальных личностей человечества, т.к. они уже стали святыми в сознании своих народов. Тем самым подзаголовок работы «О волшебстве Гения в наши неромантические времена» вступает в конфликт с общим заглавием, а содержание исследования доказывает обратное: романтическое восприятие мира, канонизация гениальной личности даже в современной парадигматической смене традиционных и постмодернистических представлений об этой архитепической категории остается неизменной, от гуманного ее понимания зависит эстетическое здоровье нации.

Выгодно отличает эту книгу оригинальный, не следующий новомодным феминистическим и гендерным теориям взгляд на женщину. Следуя гетевской теории «гения» и мифу Андрогена, автор аргументирует свою теорию о феномене и роли Даймона в становлении гениальной личности

женщины и приводит примеры таких женских характеров, проследив за творческой биографией Софьи Ковалевской, Юлии Хашдеу, Жорж Санд, Марии Склодовской-Кюри, Маргрит Юрсенар. Автора интересует проблема новой концепции женского в философии романтизма. Судьбы гениальных женщин в истории и литературе анализируются с точки зрения романтических теорий авторской субъективности, в которых впервые осуществляется логическая оппозиция традиционных бинарных метафизических категорий чувственное/рациональное, разум/тело, мужское/ женское: чувственное начало получает приоритет над рациональным, а женское - над мужским. В отличие от традиционной метафизики, в философии романтизма процесс познания приравнивается к процессу творчества, ведущей характеристикой которого является не рациональное знание, а чувственное переживание. Воплощением чувственного переживания в истории метафизики традиционно является женская субъективность. Поэтому в философии романтизма конструкция женского признается ведущей метафизической конструкцией и устанавливается характерный культ женского.

Основной интерес для романтиков представляет духовная, так называемая «мистическая» чувственность, связанная с духовной деятельностью (в первую очередь с поэзией); конструкция женской субъективности в философии романтизма редуцирована к символической конструкции, не имеющей отношения к реальной женской чувственности, чем объясняется трагическая судьба многих литературных героинь и женских авторов. Автор исследует вопрос интерпретаций женского творчества в философии романтизма, подчеркивает важность женского влияния в процессе творчества. Романтики активно привлекали женщин к участию в своих кружках и выступали сторонниками создания ими культурных ценностей. В русской литературе культ женского начала получил теоретическое определение «галерея прекрасных русских женщин» (Пушкин, Лермонтов, Тургенев, Достоевский, Чехов). И действительно, целый ряд женских имен связан с творчеством романтиков: Каролина Шлегель, Г енриет-та Герц, Доротея Шлегель, София Меро, Беттина Брентано, Гюнтероде, Вероника Микле.

Однако, воспринимая женщин в качестве символических фигур, олицетворяющих подлинную природу философии, поэзии и искусства, романтики не принимали женщин всерьез как авторов. В результате женщины, входившие в литературно-философские кружки, выступали в основном в роли чтиц, переводчиц или слушательниц, не оставив значительных литературных произведений. Проблема отношения к категории «гений» в эпоху массовой культуры воспринимается как реакция

на чрезмерности ее романтического культа. В разделах книги «Позд-ние отзвуки романтизма» и «О различных демонических пробуждениях и псевдоценностях» автор книги ставит вопрос о творческой личности наших «неромантических» времен, пишет о псевдоценностях и о кризисе культуры.

В Румынии монография Людмилы Беженару определена литературной критикой как «фундаментальная работа и значительный вклад в данной области» (Константин Чиопрага).