УДК 821.161.1

ББК 83.3 (2)

П 16

Панеш У.М. Отечественная литература ХХ века как художественно-эстетический феномен

(Рецензирована)

Аннотация:

Цель статьи - дать оценку отечественной литературе ХХ века как отдельному художественному явлению. Поставленной цели подчиняются задачи: определить

решающую роль периода «исторического перелома», ориентированного на концепцию активной личности, «участвующей в творении истории», выявить художественноэстетические искания литературы конца 30-х-начала 50-х гг., подчеркнуть социальнокритическую и образно-аналитическую тенденцию в искусстве 60-80-х гг.

Ключевые слова:

Литература «исторического перелома», художественная общность, образноаналитическая тенденция, революционный реализм, структурно-типологическая классификация, жанровые поиски, эволюция стиля, образное мышление.

Panesh U.M. The literature of our country of the 20th century as an artistic - aesthetic phenomenon

Abstract:

The purpose of the paper is to assess the literature of our country of the 20th century as the separate artistic phenomenon. The subordinate objectives are to define the decisive role of the period of the «historic breakthrough» focused on the concept of the active person, «participating in a history creation», to reveal artistic - aesthetic searches of the literature of the late 1930-s - the early 1950-s and to emphasize the social - critical and figurative - analytical tendency in the art of the 1960-1980s.

Key words:

The literature of «historic breakthrough», artistic generality, the figurative - analytical tendency, revolutionary realism, structural - typological classification, genre searches, evolution of style, figurative thinking.

Новый исторический этап отечественной литературы ХХ века датируется с начала 20-х гг. и связывается с эпохой «революционного перелома». У ряда народов в это время только появляется письменность и зарождается национальная литература. Развитые культуры, имеющие опыт становления, накопившие богатые традиции, и так называемые «новописьменные литературы», начавшие свое существование после революционных потрясений, образовали в это время новое художественное единство. Несмотря на свою противоречивую природу, оно представило мировой цивилизации ни с чем не сравнимую в эстетическом отношении культуру. Чертами молодых литератур стали ускоренное становление, развитие в условиях двуязычия, движение под сильным воздействием таких факторов, как постороннее влияние и формирование различных форм общностей.

Сегодня, в новых исторических условиях, нуждается в переоценке не только этот сложный по своей природе литературный процесс, но и история его исследования. Обновленческие тенденции связаны, в том числе, с возрастанием роли «национального вопроса» [1: 19]. Конечно, важна в этом случае, прежде всего, проблема систематизации всей отечественной литературы, актуален и вытекающий из нее вопрос структурно-

типологической классификации как прозы и поэзии, так и драмы. При таком анализе трудно обойтись без периодизации всего культурно-исторического процесса. Надо отметить в связи с этим, что определяющую роль в формировании исследуемой литературы сыграл начальный этап, датируемый с начала 20-х годов до второй половины 30-х гг. Это время отмечено как особый, первый период, как начало формирования литературы и искусства нового, революционного времени. Его обычно определяют как «период исторического перелома» [2: 68]. С ним также связывают «открытие активной личности», «участвующей в творении истории», «рождение большого эпоса» и «множества методов».

Решение вопросов, связанных с формированием новой идейно-эстетической системы, было делом непростым. В особо тяжелой ситуации оказались новописьменные литературы, которые должны были быстро пройти путь от фольклорно-эстетических принципов отражения к профессионально-художественным. На формирование искусства слова оказывали негативное воздействие и догматизированные представления о революционной реальности, новом человеке и природе социалистического искусства. Мысль о возможности быстрого революционного перерождения и выпрямления человеческого сознания, к примеру, приводит к показу во многом схематизированных персонажей.

Г ерои, сомневающиеся, с трудом пробивающие дорогу к правде века, или маленькие люди, не сделавшие в решающий исторический момент правильного выбора, редко становятся объектом художественного показа. Некоторая односторонность, отсутствие драматизма в изображении диалектики народного сознания были связаны, прежде всего, с проявлением общих типологических черт прозы и поэзии времени исторического перелома.

Период отечественной литературы, начиная с конца 30-х гг., военное время и послевоенное десятилетие нередко выделяют в отдельный этап развития. Действительно, в середине 30-х гг. в прозе и поэзии начинают появляться произведения, необычные по своей художественной концентрации. В них нет привычной широкой событийности, историко-эпическое повествование начинает уступать место художественной обобщенности, обостренной проблемности, символическому звучанию.

Массовое искусство, однако, складывается под непосредственным воздействием «партийного номенклатурного вмешательства». Более того, с середины 30-х гг. провозглашается необходимость морально-политического единства литературы, которое предусматривает «пресечение эстетического плюрализма». Это значительно затрудняло процесс свободного развития искусства слова. Второй этап включает в себя, как видно, разные периоды. Это и конец 30-х гг. с его сложной, противоречивой динамикой, это военное время, отмеченное особой проблемностью и интенсивными поисками новых жанровых форм, это послевоенные годы, когда литература продвигалась в трудных условиях давления вульгарно-социологических подходов.

Военная реальность, порожденное ею чувство политической и нравственной солидарности вызвали в национальных литературах сходные во многом мотивы и структурно-стилевые поиски. На ведущее место выходят «малые», оперативные по своей природе жанры: стихотворение, очерк, рассказ и др. Они были максимально близки происходящим событиям, быстро реагировали на меняющуюся ситуацию и, таким образом, стремились соединить правду жизни и правду вымысла. Героико-патриотическое чувство обусловило в этом случае интерес к персонажу в его связи с масштабными понятиями и грандиозными событиями. Отсюда укрупнение образа, романтическая условность, аллегорические сюжеты.

В литературе послевоенного десятилетия намечается заметное продвижение в сторону многообразия. Проявляется это в более правдивом в психологическом отношении показе темы войны, в отражении «темы труда» и горячих «производственных конфликтов», что, в свою очередь ведет к отражению таких художественных коллизий,

которые должны были сформировать новые жанровые формы. Но намеченные таким образом поиски не увенчались созданием однородной по своему художественному качеству литературы.

Следующий этап был связан со значительными изменениями в общественнополитической и культурной жизни страны. Он охватывает время, начиная со второй половины 60-х гг., а завершается началом 90-х гг. ХХ века. Определяющее влияние на развитие литературы начинают оказывать «хрущевская оттепель», осуждение культа личности и попытки установления в жизни демократических норм. Продекларированная в это время идея о «самоценном значении человека» обострила интерес к феномену отдельной личности. Человеческий характер в его многообразии становится объектом художественного отражения, что, в свою очередь, ведет к активным жанровым и структурно-стилевым исканиям. Черты нового этапа отразились особенно наглядно в развитии короткой повести.

Формирование литературы в целом на этом, качественно новом этапе все еще проходило со значительными затруднениями. Советская командно-административная система, оказалось, не просто устояла, но со временем упрочила свои позиции. Социально-критическая, образно-аналитическая тенденция, вызванная попыткой перестройки, столкнулась с охранительными идейно-эстетическими принципами «развитого социализма». С этим связано то, что литература, призванная самой непростой реальностью к многообразному и углубленному показу, нередко сбивается на «скоростное» изображение характеров и конформистское решение художественных конфликтов.

И все же новые тенденции значительно обогатили литературный процесс 60-80-х гг. Закономерности этого своеобразного периода по-своему выразились и в молодых литературах. Об этом свидетельствуют активные творческие поиски в жанрах прозы и поэзии. Сделал, к примеру, значительные шаги социально-психологический роман, ориентированный на изображение углубленных характеров и акцентированных проблем. Движение к изображению сложного и многогранного человеческого характера на материале обычного, исконного бытия, тесное взаимодействие мысли и чувства, «сочетание подлинной массовости с высокой поэтической культурой» [3: 180] - эти типологические черты современной литературы достаточно ярко отразились в поэзии.

Особого внимания заслуживает литературный процесс, складывающийся с начала 90-х гг. ХХ века. Революционная перестройка общества, развал советского государства, кардинальные изменения в социокультурном климате вызвали не только разрушение сложившегося единства литератур, но и переоценку фундаментальных ценностей и привычных подходов. В этих непростых условиях предстоит пересмотреть историю отечественной культуры, разобраться в еще не устоявшемся литературном процессе, привести его в систему, выявить тенденции, основополагающие закономерности.

Примечания:

1. Султанов К. Национальное самосознание и ценностные ориентации литературы. М., 2001.

2. Суровцев Ю. О стилевых течениях и «национальных стилях» в советской многонациональной литературе // Единство. М., 1972.

3. Луговской В. Раздумье о поэзии. М., 1960.

References:

1. Sultanov K. National consciousness and valuable orientations of the literature. M., 2001.

2. Surovtsev Yu. About style currents and “national styles” in the Soviet multinational

literature // Edinstvo. M., 1972.

3. Lugovskoy V. Thoughts about poetry. M., 1960.