УДК 811.161.1’37+82-1

Образы единиц исчисления времени в русской художественной картине мира (на материале поэзии допушкинской и пушкинской поры)

Н. С. Попова

В статье рассматриваются образы единиц исчисления времени ГОД / ГОДЫ / ЛЕТА, ЧАС, МИНУТЫ, МГНОВЕНИЕ / МГНОВЕНИЯ, МИГ в русской художественной картине мира допушкинской и пушкинской поры. Автор приходит к выводу, что единицы исчисления времени в русской художественной картине мира этого периода представлены в основном универсальными, или традиционными (общеязыковыми, общенародными), образами: человек, текущая вода, летящая птица, пространство.

Ключевые слова: художественная картина мира; образы единиц исчисления времени; русская поэзия допушкинской и пушкинской поры.

Картина мира есть целостный глобальный образ мира. В то же время само понятие «мир», модель которого описывается, целесообразно понимать как взаимодействие человека и среды; в этом смысле мир есть результат переработки информации о среде и о самом человеке. «Картина мира», являющаяся следствием познавательной деятельности человека, взаимодействует с некоторой языковой «картиной мира».

Но не язык и не языковая картина мира как таковые предопределяют наше мировоззрение, а внеязыковая реальность. Между миром действительности и миром языка находится мир мыслей (притом не только в вербализованной, но и образной, эмоциональной и зачастую подсознательной форме). На нас воздействуют не столько метафоры,

сколько обстоятельства, которые вынуждают их создавать [Кубрякова, 2003, с. 32-34].

Языковая картина мира, с точки зрения З. Д. Поповой и И. А. Стернина, не равна когнитивной (иными словами, непосредственной, или прямой) картине мира, которая существует в виде концептов, образующих концептосферу [Попова, Стернин, 2002, с. 6]. Когнитивная картина мира неизмеримо шире, поскольку не все концепты имеют языковое выражение: «В языке названо только то, что имело или имеет сейчас для народа коммуникативную значимость - об этом народ говорит или говорил» [Там же].

С языковой картиной мира соотносима художественная, или вторичная картина мира, которая запечатлена в художественных текстах. Она отражает индивидуальное мировосприятие автора произведения, но вместе с тем в ней находят отражение особенности национального менталитета, например, национальные символы, национально-специфические концепты. Таким образом, художественная картина мира опосредована дважды - языком и индивидуально-авторской концептуальной картиной мира [Попова, Стернин, 2002, с. 8] - и представляет собой вторичную, но существенную грань концептуального образа действительности [Чарыкова, 2000, с. 10-11].

В качестве разновидности художественной картины мира многими авторами выделяется поэтическая модель, которая реализуется в поэтических текстах, воплощаясь в индивидуальном использовании образных средств (тропов).

Предметом данной статьи является представление единиц исчисления времени в русской поэзии допушкинской и пушкинской поры (1770-1840 годов).

Анализ художественных произведений русских поэтов XVIII - начала XIX веков, которых А. С. Пушкин считал своими предшественниками и учителями (К. Н. Батюшкова, И. И. Дмитриева, В. А. Жуковского, Н. М. Карамзина, М. Н. Муравьёва, А. Н. Радищева), произведений самого Пушкина, а также поэтов-современников Пушкина (Е. А. Бара-

тынского, А. Ф. Вельтмана, Д. В. Веневитинова, А. Д. Илличевского, Н. М. Коншина, В. К. Кюхельбекера, М. Ю. Лермонтова, А. И. Одоевского, П. А. Плетнёва, В. С. Филимонова, Д. И. Хвостова) показывает, что единицы исчисления времени представлены у русских поэтов чаще всего антропоморфными образами.

Так, например, для названия отрезка времени ГОДЫ один из русских поэтов указанного периода создаёт интересный образ ямщика (кучера, извозчика): Нас быстро годы почтовые С корчмы довозят до корчмы... (Е. А. Баратынский «Дорога жизни», 1825).

ЛЕТА в нашем материале способны, как и люди, к физиологи -ческим процессам и проявлениям, а именно могут «погибать»: Ласкаю я души старинную мечту, Погибших лет святые звуки. (М. Ю. Лермонтов «Как часто, пёстрою толпою окружён...», 1840).

Кроме того, ЛЕТА могут быть очень старыми (даже древними) и одновременно иметь одежду в виде порфиры, пурпурной мантии монарха: И тишина глубокая вослед повсюду воцарилась, И в дикую порфиру древних лет Державная природа облачилась. (Е. А. Баратынский «Последняя смерть», 1827).

Отрезки времени МИНУТЫ, ЛЕТА изображены способными к коммуникативной деятельности (поэты обращаются к ним, как к собеседникам): Красотой пленённый света, Оживаю будто вновь: К вам, утраченные лета, В сердце жалость и любовь! (П. А. Плетнёв «К музе», 1822); Но где же вы, минуты упоенья, Неизъяснимый сердца жар, Одушевлённый труд и слёзы вдохновенья! Как дым, исчез мой лёгкий дар... (А. С. Пушкин «Дельвигу», 1817).

ЛЕТА и ЧАС в образной структуре художественного текста могут иметь психологические особенности людей, к примеру:

• ЛЕТА могут быть осмотрительными: По воле случая слепого Я познакомился с тобой В те осмотрительные лета, Когда смиренная диета Нужна здоровью моему... (Е. А. Баратынский «Н. М. Языкову», 1831);

• ЧАС может быть нескромным: В нескромный час меж вечера и света, Без матери, одна, полуодета, Зачем его должна ты принимать? (А. С. Пушкин «Простишь ли мне ревнивые мечты...», 1823).

ГОДЫ совершают определенные действия, а именно скрываются, прячутся, т. е. существуют, не обнаруживая себя: Грядущие годы таятся во мгле; Но вижу твой жребий на светлом челе. (А. С. Пушкин «Песнь о вещем Олеге», 1822).

ГОДА / ГОДЫ оказывают воздействие на предметы и людей. Они меняют всё и всех, делая людей седыми, становясь причиной появления морщин, меняют людей внешне и внутренне: Бегут, меняясь, наши лета, Меняя всё, меняя нас... (А. С. Пушкин «Прощание», 1830); Прошли года чредою незаметной, И как они переменили нас! (А. С. Пушкин «Была пора: наш праздник молодой.», 1836); О, старец, убелённый годами и трудом... (К. Н. Батюшков «Мои пенаты», 1811-1812); Душой задумчивый, медлительно я шёл С годов младенческих знакомыми тропами; Художник опытный их некогда провёл. Увы, рука его изглажена годами! (Е. А. Баратынский «Запустение», 1834).

Отрезки времени ГОД / ГОДЫ / ЛЕТА / МИГ / МГНОВЕНИЕ нарисованы способными к движению, перемещению в пространстве:

• ГОД / ГОДЫ / МИГ мчатся: Год промчался - вести нет; Он ко мне не пишет... (В. А. Жуковский «Светлана», 1808-1812); Я говорю: промчатся годы, И сколько здесь ни видно нас, Мы все сойдём под вечны своды - И чей-нибудь уж близок час... (А. С. Пушкин «Брожу ли я вдоль улиц шумных...», 1829); Но миг забав умчался И все желанья с ним! (А. Д. Илличевский «Весёлость и рассудок», 1817);

• МГНОВЕНИЕ приходит: Когда придёт желанное мгновенье? (Е. А. Баратынский «Буря», 1824);

• ЛЕТА, ГОД, ГОДЫ проходят: Лицейской жизни милый брат, Делю с тобой последние мгновенья, Прошли лета соединенья; Разорван он, наш верный круг... (А. С. Пушкин «Разлука», 1817); Не видели, как год прошёл, - Мелькает время неприметно! (А. Д. Илличевский

«19 октября», 1826); Увы, они прошли, мои весенни годы! Но - не хочу тужить ... (В. К. Кюхельбекер «К Пушкину и Дельвигу», 1818).

Та же идея движения заложена русскими поэтами и в обра-захлетящих птиц (о ЧАСАХ, МИНУТАХ,, МГНОВЕНИЯХ,, МИГЕ): Часы любви, часы похмелья По-прежнему ль летят на зов Свободы, лени и безделья? (А. С. Пушкин «Из письма к Я. Н. Толстому», 1822); Свободно говорил язык словоохотный, И лёгкие часы летали беззаботно! (Н. М. Языков «К няне А. С. Пушкина», 1827); Когда же минуты удивленья, Как сон туманный, пролетят, ... - Смирится гордое желанье Весь мир обнять в единый миг... (Д. В. Веневитинов «Я чувствую, во мне горит.», 1827); Познай же цену срочных дней, Лови пролётное мгновенье! (Е. А. Баратынский «Добрый совет» (К Коншину), 1821); Я волю дал любви несчастной И погубил, доверясь ей, За миг летящий, миг прекрасный Всю красоту грядущих дней. (Е. А. Баратынский «Эда», 1824).

Но МГНОВЕНИЯ не только летают, как птицы, но они ещё и те -кут, как вода: Медлительней текут мгновенья бытия. (М. Н. Муравьёв «Ночь», 1776, 1785).

ЛЕТА / ГОДЫ также текут, как вода: Случалось - несколько текло на свете лет, Что сам я забывал о том, что был поэт... (Д. И. Хвостов «И. И. Дмитриеву», 1810); Протекшие лета мелькают пред очами... (А. С. Пушкин «Воспоминания в Царском Селе», 1814); Я вас приветствую, о, милые мои, Протекших ранних лет друзья драгие! (П. А. Плетнёв «К моей родине», 1820); Годы текут своей чредою.... (В. С. Филимонов «Дурацкий колпак», 1824).

Иногда ГОДА / ЛЕТА воспринимаются русскими поэтами в образе бездны - глубокой пропасти, морской пучины: Равно исчезнут в бездне лет И годы шумные побед, И миг незнаемый забавы... (Е. А. Баратынский «Добрый совет (К Коншину)», 1821); О, всё своей чредой исчезнет в бездне лет! (Е. А. Баратынский «Финляндия», 1820).

Некоторое количество ЛЕТ иногда предстает как пространство, характеризующееся протяжённостью, объёмом и вмещающее события:

Но предо мной тогда Раскрылися грядущие года; События вставали, развивались, Волнуяся, подобно облакам, И полными эпохами являлись от времени до времени очам ... (Е. А. Баратынский «Последняя смерть», 1827).

ГОДЫ - это ещё и колесо, которое имеет, как известно, форму кру -га: Годы лёгкие кружили Колесом их (дней - Н. П.) предо мной: С быстротой они всходили и скрывались чередой (П. А. Плетнёв «К музе», 1822).

Таким образом, выполненный анализ со всей очевидностью показывает, что единицы исчисления времени в русской художественной картине мира допушкинской и пушкинской поры представлены преимущественно универсальными, или традиционными (общеязыковыми, общенародными), образами: человек, текущая вода, летящая птица, пространство.

Литература

1. «Благослови, поэт!..» : Антология поэзии пушкинской поры : Книга I / сост., вступ. ст., ст. о поэтах и примеч. Вл. Муравьёва. - Москва : Советская Россия, 1983. - 272 с.

2. «Издревле сладостный союз.» : Антология поэзии пушкинской поры : Книга II / сост., вступ. ст., ст. о поэтах и примеч. Вл. Муравьёва. - Москва : Советская Россия, 1984. - 352 с.

3. Кубрякова Е. С. Сознание человека и его связь с языком и языковой картиной мира / Е. С. Кубрякова // Филология и культура : материалы IV Международной научной конференции, 16-18 апреля 2003 года. - Тамбов : Изд-во ТГУ, 2003. - С. 32-34.

4. Попова З. Д. Язык и национальная картина мира / З. Д. Попова, И. А. Стернин. - Воронеж : Изд-во Истоки, 2002. - 59 с.

5. Чарыкова О. Н. Картина мира и её репрезентация в языке / О. Н. Чары-кова // Роль глагола в репрезентации индивидуально-авторской модели мира в художественном тексте : монография. - Воронеж : Изд-во Истоки, 2000. -С. 6-26.

© Попова Н. С., 2012

Images of Time Units in Russian Artistic World Image (Based On Data from Poetry of Pre-Pushkinian and Pushkinian Times)

N. Popova

The article studies such images of time units as YEAR / YEARS / HOUR, MINUTES, MOMENT / MOMENTS, INSTANT in the Russian artistic world image of the pre-Pushkinian and Pushkinian times. The author comes to the conclusion that the time units in the Russian artistic world image of this period are generally represented by the universal - or traditional (language-wide, nationwide) - images such as person, running water, flying bird, space.

Key words: artistic world image; images of time units; Russian poetry of the pre-Pushkinian and Pushkinian times.

Попова Нина Семеновна, кандидат филологических наук, доцент, Российский государственный социальный университет, филиал в г Воронеже (Воронеж), popovans08@mail.ru.

Popova, N., PhD in Philology, associate professor, Russian State Social University, Voronezh branch (Voronezh), popovans08@mail.ru.