2012 Культурология и искусствоведение № 1(5)

РЕЦЕНЗИИ С.Г. Сычева

О ПУБЛИКАЦИИ ПЕРЕПИСКИ ВЯЧЕСЛАВА ИВАНОВА С МИХАИЛОМ ГЕРШЕНЗОНОМ В ЖУРНАЛЕ «EUROPA ORIENTALIS». Русско-итальянский архив, VIII

Перед нами первая публикация писем М.О. Гершензона и В.И. Иванова, с 1909 по 1925 г., вплоть до смерти Михаила Осиповича. Публикация сопровождается вводной статьей Елены Глуховой «"Странное существо человек, загадочнее кошки": переписка Вяч. Иванова с М.О. Гершензоном (1909-1925)».

Вступительная статья содержит материалы, касающиеся историкокультурной среды, в которой происходило общение двух филологов. Статья служит прекрасным дополнением к публикации, в ней практически не повторяется текст писем. Обрисовывается духовная атмосфера, в которой жили и занимались творчеством Вяч. Иванов и М. Гершензон. В частности, сообщается о сотрудничестве двух мыслителей над серией «Памятников мировой литературы» в 1913-1914 гг.; пишется о тесном общении двух художников слова по приезде Вяч. Иванова из Италии в Москву в 1913 г., с привлечением в свой круг В.Ф. Эрна, Н.А. Бердяева, С.Н. Булгакова, Л.И. Шестова, вследствие чего возник рукописный журнал «Бульвар и переулок» (1914-1915 гг.) [1. С. 31]. Указывается на тот факт, что М. Гершензон был одним из первых слушателей поэмы Вяч. Иванова «Человек» и делал критические замечания.

Обращается внимание на факт сотрудничества двух писателей в революционную эпоху: их отношения к исторической ситуации разделились. Вяч. Иванов не мог принять «пробольшевистские настроения Гершензона» [1. С. 35], хотя сам впоследствии сотрудничал с советской властью. Разница между умонастроениями двух представителей русской культуры состояла в том, что Вяч. Иванов был обеспокоен отсутствием религиозного духа в революционную эпоху - только получив религиозную направленность, революция может выразить волю народа.

В 1918 г., в пору разрухи и хаоса, художники слова переживали тяжелые времена. Андрей Белый назвал философов, писателей и поэтов «роскошью для России» и с горечью написал, что их «надо ликвидировать» [1. С. 39]. Выживали за счет преподавания различных общеобразовательных курсов и участия в литературных объединениях. С 1918 по 1920 г. Иванов принимает участие в работе в Историко-театральной секции Наркомпроса (являясь ее председателем) и в Студии стиховедения при Литературной секции Московского союза учащихся искусству [1. С. 40]. В 1920 г. Вяч. Иванов и М. Гер-шензон оказываются в одной комнате московского санатория, и итогом их плодотворного общения стала «Переписка из двух углов».

После смерти жены Веры Шварсалон летом 1920 г. Вяч. Иванов переезжает с детьми в Баку. Основным творческим достижением того времени яв-

ляется защита в Бакинском университете докторской диссертации, посвященной дионисизму, и публикация книги «Дионис и прадионисийство» [2].

Во вступительной статье показано, что в 1924 г. Вяч. Иванов ненадолго приезжает в Москву и выступает в Большом театре на заседании Общества любителей российской словесности, посвященном 125-й годовщине со дня рождения А.С. Пушкина. Выступление было блестящим, судя по отзыву М. Гершензона.

Вскоре после этого Вяч. Иванов эмигрирует в Италию.

Следует отметить, что текст вступительной статьи содержит большой объем информации, привлечено множество эпистолярных источников, основные идеи подкреплены документально. Задействована практически вся исследовательская литература по данному вопросу, вышедшая в России за последние два десятилетия. Статья адекватно и полно передает духовную атмосферу той эпохи, на фоне которой разворачивалась дружба Вяч. Иванова и М. Гершензона. Как отметила Елена Глуховая, в первый период переписка носила деловой характер. Это и предложение М. Гершензона Вяч. Иванову написать отзыв о «Пепле» А. Белого [3. С. 47], и приглашение Вяч. Ивановым М. Гершензона поучаствовать в секции Петербургского религиознофилософского общества, и переписка по поводу издания ивановских переводов Эсхила и денежного вознаграждения за эту работу. Содержатся отзывы М. Гершензона о «Нежной тайне» Вяч. Иванова, - они носят восторженный характер [3. С. 59].

Начиная с 1914 г. на текст писем влияет трагическая обстановка - Первая мировая война. Вяч. Иванов пишет, что эти события полностью поглотили его мышление, и ему представляется, что война - «роковое благо», так как вся культурная «гангрена» стянута в одно место - в Германию [3. С. 62].

Далее следует деловая переписка по поводу переводов Ф. Петрарки, работы Вяч. Иванова в Красной поляне над переводом Эсхила, приглашение Вяч. Ивановым Гершензонов в Красную поляну (июль 1916 г.). По возвращении Иванова в Москву центром внимания становится литературная деятельность.

В бакинский период Вяч. Иванов работает в тамошнем университете и приглашает М. Гершензона и его жену Марию Борисовну последовать за ним. Сообщает о том, что работает и в университете, и в техникуме, а дочь Лидия «преподает в консерватории» [3. С. 73]. Далее следует описание жизни в Баку, состояния здоровья членов семьи и самого Вяч. Иванова, а также результатов его творчества: «...напечатано 13 листов (больших, по 45 000 букв) моей книги «Дионис и прадионисийство», часть которой я публично защищал на степень. доктора классической филологии» [3. С. 77]. И снова следует приглашение М. Гершензона в Баку.

Острейшей болью пронизано письмо Вяч. Иванова М. Гершензону от 18 июля 1922 г. из Баку: сын Вячеслава Дима повредил себе правую кисть и стал инвалидом на всю жизнь. Вяч. Иванов пишет: «Невыразимо тяжко, и горько, и жутко на душе. Сам же я заболел и слег» [3. С. 83].

В 1924 г. Вяч. Иванов с семьей переезжает в Италию. В декабрьском письме к Гершензону он спрашивает о здоровье родных, приглашает в Рим. Описывает впечатления от Флоренции и Венеции. Рассказывает о творческой деятельности дочери Лидии, учебе Дмитрия, пишет о собственной бездея-

О публикации переписки Вяч. Иванова с М. Гершензоном

тельности. Отмечает, что платно читать лекции почти не удается, «к профессуре доступ иностранцам закрыт» [3. С. 87].

В письме М. Гершензона Вяч. Иванову от 18 января 1925 г. - описание московской жизни. Замечает, что ничего не пишет уже три года [3. С. 91]. Сообщает, что А. Белому заказали авантюрный роман («Москва». - С.С.), и над ним ведется активная работа. В этом же письме М. Гершензон напишет глубокомысленную фразу: «Странное существо человек! Загадочнее кошки» [3. С. 91]. Сообщает о коллективной работе над сборником о Пушкине. В последнем письме Вяч. Иванова М. Гершензону из Рима 20 февраля 1925 г. поэт пишет о статье «К проблеме звукообраза у А. Пушкина», которая к тому времени была завершена. Но Михаила Осиповича уже не было в живых.

Он умер 19 февраля 1925 г., о чем Вяч. Иванов узнал от В.Ф. Ходасевича. Вяч. Иванов написал скорбное письмо 27 февраля из Рима, где выразил свои соболезнования вдове - М.Б. Гершензон. Он называет М. Гершензона «самым близким и родным человеком», он много значил в жизни поэта, может, сам не зная об этом. Вяч. Иванов вспоминает, как поддерживал его М. Гер-шензон, когда умерла жена Вяч. Иванова.

Размышляя об этой переписке, можно сделать несколько характерных наблюдений.

Во-первых, гармония интересов. Вяч. Иванов и М. Гершензон не просто сотрудничали, они помогали друг другу в душевно-духовном смысле. Интересы были общими, и они часто работали вместе.

Во-вторых, взаимоуважение. Ни одного резкого слова, ни одного слова критики не содержится в этих письмах.

В-третьих, глубокое сопереживание. Что бы ни случилось в кругу семьи, какие бы невзгоды ни приключились, это всегда встречало отзвук в душе товарища. Они поддерживали друг друга в тяжелые минуты жизни.

В-четвертых, взаимная любовь и благодарность, пронизывающие строки переписки.

Хотелось бы сказать несколько слов о самой публикации. Она подготовлена на высоком уровне - с подробными комментариями и пояснениями. Елена Глуховая и Светлана Федотова снабдили переписку богатой информацией по поводу происходящих исторических событий, широко очертили круг знакомств Вяч. Иванова и М. Гершензона, ни одно имя не осталось без пояснения, причем подробного. Скрупулезно прописаны отношения между людьми и их судьбы - трагические судьбы русских поэтов, художников, философов. Тщательным образом проанализированы архивные материалы и исследования, связанные с именем Вячеслава Иванова. В комментарии включены тексты множества книг, вышедших в последнее время. Спасибо составителям публикации за столь важный и плодотворный труд.

Литература

1. Глуховая Е. «Странное существо человек, загадочнее кошки» : переписка Вяч. Иванова с М.О. Гершензоном (1909-1925) // Europa Orientalis. Русско-итальянский архив, VIII / сост. Кри-стиано Дидди и Андрей Шишкин. Салерно, 2011. С. 27-46.

2. ИвановВ.И. Дионис и прадионисийство. Баку : 2-я гос. типогр., 1923. 303 с.

3. Письма Вяч. Иванова и М.О. Гершензона / публ. Елены Глуховой и Светланы Федотовой. Europa Orientalis. Русско-итальянский архив, VIII. / сост. : Кристиано Дидди и Андрей Шишкин. Салерно, 2011. С. 47-104.