Ш Б. Гурцкая

НОВООБРАЗОВАНИЯ - СЛОЖНЫЕ СЛОВА И ИХ ФУНКЦИИ В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ Ф. ИСКАНДЕРА

Работа представлена кафедрой русского языка Адыгейского государственного университета. Научный руководитель - доктор филологических наук, профессор Р . Ю. Намитокова

Предметом структурно-словообразовательного анализа в статье являются авторские новообразования-композиты, функционирующие в текстах известного писателя Ф. Искандера.

The object of the structural and word-building analysis presented in the article is F. Iskander's composite neologisms that function in his texts.

Среди авторских новообразований (АН) по наличию в них двух и более корней можно выделить сложные слова, или композиты. Однако с точки зрения их образования такие АН могут быть как созданы сложением, так и являться производными от уже сложных слов. Поэтому необходимо различать словообразовательный и структурный подходы к сложным словам. За первым типом мы оставляем термин «композиты», а за обоими - «сложные слова», поскольку этот их общий объединительный структурный признак определяет и их функциональную общность: окказиональные сложные слова служат чаще всего лаконичным, экономным и ярким экспрессивным средством авторской номинации,

авторского отношения к новому понятию, получающему свою вербализацию.

В словотворчестве Фазиля Искандера АН - сложным словам принадлежит достаточно скромное место, но тем не менее их роль в конкретном тексте довольно своеобразна и значительна.

I. Среди «искандеровских» новообразований этой группы слов выделяется окказионализм козлотуризация как «мерцающий абсурдностью» (Т. Иванова) и противоречащий здравому смыслу символ заорганизованного мероприятия, бездумной акции по созданию чего-то в больших масштабах. «Скромная незаметная абхазская коза», «кормилица беднейшего крестьянства» (коз в детстве пас и сам автор) - жи-

Новообразования - сложные слова и их функции в произведениях Ф. Искандера

вотное, приспособленное к горным условиям и типичное для хозяйства абхазского крестьянина, наверно, не случайно становится объектом доброй и саркастической иронии писателя. И его литературный персонаж мечтает, что разведение новой породы козлотура (от скрещения козы и тура) прославит район и привлечет туристов к так называемому козлотуризму.

В повести Ф. Искандера «Созвездие козлотура» (первая публикация - 1966 г.) лексема козлотур (козел+турица) является производящей базой для понятия козлотури-зация - «компании по разведению козлоту-ров»: Он окончательно стряхнул с себя уныние и снова кивнул в сторону редакторского кабинета: - Козлотуризация... Одни бросаются словами, другие дело делают*.

Оценка чегемцами колхозного поветрия вполне четкая: «кумхоз - это дурь грамотеев в чесучовых кителях», «чтобы этот кумхоз опрокинулся, как эта рюмка» (любимый тост старого Хабуга) и т. д. Непонятное новое слово, непонятные новые распоряжения руководства: срочное обобществление скота, хотя для этого нет подходящего помещения; срочная высадка тунговых деревьев, хотя плоды их ядовиты; срочное разведение чайных кустов, хотя «чая чегем-цы отродясь не пили»...2 Одним словом, как обобщает Н. Иванова, «вечная тяга к коз-

3

лотуризации»*. В «Созвездии козлотура» встречается окказионализм с этими же компонентами в ином порядке - «турокоз» (тур + коза): Они писали о том, что с интересом следят за нашим начинанием и сами уже скрестши северокавказского тура с козой. Первый турокоз, писали они, чувствует себя превосходно и быстро растет .

Итак, налицо три окказиональных сложных слова, но композитами являются лишь козлотур и турокоз. Авторство последнего еще предстоит установить (это слово в значении «смесь тура и козы», извлеченное из статьи И. Месхи «Новый житель планеты» (Огонек. 1965. № 39), приводится в кандидатской диссертации Р. Ю. Нами-

токовой еще в 1965 г.), но ни в одном словаре не отмечено. Окказионализмы же козлотуризация и козлотуризм имеют разные способы образования: первое является суф--фиксальным производным от козлотур и обязано своим появлением действием модели, извлеченной из известного лозунга «Коммунизм есть советская власть плюс электрификация всей страны», породившей целый ряд подобных новообразований (И. А. Нефляшева5, С. В. Ильясова6), а второе - козлотуризм - есть результат наложения на то же производящее компонента туризм. Гротескность и масштабность суффиксов не укладывается в семантику первого компонента и вызывает определенную реакцию у читателя.

2. Вторая группа сложных новообразований является результатом чистой композиции на первый взгляд, но за каждым из компонентов стоит образец, конкретный аналог, первый компонент которых автором сознательно вытесняется, заменяется, а второй компонент сохраняет за собой обобщенную семантику всей модели. Таковы: Кроликоварение - что скрывать! -все еще доставляло ему немало удовольствия . Японяч, что экстаз коршуно веденья опал* - за этими АН стоят аналоги: пищеварение, собаков'едение.

Лексему банкформированис, представленную в разделе «Понемногу о многом», можно соотнести со словом бандформирование9, явно намекающее на источники формирования некоторых банков. Здесь же встречается афоризм «Борясь с мракобесием, не впадай в светобесие»* . Наконец в стихотворении «Молитва» следует отметить новообразование бабомыслие, за которым стоит модель типа зло-//свободомыслие, основой мотивации которой является трансформация идеи «мыслить по-бабски, как баба»: Господь, наш путь с тобой завещан, / Спаси, не требуя причин, /Страшусь неженетвенно-сти женщин/И бабомыслия мужчин* *.

В повести «Созвездие козлотура» образование мулопроизводство по семантике

ОБЩЕСТВЕННЫЕ И ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ

созвучно козлотуризации: На этот вопрос легко ответить, если мы обратгшся к международному, а также отечественному му-лопроизводству .

3. Третьим типом композита-новообразования является одноночество, образованное сложносуффиксальным способом: (одна + ночь + еств-о), частичный аналог которого представлен в самом тексте: Но он был еще так молод и ему так надоело его одиночество - одноночество1.

Помимо абстрактных новообразований в тексте встречаются и сложные слова - названия персонажей: Сандро был на свадьбу «приглашен в качестве одного из помощников тамады, что было, учитывая его молодость, уже немалым взлетом в его будущей карьере столодержца» *.

Е 15 „

Есть и лицевер , созвучный с лицемером. Есть даже слово горевестник, являющееся калькой с абх. «человек, сообщающий несчастье»: Братья Теймраза оскорбились причиной его самоубийства. Его похоронили наскоро в этот же день, никого не известив, не пустив горевестников по соседним селам, как это обычно делается* .

К этой группе слов следует отнести целый каскад новообразований, обрушивающийся на читателя в одном предложении из повести «Козы и Шекспир», в той ее части, где один из персонажей рассуждает о происхождении человека. «После долгих споров мы установили строгую научную линию эволюционного развития человека: живоглот, горлохват, горлоед, оглоед, шпаго-глот, виноглот, куроглот, мудоглот, мухо-глот (он же слухоглот). горлодер, горлопан и, наконец, полиглот»". Ср. еще землеед, объедало *. Среди разговорно-просторечных слов типа горлохват, горлодер, горлопан, горлоед, с одной стороны, и греческого термина полиглот («многоязычный»), с другой стороны, обнаруживается ряд новообразований - слухоглот, виноглот, шпагоглот, трухоглот, куроглот, мудоглот, второй компонент которых созвучен последнему компоненту в слове по-

лиглот, но имеет явно гротескно-иронические коннотации на фоне первой группы композитов, начиная с живоглот (от «глотать»). Здесь настоящая игра словами разных стилистических пластов, но общей структуры, производящая соответствующее впечатление на читателя. Ф. Искандер умышленно сталкивает однокоренные и па-ронимичные слова, порождающие мерцание разных смыслов.

Смысловая необычность достигается использованием способов языковой игры. Нужно отметить, что термин «языковая игра» стал очень популярным в современном языкознании (Е. А. Земская, В. 3. Санников, С. В. Ильясова и др.).

Приемы обыгрывания новообразований разнообразны и у Ф. Искандера.

1. Субституция в слове светобесие - «замена морфем сегментов слов, компонентов сложного слова. Субституция характерна для контрастных образований по конкретному образцу под влиянием непосредственной аналогии с равноправным словом». Усиление выразительности в данном случае связано не только с варьированием первого компонента (и, как результат, появлением новой лексемы), а с тем, что появляется лексема, противопоставленная по значению мотивирующему слову, являющаяся контекстуальным антонимом по отношению к слову-образцу.

2. Наложение в слове снегопадалъ - «слова накладываются, наезжают друг на друга: конец одного является началом друго-

19

го» : Опять разрыли тротуар /Все тянут, не протянут кабель. /Какой-то вар, какой-то пар... / То оттепель, то снегопадаль . Согласно Н. А. Янко-Триницкой, суть меж-дусловного наложения «состоит в том, что на конец основы одного слова накладывается омонимичное начало другого слова. Таким образом, возникает сложное слово особого типа, включающее в свое значение семантику обоих объединившихся слов, причем в качестве определяемого выступает второе слово, а в качестве определяюще-

Новообразования - сложные слова и их функции в произведениях Ф. Искандера

21 в

го-первое» . В данном примере конец слова снегопад накладывается на начало лексемы падаль на основе их формального тождества.

3. Редеривация - усечение морфемы или сегмента в слове: Одна не очень грамотная женщина забавно сказала: Георгий Бедоно-сеи [ИАО: 568].

В целом подобного рода образования, созданные столкновением двух разностиле-вых слов, «обладают, как правило, большой экспрессивностью, вызванной появлением в слове оттенка каламбура, иронии, 22

сарказма» .

Подводя итоги, можно сказать, что композитные новообразования Фазиля Искан-

дера строятся по разным моделям легко и непринужденно, чаще всего объединением семантически несовместимых компонентов. Большинство создаваемых композитов образуются по аналогии с имеющимися в языке словами и не нарушают существующих принципов словообразования. Ф. Искандером не создаются какие-то новые словообразовательные модели, а обыгрываются старые. Согласно В. 3. Санникову, «образование нового слова, пусть по узаконен-

23

ной модели, - это творчество» . Созданные писателем сложные слова - продукт индивидуального словотворчества. Они оживляют повествование, привнося в него свежесть новизны восприятия мира.

ПРИМЕЧАНИЯ

5

Искандер Ф. А. Стоянка человека: Повести и рассказы. М., 1991. С. 131. " Учамбрина И. Последний оптимист// Ф. Искандер. Избранное. М.: Олимп, 2002. С. 9. 3Иванова Т. II Искандер Ф. А. Собрание соч.: В 10 т. М.: Время, 2004-2007. Т. 10. С. 605. Искандер Ф. А. Указ. соч. С. 28.

Нефляшева И. А. Окказионализмы как реализация словообразовательных возможностей язы-ка//Филологический вестник. 1999. № 1. С. 97-108.

Ильясова С. В. Словообразовательная игра как феномен языка современных СМИ. Ростов-на-Дону: Изд. РГУ, 2002. С. 80-82.

Искандер Ф. А. Собрание соч.: В 10 т. М.: Время. 2004-2007. Т. 9. С. 34. Там же. Т. 8. С. 162.

8

9

10

16

Там же. Т. 10. С. 525. Там же. Т. 10. С. 510. Там же. Т. 10. С. 340.

>

' Там же. Т. 2. С. 33. ' Там же. Т. 9. С. 258. | Там же. Т. 6. С. 358. ' Там же. Т. 10. С. 520. Там же. Т. 1.С. 641.

"Там же. Т. 9. С. 241.

18

Там же. Т. 6. С. 512.

19 Земская. 1992. С.

20

Искандер Ф. А. Собрание соч.: В 10 т. Т. 10. С. 219. АПопова Т. В. Неология и неография современного русского языка: Учеб. пособие //Т. В. Попова, Л. В. Рацибурская, Г. В. Гугунава. М.: Флинта: Наука, 2005. С. 104.

Намитокова Р. Ю. Авторские неологизмы: словообразовательный аспект. Ростов-на-Дону,

1986. С. 33.

23

Санников В. 3. Русский язык в зеркале языковой игры. М., 2002. С. 151.