Рецензии

Н. В. Барковская

«НОВАЯ ОБРАЗНОСТЬ» В ГРАНИЦАХ КЛАССИЧЕСКОГО МИРОПОНИМАНИЯ (рецензия на монографию Е. В. Пономарёвой «Стратегии художественного синтеза в русской новеллистике 1920-х годов»)

Заявка на современность концепции присутствует уже в названии монографии Е. В. Пономарёвой: феномен художественного синтеза, долгое время относимый к периферийным аспектам литературоведения, сегодня заслуженно стал одной из доминант науки о литературе.

В качестве объекта исследования автором определена малая проза 20-х годов — объёмный, интересный материал, перспективы в освоении которого, по существу безмерны, безграничны, так как, при кажущейся освоенности, новеллистика ещё ждёт полномасштабного, эмпирически достоверного исследования. Первое обращение к книге вызывает закономерное опасение: не «утонет» ли автор, замахнувшийся на подобный масштаб, в богатом материале; не станет ли работа очередными «очерками» жанра и толкованием идейных позиций, социальных платформ, на которых стояли писатели-новеллисты этого периода?

Однако непосредственное знакомство с изданием абсолютно снимает эти вопросы, так как становится понятно, что исследование Е. В. Пономарёвой преследует совершенно иную цель. Для постижения процессов, определяющих характер новеллистического пространства 20-х гг. XX в., автору удаётся выбрать удивительно точный ракурс, открывающий перспективу системного осмысления художественного феномена исторического развития малого жанра, рождённого на пересечении эпох: экспериментаторской (представленной эстетическими поисками литературы рубежа веков) и догматически-регламен-тированной, диктующей строгую каноническую парадигму, отступление от которой грозило художнику «вычёркиванием» его имени из истории национального литературного процесса.

Новеллистику в целом нельзя считать жанром, обойдённым вниманием исследователей. Однако взаимоотношения жанра с литературоведением на протяжении значительного исторического периода имели серьёзный «крен» (и этот факт очень верно подчёркивается во «Введении»): либо писателей традиционно делили на «своих» и «чужих», ограничиваясь комментированием тематического многообразия, либо пытались постичь теорию жанра, не учитывая «исторической гибкости», подвижности новеллистических форм, их открытости экспериментам любого характера. Исследование Е. В. По-

номарёвой, соединяя элементы теоретического и историко-литературного подхода, опирается на традиции современного литературоведения, заложенные Г. А. Белой, В. Я. Гречнёва, В. А. Келдыша, А. В. Кубасова, Н. Л. Лейдермана, В. П. Скобелева, Е. Б. Скороспеловой и др., определявших жанр как гибкую систему, остро реагирующую на «движение времени», допускавшую безграничные модификации, в соответствии с изменениями, привнесёнными в эстетическое сознание той или иной эпохи.

Знакомство с монографией вносит коррективы в понимание реальной, объективной представленности новеллистического сегмента в литературе 20-х гт. Избегая описательности, Е. В. Пономарёва в главе «Феномен заголовочно-финального комплекса (ЗФК) как отражение стратегий поведения малого жанра в 1920-е годы», избирает стратегию, позволяющую ввести в литературный обиход значительное количество артефактов, пожалуй, не только абсолютно не знакомых широкому кругу читателей, но и не удостоившихся внимания неуки о литературе. Автор представляет типологию ЗФК, постулируя процесс непосредственной соотнесённости заглавий, подзаголовков, эпиграфов и других составляющих рамочного комплекса со спецификой новеллистического миромоделирования. Гипотеза, представленная в завершении этой части работы, находит затем подтверждение в материале остальных глав.

Рассматривая процесс жанровой трансформации, Е. В. Пономарёва помещает в центр исследования диффузные инвариантные формы, позволяющие судить о гибкости жанровых моделей, в «постчеховс-кий» век, вольно относящийся к канону, не желающий следовать стереотипам, открывающий перед художником перспективу выбора модели, которая бы, с учётом концептуальной нагрузки, ложащейся на тот или иной носитель жанра, отображать реальность «в адекватных её характеру формах». Хорошее впечатление производят корректность и осторожность в выводах: допуская возможность наличия значительного количества инвариантных моделей, автор книги пытается определить границы этого процесса, констатируя, что речь в данном случае ведётся о проницаемости границ, прежде всего, смежных жанров; не увлекаясь «сверхвозможностями» новеллистики, исследователь отмечает, что новеллистическая мо-

Серия «Социально-гуманитарные науки», выпуск 6

185

Реценции

дель в любом случае не утрачивает своей специфики, сохраняя конструктивный принцип «метонимичности» даже тогда, когда речь идёт о процессах серьёзного усложнения жанровой парадигмы, в частности, «романизации» жанра.

Следуя избранному подходу, Е. В. Пономарёва пытается быть доказательной в выводах: не ограничиваясь умозрительными заключениями, автор монографии старается убеждать объективными доказательствами. Это относится, в том числе, к материалу, посвящённому проблеме циклизации как одного из способов расширения потенциала жанра рассказа. В приложении, ставшем результатом собственноисследовательской работы, представлен уникальный справочно-библиографический материал—полный состав почти трёхсот ансамблевых художественных единств, описанный по первоисточникам—изданиям, вышедшим (как в российских издательствах, так и за рубежом) непосредственно в 1920-е годы. Этот раздел представляет большую ценность для исследователей, получивших возможность ознакомления с композицией циклов, книг, сборников не по переизданным книгам, отличающимся высокой степенью «издательского произвола», а с непосредственной, прижизненной авторской редакцией.

Третья глава позволяет судить о продуктивности и обоснованности комплексного подхода в изучении художественного феномена: исследуя новеллистические опыты освоения художественной практики модернизма, с учётом синтеза элементов классического и неклассического типов культуры, Е. В. Пономарёва не пытается «изъять» литературу из искусства в целом. В интерпретации литературных артефактов используется культурологические, искусствоведческие подходы, позволяющие ёмко охарактеризовать произведения, созданные на стыке классического и неклассического типов культуры. Рассматривая опыты новеллистической импрессии, процессы трансформации эстетики экспрессионизма в создании концепции исторической действительности, сюрреалистические эксперименты в малом жанре, эстетическое бунтарство футуризма в рамках новеллистической жанровой парадигмы, автор закономерно выходит на смежные проблемы, к которым относит проблему межродового синтеза, а также проблему интермедиальности — синтеза элементов разных видов искусств в границах отдельного произведения.

Большую ценность, в силу научной новизны и обоснованности, представляет глава, в которой автор книги постигает механизмы интермедиальности, сужая понятие до явления «визуализации» новеллистического текста. Прослеживая генезис данного явления, автор выявляет его специфику в 20-е гг. и пытается судить о «приращении смысла», связи интермедиальных приёмов с жанровыми изменениями, о своеобразии синтетических художественных универсумов. В результате исследователь логично выходит на связанные с этим процессы интерпретации, активной рецепции как продуктивных форм сотворчества, новейших коммуникативных стратегий, родившихся в рамках нового искусства.

Квинтэссенцией монографии стала гаава пятая— «Синтетическая природа новеллистического текста», —в которую помещён анализ механизмов создания художественного целого на основе «комплексного синтеза», понимаемого как соединение в рамках отдельного артефакта художественных принципов, восходящих к различным традициям в самом широком смысле: речь идёт о синтезе элементов разных типов культур, жанровых парадигм, видов искусства, литературных родов и стилей.

Монография Е. В. Пономарёвой стала удачным итогом литературоведческой деятельности исследователя, направленной на постижение сложных, разнонаправленных процессов, происходящих внутри новеллистического пространства послеоктябрьского десятилетия. Книга «Стратегии художественного синтеза в новеллистике 1920-х годов» -—это, бесспорно, новое слово в науке, ещё один шаг, сделанный современным литературоведением на пути постижения закономерностей развития искусства первой половины XX века.

Знакомство с оригинальной, завершённой и в то же время, открывающей весомые перспективы новых исследовательских поисков, работой, основанной на современных подходах, будет очень полезно начинающим литературоведам, специалистам-фило-логам, широкому кругу читателей, интересующихся историей русской культуры, весомым сегментом которой (ставшим зеркальным отражением самых радикальных художественных экспериментов) является один из самых популярных жанров двадцатого столетия—русская новеллистика.

186

Вестник ЮУрГУ, № 8(63), 2006