УДК 821.352.3

ББК 83.3 (2=Ады)

В 19

Васильева Н.С.

Национальная проблематика в современном адыгейском очерке

(Рецензирована)

Аннотация:

Цель статьи - показать место и значение жанра очерка в адыгейской национальной литературе последнего десятилетия XX века. Поставленная цель определила задачи: выявить идейно-художественные особенности отечественной литературы 60 - 90-х годов, проследить на этом фоне динамику жанра очерка и представить различные модификации малого жанра на примере творчества различных авторов.

Ключевые слова:

Жанр очерка, типологическая классификация, национальная проблематика, исторический очерк, документально-очерковая книга, исторический документ, эволюция стиля, образное мышление.

Согласно научной периодизации развития адыгской литературы, разработанной У.М.Панешем, очерк последних двух десятилетий относится к третьему этапу развития современной прозы, отличающейся философско-нравственной проблематикой [1: 33]. Этот период в литературе характеризуется широтой тематического диапазона, жанровым и художественно-стилистическим разнообразием. Тенденция актуальности, достоверности прозы обусловила утверждение ведущих жанровых форм, очерка, документальной повести, рассказа, в их жанровых разновидностях, а также художественнобиографических и мемуарных произведений. В адыгейской литературе современные очерковые формы убедительно проявили свои художественные качества; очерк утвердился как самостоятельный жанр, что отмечено в работах ведущих исследователей: М.Кунижева, Р.Мамия, У.Панеша, А.Схаляхо, Х.Тлепцерше, М.Хачемизовой, Ш.Хута, Т.Чамокова, К.Шаззо, Е.Шибинской и др.

Динамика развития адыгейского очерка последних десятилетий отличается рядом особенностей. Так, в 70 - 80-е годы в авангарде очерковой литературы продолжал оставаться художественно-публицистический очерк, а также были востребованы документально-информационные очерки. В 90-е годы на передовую линию литературы выходит очерк проблемно-тематический, с развитием к началу 2000-х годов его позитивных качеств и новых жанровых разновидностей: очерка-портрета, научнохудожественного, документально-исторического очерка, в рамках которого выделены очерки-статьи, очерки-рассказы, циклы очерков, очерковые книги. Тематическое их многообразие обусловлено мобильностью жанра, его злободневностью, чуткой реакцией на актуальные вопросы современности.

Таковыми стали национальные проблемы, нашедшие свое освещение в документально-исторических очерковых книгах и, прежде всего, книгах М.Беджанова, Г.Чемсо, А.Куека, Т.Афасижева, отмеченных типологической близостью и яркой индивидуальностью каждого автора.

М.Б.Беджанову принадлежит ряд исследований по проблеме развития национальных отношений. Среди них «Общественный кризис и проблемы национального возрождения», «На пути национального возрождения», «Проблемы национальных отношений на Северном Кавказе и пути их решения», «Одной судьбой, одной дорогой». Книги носят историко-документальный характер и отличаются глубоким проникновением мысли автора в суть проблем, доказательностью утверждений.

К примеру, первая книга представляет собой комплексное исследование проблемы национального возрождения народов Северного Кавказа: Адыгеи, Карачаево-Черкесии, Дагестана, Кабардино-Балкарии, Северной Осетии, Чечено-Ингушетии [2]. В другой -исследуется динамика взаимоотношений адыгейцев и кубанских казаков [3].

В первой книге автор всесторонне рассматривает истоки национальной напряженности в разных регионах Северного Кавказа и возможные пути возрождения этнического самосознания горских народов, анализирует причины трудностей на пути к суверенитету. Надо отметить серьезную осведомленность М.Беджанова в геополитических, исторических, экономических, этнических, духовно-культурных особенностях жизни каждого из народов северо-кавказского региона. Конечно, исследование М.Беджанова больше носит научный характер, но «Введение» и «Заключение» отмечены печатью личностного отношения автора к теме, а в некоторых главах цитируются художественные тексты, задаются риторические вопросы и применяются другие приемы стилистической выразительности авторской речи. Присутствие публицистического стиля сближает авторский язык с очерковым.

Книга «Одной судьбой, одной дорогой» является логическим продолжением исследований М.Беджанова по проблемам национальных отношений на Северном Кавказе. Это историко-публицистическая книга, принадлежащая к тому ряду исследовательских работ, результаты которых требуют не только строго научного, но и публицистического осмысления: сама тема, будучи остро злободневной, общеинтересной, находит наиболее убедительное развитие в синтетическом жанре научного исследования и очерковой публицистики.

М.Беджанов хорошо владеет и навыками исследования, и навыками доходчивого, яркого изложения его результатов. Книга открывается своеобразным двусложным предисловием: «Слово к читателям» В.П.Громова и «От автора» М.Б.Беджанова. Наличие двух предисловий, написанных адыгом и казаком, атаманом Всекубанского казачьего войска, удачно отвечает идее книги - идее единения адыгов и казаков, сохранению межнационального мира.

Новая книга М.Беджанова «Неоконченное путешествие (Ислам - путь к истине)» не принадлежит к жанру классического «путешествия» в литературе XIX века [4]. Это новое по структуре и содержанию произведение научно-познавательного характера. Книга имеет предисловие и состоит из пяти частей, иллюстрирована фотографиями по теме «реального» путешествия и закладки мечети в городе Майкопе.

Цель автора - дать необходимые знания мусульманину-паломнику, совершающему хадж в Саудовскую Аравию, в Мекку. Способствовал успеху замысла тот факт, что в процессе работы над книгой М.Беджанов сам совершил хадж к святым местам Каабы в марте - апреле 1999 года, изучил Коран, произведения теологов, познакомился с мусульманскими преданиями. Встречи с учеными-религиоведами и рядовыми верующими, беседы с ними, личные впечатления легли в основу данной книги.

Автор глубоко погрузился в изучение материала и сумел, постигнув духовное богатство ислама, изложить его основные постулаты. Причем сделал это точным и изобразительно ярким языком. Таким образом, очерковую книгу М.Беджанова можно отнести к утверждающемуся в адыгейской литературе научно-познавательному жанру с большой долей художественной публицистики.

В какой-то степени близка к труду М.Беджанова по жанру историкопублицистическая очерковая книга Г.Чемсо «Возвращение» [5]. Тема очерка -возвращение потомков махаджиров на историческую родину - в Адыгею. Тема решается на примере репатриации первой организованной группы адыгов из автономного края Косово Республики Сербия в августе 1998 года. Автор книги не понаслышке и даже не по горячим следам прессы воссоздал значительное для истории адыгов и всей России событие.

Г.Чемсо написал большое произведение на документальной основе и на материалах свидетельств адыгов, обратился, кроме того, к историческим преданиям, фольклору, описал эпизоды встреч с героями очерка, будучи одним из участников, очевидцев и организаторов акции возвращения косовских адыгов в Адыгею. Эти обстоятельства повлияли на структуру книги. Она состоит из 19 глав, трех документов (списков адыгских репатриантов из Косово, прибывших в республику Адыгея 1 августа 1998 года, 5 мая 1999 года и 22 мая 1999 года) и некоторых материалов, отражающих процесс репатриации и обустройства репатриантов в Адыгее, и отклики прессы на это историческое событие.

В зависимости от тематики главы очерка отличаются композицией, стилем, соотношением объемов художественно-публицистического, делового и научного стиля. Так, глава «Зов предков» построена на историческом материале, на изложении ключевого эпизода взаимоотношений царского правительства с адыгами - встрече Александра II с черкесской депутацией в урочище Мамрукочей 18 сентября 1861 года. Вместе с тем, в главе содержатся рассуждения автора о значении этого эпизода, его оценки. В следующей главе «Сила притяжения» преобладает личностное отношение к проблеме родины и приводится множество доводов в пользу мысли о силе притяжения родины для адыга. Здесь упоминается Ошад, известный еще как Майкопский курган, подчеркивается смысл выбора места под строительство нового аула для переселенцев из Косово. По легенде, это место у адыгов называется «Место молотьбы Тхагалиджа» и потому закономерно название нового аула «Мафэхабль» («Счастливое поселение»). Уместна в этой главе историческая справка об адыгах, их судьбе. Трагические эпизоды Кавказской войны показаны через рассказ старой адыгейки Ачмиз Куакущ, где судьба изгнанницы эмоционально изложена автором и является, с одной стороны, детским воспоминанием об этом рассказе, с другой - завершается ссылками на многие примеры подобных трагедий и авторскими обобщениями. Среди них и стихи потомков махаджиров из Сирии и Турции -Апазао Джамала («Синан»), Самгуга Амина («Адыгея») и Тимэ Сеина («Учись, трудись»).

От лирической ноты Г.Чемсо переходит к документально строгому изложению истории учреждения 14 ноября 1989 года в Майкопе отделения общества «Родина», положившего начало широким контактам с зарубежными адыгами. С того времени стало возможным их возвращение на родину. Ряд глав носит исторический характер («Дорога длиною в 134 года», «Кто такие югославские адыги, или Уцелевшие после чумы»), содержит перечень населенных пунктов адыгов в Косово, Сербии, Македонии, Боснии -всего, как пишет Г.Чемсо, на Балканы в 1860-е годы, после Кавказской войны, было переселено 250 - 420 тысяч черкесов, а к 1998 году осталось 150 - 200 человек.

Их образ жизни, труд, быт, земледельческое мастерство, искусство ремесел, овощеводство, приготовление блюд, другие стороны быта сохраняют связь с исторической родиной. Более всего людям дорог родной язык, обычаи, нравственное поведение.

Вторая часть очерка - изложение истории возвращения репатриантов-адыгов на родину, в Адыгею, строго документированное, точное по языку. Автор вводит в свою книгу публикацию в прессе на разных языках о репатриации адыгов из Косово и их обустройстве в РА, помещает факсимильные изображения документов по репатриации, вплоть до планов подготовки и отправки адыгов в Россию и мероприятий по обустройству их в Республике Адыгея. Необходимо отметить тщательность в подборе документов, их переводе на русский язык и вообще в оформлении этой строго деловой части очерка, что свидетельствует о значимости факта репатриации для Адыгеи и всей России.

Книга Г.Чемсо представляет собой серьезное освоение жанра исторического очерка на политическую тему, выгодно отличающегося от попыток 50 - 60-х годов, где заданность темы сдерживала автора в идеологических рамках своего времени. Здесь мы имеем дело не только с основательностью освоения сложнейшего материала, но и с литературным, этическим его осмыслением и художественным оформлением.

Близки по авторской позиции к книге Г.Чемсо путевые заметки А.Куека «Дубовые ветви, защищенные чинарой», состоящие из десяти самостоятельных глав, имеющих свои названия [6]. Речь идет о встречах автора с адыгами турецкого зарубежья. Сюжетная нить повествования - перемещения автора в составе адыгейской делегации по аулам (и тому, что от них осталось, ибо молодое поколение норовит осесть в городе), встречи с хозяевами гостеприимных домов и многочисленными соплеменниками, пришедшими увидеть гостя, угощения и - главное - беседы на разные общеинтересные темы. Их содержание, эмоциональная атмосфера составляют сердцевину каждого застолья, каждой встречи. Автор передает рассказы своих собеседников, перемежая их своими наблюдениями и размышлениями. Так обсуждаются темы убыхов, абадзехов, бжедугов, шапсугов - их история, вера, обычаи, традиции, нравы, семейный быт, общественное устройство жизни в давно прошедшие времена (после переселения) и ныне.

Звучит колоритный язык живой беседы, участники которой, свято соблюдают ритуал общения, статус и место за столом каждого собеседника.

Основное внимание сосредоточено на истории убыхов, их судьбе и причинах драматичного исчезновения с лица земли. История воссоздается в рассказах разных событий жизни народа, его обосновании на расчищенных от леса местах, в красочном воспроизведении быта убыхских аулов («Таков закон, таков обычай...»), в спорах и рассуждениях о несостоявшейся в прошлом адыгейской государственности («Если бы у адыгов были государственные законы»), об отношениях с Турцией («Сыргун»).

Особый предмет разговора - невозможность вернуться на родину. Один старый убых прямо сказал: «Мы так срослись (с турками), что разъединить теперь невозможно. Не могут адыги покинуть эту страну и уехать в Россию, потому что уже здесь их корни» [6].

Автор раздумывает над главным вопросом: «Почему же убыхи, представляющие собой немалую ценность для изучения истории человечества, слетели с дерева жизни, как осенние листья?» [6]. В главах «Пахухи», «Волк, стоящий на холме», «Зенфу», «Корни дикого винограда и взгляд, устремленный в небо» воспроизводится история убыхов как на документальном, так и фольклорно-мифологическом материале. Эти главы представляют собой самую увлекательную часть очерков, «заряженную» горячей мыслью последнего из убыхов в Турции: «Мы живы и будем жить». Название книги очерков несет в себе эту идею, заключенную в символике образов: дуб знаменует крепость корней, чинара (в контексте очерков) - крепость памяти о предках, священное надмогильное дерево на кладбище, где покоятся старики-убыхи.

Путевые заметки «Дубовые ветви, защищенные чинарой» А.Куека близки к жанру проблемного художественного очерка, однако в нем все же превалируют качества документального произведения.

В продолжении исследования темы адыгского народа, своеобразным очерковым жанром предстала перед читателем книга Туркубия Афасижева «Мой аул: вехи истории» [7]. Ученый-социолог, журналист за последние десятилетия известен как автор нескольких документально-исторических книг и множества острых проблемных статей и очерков. Эта книга является историко-социологическим исследованием, вместе с тем представляет собой синтетический жанр, где объединены история аула Уляп, хроника жизни его жителей, их судьбы, как бы слитые в судьбу малой родины, в которой, как в капле воды, отражена судьба Родины большой.

Строго научный подход к многочисленным историческим документам, опубликованным или хранящимся в архивах, сочетается с живым пересказом и личностным восприятием автором эпизодов и событий истории Кавказа за полтора столетия, воспоминаниями участников событий, семейными фотографиями и семейными преданиями, фольклором, археологическим материалом. Над всем властвует статистика, цифры и выкладки - убедительные данные, многократно проверенные автором. Реконструированные им события, воскрешенные им люди вновь населяют книгу, придавая ей особенную магию воздействия на читателя, делающегося сопричастным

истории большой и малой родины. Благодаря гибкой связи эмоционального начала с рациональным строем, книга Т.Афасижева стала новаторским явлением в адыгейской литературе.

Документально-очерковые произведения М.Беджанова, Г.Чемсо, А.Куека, Т.Афасижева не только обогатили и разнообразили адыгейскую литературу в жанровом отношении, расширили структурно-стилевые возможности адыгейского очерка, но и открыли читателям возможности малых форм, обращенных к историческомуфакту и содействующих воспитанию толерантных, национальных и общечеловеческих качеств.

Примечания:

1. Панеш У.М. Типологические связи и формирование художественно-эстетического единства адыгских литератур. Майкоп, 1990.

2. Беджанов М.Б. На пути национального возрождения. Майкоп, 1992.

3. Беджанов М.Б. Одной судьбой, одной дорогой. Краснодар, 1998.

4. Беджанов М.Б. Неоконченное путешествие (Ислам - путь к истине). Краснодар, 2001.

5. Чемсо Г. Возвращение. Исторический очерк. Майкоп, 2000.

6. Куек А. Дубовые ветви, защищенные чинарой. Путевые заметки // Литературная Адыгея. 2004. № 1.

7. Афасижев Т. Мой аул: вехи истории. Майкоп, 2002.