УДК 801.6 : 7.031

ББК 82.3 (2=Ады)

Х 16

Э.Х. Хакунова

Мотив величания невесты в свадебной поэзии адыгов

(Рецензирована)

Аннотация:

В статье автор определяет жанровую структуру величальных свадебных песен адыгов, исследует их художественно-стилевые особенности, выделяет величальный мотив как основу константного фонда, посредством которого выстраивается образ идеальной невесты. В научный оборот вводятся ранее не зафиксированные тексты свадебных песен и ряд специфических жанровых определений. Основные результаты, полученные в ходе исследования, дают широкие возможности для комплексного изучения свадебной поэзии адыгов.

Ключевые слова:

Свадебная поэзия, художественно-организованный текст, приуроченность песен, величание невесты, песня вывода новобрачной из родительского дома, песня привоза новобрачной, песня лелеющая невесту, песня-заговор невесты, песня-наставление невесты, этнопоэтические константы.

Традиционная адыгская свадьба состоит из множества обрядовых действий и миниритуалов. Фольклор в этой системе актуализирован целым спектром художественноорганизованных текстов: величальных и смеховых песен, благопожеланий.

Функционирование их диктуется обрядом и строго регламентировано в пространственновременных координатах. Это позволяет считать, что приуроченность влияет на типологические особенности свадебной поэзии. В песнях доминирует мотив величания невесты, отражающий идеальные представления адыгов о красоте.

Дом жениха является основным пространством адыгской традиционной свадьбы. К нему примыкают другие составляющие - родительский дом невесты, промежуточные дома, где временно размещаются жених (п1урып1) и невеста (тещэрып1). Свадебный цикл открывается обрядом вывода девушки из родительского дома (пшъэшъэ ещэх). За ним последовательно разворачиваются остальные блоки: привоз невесты (шъузыщэ), иногда - размещение молодых в промежуточных домах и возвращение их в основное свадебное пространство - дом жениха, увеселительные ритуальные вечера, устраиваемые в честь невесты (хъэрен - качели, нысэгъэщх - вызов смеха у невесты, пщыкъошталъ -примирение с деверями, дынхэу - приобщение невесты к рукоделию в новом доме), вывод невесты в большой свадебный круг. Кульминационным этапом свадебных торжеств становится ввод невесты в большой дом (нысэищэ).

Каждый блок свадебного цикла сопровождается художественно организованным текстом. Основу свадебной поэзии адыгов составляют величальные песни. Они являются предметом нашего исследования.

Величальная поэзия подразделяется на несколько жанровых форм. Рассмотрим их в той последовательности, в которой они традиционно функционируют:

1. Пшъэшъэещэх орэд - песня вывода новобрачной из родительского дома. Этот термин зафиксирован у адыгов Турции [1, 71]. Вероятно, эта жанровая форма бытовала и у других адыгских субэтнических групп, но под другим названием.

В назначенный день за невестой приезжали представители рода жениха и торжественно выводили ее из родительского дома. При этом исполнялась праздничная песня «Пшъэшъэещэх орэд» (в вариантах: «Нысэкъищ орэд»), которая воспевала молодую. Она также выражала общую радость участников свадебного поезда [1, 51].

2. Шъузыщэ орэд - песня привоза новобрачной в дом родителей жениха. Она исполнялась при приближении свадебной процессии к дому жениха. В ней прокламировались действительные или же желаемые достоинства невесты. Кроме величания молодой, песня привоза невесты также выполняла функцию ритуального оповещения:

- Твой сын женился! - одида,

Вестник приходит ко мне, одида,

Из дома выхожу, одида,

За весть радостную одариваю, одида,

К загону большому направляюсь, одида,

Корову яловую, одида,

В жертву приношу, одида,

Из гостевого ныщ * одида,

[Готовлю] щыпс**, одида,

Мой сын женился, одида,

Ее [невесту] привозят, одида [2: 67] .

*жертвенная доля для гостя **соус

После того, как новобрачная оказывалась в доме родителей жениха, проводился ряд ритуалов, приобщающих невесту к новому пространству. В ходе этих ритуалов исполнялись определенные песни, призванные познакомить невесту с новыми родственниками. Они «сообщали» ей о ее новых обязанностях. Песни этого цикла также регламентировали ролевые отношения в семье, наставляли невесту принять предписываемую адыгским патриархальным укладом поведенческую модель:

Деверь позовет, спрячься за дверь, наша невеста,

Свекровь позовет, руку на руку положив [в смиренной позе] становись,

Золовка придет [когда], неустанно обхаживай,

Ханычи приносят тебе покрывало для шитья,

Приходящих «величавая княжна» сказать заставь [1: 53].

Таким образом, в этом цикле песен как наиболее действенные «прокламируются важные с точки зрения традиционной морали принципы и нормы взаимного обхождения с членами семьи... являясь способом коллективного воздействия на новобрачную, песня очень мягко, неназойливо, в игровой форме вводит нового члена семьи в круг социально признанных, одобренных норм поведения» [3: 71].

3. В доме жениха исполняется целый цикл песен, посвященных невесте: нысэгъэсэ орэд - невесту наставляющая, нысэгъэщх орэд - невесту заставляющая смеяться, хъэренэ орэд - песня качелей, пхъорэлъфыпк1 - песня, заставляющая невесту платить выкуп племянникам рода, пщыкъоштэлъэ орэд - песня, примиряющая невесту с деверями, дынхэу орэд - песня, сопровождающая обряд приобщения невесты к рукоделию в новом доме. В основе своей эти песни смеховые, но в них также неизменно присутствует мотив величания невесты [4].

4. Нысэищэ орэд (каб.: унэищэ) - песня ввода новобрачной в большой дом родителей жениха. Эта песня близка к благопожеланиям. Здесь, как и во всех других свадебных песнях, восхвалялись красота, ум, воспитанность и другие качества новобрачной: она богата - «бархатом ее повозка покрыта, она на парчовой подушке сидит»; красива - «луна, что на небе, - ее лицо, белолицая красавица величаво ступает».

5. Нысэгъэш1о орэд (невесту лелеющая песня), нысэепчъ орэд (невесту заговаривающая песня), 1энэгъэудж орэд (песня-удж с трехножным столиком). Все три величальные песни исполнялись в женской половине дома жениха после основных торжеств. Наиболее сохранилась и по сей день присутствует в свадебных обрядах шапсугов нысэепчъ орэд (песня-заговор невесты). После знакомства молодой со

свекровью и другими женщинами - родственницами жениха - все присутствующие плясали круговой удж. Песня-заговор исполнялась от имени свекрови, а танцующие вокруг исполнителя после каждого стиха антифонно отвечали «орэдэу!»:

Ашаевых дом большой из золота отлит, орэдэу!

Золотой юле подобно кружись, орэдэу!

Быстро шьющая моя невестка, орэдэу!...

Полумесяцы - ее украшения, орэдэу!... [5: 147-149].

Как известно, «в основе поэтического содержания свадебных величальных песен лежит принцип идеализации» [6: 7]. В адыгской свадебной поэзии идеализируются образы и невесты, и жениха, но наибольшее внимание уделяется созданию образа невесты. Главным способом его изображения является описание, в котором широко используются устойчивые поэтические формулы, имеющие константный статус (термин В.М. Гацака). Так, образ невесты во всех свадебных песнях адыгов каноничен. Он включает целый ряд достоинств, которыми, по представлению адыгов, должна обладать идеальная невеста: она « иглу заставляет плясать, орнаменты иглой рисует, в родительском доме много шелка кроила, на котурнах ходящая (т.е. из знатной семьи), как овца безмолвна, как голубь тиха...

Особое внимание уделяется описанию ее внешности:

Чьих волос кончики вьются,

Чьи глаза [как] у совы [круглы],

Чья шея [как] у косули,

Красавица с длинной шеей,

Чей стан как рукоять плети,

Стать чья без изъянов,

Чьи волосы - бурка,

Чья походка - изящна [7: 21].

Из-за горной гряды восходящее солнце - чей взгляд [это невеста],

Полумесяц - ее кулон,

Золотом шит ее наряд,

Сурьмой подведены ее брови,

Кончики бровей - ласточки хвост...

[На ней] солнца и луны отсвет [2: 67].

Во всех величальных песнях и благопожеланиях встречаются одни и те же пучки констант, в которых композиция невеста/золото является наиболее распространенной: дышъэфыид - белым золотом вышивающая; дышъэпсыхэлъашъор зик1ы1у - золотом шит чей нагрудник; джэнэк1э дышъ - чей подол платья в золоте; Ашъаемэ яунэ дышъэч, дышъэчынэ лъакъор гъэужь - Ашаевых дом [куда ее привезли] из чистого золота, золотую юлу кружиться заставь; 1эбжъэнэ дышъ - чьи ногти золотые. Подобные формы рассматриваемых констант предстают, как пишет В.М. Гацак, «в неразрывной связи с этнопоэтическим видением мира, специфичным в каждой традиции» [8: 43].

«Столь явное и красочное прославление новобрачной, - пишет Б.Х. Бгажноков, - а также всего хода свадьбы могло быть оправдано лишь в качестве колдовства -магического переноса в реальность упоминаемых в песне событий, свойств, признаков и т.п. В сущности это заговор невесты, призванный сделать ее такой, как поется, и тем самым обеспечить браку безусловный успех» [3: 69].

Таким образом, песни величания невесты предрекают счастливую жизнь новобрачным. Величание и похвала, выраженные в форме этнопоэтических констант, для обрядовой поэзии первоначально означают утверждение констатируемых качеств и благ. Здесь усматривается древнейшая практика использования народом песенного слова для воздействия на судьбу человека.

1. Тыркуем ис адыгэхэр: 1оры1уатэр / Зэхэзыгъ. Р. Унэрэкъо. Мыекъуапэ, 2004.

2. Унарокова Р.Б. Песенная культура адыгов: эстетико-информационный аспект. М., 2004.

3. Бгажноков Б.Х. Черкесское игрище. Нальчик, 1991.

4. Джандар М.А. Песня в семейных обрядах адыгов. Майкоп, 1991.

5. Народные песни и инструментальные наигрыши адыгов. Т. I. М., 1980.

6. Круглов Ю.Г. Символика в свадебной поэзии // Художественные средства русского народного поэтического творчества. М., 1981.

7. А гъыбзэ гущэр къыза1ок1э... / Зэхэзыгъ. Р. Унэрэкъо. Мыекъуапэ, 2004.

8. Гацак В.М. Фольклор в системе национальных художественных культур в ХХ веке: методологический аспект // ХХ столетие и исторические судьбы национальных художественных культур: традиции, обретения, освоение: материалы Всерос. науч. конф., 1116 октября 2000. Махачкала, 2003.