УДК 82: 09

МНОГОЗНАЧНОСТЬ ЧЁРНОГО ЦВЕТА В ДРАМАТУРГИИ А.Н. ОСТРОВСКОГО

Коробов А.В.

В последнее время постоянно растёт интерес к русской традиционной культуре. Народные обычаи и традиционный костюм довольно хорошо изучены. При этом малоизвестными остаются особенности быта мещан, купцов и чиновничества, так хорошо раскрытые в творчестве А.Н. Островского. Этим и определяется актуальность исследования. Новизна исследования состоит в том, что на данный момент не существует ни одного исследования о значении костюма в творчестве драматурга. В статье раскрываются особенности изображения персонажа в драматургии А.Н. Островского. Отдельное внимание уделено символике чёрного цвета в создании целостного образа персонажей произведений драматурга. Изучение основано на авторских ремарках, диалогах и монологах героев.

Раскрывается художественная функция символики чёрного цвета при создании образа персонажа в драматургии А.Н. Островского, как за упоминаниями одежды, тканей, изделий, фасонов скрываются реалии времени, особенности характера, материального, интеллектуального и социального статуса.

Ключевые слова: чёрный цвет, символ, деталь, образ, характер, персонаж.

THE SIGNIFICANCE OF BLACK COLOR IN PLAYWRIGHTING OF OSTROVSKY A.N.

Korobov A.V.

The research focus has recently shifted towards Russian traditional culture. However folk customs and the traditional costume have been studied quite thoroughly, we do not possess comprehensive knowledge of commoners’, merchants’

and bureaucrats’ lives which are so vividly depicted in A.N. Ostrovsky’s works. This statement explains the topicality of the problem, as well as the fact that at present there is not a single research dedicated to significance of the costume in Ostrovsky’s literary works. This paper focuses on peculiarities of depicting characters in A.N. Ostrovsky’s dramaturgy. Particular attention is paid to the sense and meaning of the black colour in thorough depiction of characters in Ostrovsky’s literary works. The research is being conducted through the analyses of the author’s remarks, comments, characters’ dialogues and monologues.

The author of the article reveals the artistic function of the black colour in Ostrovsky’s plays - he makes an attempt to show the way A.N.Ostrovsky reveals contemporary realia, features of character, material, intellectual and social status through mentioning and/or describing clothes, fabrics, garments and designs.

Keywords: black color, symbol, detail, image, nature, character.

Упоминание чёрного цвета встречается в пьесах Островского неоднократно и несёт в себе особое символическое значение. Драматург ставит в своих произведениях «проблемы, помогающие определить своеобразие народного миросозерцания и его образа жизни, а шире - дающие возможность понять специфику русской цивилизации» [5, 47].

По восприятию и внутренней многозначности чёрный цвет - полная противоположность белому. Ян Балека замечает: «славянскому Белобогу противостоит Чернобог, сияющему белому Солнцу жизни - закрытое Луной чёрное Солнце как погребальный символ и сама Смерть, сиянию святых -чёрный нимб Иуды как знак предательства» [1, 29]. Это противостояние заложено в православной обыденной жизни и ведёт свои корни с языческих времён.

Самая ранняя пьеса драматурга - «Семейная картина» - начинается отрывком из песни-романса на слова Г.И. Ломакина:

Чёрный цвет, мрачный цвет,

Ты мне мил завсегда!» [6, I, 66].

Поёт Марья Антиповна, незамужняя сестра купца Пузатова, увлечённая только собой и своими нарядами. Она ищет любого повода улизнуть из дома, чтобы погулять и продемонстрировать свои туалеты.

Как справедливо отмечает Н.С. Тугарина «любовь к чёрному цвету здесь вовсе не свидетельствует о драматических переживаниях героини» [7, 163]. Собираясь на очередную прогулку, Марья Антиповна намеревается обмануть родную мать и брата, что уже неоднократно делала: «Что ж, пожалуй, не пускайте! запирайте на замок! тиранствуйте! А мы с сестрицей отпросимся ко всенощной в монастырь, разоденемся, а сами в Парк отличимся либо в Сокольники. Надо как-нибудь на хитрости подыматься» [6, I, 68]. «Каждая семья жила более или менее замкнуто, окружённая своими друзьями и приближёнными» [3, 122], - пишет П. А. Бурышкин о московском купечестве. Свою участь Марья Антиповна сравнивает с положением монашки: «А ты сиди в четырёх стенах, как монашенка какая-нибудь[6, I, 66]. Дома, как в монастыре, а за окном - совсем другое дело: «Сестрица! Офицер едет! <...> с белым пером!» [6, I, 66].

Г ероиня мечтает не о скромном чёрном платьице, а о ярком и богатом и, желая, по возможности, надеть к нему как можно больше украшений и аксессуаров, чтобы поражать всех окружающих. Дом Пузатова осенён мраком лжи и безвкусицы. На белых оштукатуренных фасадах домов купцов виднеются чёрные глазницы окон. Но за окнам солнце и свет лишь слегка пробивающийся сквозь безвкусно, но дорого задрапированные окна.

В дальнейшем Островский вновь упоминает чёрный цвет в комедии «Бедная невеста». Автор показывает семью Незабудкиных, драматичную ситуацию из жизни девушки без приданого. Главная героиня - Марья Андреевна Незабудкина - дочь умершего небогатого чиновника. Её отец «промотал» всё состояние семьи и оставил все дела в крайнем запустении. Вдова чиновника не в состоянии сама разобраться с проблемами. Марья

Андреевна вынуждена согласиться выйти замуж за богатого чиновника Беневоленского.

Несмотря на скудное материальное положение глава семейства, вдова небогатого чиновника Анна Петровна Незабудкина появляется в модном чепчике, чем вызывает восхищение у мещанки Хорьковой: «Какой миленький чепчик на вас» [6, I, 204]. Незабудкина мечтает покончить с бедностью за счёт выгодного брака дочери и одеваться на Кузнецком мосту: «Вот кабы Машенька замуж вышла, уж я к свадьбе-то бы себе какую-нибудь на Кузнецком мосту заказала, понарядней» [6, I, 204]. Это место с XVIII века славится обилием иностранных магазинов (в основной массе французских), главным образом торгующих модными и галантерейными товарами [8, 52-62].

Женщины словно не замечают глубоких душевных терзаний своих детей. Хорьков мучается из-за неразделённой любви Марьи Андреевны, а той в свою очередь приходится выходить замуж по расчёту за нелюбимого, но богатого жениха для того, чтобы оттенять его богатство. «Иной просто торгует меня, как вещь какую-нибудь» [6, I, 197].

Хорькова и Незабудкина заняты мыслями о своём гардеробе: «Вы мне одолжите выкроечку вашей визитки (платье или костюм для визитов), хочется чёрный муаре сделать. Вот представьте себе, так сплю и вижу - непременно чёрный муаре» [6, I, 204].

Женщины заняты разговорами о дорогих шёлковых нарядах, ткань для которых необходимо было везти из Петербурга. Муар в XIX веке в основном производилась на территории России на фабриках Н. Серебряникова в Петербурге [4, 94]. Чёрное платье практично, пригодно для множества случаев, но при этом привлекающее внимание окружающих особой «игрой света на однотонной переливающейся поверхности» [4, 94].

Все герои произведения озабочены своим внешним видом и эффектом, который они производят на окружающих. И только при создании образа главной героини внимание драматурга сосредоточено на внутренних

переживаниях, на создании полноценного психологического портрета страдающей души, где нет места поверхностным переживаниям о составе своего гардероба и его актуальности в этом сезоне.

Н. С. Тугарина справедливо замечает, что «чёрным цветом маркированы все героини с “азиатскими” фамилиями» [7, 164]. Так помещица Уланбекова в пьесе «Воспитанница» старуха лет под 60, высокого роста, худая, с большим носом, чёрными густыми бровями, <...> одета богато в чёрном» [6, II, 169].

Чёрным цветом у Островского окрашены и страдания и переживания влюблённых. Так он характеризует эмоции влюблённых в комедии 1869 года «Горячее сердце».

Параша дочь именитого купца Павлин Павлиныча Курослепова страдает от запретной любви к Васе Шустрому, сыну недавно разорившегося купца.

Эмоциональная и импульсивная девушка, выросшая в консервативной семье, за высокими заборами, не видевшая белого света. И при разлуке с любимым и без того не радостная жизнь для неё окрашивается чёрным цветом: «.а кабы ты душу-то мою заглянул, что там-то! Черно, Вася, черно там» (6, III, 99-100). Но и Вася тоже переживает из-за невозможности быть вместе с любимой, его переживания тоже тяжелы, но выражает он их кабацким романсом «Чёрный Ворон».

Островский показывает наиболее типичную цветовую характеристику тяжёлого психоэмоционального состояния у людей с неразделённой любовью. Но и тут драматург играет на нюансах: героиня тяжело страдает, но держит все эмоции и переживания в себе, показывая свои истинные эмоции только самому близкому - любимому человеку, а Вася же на все услышанье горланит кабацкие песни.

Особенно много чёрный цвет упоминается в сатирической комедии 1875 года «Волки и овцы». Авторская ремарка к третьему явлению первого действия просто изобилует количеством чёрных одежд: «Мурзавецкая одета в чёрную шёлковую блузу, подпоясанную толстым шёковым шнурком, на голове

кружевная чёрная косынка, которая, в виде вуаля, до половины закрывает лицо, в левой руке чёрная палка с белым, слоновой кости, костылём» (6, IV, 118). Меропия Давыдовна Мурзавецкая, помещица большого, но расстроенного имения. Не смотря на большие финансовые затруднения, она имеет огромное влияние в губернии. Её наряд одновременно является и скромным и торжественным, подчёркивающим статус владелицы и её положение. Черными одеждами она подчёркивает статус вдовы, находящейся в трауре. Многие немолодые женщины носили траур до самой своей смерти. Также в чёрном, она словно тёмный кардинал, управляющий и влияющий на всю округу в не зависимости от официальных властей. И, как соответствует влиятельной особе, за ней идёт её свита, также вся полностью облачённая в чёрное. За ней следуют: обедневшая незамужняя молодая родственница Глафира, «одета в грубое чёрное шерстяное платье» (6, IV, 118), затем идут две приживалки, одетые также в чёрное. Обилие людей в чёрном создаёт впечатление церковного шествия в монастыре. Как известно, одним из прототипов Мурзавецкой стала игуменья Митрофания, громкий процесс над которой, очень заинтересовавший Островского, прошедший незадолго до написания пьесы. Многократно повторяясь цвет, приобретает особое значение. Он становится знаковым для Мурзавецкой и характеризует атмосферу её дома.

На протяжение долгого времени чёрная одежда символизировала отказ от чувств, жизни и самоограничение, умерщвление плоти. Нельзя при этом не вспомнить выражение «чёрная овца», обозначающее и в наше время людей сбившихся с праведного пути [2, 56]. Писатели и художники всегда чётко осознавали мощное воздействие чёрного цвета. Ещё Шекспир облачил Г амлета в суровый траур, а в пьесе А.П. Чехова «Чайка» Нина всегда носит чёрное, мотивируя тем, что оплакивает свою жизнь.

По мнении. Буймистру Т.А. чёрный цвет выбирают люди непокорные, независимые, любящие критиковать и спорить даже с судьбой. Это цвет

таинственности и чувственности, страсти зачастую овладевают приверженцами чёрного [2, 61].

Особое значение чёрный цвет имеет для характеристики Глафиры, молодой девушки, обедневшей родственницы Мурзавецкой. Костюм необычайно важен при раскрытии образа данного персонажа. Весь её жизненный путь представляет череду кардинальных перемен во внешнем облике.

В юности Глафира жила очень весело и одевалась роскошно. Однако после разорения семьи сестры её ссылают к Меропе Давыдовне, где она подстать благодетельнице облачается в чёрное грубое платье. Но это скромное одеяние многое даёт ей и избавляет от необходимости носить полинявшие и вышедшие из моды наряды: «Грубая чёрная одежда по крайней мере оригинальна и обращает на тебя внимание; при том же и улыбнуться кому-нибудь и смело окинуть глазами гораздо эффектнее из-под чёрного платка, чем из-под старомодной шляпки» [6, IV, 152]. Глафира живо расписывает все достоинства ношения женщиной чёрных одежд при любых ситуациях. Но оно сразу обеспечило расположение и милость хозяйки, обеспечило близость к ней.

Однако при всех достоинствах этого облика она находится на новом жизненном этапе и уже давно мечтает сменить этот выгодный наряд на более жизнерадостный: «Но носить это платье можно недолго и только с известной целью; а если вообразить, что придётся всю жизнь таскать эту ветошь. О! это можно с ума сойти» [6, IV, 152]. Категорический отказ Глафиры от чёрного не менее информативен, чем его предпочтение. Чёрный стал для неё слишком тяжёл на новом витке жизненного пути. «Чёрный цвет отвергают люди предприимчивые, требовательные, не желающие ни от чего отказываться» [2, 62]. Чёрный воспринимается как отрицание цвета, дорога в никуда, а Глафира ещё молода и желает ещё пожить.

С физической точки зрения чёрный цвет насыщен светом, в котором он нуждается больше, чем какой либо другой. Чёрный, даже самый глубокий, не

бывает совершенно чёрным уже потому, что его можно увидеть только при свете. Так и у Островского нет однозначного отрицания, негативного восприятия героев. Каждый раз он оставляет возможность на просветление личности. И как и чёрный цвет негатив не был бы так явно виден без отсутствия противовеса света. Как справедливо замечает И.А. Овчинина, театральные постановки пьес драматурга служат «не только для развлечения публики, но и образовывают её, воздействуют на зрителя и эстетически и нравственно»[5 ,18].

Список литературы

1. Балека Я.Н. Синий - цвет жизни и смерти. Метафизика цвета. М.: Искусство - XXI век, 2008.

2. Буймистру Т.А. Колористика: цвет - ключь к красоте и гармонии. М,

2010.

3. Бурышкин П. А. Москва купеческая: Мемуары / вст. ст. - комментарий Г. Н. Ульяновой, М. К. Шацилло. М., 1991.

4. Кирсанова Р.М. Розовая ксандрейка и драдедамовый платок. Издание 2-е. М., 2006.

5. Овчинина И.А. Островский А.Н. Этапы творчества. М., 1999.

6. Островский А. Н. Полное собрание сочинений: В 12-ти томах / под общ. ред. Г. И. Владыкина и др. М., 1973. 1980.

7. Тугарина Н.С. Костюм и его цветовые детали в пьесах А.Н. Островского // Щелыковские чтения 2009. А.Н. Островский и русская драматургия: сборник статей / науч. ред., сост. И.А. Едошина. Кострома, 2011.

8. Федосюк Ю.А. Москва в кольце Садовых / 2-е, перераб. изд. М., 1991.

References

1. Baleka Y.N. Siniy - tsvet zhizni i smerti. Metafizika tsveta [Blue - the color of life and death. Metaphysics of color]. M., 2008.

2. Buymistru T. Koloristika: tsvet - klyuch k krasote i garmonii [Colours: the color - the key to the beauty and harmony]. M., 2010.

3. Buryshkin P.A. Moskva kupecheskaya: Memuary [Moscow merchant: Memoirs]. M., 1991.

4. Kirsanova R. M. Rozovaya ksandryeika i dradedamovyi platok. [Rose and ksandreyka dradedamovy handkerchief]. M., 2006.

5. Ovchinina I.A. Ostrovsky, A.N. Etapy tvorchestva [Ostrovsky, A.N. The stages of creation]. M., 1999.

6. Ostrovsky A.N. Polnoe sobranie sochineniy: V 12-ti tomakh [The Complete Works: In the 12 volumes]. M., 1973 - 1980.

7. Tugarina N.S. Kostyum i yego tsvetovye detali v pesakh A.N. Ostrovskogo // Shchelykovskie chteniya 2009. A.N. Ostrovskiy i russkaya dramaturgiya: sbornik statyey [Costume and color detail in the plays of AN Ostrovsky]. Kostroma, 2011.

8. Fedosyuk Y.A. Moskva v koltse Sadovykh [Moscow in the ring Horticultural]. M., 1991.

ДАННЫЕ ОБ АВТОРЕ

Коробов Арнольд Владимирович, аспирант третьего года обучения (очной формы) историко-филологического факультета

Шуйский государственный педагогический университет

ул. Кооперативная, д.24, г. Шуя, Ивановская область, 155908, Россия

e-mail: arnold.ko@mail.ru

DATA ABOUT THE AUTHOR

Korobov Arnold Vladimirovich, graduate student, historical and philological faculty

Shuya State Pedagogical University

24, Kooperativnaya street, Shuya, Ivanovo Region, 155908, Russia e-mail: arnold.ko@mail.ru

Рецензент:

Овчинина И.А., доктор филологических наук, профессор кафедры культурологии и литературы ГОУ ВПО «ШГПУ»