ОТЧЕТЫ И СООБЩЕНИЯ ИНСТИТУТА НЕМЕЦКОЙ КУЛЬТУРЫ

ЛИТЕРАТУРНАЯ ГЕРМЕНЕВТИКА И ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ (о международном коллоквиуме, состоявшемся 4.09—6.09.2007 в Институте немецкой культуры СаГЛ)

© А. Ю. Нестеров

В конце 90-х годов прошлого века гуманитарные науки столкнулись с серьцзным методологическим кризисом, обуславливавшимся не столько завершением эпохи постмодернизма или, как выражается Ц. Тодоров, концом эпохи романтизма, сколько осознанием несовместимости понятия гуманитарного знания с понятием науки. Гуманитарное знание как система обоснованных истинных убеждений по поводу внутреннего опыта человека, способов соотнесения социального и Института немецкой культуры индивидуального, форм субъективного и объек-Самарской тивного Духа etc., как стало очевидно во второй

гуманитарной академии половине ХХ-го века, не в состоянии предло-

жить проверяемый или хотя бы коммуницируе-мый набор истин, на фоне которого могло бы возникнуть здание гуманитарной науки. Теория научного метода, пользуясь логическим анализом, убедительно показала несамостоятельность методологического аппарата гуманитарных дисциплин, последовательно забирая у него право эксклюзивного использования гуманитарных понятий: «герменевтический круг» стал рядом научно обосновываемых и проверяемых дилемм (В. Штегмюллер), «понимание» — расшифровкой кодов (Д. Дубровский), «предустановка» — системой презумпций (О. Шольц) и т. д В свою очередь, попытки применения собственно научных методов в гуманитарных дисциплинах привели к серьцзному конфликту между интерпретациями фундаментальных оснований человеческого бытия, выражением которого и стал философский постмодернизм, чьц очевидное методологическое бессилие и невнятность вынуждают с

Нестеров

Алексaндр Юрьевич гандидат

филологических нayк илучньш сотрудник

середины 90-х гг. создавать вновь или реконструировать проекты системного и по возможности научного анализа сферы гуманитарного знания.

Это положение дел в начале ХХ1-го века — непереводимость друг в друга отдельных интерпретаций и поиск общей интерпретационной схемы — для литературоведения означало и означает требование рефлексии над соотношением между методами работы с художественными текстами (как практически применяемыми способами интерпретации и анализа), обоснованием данных методов (выявлением их фактической эвристической способности) и подразумеваемой ими картиной мира (понимаемой в качестве предельного условия истинности). Методологическая рефлексия литературоведения традиционно осуществляется в литературной герменевтике, выступающей философией литературоведения или тем дисциплинарным контекстом, где литературоведение проверяет своц отношение к действительности эмпирического, трансцендентального или идеального характера.

Обсуждению и анализу способов соотношения литературной герменевтики и литературоведения, допустимых терминологических контекстов, актуальных и требующих прояснения методологических проблем был по-свящцн прошедший с 4-го по 6-е сентября 2007 года в Самарской гуманитарной академии международный научный коллоквиум «Литературная герменевтика и литературоведение: границы и горизонты». Организатор коллоквиума — Институт немецкой культуры Самарской гуманитарной академии, действующий в рамках поддерживаемого Немецкой службой академических обменов (ДААД) Партнцрства между Институтом германистики Рурского университета г. Бохум (Германия) и Самарской гуманитарной академией (Россия). Руководители проекта — профессор Н. Т. Рымарь и профессор Г. Плумпе. С докладами выступили профессора Рурского университета г. Бохума — Гунтер Шольтц, Герхард Плумпе, Нильс Вербер, профессор Самарского государственного университета Николай Рымарь, профессор Максим Лебедев, представляющий Научный Совет по методологии искусственного интеллекта РАН, доцент университета Эйндховена (Голландия) Андреас Шпан, научные сотрудники Института немецкой культуры — доцент Тольяттинского университета Татьяна Андреюшкина, доцент Самарского государственного университета Галина Кучумова, доцент Самарского государственного аэрокосмического университета Александр Нестеров и старший преподаватель Самарского технического университета Ирина Мельникова.

Коллоквиум был ориентирован на выявление причин методологического кризиса гуманитарных наук, поиск презумпций, которые позволили бы найти общую коммуникативную модель или хотя бы общие философские основания, на которых такая модель могла бы быть построена. Проф. Шольтц — его доклад «Корни спора о герменевтике» открывал коллоквиум — предложил оригинальную модель ответа на вопрос об исторических и методологических причинах разногласий в сфере герменевтики, выделив три характерных тенденции в развитии теории интерпретации последних двух веков. Первая тенденция характеризуется им как трансформация и существенное снижение роли автора в герменевтическом исследовании, логически вызванное невозможностью свести всц смысловое богатство текста к интенции

его автора, а исторически — повышенным, начиная с конца XVIII в., исследовательским интересом к текстам, автор которых просто не известен. Вторая тенденция заключается в существенном расширении объцма понятия интерпретации и, в значительной мере, в ошибочном отождествлении герменевтической интерпретации как интерпретации текста и интерпретации мира: «Герменевтическая интерпретация была уже Шлегелем обозначена как „реконструкция"; а интерпретации мира были установлениями или конструкциями. Так как в герменевтике интерпретируемое всегда восходит к человеческому создателю, к ней может присоединяться критика как суждение и оценка сказанного и сделанного. Когда же истолковываются природа или жизнь, критика отпадает; мы не критикуем космос или природу или человека как человека. Всякая интерпретация текста способна к цитированию, т.е. к включению элементов интерпретируемого в свой собственный язык, однако интерпретация мира на это естественно не способна». Третья тенденция заключается в вытеснении методической герменевтики, занятой анализом текста и его принципами, тезисом о герменевтике как основании гуманитарных наук. Эта последняя тенденция маркирует нарушение исторической преемственности в определении понятия герменевтики: герменевтика в понимании М. Хайдеггера и Г.-Г. Гадамера, будучи средоточием и методологией гуманитарного знания, наследует не традиции теории интерпретации текста XVII—XVIII вв., но феноменологии Э. Гуссерля. Ключевой фигурой, в значительной мере несущей ответственность за это переопределение герменевтического способа постановки вопросов, является В. Дильтей.

Содержательно доклад проф. Шольтца был выдержан в терминах сформулированного им в начале 90-х годов и ставшего для европейской герменевтики фундаментальным методологического различения герменевтических дисциплин на техническую герменевтику, философскую герменевтику и герменевтическую философию. Техническая герменевтика формулирует правила, которым необходимо следовать, чтобы добиться понимания чего-то. Философская герменевтика приводит основания, в соответствии с которыми правила, сформулированные технической герменевтикой, могут быть объяснены в контексте определцнной парадигмы. Герменевтическая философия позволяет рассматривать вопрос о бытии, т.е. онтологический вопрос, используя терминологический контекст учения о понимании и интерпретации. Опираясь на это методологическое разграничение, представили свои проекты доценты А. Нестеров и А. Шпан. Первый в докладе «Техническая герменевтика и семиотика» предложил использовать семиотический язык описания для фиксации процессов интерпретации, коммуникации и понимания, объединяемых общим понятием технической герменевтики; второй в докладе «Понимать истину» проанализировал основания философской герменевтики Х.-Г. Гадамера, предложив для ряда ключевых ситуаций и терминов философской герменевтики учитывать альтернативные способы обоснования, восходящие к модели трансцендентальной рациональности К.-О. Апеля: особенную продуктивность, как показал доцент Шпан, это учитывание обнаруживает в попытках дать онтологическое обоснование категорий историчности, самоприменимости, интерсубъективности и т. н. принципа милосердия.

Анализ предпосылок конфликта интерпретаций с позиций аналитической философии был представлен проф. Лебедевым в докладе «Советская история в искусстве постсоветского периода: конфликт интерпретаций vs. конфликт репрезентаций». Конфликт следует анализировать, рассматривая механизм, форму и дискурс интерпретации. Базовой антитезой или источником конфликта, проявляющим себя в каждом из этих аспектов, выступает противостояние между традиционной и либеральной интерпретационными моделями. Эта интерпретационная схема позволяет сформулировать исходные презумпции понимания и необходимые оппозиции для анализа российской культуры последних лет.

Ряд исторических контекстов ХХ-го века, раскрывающих соотношение герменевтики и литературоведения, был показан профессором Плумпе и профессором Вербером. Профессор Плумпе в докладе «Интерпретация искусства. Ретроспективный обзор одной дискуссии» проследил историю и прояснил философские предпосылки одного из самых известных споров об интерпретации, а именно спора между М. Хайдеггером и Э. Штайгером по поводу правильного понимания стихотворения Э. Мцрике «К лампе». Преследуемая цель крайне ясно показывает позицию методолога и теоретика по отношению к позиции собственно литературоведа: речь идут о том, чтобы «пронаблюдать за герменевтическими наблюдениями за интерпретациями, которые со своей стороны наблюдают за тем, как стихотворение наблюдает мир». Три позиции, раскрывающие значение последней строки стихотворения («Was aber schon ist, selig scheint es in ihm selbst»), а именно позиции Э. Штайгера, М. Хайдеггера и А. Хольшу, показывают различные герменевтические пресуппозиции или презумпции, выраженные соответствующим пониманием «прекрасного». Для Хайдеггера, апеллирующего к данному Гегелем определению прекрасного как «чувственного свечения идеи», сущность прекрасного есть автореферентное, не зависимое от наблюдателя свечение, исключающее какое бы то ни было субъектное соучастие. Для Штайгера прекрасное обнаруживает себя наблюдателю как одинокое в самом себе, финальное определение прекрасного однако остаутся за кадром. Для Хольшу конституэнтом прекрасного является наблюдатель и только он, осуществляющий прекрасное в акте восприятия, так что не может быть речи о прекрасном вне восприятия. Значимый вывод проф. Плумпе заключается в том, что полувековая история интерпретации этого стихотворения свидетельствует о невозможности достичь согласия по поводу значения на основании одного только текста: проблема разности интерпретации заключается в несоизмеримости и непереводимости друг в друга исходных герменевтических посылок.

Почти анекдотический пример взаимовлияния литературной критики и традиционной герменевтической установки, требующей понимать текст автора на основании его жизни, был проанализирован проф. Вербером в докладе «Случай в герменевтике. Жизнь, творчество и воздействие Георга Форестье». История жизни поэта Джорджа Форестье, придуманная издательством Дидрихс в 50-е годы ХХ-го века и позволившая крайне успешно продавать сборники стихотворных текстов, автором которых на самом деле был служащий издательства Карл Кремер, показывает зависимость обще-

ственного мнения, критики и общей оценки поэтического творчества от интересующих публику аспектов жизни ец автора. Пока автором «стихов Форестье» считался пропавший без вести солдат, чудом передавший свои стихи на родину, критика была в восторге от поэтического качества текста; как только выяснилось, что автор — скромный служащий издательства, стихи были объявлены никуда не годными.

Теоретическую часть коллоквиума завершил доклад проф. Рымаря «“Работа понимания": структура герменевтического истолкования», поставивший проблему интерпретации как этическую проблему. Герменевтика коренится в этике, индивидуальное понимание обусловлено отношением к другому субъекту — это классические тезисы, являющиеся фундаментом любой интерпретационной деятельности: «Меня интересуют те структуры деятельности, которые реализуются как структуры произведения — с одной стороны, произведения художника, с другой стороны, произведения интер-претатора-литературоведа, так как мне представляется важным — и эту идею я постоянно отстаиваю, что художественный текст может быть нами более или менее адекватно понят постольку, поскольку мы можем увидеть в его внутренней структуре структуру творческого акта». Интерпретационная деятельность обнаруживает себя как диалог, взаимовлияние и взаимное ограничение ценностных установок, впервые порождающих возможность индивидуального понимания.

Предоставленная коллоквиумом возможность диалога между философами и литературоведами, обсуждения общих методологических проблем и задач оказалась значимым моментом для формирования программы научной деятельности Института культуры стран немецкого языка при СаГА. Участники и руководители проекта высказались за продолжение углубленного исследования междисциплинарных проблем и укрепление сотрудничества между представителями герменевтики, аналитической философии и литературоведения России и Германии.

Подписано в печать 30.05.08. Формат 70x100/16. Печать оперативная. Уел. печ. л. 20,5. Печ. л. 16, 0.

Тираж 500 экз.

Издательство Самарской гуманитарной академии,

443011, Самара, 8-я Радиальная, 6.

Отпечатано в издательстве Самарской гуманитарной академии