А.В. Корчинский

КОНЦЕПЦИЯ СПЕЦИАЛЬНОГО КУРСА «ДИСКУРСИВНАЯ ИСТОРИЯ “РУССКОГО НИГИЛИЗМА”: ЛИТЕРАТУРА, ФИЛОСОФИЯ, НАУКА»

Главная идея курса - освоение студентами исторического дискурс-анализа концептуального поля, связанного с понятием «нигилизм» в русской словесности 1860-1910 гг. Слово начинает употребляться в России с 1829 г. В идейной полемике 1860-х понятие приобретает позитивный смысл. В русской радикальной литературе и общественной мысли последующего тридцатилетия «нигилизм» ассоциируется с революционнотеррористической практикой, а впоследствии фигурирует как ключевая категория дискурса русской интеллигенции.

Ключевые слова: дискурс; порядок дискурса; исторический дискурс-анализ; история понятий; нигилизм; негативность; ничто.

Междисциплинарный учебный курс «Дискурсивная история русского нигилизма: литература, философия, наука» адресован студентам как филологических, так и исторических специальностей, интересующимся интеллектуальной историей, а также может быть рекомендован студентам-философам и культурологам. В нем предполагается изучение не только научных, философских текстов, публицистики и художественных произведений, но и реконструкция целостной картины бытования идейного комплекса, связанного с осмыслением феномена «отрицательности» («нигилизм», «ничто», «негативность» и т.д.) в различных типах дискурса рубежа XIX-XX вв.

Предметом рассмотрения в курсе является не история революционного движения или общественной мысли, не история философских школ или литературных течений. В такой перспективе затруднительно было бы

всерьез исследовать, скажем, содержательные связи и даже преемственность между народничеством и символизмом. Но такое исследование возможно в рамках истории дискурсов, в которой сменяются не эпохи, движения или поколения, но - режимы дискурсивности, не обязательно совпадающие с границами исторических периодов.

Авторский подход к учебному материалу основывается на представлении о единстве, взаимодействии и исторической изменчивости системы дискурсов - литературно-художественного, философского, научногуманитарного, публицистического. Студентам предлагается поразмышлять о статусе художественного текста, относительно которого в рассматриваемый период самоопределяются другие типы текстов. В частности, очевидной считается уникальная роль художественной литературы в России XIX-XX вв., перенимающей на себя функции философско-теологического и социально-критического дискурсов. Однако в рамках такой трактовки неопределенной остается граница между сферой эстетического и внехудожественной дискурсивной реальностью. Предполагается, что в истории интеллектуальной культуры России означенного периода можно выделить особые этапы (1860-70 и 1900-1910 гг.), когда граница фикционального мира художественной словесности становится проницаемой и возрастает потенциал «наивного» прочтения литературных текстов, распространения литературных моделей (мыслительных, поведенческих) на внехудожественную действительность. Это, в частности, характерно для русской революционной литературы.

Однако это не означает, что в культуре отсутствует различение между литературой и внелитературной реальностью и что философско-общественная мысль оказывается поглощенной художественным дискурсом. Например, очевидно использование идеализирующего потенциала художественного текста в литературе пропагандистского характера, что свидетельствует о присущем авторской и читательской стратегиям четком раз-

граничении квазиреальности художественного мира и мира практических смыслов. То же можно наблюдать применительно к русской философии, которая в большинстве своем не стремится к построению отвлеченной системы, а имеет «жизненно-практическую» и «конкретную» направленность. Философия в России не «синкретична» и не «слабо выражена», она лишь эксплуатирует интеллектуально-имагинативный потенциал литературы как «своего другого». Кроме того, литература в XIX в. обнаруживает в себе огромный потенциал нефикциональной дискурсивности (не-литературности). В некоторых случаях литература осознает свою внутреннюю недостаточность («Война и мир» Толстого, «Бесы» Достоевского) относительно других типов дискурса и вступает с ними в активное взаимодействие.

Эти и другие процессы в дискурсивной истории русской культуры рубежа веков предполагается отследить совместно со студентами на материале литературы, философии, критики и публицистики 1860-1910-х гг. При этом, поскольку речь идет о целостной реконструкции дискурсов, акцент будет сделан не только на «вершинных» текстах культуры, но и на второстепенных, фоновых и периферийных текстах, обещающих продемонстрировать некоторую среднюю «норму» апроприации и мыслительной адаптации передовых идей своего времени. Эти тексты позволяют зафиксировать момент превращения идеи в идеологию.

Ниже представлен примерный тематический план лекционной части курса, а также краткое описание планируемых аналитических практикумов.

1. Нигилизм: экскурс в историческую семантику понятия. Предыстория «нигилизма»: средневековый шЫНашвшш. «Немецкая» (Я.Г. Обе-райт, Д. Йениш, Ф. Шлегель, В.Т. Круг) и «французская» (Анахар-сис Клоотс, Л.С. Мерсье) версии понятия «нигилизм». Нигилизм как идеализм (Ф.Г. Якоби, Жан-Поль Рихтер) и как скептический рацио-

нализм (Ф. фон Баадер). Нигилизм как интеллектуальная позиция и как жизненный принцип (К. Гуцков, Г. Бюхнер). Появление слова в России (Н.И. Надеждин), нетерминологическое употребление слова (В.Г. Белинский). Становление понятия в 1850-60 гг. (В.Ф. Берви, Н.А. Добролюбов, М.Н. Катков и др.)

2. «Нигилизм» 1860-х: наследие революционной, научной и философской мысли 1840-50-х. Радикализация нигилизма и его «позитивиза-ция». Казус Тургенева и критика его времени. Эпоха «реализма»: художественная реальность и жизненный опыт. «Нигилизм» как общественное движение, идеология, дискурс (история рецепции романа Н.Г. Чернышевского «Что делать?»).

Практикум 1. Анализ исторической семантики «нигилизма» в философских, публицистических и художественных текстах. Сопоставление контекстов употребления слова: «Письмо к Фихте» Ф.Г. Якоби, «Подготовительная школа эстетики» Жан-Поля, «Нигилисты» К. Гуцкова, «Смерть Дантона» Г. Бюхнера. Задание: сформулировать критерий семантической сформированности исторического понятия на материале сопоставления фрагментов из текстов

В.Г. Белинского, В.Ф. Берви, Н.А. Добролюбова, М.Н. Каткова, Д.С. Писарева, А.И. Герцена.

3. Дискурс «нигилистической» науки и наука как «нигилизм». Радикальный позитивизм и «вульгарный материализм» (К. Фохт, Л. Бюхнер, Я. Молешотт и др.), его рецепция в России (Д.И. Писарев). Научное мировоззрение Н.А. Добролюбова и Н.Г. Чернышевского.

4. «Антинигилистический» роман (А.Ф. Писемский, Н.С. Лесков,

В. Ключников, В. Авенариус, Вс. Крестовский): литература и отрицание философии.

Практикум 2. Анализ понятия в контексте интеллектуальной коммуникации: анализ нигилистического дискурса как коммуникативного события - взаимодействия коммуникативных компетенций автора и адресата. Сюжет практикума: присвоение русскими «нигилистами» негативного по своей природе понятия, его коренная се-манитическая трансформация («позитивизация» смысла слова «нигилизм»). Материал: Тургенев и его критики (М.А. Антонович, Д.И. Писарев, А.И. Герцен). Суть в том, что нигилизм - понятие исключительно критическое, а значит индивидуальное, всякий раз модифицируемое, оно не связывается с конвенционально устойчивым денотатом. Но в России 1860-х гг. оно приобретает социально идентифицируемый референт. Со студентами предполагается поговорить о проблеме установления границ произвольности в использовании термина «нигилизм» (в режиме дискуссии, опираясь на изученные тексты и фрагменты).

5. Ф.М. Достоевский: образ философа-преступника. «Бесы» и «дело

С.Г. Нечаева». «Катехизис революционера» среди дискурсов своего времени. «Нигилизм» как имя эпохи: «мы все нигилисты» (Достоевский).

6. 1860-70-е: экспансия художественного дискурса. Толстой и Достоевский: грех художественности и «запрет» на «теорию». Нигилизм философского текста.

Практикум 3. Аналитика философского и художественного текста: критерии разграничения философского и художественного текстов (с точки зрения семиотики, с точки зрения эстетики, с точки зрения феноменологии, с точки зрения теории речевых ак-

тов). Анализ философских фрагментов из романов Н.Г. Чернышевского, Л.Н. Толстого, Ф.М. Достоевского: художественная философия vs. философствование посредством художественного письма.

7. 1880-90-е: момент неразличимости, кризис репрезентативной литературности. Казус С. Надсона. «Подпольная Россия»: проект

С.М. Степняка-Кравчинского. «Андрей Кожухов (Карьера нигилиста)» С. Кравчинского, «Нигилистка» и «Нигилист» С. Ковалевской.

8. Народнический «нигилизм» и зарождение русского символизма (Н. Минский, Д. Мережковский): новый (модернистский) режим литературной дискурсивности (возможность литературы как «прагматического» высказывания). Новый уровень осмысления проблемы «отрицания» и «ничто».

Практикум 4. Художественный текст и жизненная практика: аналитика «поведенческого кода» «русских нигилистов». Дискурс и реальность: репрезентативный режим художественного текста в 1860-х («Что делать?»). Ослабление режима эстетической автономии произведения в литературе 1880-х гг., кризис репрезентативности в поэзии (феномен С.Я. Надсона). Нерепрезентативный режим дискурсивности: поэзия символистов (непрозрачность текста, интенсификация активности читателя, примат коммуникации автор-читатель перед репрезентативным ресурсом художественного знака). Анализ текстов ранних символистов: от репрезентативности символа (Д.С. Мережковский, Н.М. Минский, Ф. Сологуб) к эстетике коммуникативного «взаимодействия» (А. Добролюбов, В. Брюсов, К. Бальмонт).

9. Философия и литература в творчестве русских философов рубежа веков (В. Соловьев, Л. Шестов, В. Розанов, Н. Бердяев и др.). Сбли-

жение (но не слияние) философии и литературы: «свое другое» философии. Новый тип философского дискурса и художественный ресурс преодоления нигилизма. Роль Ф. Ницше.

10. Художественный текст и «жизнь» в 1900-1910-е гг. «Исчезновение» понятия «нигилизм» (А. Чехов, А. Грин, М. Арцыбашев, Л. Андреев, Б. Савинков, А. Белый). Русский авангард: новый нигилизм или преодоление нигилизма?

Практикум 5. Анализ философского текста нового типа: нерепрезентативный режим философской дискурсивности. Философский текст символистов (Н.М. Минский). Владимир Соловьев, Вячеслав Иванов: неслиянность и взаимодействие философии и поэзии.

Курс рассчитан на 48 академических часов. По предварительному расчету, он включает в себя 20 а.ч. лекционных занятий, 10 а.ч. аналитических практикумов и 18 а.ч., отведенных на самостоятельную работу студента. Контроль успеваемости осуществляется в ходе курса (дискуссии, коллоквиумы, мини-эссе). Итоговое оценочное мероприятие по курсу -написание эссе по одной из проблем.