УДК 82.09 (571.56) Т.Н. Пермякова

концепция человека и действительности в социально-психологической повести николая лугинова

«таас тумус»

Отмечено, что творческий потенциал писателя Н.А. Лугинова в социально-психологической повести «Таас Тумус» наиболее полно выразился в его концепции человека и окружающей его действительности, во взаимоотношениях его героев, любви и тяге к жизни, родной земле, природе, народу. Философские размышления писателя о человеке и его связи с жизнью народа, окружающей человека природой передано очень глубоко, что является новаторским словом в якутской литературе.

Ключевые слова: человек, вечность, природа, философия, общество, мудрость, любовь, гармония, история, корни, дом, река Лена.

Впервые имя Н.А. Лугинова в печати появилось в 1975 году. В якутскую литературу он пришел с близкой ему темой - повестью о студентах, о молодежи, которая так и называется «На Сергеляхе». Эта повесть, рассказывающая о жизни студентов в разных условиях: на учебе, на работе, на отдыхе. Тем самым автор поставил своих героев в различные условия жизни, раскрыв свое мировоззрение через их поступки, мышление. Затем в 1980-х появились другие повести: «Роща Нуоралджыма», «Таас Тумус», «Улыбка старика», «Высокие острова», «Дом над речкой», в которых представлены актуальные проблемы современного человека и современного общества. Дальнейшее обогащение жанровой разновидности воплотилось в его философских повестях «Сэргэ», «Ку-стук», «Ворон», где главной темой стали Человек, Время и Вечность. В историко-философском романе «По велению Чингисхана» писатель через изображение давно прошедшей эпохи вновь возвращается к современникам: «Нельзя забывать историю своего рода, своих корней. Человек без роду и племени - никто» [1, с.65].

Н.А. Лугинов и сейчас находится в творческом поиске. Где бы он ни был, чем бы ни занимался, писатель уверен, что литература должна вторгаться в сложности жизни с тем, чтобы человек знал, любил все дорогое, лучшее, достойное в себе, людях, обществе и не только любил, но и тревожился, боролся за него.

В данной статье нами рассматривается концепция человека и действительности в наиболее яркой социальнопсихологической повести Н.А. Лугинова «Таас Тумус».

Образы современников и действительности воссозданы в этой повести писателем во всей их полноте и художественной целостности. Свободно переходя от пове-

ПЕРМНКОВА Туйара Николаевна - ст. преподаватель кафедры восточных языков и страноведения ИЗФиР СВФУ E-mail: ptuiara@mail.ru

ствования к описанию, охотно давая слово персонажам, владеющим образной якутской речью, Н.А. Лугинов даёт читателю возможность изнутри увидеть мир, в котором всю жизнь прожили герои повести: старый эвен-охотник Тойбол, лоцман Михей Ильич, капитан Одон Догдоев и другие.

Н.А. Лугинову очень важно утвердить в читателе уверенность в справедливости законов народного бытия. Жизнь героев подчинена извечному распорядку, что определяется свойственным самой природе человека чувством долга. Приходит пора - и нужно пахать, сеять, убирать урожай. Нужно семью завести, детей на ноги поднять, о близких позаботиться. Тут нет места сомнениям, рефлексии.

Но не прав будет тот, кто назовёт эту жизнь неосмысленной: есть в ней высшая справедливость. Поэтому автором представлены разные судьбы героев.

Многое на своём веку перевидали они, и не одни только радости. Н.А. Лугинов показывает бродячий образ жизни лоцмана Михея. Ему такая жизнь по душе, хотя и скучает иногда по домашнему уюту, но ощутить себя по-настоящему счастливым человеком не может. Михей Ильич - самый сложный и противоречивый образ, созданный автором в повести. Чего только нет в этом человеке: добро и зло, самоуничижение и уязвлённая гордость, жестокость и ласка, чувство вины, подталкивающее к усиленным поискам своего истинного пути в жизни - всё в нём переплелось в тугой узел.

Писатель не идеализирует своего героя, показывая его то строптивым, то жестоким, то смешным. Но он же и сочувствует ему, обнаруживая в нём человеческое и показывая, как добро и соучастие помогают человеку в трудное для него время. Точно передавая социальные и психологические мотивы переворота, происходящие в душе бравого лоцмана, Н.А. Лугинов делает особый акцент на утверждении благородной силы добра как психологического явления, а переживания героя обусловлены не только обстоятельствами. Приезжая к жене и дочерям,

Михей Ильич встречает заботу, доверие, нравственную поддержку, которые попали было на благодатную почву, да, к сожалению, слишком поздно. Вот потому-то это доверие и понимание пробуждают в нём чувство личной вины за то, что почти вся жизнь его смята, потекла по ложным, неестественным законам. Здесь и горькое осознание неизбежности конца, и бессильный бунт, и покорность, и боль от того, что жизнь уже проходит, причём проходит бессмысленно, растрачена на пустяки. И поэтому на склоне лет ему предстоит одиночество, обрекающее его на существование без любви, тепла и поддержки.

Ему противопоставлен Тойбол, у которого, напротив, наиболее цельная душа. Он труженик, живущий на родине предков. Но и он несчастлив в своей личной судьбе. Тойбол, как бы ни трепала его жизнь, остаётся верным самому себе и тому миру, который является для него своим. За его мужественным терпением и незлобивостью, за привычкой тянуть свой тяжкий воз, пропуская мимо ушей звучащие со всех сторон понукания, - за всем этим открывается огромный пласт народной мудрости. Той-бол, желая обеспечить семью запасами мяса, уезжает в тайгу, а, вернувшись, обнаруживает опустевший дом: жена скончалась при преждевременных родах, а севшую в не привязанную у берега лодку трёхлетнюю дочку унесло течением реки.

Таким образом, оба героя, один по своей воле, другой по жизненным обстоятельствам, остаются одиночками в своей жизни.

Капитан Догдоев живёт и трудится по совести. Он самоотверженный труженик, посвятивший всю свою жизнь любимому делу. Но его личную жизнь праведной не назовешь: может он и лишнего выпить, а во хмелю, бывало, и буянил, скандалил с покойной ныне женой. Но сам же больше других будет укорять себя за слабохарактерность: живёт в нём совестливость, которая не позволяет преступить извечные, прочно усвоенные законы нравственности. Возьмём момент, круто изменивший всю его дальнейшую жизнь: ведя пароход по реке, он увидел на берегу лежащую без сознания женщину, оказавшуюся к тому же беременной. А роды уже начинались. После того как малыш благополучно появился на свет, несчастная мать умирает, так и не приходя в сознание. Вот так Одон Догдоев, немолодой уже человек, становится отцом. И живет раздираемый сомнениями: сказать дочери или нет правду о ее рождении. Догдоев, никогда прежде не знавший отцовства, всю жизнь мечтал иметь дочку. Словно наяву видел он её маленькую, хрупкую фигурку, которая бежала навстречу ему, и на её пушистой головке развевался, будто алый парус, красный бантик. Его дочь будет Сардана, Сардана Одоновна. Человек в общем-то нежадный, никогда не имевший достатка и вечно испытывавший нужду в самом необходимом, он счёл этот случай подарком судьбы. Ни за какие богатства мира не расстался бы он с этим крохотным существом, которое стало

для него смыслом всей его жизни. Но позже он узнал, что родной отец девочки жив, и стал терзаться: <^ehe да эргитэн саныы сатаабытын иhин, хайдах гынары кыайан тобулбата§а. Тойбол кыьЛа баарын lyhyrnH билиэхтээ§эр, уорбалаабат да буолла§ына, анардас кини баара да§аны, Элиэнэни устан Таас TyMyhy кербекке эрэ атын сиринэн ааспатын' курдук, тумнуллубат чах-чы этэ» [2, с.107] («Думал Одон, думал, но так ничего путного и не придумал. Пусть Тойбол и не подозревал о существовании дочери (откуда он мог знать об этом), но о его существовании невозможно было забыть. Так же как, проплывая по Лене, невозможно было пройти мимо, не заметив Таас Тумуса») (Пер. - А. Дмитриевой). Эта мысль не отпускает его и на смертном одре. Совестливый он человек, и ничем нельзя истребить в нём эту черту. И лишь спустя много лет, когда приёмная дочь повзрослела и сама стала матерью, а Одон почувствовал приближение конца жизни, решается исповедоваться. Он оставляет дочери письмо, где сообщает тайну о её появлении на свет и ее настоящей матери, родных.

Так и переплелись судьбы двух людей, никогда не видевших и не знавших друг друга: капитана Догдоева

- приёмного отца - и Тойбола - родного отца маленькой девочки, появившейся на свет при столь необычных обстоятельствах и выжившей благодаря Догдоеву.

Писатель показывает послевоенную жизнь, которая наложила свой отпечаток на психологию героев. Для людей, переживших военные годы, стало суровым испытанием выживать в не менее тяжелых условиях современной жизни. В таких героях писателя, как Тойбол, Одон глубоко выражены исконные качества народного характера, которые проявились в его цельности, устойчивости, способности вынести жизненные испытания. Эти свойства характера покоятся на прочном основании - на чувстве своей органичной, кровной принадлежности миру, окружающей человека жизни. Как бы ни мучился Одон Догдоев, он прочно стоит на земле. И это потому, что она для него родная: здесь его дочь, внук, близкие ему люди

- здесь всё, чем жива душа его. Здесь, дома, даже мысль о неизбежности смерти не порождает горькой думы о бессмысленности человеческого существования - всему свой черёд: останутся на земле люди, так же будет катить свои величавые воды красавица Лена.

В повести сильна постановка автором нравственных проблем человека и общества. Н.А. Лугинов неоднократно заставляет своего героя взглянуть на себя, на собственную жизнь, на её нравственное содержание. Часто предметом исследования становится человек хотя и сложившийся, но взятый в момент душевного напряжения, сдвига надлома, когда ему кажется, что душевные силы и жизнь были истрачены понапрасну. Такая постановка проблемы часто повторяется, представляя нам целостную художественную систему человека и действительности. Так усиливается философское осмысление автором жизни.

Писатель видит нравственную сущность человека в его отношении к любви. Любовью держится и движется жизнь. Согласно Платону, «любовь есть чистое вдохновение, освобождённое от всего чувственного, направленное не к преимуществу, а к познанию идей и высшей из них - идеи добра» [3, с. 305]. Любовь очищает, облагораживает человека. Возвеличивает и делает его бессмертным. Такова любовь Тойбола и Даайыс. И поэтому самые проникновенные страницы повести те, где говорится о высоком и прекрасном чувстве, соединяющем Тойбола и жену его Даайыс. Красивых слов они не произносят, такова натура северного человека. Он сдержан в эмоциях, но глубоко предан своей любви. Просто ему нет без неё жизни, и для Даайыс он один на свете. Со смертью жены жизнь для Тойбола теряет всякий смысл, но он всю свою жизнь посвящает ее светлой памяти.

Но осталась надежда. Надежда на то, что некогда пропавшая дочка вернётся к нему, пусть даже взрослой. И хотя Тойбол разумом понимает, что это более чем нереально, душа его не желает соглашаться с этим: «Той-бол саамай бYтэр уhуга ыган кэлиэр диэри одотун кэтэhэ сыппыта... Кэтэhэ сыппыта, саамай ти!1эх тугэннэ диэри. Ол да кэнниттэн эмиэ...» [2, с. 75] («Тойбол ждал свою дочку, ждал, пока вплотную не подступил к нему желанный конец. Ожидание было последним его чувством, уже перестав различать свет, он всё ещё прислушивался, не послышится ли шорох шагов приехавшей дочери. Ждал... Казалось, он продолжал ждать и после смерти») (Пер. - А. Дмитриевой).

Сбылась мечта старого охотника. В финале повести возвращается его дочь - та самая Сардана, которая выжила благодаря Одону Догдоеву, но при этом решила посмотреть на того, кто вдохнул в неё жизнь, и поклониться маленькой могилке, доселе незнакомой, а теперь - такой родной. Так старый эвен обрёл бессмертие - в своих потомках.

В своих духовных исканиях каждый герой повести идёт нехожеными тропами и на этом пути совершает единственные в своём роде открытия, проявляя себя как индивидуальность. Однако все герои вместе составляют единое многоголосие, потому что правду жизни они видят в единстве, гармонии человека с природой, в торжестве нравственности. А гармония - это лад. Лад - это мир, согласие. Лад - это красота. Недаром ладой называли в старину любимую, и она обращалась к возлюбленному с этим же словом. И ладить - значит не только жить в согласии, но также и приводить в порядок, хорошо делать своё дело, трудиться. А трудится человек на земле, живёт в согласии, точнее, в единстве с природой: «Yehэ урукку кун эмиэ кими даданы дьоллоох-сордоох диэн кейгелеебекке-куемчулээбэккэ, дьэллэмник чадылыйа тыгара. Унуор Ирикээ, Орулхан очумааста-ра кедереллере. Онтон аллара Элиэнэ эбэ хотун, эмиэ уруккутун курдук, тус хоту устан унаарыйа сытара. Уруккутун курдук, тус хоту...»[2, с.120] («Всё было так

же, как и годы назад. Сверху то же солнце щедро светило всем и для всех, по-прежнему никого не обделяя, поровну даря всем свет и тепло. Далеко на востоке голубели величественные очертания хребтов Ирикээ и Орулхан.

А внизу всё так же текла Лена-матушка, и несла она свои воды всё туда же. Всё туда же»). (Пер. - А. Дмитриевой)

В философии человек воспринимается как неотторжимая часть природы - он принадлежит природе, слит с нею.

Поэтому для Н.А. Лугинова природа - сама жизнь. Вот почему река дарит, лес одевается, ветер злится; герои слышат шёпот волн, дыхание ночи. Всё дышит, всё живёт. И недаром река Лена в глазах Сарданы похожа на её мать - такая же спокойная, ласковая. А для старого Одона она ассоциируется с Всевышним, Богом, который только один и имеет право осудить человека.

Писатель возвращает наше сознание к гётевскому девизу «природа всегда права» [4, с. 372]. Выявляя нравственный аспект взаимоотношений человека и природы, он утверждает: природа и мудра, и терпелива, и справедлива. Именно она помогает читателю более ясно представить себе состояние героев в тот или иной момент их жизни. Так, например, очень сильна буря, разыгравшаяся в тот момент, когда ушла из жизни Даайыс, и не перестававшая бушевать в течение семи дней и ночей. Мощь этой бури даёт чёткое представление о том, какой силы были страдания человека, не имевшего никакой возможности проводить в последний путь любимую подругу.

А в волнующий читателя момент, когда накануне своего ухода в мир иной Одон Догдоев навсегда прощается с рекой, та ведёт себя очень беспокойно. Она словно задыхается перед тем, как дать заковать себя в ледяные оковы зимы, и, таким образом, удивительно похожа на человека, мечущегося в предсмертной агонии.

Но вместе с тем описание природы у Н.А. Лугинова имеет и другое значение - экологическое. Многих писателей волновала и волнует тема охраны природы. Как и М.М. Пришвин, В.П. Астафьев, В.Г. Распутин, Н.А. Луги-нов также испытывает боль от того, что природа гибнет [5]. Но, в отличие от своих собратьев по перу, он умеет выразить эту мысль через самые обычные, неприметные детали. Возьмём, к примеру, следующий отрывок: «Оччодо Дьааны аппаларыгар тиин' хойуутук да оло-роро. Куннэ суурбэлии, табылыннахтарына отуччада тиийэ тиини бултууллара. Сарсыарда тердуен туерт аны тарgаhаллара, онтон киэhэ биирдэ тумсэллэрэ. Оччотооду бары да одо дьон, ким элбэди бултууругар KYрэхтэhэн тахсаллара» [2, с. 57]. («Тогда в ущельях Яны белок было полным-полно. Если удастся, за день убивали по 20-30 белок. Утром все четверо расходились в разные стороны, а вечером собирались все вместе. Все соревновались, кто больше настреляет») (Пер. - А. Дмитриевой).

Казалось бы, обычный эпизод. Да и вроде бы радоваться надо такому большому количеству пушнины. Но,

если вдуматься, одно-единственное слово имеет огромное значение. Это слово «тогда». Тогда! А почему не сейчас? Да потому, что нас теперь так много стало на Земле, столько на ней построено городов, фабрик, заводов, столько земли распахано, что человек стал теснить природу, всё больше и больше нарушая её законы. Сейчас люди стали сильнее природы, и перед их экскаваторами, бульдозерами, ружьями ей не устоять. Об этом и говорит писатель, утверждая, что природа и человек, их взаимоотношения - проблема не обычная, а глубоко нравственная, затрагивающая само существование людей как людей. И в этом смысле показателен эпизод, когда Тойбол отпускает осётра, пойманного им в сети: «Эйиигин да сиэн, онон хаИаланар биллибэт, бара тур, аналлаахтар булан акыахтара... Содотох онойор айахпар угар туhуттан тугум бадайытыай?» [2, с. 64] («Вряд ли что-нибудь изменится в моей жизни, если я и съем тебя. Плыви, плыви, кому суждено, тот тебя и поймает... Спокойствие дороже. Это последнее, что у меня осталось») (Пер. - А. Дмитриевой).

Настолько умиротворённой после этого кажется река, что и сам старый охотник почувствовал большое облегчение и спокойствие.

Так пейзаж в повести не только выступает проявлением духовного мира героев, обрисовывает внешнюю среду, но и помогает созданию значительных, социальнофилософских, нравственно-эстетических обобщений.

Повесть «Таас Тумус» - решительное напоминание о том, что человечество волновали, волнуют и будут волновать такие коренные проблемы бытия, как вопросы жизни и смерти, добра и зла, цена человеческого существования; что философские аспекты в произведении появляются не тогда, когда автор заставляет своего героя рассуждать о высоких материях, а тогда, когда его мысль, сливаясь с нашей, бьётся над сложнейшими общественными проблемами. Что заставляет нас, несмотря на извечную и непримиримую борьбу добра и зла,

всесильного разума и не менее могущественной природы, верить в торжество гуманизма, отстаивать нравственные и духовные идеалы? Писатель не отвечает напрямую на эти вопросы, но жизнеутверждающий пафос его повести укрепляет нашу веру в возможности человека. Ему оттого и дорог мир, в котором живут герои повести, что здесь сильны связи, соединяющие человека с живой жизнью. Хотя тут и далеко от гармонии, но этот мир ещё не утратил своей целостности, и лишь принадлежа ему, человек чувствует себя подлинно сильным.

H.А. Лугинов в своей повести «Таас Тумус» дает целостную концепцию человека и действительности. В советской литературе характер человека раскрывался в основном через труд. А Н.А. Лугинов человека раскрывает через его личную жизнь, которая становится для него настоящим испытанием. Философские размышления писателя о человеке и его связи с народной жизнью, природой передано очень глубоко. С этой точки зрения повесть Н.А. Лугинова явилась поистине новаторской, новым словом в якутской литературе.

Л и т е р а т у р а

I. Лугинов Н.А. По велению Чингисхана. - М.: Современный писатель, 2001. - 132 с.

2. Лугинов Н.А. Таас Тумус / В кн. «Кустук: Сэhээннэр».

- Якутск: Бичик, 2003. - 224 с.

3. Симфония разума. Афоризмы отечественных и зарубежных авторов. - М.: Молодая гвардия, 1976. - 404 с.

4. Энциклопедия ума, или Словарь избранных мыслей авторов всех народов всех веков / Сост. и пер. Н.Макарова. - М.: ТЕРРА, 1998. - 624 с.

5. Мыреева А.Н. Все вокруг живое. Человек и природа в повестях Н. Лугинова // Полярная звезда. - 1999. - №1. - С.46-48.

6. Васильева Д.Е. На подступах к новой действительности // Связь времен. - Якутск, 1991. - С. 101-107.

7. Лугинов Н.А. Пути земные, пути небесные: повести, легенды. - Якутск: Бичик, 2007. - 192 с.

T.N. Permyakova

The man and surrounding reality conception in Nikolai Luginov’s socio-psychological composition “Taas Tomus”

It is noted that the creativity of a writer N. Luginov in the socio-psychological story "Taas Tumus" is most fully expressed in his concept of the man and their surrounding reality, the relationship of his characters, love and thirst for life, mother earth, nature and people. Philosophical reflections of the writer of the man and their connection with the life of the people, the human nature transmitted very deeply. This is a novel word in the Yakut literature.

Key-words: human, immortality, nature, philosophy, sociality, wisdom, love, harmony, history, origin, home, Lena River.