ИНТЕГРАЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ

РЕЦЕНЗИИ, ОТЗЫВЫ, ИНФОРМАЦИЯ

КОНЦЕПТОСФЕРА СМЕХА В ИССЛЕДОВАНИЯХ РОССИЙСКИХ ЛИТЕРАТУРОВЕДОВ*

В современном российском литературоведении актуализируются проблемы, связанные со смехом, техникой комического, способами художественного освоения смешного. Примечательно, что в последнее время наблюдается устойчивый интерес к проблемам смеха не только со стороны философов и филологов, но и со стороны психологов, социологов, медиков. Свидетельством тому может служить коллективная монография «The Anatomy of Laughter» (Oxford, 2005), опубликованная по итогам коллоквиумов, состоявшихся в TRIO (Translation Research in Oxford).

Актуальность и востребованность подобной проблематики подтверждаются и сборником научных статей «Смех в литературе: семантика, аксиология, полифункциональность» (Самара, 2004). Его авторы рассматривают различные грани смехового отношения к миру, многообразные функции смеха, подчеркивают значимость этой категории в формировании литературного сознания эпох.

Для раскрытия богатой и смыслоемкой концептосферы смешного исследователи привлекают значительный пласт текстов. При этом «универсальным ключом» к пониманию смешного становится гоголевское творчество. Так, обращаясь к соотношению смехового и экстатического, Н. Т. Рымарь иллюстрирует свои теоретические построения примерами из поэмы «Мертвые души». Анализируя комедийное и трагедийное в трилогии Александра Солженицына «1945 год», А. В. Молько цитирует «Четыре

письма разным лицам по поводу „Мертвых душ“». Гоголевская трактовка наполеоновской темы представлена в статье В. Ш. Кривоноса «Наполеоновский миф в поэме Гоголя „Мертвые души“». Доминирующим становится образ Чичикова как пародийного двойника «не столько самого Наполеона, сколько его культурного имени» (с. 49—50). Вслед за Кривоносом М. А. Еремин в статье «Пародийные черты внутреннего мира гоголевской драматургии» обращается к рассмотрению элементов гоголевской самопародии. И. Д. Таумов, выявляя пародийное звучание пушкинских текстов в гоголевской драматургии, обозначает общность мотивно-образных структур трагедий Пушкина и комедий Гоголя.

На уровне постановки проблемы заявлена продуктивная тема «Притчевый смех и смех в притче» (А. Г. Краснов). Автор определяет природу притчевого смеха, отталкиваясь от самой природы комического.

Один из неисследованных типов смеха — «черный юмор». Н. А. Масленко-ва, выстраивая определенную историческую типологию смеха, рассматривает механизмы его возникновения, включает «черный юмор» в индивидуальныег личностные формы существования (при этом подчеркивается спорность положения данного феномена).

И. В. Саморукова пересматривает и уточняет понятие комического для более адекватного рассмотрения идеологемы «тоталитарный смех» на примере генеалогии комического в творчестве В. Со-

* Рецензия на сборники: The Anatomy of Laughter / T. Garfitt, E. McMorran, J. Taylor (eds.). — Oxford : Legenda, 2005. — 192 p.; Смех в литературе: семантика, аксиология, полифункциональность : межвуз. сб. науч. ст. — Самара : Изд-во «Самарский университет», 2004. — 188 с.; Формы комического в русской литературе XX века : сб. ст. / под ред. Т. Г. Прохоровой, Н. Г. Махининой. — Казань : Казан, гос. ун-т, 2004. — 92 с. ; Ирония и пародия : межвуз. сб. науч. ст. / под ред. С. А. Голубкова, М. А. Перепелкина, В. Д. Скобелева. — Самара : Изд-во «Самарский университет», 2004. — 192 с.

рокина. Тексты Сорокина, по мнению исследовательницы, позволяют говорить о первой попытке описания тоталитарного смеха. В поле зрения И. В. Самору-ковой попадает и современная культура.

В русле обозначенного направления выстраивается и стратегия коллективного сборника «Формы комического в русской литературе XX века» (Казань, 2004). На материале художественного опыта

A. Толстого, М. Булгакова, Ю. Олеши, К. Вагинова, В. Астафьева, а также современной поэзии и прозы исследователи выявляют и рассматривают основные виды и формы комического в литературе XX в., трансформацию их функций в зависимости от творческих установок писателей и характера социокультурной ситуации. При этом термин «комическое» практически выступает синонимом понятия «смешное» и его производным. Большая часть статей сборника представляет результаты подробного анализа художественных текстов с опорой на теоретические изыскания М. М. Бахтина, Ю. Б. Борева, Д. С. Лихачева,

B. Я. Проппа, Л. В. Карасева.

Рассмотренный опыт осмысления

комического во многом созвучен исследованиям по проблемам теории и истории литературного пародирования, представленным в статьях межвузовского сборника «Ирония и пародия» (Самара, 2004). Во многих из них прослеживается синтез теоретического анализа проблем иронии и пародии и непосредственной интерпретации художественных текстов.

Анализируя структуру иронического строения художественного образа на примере композиции романа С. Довлатова «Зона. Записки надзирателя», Н. Т. Ры-марь видит в иронии одну из фундаментальных особенностей художественного языка XX в.

Исследуя интерес М. Бахтина и Ю. Тынянова к структурам художественного сознания, к эволюции этих структур во времени и пространстве, В. П. Скобе-

лев освещает ряд магистральных вопросов в истории изучения теории пародии.

Н. А. Эскина в статье «Музыка как объект пародирования в русской прозе (Лев Толстой, Михаил Булгаков, Венедикт Ерофеев)» прослеживает связь взглядов Л. Толстого, жизни героев М. Булгакова, жизни В. Ерофеева с музыкальными мотивами спародированных ими произведений.

Как средство создания иронического, пародийного, текста рассматривается Г. Н. Ермоленко нарративная структура поэмы Вольтера «Орлеанская девственница». Интересная попытка реинтерпретации классических текстов предпринята в статьях Н. Л. Вершининой «О пародийности в использовании гофманов-ского мотива Некрасовым-прозаиком 1840-х годов» и С. Б. Рубиной «Природа иронии Чехова».

Творчество русских авторов «переходных» первых десятилетий XX в. дает богатый материал для исследования особенностей развития литературной пародии и иронии. Так, Н. А. Масленкова, обращаясь к феномену черного юмора, включая его в один ряд с иронией и пародией, выстраивает свои доказательства на примере творчества Д. Хармса и Н. Олейникова. Т. В. Казарина, стремясь постигнуть природу творчества Н. Олейникова, показывает, что для него «ирония была не только художественным орудием, но и способом существования» (с. 129). Статья С. Голубкова посвящена выявлению пародийных элементов в романе Е. Замятина «Мы», рассмотрению соотношения «пародийного» и «ан-тиутопического».

Очертив круг основных проблем, связанных с заявленной темой, авторы рецензируемых сборников наметили целый ряд продуктивных для дальнейшего исследования направлений, что в значительной степени расширяет пространство поисков в концептосферах смеха, смехового слова, смеховой культуры.

С. А. ДУБРОВСКАЯ, Докторант кафедры русской и: зарубежной литературы МГУ им. Н. II. Огарева