Е. С. Дьяконова (Якутск)

КОНСТРУИРОВАНИЕ ЕДИНОГО ПРОСТРАНСТВА ХУДОЖЕСТВЕННОГО АНОМАЛЬНОГО МИРА В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ ЖАНРА ФЭНТЕЗИ

The article is devoted to the analysis of anomalous poetic world in literary texts which refer to fantasy genre on the example of two cycles of novels by J.R.R. Tolkien and J. Rowling. The author of the article proves that the unity of anomalous world is achieved and constructed via intertextual cohesion. Thus the cycles by the above-mentioned writers represent united denotative and conceptual sphere.

В данной статье мы рассмотрим и проанализируем конструирование аномального художественного мира произведений жанра фэнтези на примере двух циклов произведений Дж.Р.Р. Толкина И Дж.Р. Роулинг. Жанр фэнтези прочно занял своё место в мировой литературе, имеет тысячи поклонников, исследователей и подражателей. Произведения Дж. Р. Толкина «Сильмариллион», «Хоббит, или туда и обратно», «Властелин колец» заложили концептуальный стандарт - основу жанра как инвариантного концепта или инвариантной концептуальной системы, к которым должен восходить любой конкретный текст данного жанра [Плотникова, 2005: 3]. Создавая такую инвариантную систему, художественный мир произведения фэнтези представляет параллельную реальность, но здесь герои сталкиваются с теми же страхами и дилеммами, что и в обычном мире. Герой фэнтези путешествует не только по разным странам, но также совершает путешествие внутрь себя - в свой уникальный внутренний мир, сталкиваясь со своими собственными страхами и дилеммами, которые свойственны всем людям.

Цикл произведений Дж. Роулинг о Гарри Потере полностью отвечает этим требованиям, так как школа Хогвардса находится в другом измерении.

Художественный мир фэнтези реализуется в пространстве вымышленного мира - Средиземья у Дж. Р. Толкина или Хогвардс у Дж. Роулинг, имеющего портал на вокзале Лондона. В этих мирах присутствует свой хронотоп, система персонажей, обладающих

особенными свойствами. По мнению И.В.Фоменко, художественный мир - это уникальный и самодостаточный мир, созданный писателем и воплотившийся в его творчестве и/или отдельном произведении [Фоменко, 1998: 20]. Как отмечает Дж.Серль, большая часть литературных произведений основана на художественном вымысле [Серль, 1999: 40]. С точки зрения Дж. Серля, воображение играет в жизни людей важную роль. По своему значению понятие воображения совпадает с понятием фантазии. А фантазия, по мнению А.П.Бабушкина, противопоставляется реальному миру, её образы не только не присутствуют налично, но и не могут быть обнаружены в действительности; они являются принадлежностью воображения. В произведениях жанра фэнтези мы имеем дело с аномальным художественным миром - то есть миром, который, по мнению С. Н. Плотниковой, не характеризуется прямой проективностью и отражательностью [Плотникова, 1998: 107]. В рассматриваемых циклах - это Средиземье и школа Хогвардс.

Мы предлагаем рассмотреть аномальный мир по следующим категориям - хронотоп, персонажи и их свойства, артефакты и свойства окружающего мира. Аномальность этих миров реализуется также и посредством мифознаков - семиотической структуры, которая характеризуется отсутствием реального денотата и

соотносится в концептуальном плане с понятиями «чудесное, волшебное» [Черкасов, 2003: 180]. Так как в произведениях жанра фэнтези аномальными объектами номинации выступают существа, вещи, явления, т.е. мифознаки, по мнению М. Ф. Мисник, являясь продуктом индивидуального сознания, образуют денотатное пространство фэнтези. М.Ф. Мисник выделяет предметные, пространственные и событийные мифознаки [Мисник, 2006: 13].

Хронотоп - понятие, взятое из естественных наук М.М. Бахтиным для обозначения существенной взаимосвязи «временных и

пространственных отношений, художественно освоенных в

литературе» [Бахтин, 1975: 182]. По мнению И. Р. Гальперина, литературно-поэтический образ, формально развертываясь во времени (как последовательность текста), своим содержанием воспроизводит пространственно-временную картину мира, притом в его символико-идеологическом аспекте [Гальперин, 1987: 87].

Прежде всего, необходимо отметить определённую условность и проницаемость времени и пространства. В произведении Дж. Р. Толкина «Властелин колец» мы видим волшебника Гэндальфа

Серого, вернувшегося «с того света» уже в новом качестве -Гэндальфа Белого; раненого Фродо, который видит Айзенгард, надев кольцо; время в лесу Лориндейл не движется - «I can’t count days in Rivendell». У Дж. Роулинг Гарри Поттер и его однокурсники осваивают искусство левитации на третьем курсе:

«It happened immеdiately: Harry felt as through a hook just behid his navel had been suddenly jerked irresistibly forward. His feet let the ground; his forefinger was tick to the boot as though it was bulling him magnetically onvard and then - hisfeet stammed into the ground».

В этом же году их наставник Дамблдор переносит его в прошлое. В отличие от мира Средиземья, где волшебством владеют только волшебники и некоторые из эльфов, волшебством владеют все ученики Хогвардса, но использовать его могут только на территории школы.

Персонажи являются неотъемлемой составляющей мира произведений фэнтези. Кроме того, как было отмечено выше, они, являясь частью предметных мифознаков, являются важной и неотъемлемой составляющей денотатного пространства фэнтези. Часть персонажей уже изначально имеет категорию аномальности (хоббиты, тролли, гномы, волшебники), другие же, как Герминона Грейнджер, только обладают определёнными аномальными свойствами, не будучи прирождёнными волшебниками. Рассматривая категорию персонажей, необходимо отметить их неоднозначность. Так, например, эльфы у Дж. Р. Толкина - высокие, статные, смелые, бессмертные существа:

‘The face of Elrond was ageless, neither old, nor young; his hair was dark as the shadows of the light; his eyes were grey as a clear evening, and in them was a light like the light of stars’.

В произведениях Дж. Роулинг мы видим эльфов-домовиков -маленьких, некрасивых, несвободных, выполняющих волю своих хозяев:

«The little creature on the bed had large, bat-like ears and bulging green eyes the size of tennis balls. «Who are you?» - «Dobby the house - elf» -said the creature».

Различно также и описание гномов - живущего в горах трудолюбивого, свободного, но любящего золото народа:

«Next to Frodo on his right, sat a dwarf of important appearance, richly dressed. His beard very long and forked, was white, nearly as white as the

snow-white cloth of his garment. He wore a silver belt, and round his neck hung a chain of silver and diamonds».

Дается также описание садовых гномов-паразитов, от которых необходимо регулярно очищать сад:

«It was small and leatherly looking, with a large, knobby, baked head exactly like potato Ron held it at arm’s length as it kicked out at him with its horny little feet; he grasped it around the ankles and turned it upside down».

Другие же персонажи имеют ряд похожих черт в описании, поступках и характере. Тролли - глупые, злые, жестокие, не знающие пощады, но в то же время управляемые, находящиеся на службе у зла:

«It was a horrible sight. Twelve feet tall, its skin was a dull, granite gray, its grear lumpy body like f boulder with its small bald head perched on top like a coconut. It was short legs thick as tree tunks with flat, horny feet».

Добрые волшебники Гэндальф и Дамблдор имеют очень схожее описание - высокий рост, длинный балахон, длинная борода, добрый, но пронзительный взгляд:

«Dambldor wore halfmoon glasses, had a long, croaked nose, and flowing silver hair, beard, mustach».

«Gandalf was shorter in statue than the other two; but his long white hair, his sweeping silvet beard, and his broad shoulders, made his broad shoulders, made him look like some wise king of ancient legend. In his aged face under great snowy brows his dark eyes were set like coals that could leap suddenly into fire».

Роль волшебного артефакта выполняют волшебный посох у Дж. Толкина и волшебная палочка у Дж. Роулинг. Но если у Дж. Роулинг волшебная палочка является «производителем» волшебства, то в цикле Р. Толкина волшебство присутствует само по себе, являясь неотъемлемой частью Средиземья:

«Dambldor gave his wand a little flick, as if he was trying to get a fly off the end, and a long golden ribbon flew out of it? Which rose high above the tables and twisted itself, snakelike, into words».

Артефакты необычайно важны в пространстве фэнтези. С их помощью изменяются качества предметов окружающего мира, возможны перемещения во времени и пространстве. Мантия или плащ-невидимка присутствуют в обоих циклах произведений. Кольцо Всевластья тоже делает своего хозяина невидимым для окружающих, но видимым для сил зла. Как упоминалось выше, волшебная палочка

и посох Гэндальфа очень важные источники «волшебной силы»; палантиры и чаша в кабинете Дамблдора показывают будущее и мысли тех, кто в них смотрит, но также и могут завладеть мыслями и разумом. В книгах о Гарри Потере мы находим и летающие мётлы, говорящие книги, конфеты с меняющимся вкусом:

«When they say every flavour, they mean every flavour - all the orinary ones like chocolate and mpeppermint and marmalade, but then you get spinach and liver and tripe».

Невозможно представить волшебный мир без флоры и фауны. Единороги, кентавры населяют Запретный лес Хогвардса, конь Гэндальфа Всполох совсем непохож на других коней - он перемещается со скоростью молнии и необычайно вынослив. В волшебной школе Хогвардс у учеников есть свои любимцы - крыса у Рона, жаба у Невилла, кошка по имени миссис Норрис у завхоза Фивза, все ученики обязательно имеют почтовых сов, которые приносят им почту.

«Ron reached inside his jacket and pulled out a fat grey rat, which was asleep. “Oh, you there! Is this your toad?” - said Hagrid».

Лесничий Хагрид периодически приручает гигантских пауков, драконов и волкодавов. Также есть существа, находящиеся на стыке живых существ и растений, - Энты, которые могли иметь жён и детей:

«The face belonged to a large Man-like, almost Troll-like, figure, at least fourteen feet high, the lower part of the long face was covered with a sweeping grey beard; bushy, almost twiggy at the roots, thin and mossy at the ends. His eyes were now surveying them, slowl and solemn; they were brown, shot with a green light. ... “You never see any Entwives round there, do you?”»

Окружающий мир очень чутко реагирует на изменения внутри миров Средиземья и Хогвардса. Там, где Зло, перестает расти трава, деревья, не слышен голос птиц, не светит солнце, только ветер, холод и камни вокруг. Но, когда Зло побеждено, вся природа просыпается:

«Spring surprassed his wildest hopes. His trees began to sprout and grow, as if time was in a hurry and wished to make one year do for twenty».

Наличие общности в хронотопе, описании персонажей и их свойств, артефактов и свойств окружающего мира свидетельствует о единстве концептов и денотатов, и, соответственно, о наличии единого пространства фэнтези. Рассматривая цикл Дж. Р. Толкина

как основополагающий для жанра фэнтези, его можно выделить как «архитекст», в терминологии Ж.Женетта. А единство этого пространства обеспечивается наличием интертекстуальных связей между этими циклами. Интертекстуальность, по определению Н.В. Петровой, - формообразующие и смыслообразующие взаимодействия различного вида дискурсов, вербальных и невербальных текстов. Интертекст же - составная часть структуры художественного произведения, соотносимого с понятием прецедентности [Петрова, 2004: 66].

Следовательно, единство аномального мира достигается и конструируется посредством интертекстуальных связей и представляет произведения жанра фэнтези Дж. Р. Толкина и Дж. Роулинг как единое денотатное и концептуальное пространство.

Библиографический список

1. Бахтин, М.М. Вопросы литературы и эстетики [Текст] / М.М. Бахтин. - М., 1975.

2. Гальперин, И.Р. Текст как объект лингвистического исследования [Текст] / И.Р.Гальперин. - М.,1987.

3. Мисник, М.Ф. Лингвистические особенности аномального художественного мира произведений жанра фэнтези (на материале произведений Дж. Р. Толкиена, К.С. Льюиса, Дж. К. Роулинг, Т. Пратчетта) [Текст]: автореф. дис. ... канд. филол. наук: 10.02.04. / М.Ф. Мисник. - Иркутск, 2006.

4. Петрова, Н.В. Интертекстуальность как общий механизм текстообразования англо-американского рассказа [Текст]. - Иркутск, 2004.

5. Плотникова, С.Н. Когнитивные принципы создания аномального художественного мира [Текст] / С.Н.Плотникова // Глубинные аспекты языковых единиц: межвузовский сборник научных трудов. - Иркутск, 1998. - С. 123-131.

6. Плотникова, С.Н. Концептуальный стандарт жанра фэнтези [Текст] / С.Н. Плотникова // Жанры речи: сборник научных статей. Вып: 4. Жанр и концепт. - Саратов, 2005. - С.262-272.

7. Серль, Дж. Р. Логический статус художественного дискурса [Текст] /Дж.Р. Серль // Логос: философско-литературный журнал / центр феноменол. философии при филос. фак. РГГУ. - М., 1999. - №3. - С. 34-47.

8. Фоменко, И.В. Художественный мир и мир, в котором живёт автор [Текст] / И.В. Фоменко, Л.П. Фоменко // Литературный текст: Проблемы и методы исследования IV: сборник научных статей / под ред. Л.В. Тарасова. - Тверь, 1998. - С. 17-24.

9. Черкасов, И.Е. Мифологический знак с позиций антропоцентризма [Текст] / И.Е. Черкасов, О.И. Бродович // Антропоцентризм в языке и речи: межвузовский сборник научных трудов. - СПб., 2003. - С.174-182.